:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Отдельные статьи

К ВОПРОСУ О ПРЕДМЕТА ДОКАЗЫВАНИЯ ПРИ ИЗБРАНИИ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ В ВИДЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПОД СТРАЖУ.
Конин В.В. К вопросу о предмете доказывания при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу // Актуальные проблемы уголовного судопроизводства: вопроы теории, законодательства, практики применения (к 5-летию УПК РФ);  Материалы международной научно-практической конференции. М., МГЮА. 2007.



2007, Москва, МГЮА, , , Конин В.В., Как показывает анализ практики, непосредственно после введения в действие действующего УПК РФ, количество лиц, к которым была применена мера пресечения в виде содержания под стражей достаточно сильно сократилось, что позволило в значительной мере разгрузить места содержания под стражей. Анализируя судебную практику по рассмотрению судами ходатайств о применении меры пресечения в виде содержания под стражей в тот период, можно было сделать вывод, что суды с достаточной долей недоверия относились к утверждениям стороны обвинения, которые содержатся в указанных ходатайствах, поскольку в основной своей массе доводы стороны обвинения носили предположительный характер, и не подкреплялись какими либо доказательствами.
       Однако в последнее время, несмотря на то, что практика обращения в суд с ходатайством о применении меры пресечения, в котором в качестве оснований для избрания столь строгой меры пресечения указывается предположение следователя о том, что, что подозреваемый (обвиняемый) может скрыться от следствия и суда, совершить новое преступление, либо оказать давление на свидетелей и помещать установлению истины, и при этом предположения следователя ничем не подкреплены, продолжается, суды в большинстве случаев удовлетворяют заявленные следователем ходатайства. Более того, некоторые суды, удовлетворяя ходатайство следователя, в постановлении указывают, что сторона защиты не представила суду доказательств, свидетельствующих о невозможности применения к подозреваемому (обвиняемому) менее строгой меры пресечения.        
      Анализ изученных нами более 200 постановлений о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, рассмотренных судами Калининградской области показывает, что к числу наиболее распространенных утверждений, перечисленных в ходатайствах стороной обвинения, является ссылка на применение меры пресечения в связи с совершением тяжкого преступления. Однако, еще в марте 2001 г. из ранее действовавшего УПК РСФСР была исключена норма, позволявшая применить к обвиняемому меру пресечения в виде заключения под стражу по одной лишь опасности совершенного им преступления. УПК РФ также не включает в качестве основания для избрания меры пресечения тяжесть совершенного деяния. Тем не менее, сторона обвинения продолжает на нее ссылаться. В данном случае имеется в виду общая норма, заложенная в  статье 99 УПК, которая говорит о том, что при решении вопроса об избрании меры пресечения и определении ее вида необходимо учитывать также и тяжесть предъявленного обвинения. При этом стороной обвинения не принимается во внимание то обстоятельство, что указанная норма является факультативной по отношению к статье 97 УПК РФ, где законодателем четко и ясно изложены основания для избрания меры пресечения. Не является секретом то обстоятельство, что предварительное следствие зачастую завышает предъявленное обвинение, и ходатайствуют о заключении под стражу обвиняемого, ссылаясь на предъявленное обвинение. Суд же не вправе вникать в доказанность предъявленного обвинения.
      Полагаем, что,  возбуждая перед судом ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, стороне обвинения необходимо доказывать, не просто утверждать, а именно доказывать, предоставляя доказательства, отвечающие всем требованиям относимости, допустимости и достаточности, что, оставаясь на свободе, обвиняемый скроется от дознания, следствия или суда; может продолжать заниматься преступной деятельностью; либо может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, а также уничтожить доказательства, либо иным образом воспрепятствовать производству по уголовному делу. Представляется, что при этом необходимо указать, что сторона обвинения подразумевает под воспрепятствованием производству по уголовному делу иным образом. Схожую позицию занял Пленум Верховного Суда РФ, который в своем постановлении № 5 от 10 октября 2003 г. прямо указал, что необходимо доказывать то обстоятельство, что подозреваемый, обвиняемый или подсудимый могут продолжить преступную деятельность или скрыться от предварительного следствия или суда либо сфальсифицировать доказательства по делу, вступить в сговор со свидетелями. При этом указанные обстоятельства должны быть реальными, обоснованными, то есть подтверждаться достоверными сведениями[1]. В то же время, анализ практики позволяет сделать предположение о том, что указанное постановление Пленума ВС РФ готовилось скорее для успокоения западной общественности, нежели для применения российскими судами.
      В большинстве изученных нами ходатайств об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей, в качестве обоснования приводится утверждение о том, что, находясь на свободе, подозреваемый (обвиняемый) помешает установлению истины по делу. Действительно, традиционно считалось, что основной задачей уголовного судопроизводства является установление истины по расследуемому и рассматриваемому в суде уголовному делу. Но, практика показывает, что установить истину по любому уголовному делу, независимо от его сложности, признания либо непризнания лицом виновности, практически невозможно. Законодатель, разрабатывая новый УПК РФ, учел это. В действующем уголовно-процессуальном законе требование всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, содержавшегося в ст. 20 УПК РСФСР отсутствует. В то же время, сторона обвинения, вынося постановление о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, не принимает во внимание это обстоятельство, продолжая по привычке рассуждать об установлении истины по делу. Представляется, что новый УПК РФ ставит перед собой задачу разрешения специфического правового конфликта между обществом, установившем определенные запреты и ограничения, изложенными в уголовном кодексе, и личностью, нарушившей установленные запреты и ограничения. При этом в отношении данного лица действует презумпция невиновности до того момента, когда обвинительный приговор вступит в законную силу.                 
      Вместе с тем, подлежит доказыванию и то обстоятельство, что к обвиняемому (подозреваемому) невозможно применить иную, более мягкую меру пресечения. Как показывает практика, это обстоятельство стороной обвинения в возбуждаемых ходатайствах фактически не исследуется, и, как правило, вообще не упоминается. В тоже время, в статье 108 УПК РФ закон выдвигает особое условие: в статье прямо говорится о том, что заключение под стражу применяется лишь при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения. Как доказать невозможность применения иной, менее строгой меры пресечения – сторона обвинения над этим вопросом похоже еще не задумывалась.
      Следующим из распространенных по количеству оснований, заявляемых в ходатайствах стороной обвинения, является ссылка на то обстоятельство, что обвиняемый вину не признает и, следовательно, в содеянном не раскаивается. Не смотря на то, что эта ссылка не основана на законе, некоторые суды принимают ее во внимание при решении вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Хотя в данном случае, зачастую, мера пресечения в виде содержания под стражей применяется в качестве меры устрашения, в надежде, что в дальнейшем удастся добиться от обвиняемого признания своей виновности. Все это говорит о том, что избавиться от влияния стереотипов, доставшихся в наследство от ранее действовавшего УПК РСФСР, достаточно непросто.
      До сих пор, сторона обвинения, возбудив перед судом ходатайство о применении меры пресечения в виде заключения под стражу, не считает нужным ознакомить лицо, в отношении которого возбуждено ходатайство и его защитника с материалами, представляемыми суду в обоснование возбужденного ходатайства, ссылаясь на тайну следствия. Однако определением Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2000 года № 285-О «По жалобе гражданина Панфилова Руслана Петровича на нарушение его конституционных прав статьей 92 Уголовно-процессуального Кодекса РСФСР», установлено следующее: « непременной составляющей права на судебную защиту … является обеспечение заинтересованным лицом возможности представить суду доказательства в обоснование своей позиции, а также высказать свое мнение относительно позиции, занимаемой противоположной стороной, и приводимых ею доводов; без ознакомления с вынесенным в отношении заинтересованного участника процесса решением  и его обоснованием он не в состоянии не только должным образом аргументировать свою жалобу в суд, но и правильно определить, будет ли обращение в суд отвечать его интересам». В соответствии с ч. 2 ст. 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» юридическая сила его постановлений о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого акта. Исходя из этого, решения Конституционного Суда РФ, вынесенные по результатам проверки норм УПК РСФСР, обязательны при применении УПК РФ.
       Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон, что гарантировано не только УПК РФ (ч. 4 ст. 15), но и Конституцией РФ (ч. 3 ст. 123). Не знакомя сторону защиты с материалами, представляемыми в суд в обоснование доводов стороны обвинения о необходимости избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, сторона обвинения нарушает установленный Конституцией РФ и УПК РФ принцип состязательности и равноправия сторон. Тем самым нарушается право на защиту, поскольку, возражая против возбужденного стороной обвинения ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, сторона защиты не знает, от чего защищаться, на что возражать. Более того, ч. 3 ст. 47 УПК РФ устанавливает, что обвиняемый вправе защищать свои права и законные интересы, и иметь достаточное время для подготовки к защите.
      В подобных случаях, с тем, чтобы в полной мере реализовывать свои права, стороне защиты необходимо в судебном заседании заявлять судье ходатайство о предоставлении соответствующих материалов для ознакомления. Кроме того, представитель стороны обвинения, согласно части 6 ст. 108 УПК РФ, должен обосновать заявленное ходатайство, то есть раскрыть обстоятельства дела, основания для привлечения конкретного лица к уголовной ответственности, наличие предусмотренных законом оснований для избрания в отношении этого лица меры пресечения в виде заключения под стражу. 
      Перечень недостатков, допускаемых стороной обвинения при решении такого сложного вопроса, как применение самой строгой меры пресечения – заключения под стражу, не является исчерпывающим, и может быть продолжен. Из этого можно сделать вывод, что представители стороны обвинения не совсем правильно определяют предмет доказывания при собирании материалов для последующего возбуждения ходатайства перед судом о применении меры пресечения в виде заключения под стражу.
      Все нарушения, допускаемые стороной обвинения при разрешении вопроса о заключении лица под стражу, должны получать должную оценку со стороны судов, на рассмотрение которых представляются материалы по возбужденному ходатайству.
      Учитывая несовершенство нашей правовой системы, стороне защиты необходимо занять более активную позицию. Защитник должен не только голословно подвергать сомнению доводы обвинения, но и доказывать обратное. Представляется, что действие уголовно-процессуального кодекса в том виде, в каком его задумал законодатель, возможно лишь в условиях добросовестного выполнения обеими сторонами своих обязанностей и полной реализации своих прав.
       Стороне обвинения, несомненно, следует более четко обосновывать свою позицию. При этом она должна основываться на совокупности доказательств, подтверждающих вину обвиняемого (подозреваемого) в совершении инкриминируемого ему преступления; наличии предусмотренных законом оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу; отсутствии обстоятельств исключающих применение данной меры пресечения.
      Сторона защиты, в свою очередь, должна убедить судью в необоснованности применения меры пресечения в виде заключения под стражу, ссылаясь на конкретные факты и информацию по делу, а также положения уголовно-процессуального закона. По сути, здесь вопрос о виновности или невиновности лица в совершении преступления не решается, следовательно, нельзя говорить о нарушении принципа презумпции невиновности. Поэтому, как обязанность доказывания обоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу лежит на стороне обвинения, так и на стороне защиты лежит обязанность доказывания необоснованности избрания столь суровой меры пресечения. 


[1] См. Постановление № 5 Пленума ВС РФ от 10.10.2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» // Бюллетень Верховного суда РФ, 2003. № 12. С. 3-8  


: 01/06/2007
: 2884
:
Преступность как объект научных исследований: проблемы и перспективы.
Вещественные доказательства: дары волхвов.
Основания для производства повторных и дополнительных следственных действий в российском уголовном судопроизводстве
Гилинский Я.И. «Все действительное разумно»
Отдельные вопросы предварительного расследования по делам частного обвинения
РЕЗНИК Г. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И ДОСТОИНСТВО ЛИЧНОСТИ – ОСНОВА МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Основные этапы законодательного регулирования дознания в Республике Узбекистан
Калиновский К.Б. Меры по защите участников уголовного процесса как общее условие предварительного расследования в российском уголовном процессе
Пирамида судебной власти
Особенности прекращения полномочий судьи по законодательству Республики Казахстан

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта