:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Стратегии уголовного судопроизводства
Материалы международной конференции, посвященной посвященной  160-летней годовщине со дня рождения проф. И.Я. Фойницкого 11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)

ТУЛАГАНОВА Г.З., ФАЙЗИЕВ Ш. Классификация мер процессуального принуждения по характеру воздействия
Материалы международной научной конференции
посвященной  160-летней годовщине со дня рождения
проф. И.Я. Фойницкого
«СТРАТЕГИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА»
11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)



2007, СПб, , , ТУЛАГАНОВА Г.З., ФАЙЗИЕВ Ш., Г.З. ТУЛАГАНОВА *
Ш. ФАЙЗИЕВ*

КЛАССИФИКАЦИЯ МЕР ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ ПО ХАРАКТЕРУ ВОЗДЕЙСТВИЯ



Меры государственного принуждения классифицируются по различным критериям, так например, по характеру воздействия этих мер на лицо. В соответствии с этим критерием меры государственного принуждения подразделяют на меры принуждения физического, имущественного (материального) и морального характера.
К мерам государственного принуждения физического характера, прежде всего, относятся меры ограничивающие свободу и личную неприкосновенность. При применении этих мер необходимо строго придерживаться положений ст. 25 Конституции РУз о том, что никто не может быть подвергнут аресту или содержанию под стражей иначе как на основании закона. Это конституционное положение относится к мерам процессуального принуждения в виде задержания или заключения под стражу предусмотренное уголовно-процессуальным законодательством.
Указ Президента «О передаче права выдачи санкции на заключение под стражу судам» от 8 августа 2005 года является важным шагом на пути обеспечения прав и свобод человека. В Указе говорится, что с 1 января 2008 года полномочия по выдаче санкции на заключение под стражу принадлежащие органам прокуратуры будут переданы судам. Значит, в скором времени  вопрос избрания меры пресечения, в виде заключения под стражу как одного из самых существенных мер физического характера будет решаться судом, на основании принципов равенства и состязательности сторон, при участии подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, а также его защитника.
Понятие «содержание под стражей» названное в ст. 25 Конституции Республики Узбекистан - это, во-первых, мера наказания, предусмотренная ст. 48 УК РУз,  применяемая к признанным виновными в совершении преступления лицам, во-вторых, мера административного наказания, закрепленная в ст. 29 КоАО РУз, в-третьих, это мера пресечения, применяемая к задержанному подозреваемому или лицу, привлеченному к участию в деле в качестве обвиняемого, не признанных виновными в совершении преступления. Сущность заключения под стражу во всех вышеперечисленных случаях заключается в содержании лица в специально отведенных для этого учреждениях и в каждом отдельном случае является мерой государственного принуждения, ограничивающие свободу и личную неприкосновенность.
«Арест» закрепленный в ст. 25 Конституции Республики Узбекистан означает задержание лица при наличии оснований предусмотренных ст. 221 УПК РУз. Согласно ст. 286 КоАО РУз понимается задержание в административном порядке. В обоих случаях задержание является мерой принуждения физического характера.
Лишение свободы, содержания в дисциплинарной части и помещение лица в медицинское учреждение не нашли своего отражения в вышеназванных конституционных положениях. На наш взгляд, положения указанные в ст. 25 Конституции Республики Узбекистан должны толковаться более шире, то есть регулировать и предусматривать все меры государственного принуждения, связанные с изоляцией лица от общества.
Меры принуждения связанные с изоляцией лица от общества можно классифицировать и по другим основаниям. Меры пресечения можно разделить по: отраслевым особенностям – административные, уголовно-правовые, уголовно-процессуальные; условиям применения – согласно Указу о выдачи санкции на заключения под стражей, который вступит в силу с 2008 года – по решению суда и и на применяемые до судебного решения. Принудительные меры, применяемые в связи с совершени­ем преступления или общественно опасного деяния, содержащего признаки преступления, естественным образом подразделяются на меры, применяемые в связи с совершением преступления и меры, применяемые в связи с совер­шением общественно опасного деяния, содержащего признаки преступления.
Рассмотренные выше меры государственного принуждения в той или иной степени связаны с физическим воздействием на человека. Поэтому в случае их применения необходимо руководстваться требованиями  ст. 26 Конституции РУз, о том, что никто не может быть подвергнут пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему достоинство человека обращению. Оказание на человека со стороны должностных лиц государственных органов физического воздействия допускается в ограниченных случаях. Например, при задержании лица, совершившего преступление, с целью доставления его в органы власти, если при этом не были превышены необходимые для задержания такого лица меры (ст. 39 УК РУз).
К мерам физического принуждения, несомненно, относится и смертная казнь как вид наказания, пока еще сохраняющаяся в действующем УПК РУз. На основании Указа Президента «Об отмене смертной казни в Республике Узбекистан» от 1 августа 2005 года с 1 января 2008 года смертная казнь будет отменена как вид наказания и заменена пожизненным или долгосрочным лишением свободы, в результате чего наша страна будет включена в число стран отменивших смертную казнь.
Меры уголовно-процессуального принуждения физического характера – задержание и заключение под стражу применяются в от­ношении лиц, не признанных виновными в совершении преступления, по­этому их применение должно регламентироваться законодательством особо строго. Меры физического воздействия в отличие от других мер государственного принуждения, без сомнения относятся к нежелательным и тяжким мерам. Она ограничивает свободу действий лю­дей либо полностью лишает их этой свободы.
Меры государственного принуждения материального (имущественного) характера связаны с ограничением права собственности. При применении этих мер необходимо следовать положениям ст. 53 Конституции РУз о том, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как, на основании и в порядке, предусмотренных законом. Возмещение имущественного ущерба согласно ст. 985 ГК РУз, а равно ущерба нанесенного вследствие административного правонарушения относятся к данной категории мер принуждения. Еще одним обстоятельством лишения имущества является конфискация имущества на основании судебного решения. Несмотря на то, что  законом Республики Узбекистан от 29 августа 2001 года отменена конфискация имущества по ст. 53 УК РУз[1], в случаях предусмотренных ст. 204 ГК РУз имущество может быть конфисковано на основании решения суда в административном порядке. Это, на наш взгляд, некое упущение и в действующем законодательстве касательно государственных мер принуждения.[2]
Необходимо отличать реквизицию от конфискации. Она, в соответствии со ст. 203 ГК РУз, применяется в случаях стихийных бедствий, аварий, эпиде­мий, эпизоотии и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный харак­тер и представляет собой изъятие имущества у собственника по решению го­сударственных (т.е. не обязательно судебных) органов в интересах общества в порядке и на условиях, установленных законом, с выплатой ему стоимости имущества.
К мерам государственного принуждения материального (имущественного) характера относятся и штрафы (денежные взыскания), предусмотренные в различных отраслях права. Например, штраф может быть взыскан – за совершенное преступление (ст. 44 УК РУз), как наказание за совершение административного правонарушения (ст. 25 КоАО РУз), как налоговая санкция за совершение налогового правонарушения. Штраф как мера государственного принуждения налагается судом или другими государственными органами.
Имущественный характер носят также следующие меры государственного принуждения: исправительные работы (ст. 46 УК РУз); возмезд­ное изъятие орудия совершения преступления (ст. 26, 27 КоАО РУз); арест имущества (ст. 290 УПК РУз); мера пресечения в виде залога (ст. 249 УПК РУз).
Меры государственного принуждения морально-нравственного характера это такие меры, которые прежде всего не стесняя  напрямую основные права и свободы человека и гражданина, дают возможность исправить свое поведение, обдумать наступление неблагоприятных последствий своих противоправных действий. К числу таких мер относятся, например, предостережение лиц за нарушение правил отбывания наказания в виде ареста или лишения свободы (ст. 44, 105 УИК РУз) или объявление выговора служащему и некоторые другие. Применяя эти меры необходимо строго соблюдать правила ст. 22 Конституции  РУз, гарантирующую правовую защиту гражданам.
Ряд мер государственного принуждения морально-нравственного характера в некоторой степени могут одновременно оказывать своё воздействие на имущественные и другие права человека и гражданина. Примером этого могут служить ограничение по службе (ст. 47 УК РУз) или лишение конкретного лица от предоставленного ему специального права (ч.4 ст. 123 КоАО РУз).
Классификация мер государственного принуждения по характеру воздействия во многом условно. Так, любые меры государст­венного принуждения можно признать мерами морального характера, так как лицо, подвергнутое эти мерам, в любом случае эмоционально пережива­ет это обстоятельство. Некоторые меры государственного принуждения входящие в перечисленные выше группы ограничивают и другие конституционные права личности. Например согласно ч. 4 ст. 117 Конституции РУз не могут быть избранными и не участвуют в выборах лица, содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда. Некоторые меры государственного принуждения материального (имущественного) характера могут одновременно ограничить и трудовые права граждан. Применение таких мер, как ограничение по службе или лишение конкретного лица от предоставленного ему специального права также ограничивает право на труд, на свободный выбор работы, на справедливые условия труда, закрепленные ч. 1 ст. 37 Конституции РУз.
В заключение следует отметить, что меры процессуального принуждения являются необходимым атрибутом государства и права, важнейшим элементом публичной власти, выступая на­ряду с убеждением одним из методов ее осуществления. Возможность при­менения мер принуждения в случае невыполнения или ненад­лежащего исполнения требований норм права является одним из признаков права, отличающим его от всех иных социальных норм, регулирующих об­щественные отношения. Государственное принуждение в демократическом правовом государстве, с одной стороны ограничивает права человека, а с другой стороны, направлено на защиту прав иных лиц, законных интересов общества и государства. В нашей стране идет процесс либерализации всех видов мер принуждения. Одной из актуальных задач является реальное обеспечение  гарантий прав и свобод человека, чести и достоинства, а также других прав, обеспечивающих его неприкосновенность.




* К.ю.н., и.о. доцента кафедры «Уголовный процесс» Ташкентского государственного юридического института.

* Преподаватель кафедры «Уголовный процесс» Ташкентского государственного юридического института.
[1] Вестник Олий Мажлиса РУз. 2001 г. №9-10. ст. 165. 
[2] Вышесказанное устраняет данное противоречие.

: 15/09/2007
: 6843
:
Барабаш А.С. Вклад Ивана Яковлевича Фойницкого в определение места состязательности в российском уголовном процессе
Зайцева Л.В. Реформирование уголовно-процессуального законодательства республики Беларусь: проблемы и перспективы
Мартышкин В.Н. Пределы судебного усмотрения и механизмы его ограничения в уголовном судопроизводстве
Панькина И.Ю. Основные элементы внесудебного способа разрешения уголовно-процессуального конфликта
Цыганенко С.С. Дифференциация как модель уголовного процесса (уголовно-процессуальная стратегия)
Калинкина Л.Д. Совершенствование норм УПК РФ о нарушениях уголовно-процессуального закона – необходимое условие обеспечения должной процедуры производства по уголовным делам
Алексеев С.Г. , Лукичев Б.А. Взгляды И.Я. Фойницкого на институт судебной экспертизы и их отражение в зеркале современности
Галюкова М.И. Реализация функции защиты в состязательном уголовном процессе
Гамбарян А.С. Реформа досудебной стадии уголовного процесса в Республике Армения
Дикаев С.У. Кризис лишения свободы в контексте проблемы социальной адаптации лиц, отбывших и отбывающих наказание в виде лишения свободы

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта