:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Стратегии уголовного судопроизводства
Материалы международной конференции, посвященной посвященной  160-летней годовщине со дня рождения проф. И.Я. Фойницкого 11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)

Ялышев С.А., Аветов Г.Н. О некоторых проблемах оценки научной обоснованности заключения эксперта по результатам назначенной и проведенной экспертизы в суде



Материалы международной научной конференции
посвященной  160-летней годовщине со дня рождения
проф. И.Я. Фойницкого
«СТРАТЕГИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА»
11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)




2007, СПб, , , Ялышев Станислав Алимович; Аветов Григорий Норайрович, 
Ялышев Станислав Алимович, Заведующий криминалистической лаборатории Санкт-Петербургского юридического института (филиала) Академии Генеральной прокуратуры РФ, доктор юридических наук, профессор

Аветов Григорий Норайрович, Аспирант Санкт-Петербургского юридического института (филиала) Академии Генеральной прокуратуры РФ



О некоторых проблемах оценки научной обоснованности заключения эксперта по результатам назначенной и проведенной экспертизы в суде




Вопросы оценки научной обоснованности заключения экспертизы, назначенной и проведенной в суде, необходимо рассматривать в рамках общей оценки экспертизы судом. Нередки случаи, когда суды поверхностно подходят к вопросу о научной оценке заключения эксперта, относясь к нему некритически. Более того, к сожалению, в некоторых судах сложилась такая практика, когда суды при исследовании заключения экспертизы ограничиваются лишь оглашением  выводов эксперта. В таком случае оценить научную обоснованность экспертизы представляется сложным, поскольку именно в исследовательской части экспертом указываются методики исследования, научная литература и т.п. Таким образом, суды, вольно или невольно, избегают оценки научной обоснованности экспертизы, полностью доверяя мнению эксперта.

В определенной  степени это происходит потому что, анализ научной обоснованности заключения эксперта является одним из сложных элементов оценки и представляет для суда некоторую трудность, поскольку требует владения основами соответствующих специальных познаний, а также, как не удивительно, эрудиции. И поэтому нельзя не согласиться с А.И. Винбергом, который отмечал, что чем шире кругозор у следственного или судебного работника, больше житейский опыт и разносторонние познания в области специальных вопросов, тем более основательно и критично будет им рассматриваться заключение эксперта1».

Работа эксперта в большей своей части кулуарна. На предварительном следствии, следователь, вынося постановление о назначении судебной экспертизы и направив его в экспертное учреждение, по истечении времени, получает лишь заключение. Он не является непосредственным очевидцем процесса исследовательской работы эксперта. Напротив, экспертное исследование, проводимое в суде, по своей фактической сути полностью прозрачно. В связи с этим стороны и суд имеют возможность проследить за всеми действиями эксперта, в результате чего, на допросе эксперту могут быть поставлены вопросы с целью проверки научной обоснованности заключения.

Однако на практике  довольно  распространено  чрезмерное  доверие  к  заключению эксперта, поскольку завышена оценка его доказательственного значения.  Считается,  что коль скоро оно основано на точных научных расчетах, то не может быть  каких-либо сомнений в его достоверности. Хотя прямо такая  мысль  в  приговорах  и других процессуальных документах не высказывается, тенденция к этому на  практике  довольно сильна. Между тем заключение эксперта, как и любое другое  доказательство,  может оказаться сомнительным или даже неправильным по  разным  причинам.  Эксперту могут быть представлены неверные исходные данные  или  неподлинные  объекты. Может оказаться недостаточно надежной и проверенной примененная им  в процессе экспертного исследования методика  и,  наконец, эксперт, как и все люди, тоже не застрахован  от  ошибок,  которые,  хотя  и редко, но все же встречаются в экспертной практике.

Поэтому заключение эксперта  подлежит  оценке  наряду  со  всеми  другими доказательствами,    предусмотренными    уголовно-процессуальным    законом. Заключение  эксперта  не  имеет   каких-либо   преимуществ   перед   другими доказательствами, но оно обладает, по сравнению с ними, весьма  существенной спецификой, поскольку представляет собой вывод, умозаключение, сделанное  на основе исследования, проведенного  с  использованием  специальных  познаний. Его оценка часто представляет для  лиц,  не  обладающих  такими  познаниями, немалую  сложность.

И если вопросы эрудиции конкретного судьи можно оставить вне пределов компетенции квалификационных коллегий, то аспекты владения основами соответствующих специальных познаний вызывают некоторые вопросы. Каковы пределы этого владения? В действительности, мы полагаем, что судья не обязан обладать в полной мере специальными познаниями, которыми вооружен эксперт. В условиях состязательности судебного следствия, в значительной степени, именно стороны в процессе обязаны установить, правильны ли выбранные экспертом методика исследования, научные положения, применены ли наиболее эффективные, опробованные и современные методы исследования, достаточен ли объем исследованного материала для получения результатов, правильно ли эксперт оценил выявленные им свойства, признаки объектов. Но, говоря об оценке научной обоснованности, необходимо отметить, что большое значение имеет проверка судом правильности научных положений, методов, методик, примененных экспертом при решении поставленных вопросов.

Какие признаки должны насторожить суд с точки зрения оценки научной обоснованности представленного заключения эксперта? Ведь, когда экспертиза органично вписывается в общую систему доказательств то, как правило, у суда и сторон сомнений никаких не возникает. Но излишняя категоричность выводов, или, наоборот дача заключения в вероятной форме, расхождение между объемом поставленных вопросов и выводами, должны насторожить суд и тактика  последующего допроса эксперта (судебного действия, необходимого в данном случае) эксперту должны быть заданы вопросы относительно обоснованности научных положений проведенного исследования, правомерности применения конкретной методики.

Выше мы говорили о том, что не всегда суды уделяют должное внимание полноценному исследованию заключения эксперта, ограничиваясь оглашением выводов. Логика этих некритических действий сводится не только к излишнему доверию к эксперту (надо заметить, что на оценку научной обоснованности результатов экспертизы влияет также личность самого эксперта, его компетентность, место и опыт работы. Как правило, обычно у судов не вызывает сомнения компетентность экспертов государственных экспертных учреждений), но и к бытующему неверному мнению о низком доказательственном значении  исследовательской части экспертизы. Не углубляясь в процессуальную сторону вопроса, полагаем, что в основу судебного решения, при достаточной мотивации, могут быть положены любые исследованные в суде доказательства, в том числе, положения из исследовательской части экспертного заключения. Между тем, при полноценном исследовании экспертизы нередко обнаруживаются противоречия между исследовательской частью и выводами эксперта, а это, в свою очередь, является важным доводом в пользу необходимости более тщательной проверки научной обоснованности заключения.

Научные положения, на которых базируются проведенные исследования,  имеются лишь в исследовательской части заключения экспертизы, поэтому ее исследование судом нам представляется обязательным. Кроме того, с вопросом оценки научной обоснованности заключения эксперта связана оценка методики исследования, применяемая экспертом в ходе производства экспертизы. Оценка в таком случае сводится к установлению разработанных научных основ и научных положений используемой экспертом методики. А.И.Винберг говорил, что «неправильная методика зачастую приводит к неправильным выводам, заключение экспертизы, базирующееся на неправильных методах исследования, не может считаться полноценным доказательством1».

В это связи, нам представляется, что и судьи должны интересоваться экспертными методиками, изыскивать время для личного обращения в экспертные учреждения с целью получения консультаций. Кроме личной инициативы отдельных судей, полагаем весьма необходимым, организовать систематическое ознакомление судейского корпуса с утвержденными и сертифицированными новыми экспертными методиками исследования различных материальных объектов. Подобная вооруженность судей, на наш взгляд, является наиболее оптимальным решением в плане подготовленности судей для объективной и правильной оценки научной обоснованности заключения экспертизы. Более того, разговор судьи с экспертом «на одном языке» мобилизует эксперта, который будет знать, что суд посвящен в тонкости исследовательской работы и, следовательно, эксперт проведет экспертизу на более ответственном уровне, без скидок на неквалифицированность и дилетантность состава суда. При оценке экспертизы с точки зрения  правильности  научных  положений  и методики исследования могут быть полезны дополнительные консультации со  сведущими  лицами,   ознакомление со специальной литературой.

Другой способ оценки научности экспертизы бы высказан в середине прошлого века А.В. Дуловым. Он считал, что критерием истинности научных выводов и положений заключения экспертизы является практика, а способом проверки правильности научных положений экспертизы является следственный эксперимент[1]. При определенной процессуальной спорности данного довода, вместе с тем, хотим отметить, что применительно к производству некоторых видов экспертиз в суде (например, дополнительной судебно-медицинской) это предложение представляется вполне приемлемым. В действительности мы вовсе не считаем, что после проведения каждой экспертизы, суд должен проводить следственный эксперимент для проверки ее научной обоснованности. Но нам представляется правильным со стороны суда предложить эксперту провести экспертное исследование с участием процессуальных лиц, интересы которых затрагиваются. Естественно, с соблюдением процессуальных прав указанных лиц и с их согласия.

В таком случае, имело бы место проведение, в  стадии сравнительного исследования такого рода экспертиз, экспертного эксперимента с участием конкретных процессуальных лиц. При этом, эксперт может предложить свидетелю продемонстрировать, как стоял потерпевший, как ему наносил удары подсудимый и т.п. Такого рода исследование можно провести и с участием подсудимого, естественно, при соблюдении требований безопасности для других участников процесса. Суд, таким образом, предоставил бы возможность эксперту в полном объеме реализовать свой исследовательский потенциал, и одновременно получил бы объективную картину для последующей оценки научной обоснованности заключения.

Таковы некоторые аспекты вопроса об оценке научной обоснованности заключения эксперта.








1 Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе, -М.1956, С. 189

1 Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе, -М.1956, С. 103

2 Дулов А.В. Вопросы теории судебной экспертизы. -Минск, 1959. стр.174


: 27/09/2007
: 3388
:
Барабаш А.С. Вклад Ивана Яковлевича Фойницкого в определение места состязательности в российском уголовном процессе
Зайцева Л.В. Реформирование уголовно-процессуального законодательства республики Беларусь: проблемы и перспективы
Мартышкин В.Н. Пределы судебного усмотрения и механизмы его ограничения в уголовном судопроизводстве
Панькина И.Ю. Основные элементы внесудебного способа разрешения уголовно-процессуального конфликта
Цыганенко С.С. Дифференциация как модель уголовного процесса (уголовно-процессуальная стратегия)
Калинкина Л.Д. Совершенствование норм УПК РФ о нарушениях уголовно-процессуального закона – необходимое условие обеспечения должной процедуры производства по уголовным делам
ТУЛАГАНОВА Г.З., ФАЙЗИЕВ Ш. Классификация мер процессуального принуждения по характеру воздействия
Алексеев С.Г. , Лукичев Б.А. Взгляды И.Я. Фойницкого на институт судебной экспертизы и их отражение в зеркале современности
Галюкова М.И. Реализация функции защиты в состязательном уголовном процессе
Гамбарян А.С. Реформа досудебной стадии уголовного процесса в Республике Армения

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта