:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Стратегии уголовного судопроизводства
Материалы международной конференции, посвященной посвященной  160-летней годовщине со дня рождения проф. И.Я. Фойницкого 11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)

Мядзелец О.А. Формирование в уголовно-процессуальном законодательстве института прекращения уголовного дела: тенденции, современное состояние, направления совершенствования



Материалы международной научной конференции
посвященной  160-летней годовщине со дня рождения
проф. И.Я. Фойницкого
«СТРАТЕГИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА»
11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)





2007, СПб, , , Мядзелец О.А., 
О.А. Мядзелец, судья Ленинского районного суда г. Красноярска


 

ФОРМИРОВАНИЕ В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ИНСТИТУТА ПРЕКРАЩЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА: ТЕНДЕНЦИИ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

 

 

1. Правовой институт прекращения уголовно-процессуального производства в современном виде представляет исторически обусловленную совокупность юридических норм, регулирующих основания, условия и процедуру окончания правовых отношений посредством прекращения уголовного дела или уголовного преследования, соответствующих целям (назначению) уголовной юстиции.

Данный уголовно-процессуальный институт один из самых распространенных на практике. Так, в 2006 г. органами дознания ОВД было прекращено 20086 уголовных дел, следователями ОВД – 57234. В 2006 г. органами дознания и следователями ОВД прекращено по различным нереабилитирующим основаниям соответственно 81,9% и 51,1% уголовных дел из общего числа прекращенных дел. За 2006 г. мировыми судьями прекращено производство в отношении 16,8 тыс. лиц по реабилитирующим и в отношении 230,7 тыс. лиц по нерабилитирующим основаниям. В районных судах за 12 месяцев 2006 г. с прекращением производства по делу рассмотрено 114,7 тыс. уголовных дел, что на 14,6 % больше, чем в 2005 г. (100 тыс.), а судами областного звена прекращено 80 уголовных дел. Поэтому вопросы прекращения уголовных дел и уголовного преследования относятся к разряду стратегических в уголовном процессе.

2. Впервые основания прекращения уголовного преследования были  «прописаны» в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г., которые потом нашли закрепление и определенное развитие в УПК РСФСР 1923 г. Перечень оснований для прекращения уголовного дела был значительно изменен Основами уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г., в результате чего стал более реально отражать все многообразие ситуаций, препятствующих дальнейшему производству по уголовному делу либо указывающих на нецелесообразность продолжения уголовного преследования обвиняемого.

3. УПК РСФСР 1960 г., наряду с воспроизведением содержания ст. 5 Основ, установил и дополнительные основания к прекращению уголовного дела (недоказанность участия обвиняемого в совершении преступления, отсутствие опасности для общества лица или совершенного им деяния при производстве по применению принудительных мер медицинского характера, изменение обстановки, передача дела в товарищеский суд, комиссию по делам несовершеннолетних, передача лица на поруки). За время действия УПК РСФСР (1960—2002 гг.) система оснований прекращения уголовного дела значительно видоизменилась. Наиболее существенные коррективы в нее были внесены в связи с принятием в 1996 г. УК РФ.

4. В ходе подготовки и проведения реформы уголовно-процессуального законодательства 2002 г. вопросы совершенствования системы оснований прекращения уголовного дела объективно стали одними из приоритетных, что обусловливалось: а) несовершенством сложившейся в УПК РСФСР законодательной регламентации оснований прекращения уголовных дел и необходимостью «доработки» многих соответствующих законодательных новелл 1990-х гг. с учетом практики их применения, а также введения дополнительных оснований прекращения уголовного дела и уголовного преследования; б) большим удельным весом уголовных дел, оканчиваемых прекращением, по которым затрагиваются существенные права и интересы граждан; в) развитием уголовно-процессуальной теории в этой части.

5. В результате реформирования уголовно-процессуального законодательства устранены многие пробелы в регламентации оснований, условий и порядка прекращения уголовного дела, а также осуществления контроля за законностью принятых решений об окончании расследования. Вместе с тем установленная в ст. 212 УПК РФ система оснований прекращения уголовного дела и уголовного преследования остается незавершенной, недостаточно сбалансированной. Существуют значительный потенциал и необходимость в ее совершенствовании.

Доминирующей в уголовно-процессуальной теории является классификация оснований прекращения уголовного дела на реабилитирующие и нереабилитирующие, в основе которой лежат юридические последствия принимаемого решения о прекращении уголовного дела. Данная классификация имеет не только научное, теоретическое значение. Она непосредственно влияет на конструирование в законе процедуры прекращения уголовного дела, которая усложняется, снабжается дополнительными процессуальными гарантиями, если основаниями прекращения расследования служат нереабилитирующие обстоятельства.

После принятия УПК РФ отдельные ситуации, сопровождавшие применение оснований прекращения уголовного дела (уголовного преследования) и длительное время не находившие адекватного правового регулирования в уголовно-процессуальном законодательстве, так и остались в нем не регламентированными. Имеются в виду прекращение уголовных дел: а) в связи с деятельным раскаянием; б) в отношении членов преступных групп, активно сотрудничающих с правоохранительными органами в раскрытии преступлений; в) в связи с наличием специальных оснований, предусмотренных примечаниями к статьям Особенной части УК РФ; г) в отношении несовершеннолетних, совершивших запрещенные уголовным законом деяния до достижения лицом возраста уголовной ответственности либо в состоянии уменьшенной возрастной вменяемости; д) в связи с применением принудительной меры воспитательного воздействия. Существующая система оснований прекращения уголовного дела (уголовного преследования) порождает в ряде случаев их конкуренцию. Это свидетельствует о необходимости дальнейшего развития законодательства, корректировки правоприменительной практики.

6. Отказ законодателя выделить в системе оснований отказа в возбуждении и прекращения уголовного дела самостоятельное основание в виде недостижения лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность, неоправдан и некорректен с юридической и фактической позиций. Оптимизации практики прекращения уголовных дел в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния до достижения возраста привлечения к уголовной ответственности, повышению эффективности проведения с такими лицами индивидуальной профилактической работы соответствующими органами способствовало бы внесение в уголовно-процессуальное законодательство дополнений в части регламентации прекращения уголовных дел в отношении таких лиц. Для этого представляется целесообразным внести необходимые изменения и дополнения в УПК РФ.

7. Регламентация в УПК РФ основания и порядка принятия решения о прекращении уголовного преследования (уголовного дела) в отношении лиц, совершивших общественно опасное деяние в состоянии уменьшенной возрастной вменяемости, не может быть признана удовлетворительной. С учетом тенденции на увеличение количества подростков, имеющих отклонения в психике, возрастание в производстве органов предварительного расследования удельного веса уголовных дел об общественно опасных деяниях несовершеннолетних, характеризующихся отставанием в психическом развитии, целесообразно выделение в УПК РФ отдельной статьи, которой регламентировались бы: 1) основания прекращения уголовного преследования; 2) процессуальные способы их установления в рамках расследования уголовного дела; 3) особенности прекращения уголовного преследования.

8. Уголовные и уголовно-процессуальные нормы, регулирующие прекращение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего в связи с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия, недостаточно согласованы между собой. Так, ч. 1 ст. 90 УК РФ, а также соответствующая ей ст. 431 УПК РФ связывают применение принудительных мер воспитательного воздействия исключительно с освобождением несовершеннолетнего от уголовной ответственности. Вместе с тем ч. 2 ст. 87 УК РФ предусматривает две самостоятельные, независимые друг от друга формы уголовной ответственности несовершеннолетних: назначение наказания и применение к ним принудительных мер воспитательного воздействия.

В случае необходимости освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности это достигается путем прекращения уголовных дел по другим основаниям, не связанным с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

Порядок применения к несовершеннолетнему обвиняемому принудительных мер воспитательного воздействия имеет особенности. К ним относятся: специфика окончания предварительного расследования, направления дела в суд, судебного разбирательства, виды принимаемых решений, их исполнение и отмена в случае неисполнения, что в совокупности предполагает отнесение данного производства к самостоятельной форме окончания предварительного расследования.

9. Отдельные стороны судебного контроля за окончанием предварительного расследования в форме прекращения уголовного дела, осуществляемого в ходе досудебного производства, не получили четкой регламентации в законе и однозначного толкования в правоприменении.

            Повышению эффективности судебного контроля за законностью и обоснованностью решений о прекращении уголовных дел, исключению или, во всяком случае, сведению к минимуму волокиты при исполнении судебных постановлений, выносимых в порядке ст. 125 УПК РФ, способствовало бы, по нашему мнению, дополнение названной статьи следующей общей нормой:

             «Прокурор, руководитель следственного органа не позднее 3 суток со дня поступления к нему постановления судьи о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и об его обязанности устранить допущенное нарушение, принимает меры к устранению нарушений закона, о чем незамедлительно извещает судью, вынесшего постановление».    

10. Федеральным законом от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации»[1] институт прекращения уголовного дела подвергнут серьезной корректировке. Соответствующие законодательные новеллы нуждаются в анализе с точки зрения уяснения их содержания, порядка применения, согласованности с уже имеющимися уголовно-процессуальными нормами, регулирующими основания, порядок прекращения уголовных дел и судебную проверку решений о прекращении уголовного дела.

Отдельного рассмотрения требуют нормы, в соответствии с которыми прокурор (п. 13 ч. 2 ст. 37 УПК РФ) и руководитель следственного органа (п. 9 ч. 1 ст. 39 УПК РФ) должны утверждать постановление соответственно дознавателя и следователя о прекращении производства по уголовному делу. В ст. 37 УПК РФ до внесения в нее изменений Законом от 5 июня 2007 г. предусматривалось утверждение прокурором постановлений дознавателя и следователя о прекращении производства по уголовному делу. В настоящее время указанные постановления следователя подлежат утверждению руководителем следственного органа.

Приложения 135 и 136 к ст. 476 УПК РФ, которыми устанавливались бланки постановлений о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) и частичном прекращении уголовного преследования, не предусматривали отдельной графы для утверждения этих постановлений прокурором. Только в случае прекращения уголовного дела в отношении лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, в бланке соответствующего постановления выделялась такая графа (приложение 137 к ст. 478 УПК РФ). Это можно объяснить тем, что в ст. 213 УПК РФ нет никаких предписаний, из которых бы вытекало, что постановление следователя подлежит утверждению прокурором. В настоящий момент она также осталась без изменений.

На практике постановления следователей и дознавателей о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по реабилитирующими основаниям (пункты 1 и 2 ст. 24, п. 1 ст. 27 УПК РФ) не представлялись для утверждения прокурору, имели юридическую силу с момента подписания их следователем, дознавателем. Постановления о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по нереабилитирующим основаниям (статьи 25, 27, 28, 427 УПК РФ) в обязательном порядке согласовывались с прокурором.

В многочисленных комментариях к УПК РФ предусмотренное п. 13 ч. 2 ст. 37 УПК РФ полномочие прокурора на утверждение постановления дознавателя, следователя о прекращении производства по уголовному делу не комментировалось.

Содержание п. 13 ч. 2 ст. 37 УПК РФ и п. 9 ч. 1 ст. 39 УПК надлежит понимать следующим образом: ими подразумеваются ситуации, когда соответственно прокурор и руководитель следственного органа обязаны согласовывать решения дознавателей и следователей о прекращении производства по уголовному делу по нереабилитирующим основаниям, а в остальных случаях, когда уголовные дела прекращаются по реабилитрующими основаниям – соответствующие решения должны оформляться в апробированном процессуальном режиме – без утверждения их у прокурора и руководителя следственного органа. Данный вывод основывается на следующем: нормы, включенные в п. 13 ч. 2 ст. 37, п. 9 ч. 1 ст. 39 УПК РФ, не согласованы с нормами, регламентирующими порядок прекращения уголовного дела, в частности, со ст. 213 УПК РФ «Постановление о прекращении уголовного дела и уголовного преследования». Последняя не устанавливала, что следователь должен представлять постановление о прекращении дела прокурору для утверждения, а предусматривала направление ему копии данного постановления. Закон от 5 июня 2007 г. также не внес никаких изменений в текст ст. 213 УПК РФ.  

            Косвенным подтверждением обоснованности такого подхода служит содержание ч. 1 ст. 214 УПК РФ, где определено, что если прокурор признает постановление дознавателя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, то он отменяет его и возобновляет производство по уголовному делу. Признав постановление следователя о прекращении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор выносит мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов руководителю следственного органа для решения вопроса об отмене постановления о прекращении уголовного дела. В свою очередь руководитель следственного органа вправе отменять незаконные и необоснованные решения следователя о прекращении уголовного дела в соответствии с полномочиями, указанными в п. 2 ч. 1 ст. 39 УПК РФ. Из этого следует, что закон (п. 6 ч. 2 ст. 37, п. 2 ч. 1 ст. 39, ч. 1 ст. 214 УПК РФ) не предполагает утверждение прокурором и руководителем следственного органа постановлений дознавателя, следователя о прекращении уголовного дела. В противном случае право отмены постановлений дознавателя, следователя о прекращении уголовного дела, которые утверждены прокурором или руководителем следственного органа, принадлежало бы соответственно вышестоящему прокурору, руководителю следственного органа.  

 



[1] См.: Российская газета. 2007. 8 июня.


: 04/10/2007
: 3349
:
Барабаш А.С. Вклад Ивана Яковлевича Фойницкого в определение места состязательности в российском уголовном процессе
Зайцева Л.В. Реформирование уголовно-процессуального законодательства республики Беларусь: проблемы и перспективы
Мартышкин В.Н. Пределы судебного усмотрения и механизмы его ограничения в уголовном судопроизводстве
Панькина И.Ю. Основные элементы внесудебного способа разрешения уголовно-процессуального конфликта
Цыганенко С.С. Дифференциация как модель уголовного процесса (уголовно-процессуальная стратегия)
Калинкина Л.Д. Совершенствование норм УПК РФ о нарушениях уголовно-процессуального закона – необходимое условие обеспечения должной процедуры производства по уголовным делам
ТУЛАГАНОВА Г.З., ФАЙЗИЕВ Ш. Классификация мер процессуального принуждения по характеру воздействия
Алексеев С.Г. , Лукичев Б.А. Взгляды И.Я. Фойницкого на институт судебной экспертизы и их отражение в зеркале современности
Галюкова М.И. Реализация функции защиты в состязательном уголовном процессе
Гамбарян А.С. Реформа досудебной стадии уголовного процесса в Республике Армения

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта