:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Стратегии уголовного судопроизводства
Материалы международной конференции, посвященной посвященной  160-летней годовщине со дня рождения проф. И.Я. Фойницкого 11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)

Шумило Н.Е. Влияние идей И.Я. Фойницкого на становление института реабилитации в уголовном процессе Украины



Материалы международной научной конференции
посвященной  160-летней годовщине со дня рождения
проф. И.Я. Фойницкого
«СТРАТЕГИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА»
11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)


оглавление




2007, СПб, , , Шумило Н.Е., 
Шумило Н.Е., доктор юридических наук, профессор, проректор по научной работе Университета экономики и права «КРОК», председатель Ассоциации процессуалистов Украины

 

ВЛИЯНИЕ ИДЕЙ И.Я. ФОЙНИЦКОГО НА СТАНОВЛЕНИЕ ИНСТИТУТА РЕАБИЛИТАЦИИ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ УКРАИНЫ

 

 

Научный гений И.Я. Фойницкого предсказал решение многих проблем уголовного судопроизводства. Особое место среди них занимают вопросы устранения последствий фиктивной уголовно-процессуальной деятельности. В этой связи мы не можем не вспомнить речь И.Я.Фойницкого «О вознаграждении невинно к суду привлекаемых» на заседании Санкт-Петербургского юридического общества 20 февраля 1884 года, которая в последующем была опубликована как самостоятельная монография[1]. В этой работе впервые в отечественной литературе были заложены научные и правовые основы для формирования института реабилитации в уголовном судопроизводстве[2]. И.Я. Фойницкий указал на неизбежность следственных и судебных ошибок из-за несовершенства человеческих средств познания истины, а также осуществления судебной деятельности в тесных пределах времени и пространства. Одновременно автором показана опасность вреда, причиняемого личности и государству незаконным обвинением и осуждением. Поэтому дано глубокое нравственное и правовое обоснование необходимости совершенствования законодательства о вознаграждении невинно привлекаемых к суду как мер, направленных на устранение инквизиционности в уголовном процессе.

Назначение института возмещения вреда невинно потерпевшим вследствие незаконного обвинения перед судом и осуждения должно, как утверждал И.Я. Фойницкий, преследовать две цели: предупреждение подобного рода явлений и вознаграждение за причиняемый вред. Недопущение произвола и судебных ошибок, по его мнению, должно обеспечиваться прежде всего: гласностью и устностью суда, его независимостью, равенством сторон перед судом, совершенством процедуры пересмотра судебных решений. Кроме этого, И.Я. Фойницкий предлагал смягчить меры процессуального принуждения на досудебном производстве с тем, чтобы как можно меньше причинять страдания людям, которые были вовлечены в уголовный процесс. Актуальными остаются для современного постсоветского уголовного процесса выводы И.Я. Фойницкого о формулировании в законодательстве «точных условий применения мер следственного принуждения, приводов, задержаний, арестов и т.д.»[3]. Представляется, что в целях повышения эффективности и защиты прав личности сложившееся досудебное производство нуждается в существенной реконструкции, поскольку в этой части процесса на протяжении многих лет допускаются типичные нарушения законодательства, причиняющие боль и страдания гражданам. Очевидно, постепенно подлежит изменению его функциональная структура и полномочия органов расследования, прокуратуры и суда. На мой взгляд, следует свести к минимуму неопределённости в законодательстве, регулирующем основания для производства следственных действий, иных мер процессуального принуждения, установить судебный контроль за законностью формулирования и предъявления обвинения.

В упомянутой работе И.Я. Фойницкий поставил весьма важную и актуальную проблему об ответственности за привлечение к суду невиновных. В широком смысле этого слова – об ответственности государства перед личностью в уголовном судопроизводстве и в более узком – об ответственности должностных лиц перед государством за ненадлежащее выполнение своих процессуальных  обязанностей.

Надо сказать, что данная научная и практическая проблематика остаётся до конца неразрешенной в современной теории права, науке уголовного процесса и законодательстве. Мне представляется, что в условиях формирования правовой государственности имеет смысл вести речь об ответственности государства перед личностью как о принципе уголовного процесса. Такие политико-правовые предписания закреплены в соответствующих нормах международного права, во многих Конституциях стран СНГ, что обусловлено стремлением утвердить в обществе идеалы правового государства. Устанавливая собственный публично-правовой механизм ответственности, государство тем самым создает дополнительные возможности для контроля за законностью действий и решений должностных лиц. Поэтому реабилитация, как мне представляется, является формой ответственности государства перед личностью в уголовном процессе. На данное обстоятельство в свое время обращал внимание И.Я. Фойницкий. Он, в частности, писал: «Свою свободу, свои имущественные интересы, свою честь обвиняемый доверяет не чиновникам, производящим следствие и суд, а государству: при злоупотреблении должностью, чиновники отвечают перед государством, государство – перед потерпевшим. Такая заменяющая ответственность государства за должностных лиц лежит в природе вещей. Это мера моральной политики во имя общественного блага»[4]. К сожалению, в современном законодательстве остаётся не урегулированной проблема ответственности субъектов, ведущих производство по уголовному делу, за ненадлежащее выполнение процессуальных обязанностей. Анализ Законов Украины «О статусе судей», «О квалификационных комиссиях, квалификационной аттестации и дисциплинарной ответственности судей судов Украины», Дисциплинарного устава прокуратуры свидетельствует о том, что в них отсутствуют чёткие определения оснований и видов ответственности за совершение уголовно-процессуальных правонарушений и злоупотреблений правом.

Практика показывает, что в условиях фиктивных уголовно-правовых и, соответственно, уголовно-процессуальных отношений неправомерные процессуальные действия и решения в зависимости от причин, которые их детерминировали (субъективных, объективных или в их комбинации) имеет смысл разделять на уголовно-процессуальные правонарушения, злоупотребление правом и ошибки. С учётом такой классификации представляется целесообразным в отраслевом законодательстве нормативно определить виды юридической ответственности должностных лиц их допустивших.

В этой связи, видимо, имеются основания для расширения административной, уголовной и имущественной ответственности дознавателей, следователей, прокуроров и судей, виновных в незаконном обвинении и осуждении. С одной стороны, это будет способствовать процессуальной самостоятельности и независимости должностных лиц, а с другой – служить дополнительной гарантией законности. Представляется это особенно важным в нынешних условиях, когда уголовный процесс порой используется не по назначению, а по «заказу», для устранения конкурентов, а в отдельных случаях – в политических целях. В этой связи И.Я. Фойницкий указывал, что «в вопросах ответственности необходимо как можно меньше формализма, так, чтобы ответственность обвинителя… была в действительности не редким исключением, а общим правилом, и не применима лишь тогда, если обвинитель докажет, что возбуждённое им уголовное преследование, хотя и оказалось несостоятельным, но было им предъявлено и ведено добросовестно»[5]. Разумеется, орган дознания, следователь могут совершать действия в состоянии оправданного риска, добросовестно заблуждаться, что исключает ответственность, и причиненный вред в таких случаях возмещается за счёт государственной казны.

Институт реабилитации в уголовном процессе относится к числу «молодых», формирующихся в условиях демократизации государственности. Его научная разработка, естественно, сопровождается целым рядом дискуссионных вопросов; среди них – понятие реабилитации. Оно интерпретируется в широком смысле, как восстановление в правах и свободах лиц, незаконно или необоснованно подвергнутых уголовному преследованию, и возмещение причиненного им вреда. В такой трактовке в число реабилитантов включены как лица незаконно обвиненные в совершении преступления, так и те, которые были не связаны с подозрением и обвинением, и были подвергнуты незаконным мерам процессуального принуждения в ходе производства по делу. Кроме этого, в Законе Украины «О порядке возмещения вреда, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда» от 1 декабря 1994 года право на возмещение причиненного вреда имеют не только лица, в отношении которых вынесли оправдательный приговор или прекращено уголовное дело по реабилитирующим основаниям, но и те, в отношении которых отказано в возбуждении уголовного дела по п. п. 1 и 2  ст.6 УПК Украины; а так же лица, которым причинен ущерб незаконными оперативно-розыскными действиями, если на протяжении шести месяцев не возбуждено по результатам таких мероприятий уголовное дело, или такое решение было отменено.

В литературных источниках поддерживается понимание реабилитации в более узком значении – только как признание незаконности обвинения и осуждения. В этом случае возмещение вреда признается самостоятельным институтом, имеющим уголовно-процессуальную природу. Мне кажется, что решение этой дискуссии содержится в упомянутой мной работе И.Я. Фойницкого, в которой речь идет о невинно привлекаемых к суду. Категория реабилитантов ограничивается лицами, пострадавшими от незаконного обвинения перед судом и осуждения. Такой подход к понятию реабилитации обоснован И.Я. Фойницким в 1884 году, и получил. дальнейшее развитие в работах российских процессуалистов Хрулева С.О. (1888г.), Розина Н.Н. (1897г.), Фельдштейна Г.С. (1902г.), Ширяева В.Н. (1904г.) и др.[6] На данное обстоятельство также обоснованно обращают внимание профессор Николюк В.В. и профессор Гуляев А.П.[7]

Мне представляется, что институт реабилитации приобрел бы больший вес и значение, если бы он был исключительно судебным актом в форме судебного решения. По логике реабилитационного производства активными участниками реабилитационного производства должны быть не только профессиональные субъекты уголовного процесса, но и предприятия, учреждения, организации, от которых зависит восстановление реабилитанта в правах.[8]

Слабым местом данного института пока остаётся его процессуальная форма, и механизмы реализации возмещения вреда потерпевшим. Содержание Закона Украины «О порядке возмещения вреда, причинённого незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда» от 1 декабря 1994 года свидетельствует о том, что правовосстановительный процесс в значительной степени зависит от потерпевшего. Он должен проявлять инициативу в восстановлении на работе, пенсионных, жилищных правах. В жизни это себя не оправдывает. Нам представляется, что в этом законе необоснованно заложены диспозитивные начала поведения потерпевшего от незаконной уголовно-процессуальной деятельности. Очевидно, статус субъекта-лидера следует представить той стороне, которая причинила вред. Это бы отвечало публичным началам уголовного процесса. Сегодня уже вполне достаточно научного и эмпирического материала для закрепления в законодательстве перечня прав лица, подлежащего реабилитации, как это сделано относительно других участников процесса.

Разумеется, в этом докладе невозможно дать ответы на все вопросы, возникающие при законодательном регулировании института реабилитации. Тем не менее, есть основания сделать выводы, что реабилитация имеет уголовно-процессуальную природу, обусловлена задачами уголовного процесса, и преследует такие цели:

1) Судебная констатация факта незаконности обвинения или осуждения.

2) Возмещение имущественного, компенсация морального вреда и восстановление в других правах по инициативе органов государства[9] с целью восстановления социального и правового статуса лица, который он имел до незаконного обвинения или осуждения.





[1] См.: Фойницкий И.Я. О вознаграждении невинно к суду уголовному привлекаемых. – Спб. – 1884. – С. 110
[2] Автор не употребляет термин «реабилитация», хотя по сути писал об этом. В работе учёных-юристов дореволюционного периода реабилитация трактовалась как институт уголовного права, имевший своей идеей восстановление в правах лиц, отбывших наказание или условно-досрочно освобождённых (СМ.: например Миролюбив Н.И. «Реабилитация как специальный правовой институт // Труды юридического общества за 1901-1902гг. – Казань. – 1902. – С. – 106-166; Паше-Озёрский Н.Н. Реабилитация осуждённого // Антология Української юридичної думки в 10 томах. Том 7: Кримінальне право. Кримінальний процес. – К., видавничий дім «Юридична книга», 2004. – С. 553-615; Термин «реабилитация» относительно невинно осуждённых впервые был употреблён в законодательстве Португалии в 1895 году. В. М. Ширяев в 1904 году предложил использовать термин «реабилитация» при восстановлении в правах незаконно обвинённых и осуждённых // Ширяев В. П. Государственное вознаграждение невинно привлекаемых к уголовномк суду // Право. – 1904. – № 11. – С. 665-678; № 12. – С. 726-783; № 13. – С. 767-778)

[3] См. Фойницкий И.Я. Указанное сочинение. – С. 10.

[4] См. Фойницкий И.Я. Указанное сочинение. – С. 23-24.

[5] См. Фойницкий И.Я. Указанное сочинение. – С. 13.

[6] Хрулёв С.О. О вознаграждении лиц, понесших наказание по судебной ошибке // Юридический вестник. - 1888.-№ 8. –С.503-519; Фельдштейн Г.С. Вознаграждение невинно к суду привлекаемых в проекте новой редакции Устава уголовного судопроизводства // Журнал Мин. Юстиции. – 1902. - № 10. - С. – 55-78; Розин Н.Н. О вознаграждении лиц, невинно привлеченных к уголовному суду // Журнал Мин. Юстиции. – 1897. - № 9. – С. 81 – 117; Ширяев В.Н. Государственное вознаграждение невинно привлекаемых к уголовному суду // Право. – 1904. - № 11. – С. 665-678; №12. – С. 726-783; № 13. – С. – 767-778.

[7] См. Николюк В.В., Гуляев А.П. Возмещение вреда, причинённого гражданам и юридическим лицам незаконным применением мер уголовно-процессуального принуждения // Государство и право. - № 6. – 2007. – С. 59-67.

[8] Ильютченко Н.В. О понятии реабилитации в уголовном процессе России // Вестник Московского университета. – Сер. II.: Право. – 1994. - № 6. – С. 22-26
[9] Много воды утекло с тех пор, когда интерес государства в уголовном производстве состоял в фискальном интересе наполнения казны за счет судебных пошлин и конфискаций имущества обвиненных или оставленных в подозрении. В отличие от феодальных кормленщиков и фискалов Петровской эпохи современное государство провозглашает себя защитником интересов всего общества, а не собственной казны. Поэтому основывать реабилитацию на иске частного лица, потерпевшего от незаконных действий государства (nemo judex sine actore), означало б продолжать считать отношение государства к гражданину частно-правовыми, а не публичными. Поскольку государство считает себя лицом публичного права не только на время преследования, но и после него, то возмещение вреда реабилитанту должно быть не обязанностью, признаваемой государством по требованию реабилитанта, а публично-правовой функцией, реализуемой в одностороннем порядке – т.е. по инициативе самого государства.

: 24/10/2007
: 3844
:
Барабаш А.С. Вклад Ивана Яковлевича Фойницкого в определение места состязательности в российском уголовном процессе
Зайцева Л.В. Реформирование уголовно-процессуального законодательства республики Беларусь: проблемы и перспективы
Мартышкин В.Н. Пределы судебного усмотрения и механизмы его ограничения в уголовном судопроизводстве
Панькина И.Ю. Основные элементы внесудебного способа разрешения уголовно-процессуального конфликта
Цыганенко С.С. Дифференциация как модель уголовного процесса (уголовно-процессуальная стратегия)
Калинкина Л.Д. Совершенствование норм УПК РФ о нарушениях уголовно-процессуального закона – необходимое условие обеспечения должной процедуры производства по уголовным делам
ТУЛАГАНОВА Г.З., ФАЙЗИЕВ Ш. Классификация мер процессуального принуждения по характеру воздействия
Алексеев С.Г. , Лукичев Б.А. Взгляды И.Я. Фойницкого на институт судебной экспертизы и их отражение в зеркале современности
Галюкова М.И. Реализация функции защиты в состязательном уголовном процессе
Гамбарян А.С. Реформа досудебной стадии уголовного процесса в Республике Армения

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта