:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Стратегии уголовного судопроизводства
Материалы международной конференции, посвященной посвященной  160-летней годовщине со дня рождения проф. И.Я. Фойницкого 11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)

Зиновьев А.Ю., Татьянин Д.В. Полномочия прокурора по надзору за следствием в новых условиях


Материалы международной научной конференции
посвященной  160-летней годовщине со дня рождения
проф. И.Я. Фойницкого
«СТРАТЕГИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА»
11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)


оглавление




2007, СПб, , , Зиновьев А.Ю., Татьянин Д.В., 
Зиновьев Андрей Юрьевич, помощник прокурора Алнашского района Удмуртской Республики
Татьянин Дмитрий Владимирович, кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры  уголовного процесса Удмуртского государственного университета


ПОЛНОМОЧИЯ ПРОКУРОРА ПО НАДЗОРУ ЗА СЛЕДСТВИЕМ  В НОВЫХ УСЛОВИЯХ



               Федеральным законом от 05 июня 2007 года № 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» изменены структура органов прокуратуры, создан Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации. Одновременно с этим полномочия прокурора на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования существенно сокращены, радикально изменены взаимоотношения следователя и прокурора. Соответственно, нормы названного федерального закона в целом внесли изменения в систему правоохранительных органов Российской Федерации. Отвечают ли положения данного федерального закона требованиям обеспечения законности в России, эффективности и оперативности предварительного расследования?

                Один из разработчиков Федерального закона от 05 июня 2007 года № 87-ФЗ А.Н. Волков суть закона и его необходимость объяснил тем, что «прокурор наделяется множеством функций по участию в расследовании уголовных дел, надзоре и т.д.. И почему-то стали считать, что прокурор – это самый цивилизованный и честный юрист, всегда соблюдающий закон. Жизнь внесла свои коррективы в этот образ, показав немало примеров обратного поведения…Сегодня в прокуратуре в одних руках сосредоточены и надзор, и следствие, что и привело к нарушениям законности в правоохранительных органах, в том числе и непосредственно в прокуратуре. Назначение следователей органов прокуратуры, продвижение их по службе, поощрение, и, кроме того, надзор – все собрано в одном ведомстве»[1].

                Изучив мнение А.Н. Волкова можно сделать вывод, что целью закона является обеспечение законности в России и снижение уровня коррупции путем  выведение следствия из подчинения органов прокуратуры.

                Действительно до внесения изменений в УПК РФ и ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» в руках прокуратуры были сосредоточены и функции надзора за соблюдением действующего законодательства, и функции органа предварительного расследования, и функции поддержания государственного обвинения в суде. В настоящее же время прокурор практически отделен от предварительного следствия, за ним сохранены лишь обязанности по надзору за соблюдением требований действующего закона органом следствия, прокурор не вправе направлять ход расследования. При этом требования прокурора об устранении выявленных им нарушений практически не обязательны для следователя и руководителя следственного органа, за которыми закреплено «право несогласия» с мнением прокурора. С.Ю. Лапин верно указал, что «по существу, прокурор полностью выводится из стадии предварительного расследования и, можно сказать, является пассивным созерцателем происходящего. Созерцателем, потому что он может видеть все движение по делу. Пассивным, потому что право надзора осталось, а действенных полномочий у него больше нет»[2]. Вместе с тем, полномочия прокурора в ходе надзора за органом дознания на стадии досудебного производства, а именно право давать письменные указания о направлении расследования, производстве процессуальных действий, полномочие отменять незаконные и необоснованные постановления дознавателя, право отстранять его от дальнейшего расследования, возвращать уголовное дело дознавателю, обязательны для исполнения последним.

Таким образом, прокурор наделен многими властными полномочиями в отношении дознавателя, фактически он имеет неограниченное право направления хода дознания.   

                Считаем несостоятельным мнение Волкова А.Н. о необходимости ограничения полномочий прокурора из-за того, что «некоторые функции прокуратуры явно избыточны, из-за чего злоупотребление должностными полномочиями в данном ведомстве приняло особенно «уродливую» форму в отдельных регионах страны»[3]. Тогда почему  за прокурором оставлены практически руководящие за органом дознания полномочия, а за следствием лишь право наблюдения, созерцания. Все решения прокурора, следователя и дознавателя, принятые ими в ходе предварительного расследования участники уголовного процесса имели и имеют право обжаловать в суд. Кроме того, следователи и дознаватели также имели и имеют право обжалования действий и решений прокурора, следовательно, прокурор не являлся и не является безнадзорным должностным лицом.

                Согласны с мнением С.Ю. Лапина о том, что в своем большинстве «следователи – это молодые люди, примерно до 35 лет, часто имеющие определенную узкую специализацию, а значит несколько ограниченные в своих знаниях, без достаточного жизненного опыта, не всегда умеющие правильно выстроить отношения со службами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность»[4]. Соответственно прокурор, являясь более опытным работником, во многих случаях проработавшим на должности следователя, компенсировал указанные выше недостатки, надзирая за предварительным следствием имел действенные рычаги устранения допущенных нарушений закона на досудебной стадии. Не рассматривая вопрос о целесообразности образования Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации из числа мною опрошенных сотрудников милиции, прокуратуры и судей многие высказались о том, что в целях недопущения нарушений действующего законодательства, защиты прав и законных интересов участников уголовного  процесса действительно необходимы надзорные полномочия прокурора.

                В настоящее же время ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» на органы прокуратуры возложен, в том числе, надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, предметом которого в соответствии со ст.29 указанного федерального закона является соблюдение прав и свобод человека и гражданина, установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, выполнения оперативно-розыскных мероприятий и проведения расследования, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие. Следовательно, на органы прокуратуры возложены обязанность обеспечения соблюдения действующего законодательства, в том числе уголовно-процессуального, при проведении предварительного следствия. Вместе с тем, из анализа положений ст.ст.37-39 УПК РФ вытекает, что не следователь доказывает прокурору состоятельность своего решения принятого в ходе предварительного расследования, а прокурор обязан в случае выявления нарушений доказать ему противозаконность и необоснованность данного решения.

                Таким образом, прокурор, являясь в соответствии с возложенными на него Конституцией РФ и ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» обязанностями должностным лицом, надзирающим за соблюдением действующего законодательства, в частности уголовно-процессуального, фактически лишен реальной возможности своевременно и эффективно принять исчерпывающие меры для устранения нарушений, допущенных органами предварительного следствия. Поэтому в полномочия прокурора в уголовном процессе должны входить  дача согласия при возбуждении уголовного дела, право давать обязательные для исполнения письменные указания и отменять незаконные и необоснованные решения следователя и руководителя следственного органа. 



[1] Волков А.Н. Прокуратура разделяй и властвуй // Эж-Юрист. № 11. 2007

[2] Лапин С.Ю. Прокурор-следователь: революция началась // Эж-Юрист. № 26. 2007

[3] Волков А.Н. Прокуратура разделяй и властвуй // Эж-Юрист. № 11. 2007

[4] Лапин С.Ю. Прокурор-следователь: революция началась // Эж-Юрист. № 26. 2007



: 20/11/2007
: 5777
:
Барабаш А.С. Вклад Ивана Яковлевича Фойницкого в определение места состязательности в российском уголовном процессе
Зайцева Л.В. Реформирование уголовно-процессуального законодательства республики Беларусь: проблемы и перспективы
Мартышкин В.Н. Пределы судебного усмотрения и механизмы его ограничения в уголовном судопроизводстве
Панькина И.Ю. Основные элементы внесудебного способа разрешения уголовно-процессуального конфликта
Цыганенко С.С. Дифференциация как модель уголовного процесса (уголовно-процессуальная стратегия)
Калинкина Л.Д. Совершенствование норм УПК РФ о нарушениях уголовно-процессуального закона – необходимое условие обеспечения должной процедуры производства по уголовным делам
ТУЛАГАНОВА Г.З., ФАЙЗИЕВ Ш. Классификация мер процессуального принуждения по характеру воздействия
Алексеев С.Г. , Лукичев Б.А. Взгляды И.Я. Фойницкого на институт судебной экспертизы и их отражение в зеркале современности
Галюкова М.И. Реализация функции защиты в состязательном уголовном процессе
Гамбарян А.С. Реформа досудебной стадии уголовного процесса в Республике Армения

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта