:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Стратегии уголовного судопроизводства
Материалы международной конференции, посвященной посвященной  160-летней годовщине со дня рождения проф. И.Я. Фойницкого 11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)

Смирнов А.В. О возвращении судом дела прокурору и повороте обвинения к худшему

Материалы международной научной конференции
посвященной  160-летней годовщине со дня рождения
проф. И.Я. Фойницкого
«СТРАТЕГИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА»
11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)


оглавление



2008, Российское правосудие. 2008. № 5. С. 85., , , Смирнов А.В., Смирнов А.В., Советник Конституционного суда Российской Федерации, профессор Северо-Западного филиала Российской академии правосудия, председатель Совета Международной Ассоциации содействия правосудию (МАСП), доктор юридических наук, профессор

О ВОЗВРАЩЕНИИ СУДОМ ДЕЛА ПРОКУРОРУ И ПОВОРОТЕ ОБВИНЕНИЯ К ХУДШЕМУ

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – УПК РФ) предусматривает состязательное построение российского уголовного процесса. В полном соответствии с таким подходом в УПК РФ не предусмотрено право суда возвращать уголовные дела для производства дополнительного расследования, ибо предоставление стороне обвинения в случае обнаружения неполноты или предвзятости проведенного расследования, существенного нарушения прав участников процесса повторной возможности доказывать виновность означало бы нарушение принципа равенства сторон и объективно делало суд адептом уголовного преследования. Полномочие направлять дело для дополнительного расследования оставлено только прокурору (п. 2 ч. 1 ст. 221, п. 2 ч. 1 ст. 226, п. 2 ч. 5 ст. 439 УПК РФ). Однако в связи с упразднением института возвращения дела судом для дополнительного расследования самостоятельное значение приобретает следующий вопрос. Какое решение должен принять суд, если в ходе судебного разбирательства будут с несомненностью установлены основания для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам по сравнению с тем, которое было предъявлено обвиняемому и указано в постановлении о назначении судебного заседания? Например, в судебном разбирательстве по делу по обвинению лица в простом убийстве (ч. 1 ст. 105 УК РФ) было неопровержимо доказано, что на самом деле убийство было совершено с особой жестокостью, группой лиц и из корыстных побуждений или по найму (пункты «д», «ж», «з» части 2 ст. 105 УК РФ). Поскольку поворот обвинения к худшему в суде запрещен (ст. 252 УПК РФ), суд не вправе вынести обвинительный приговор, скорректировав обвинение в истинную, но неблагоприятную для обвиняемого сторону.
Представляется, что для решения этой проблемы не может быть использовано возвращение дела прокурору на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 (обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований УПК, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта). Согласно буквальному содержанию нормы, изложенной в п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, чтобы служить основаниями для возвращения дела прокурору, нарушения требований составления обвинительного заключения либо акта должны исключать саму возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта. Например, невозможно принять законное судебное решение по делу, если обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует по своему содержанию обвинению, сформулированному в постановлении (постановлениях) о привлечении в качестве обвиняемого; либо когда обвинительное заключение или обвинительный акт не подписан следователем, дознавателем, не утвержден прокурором; когда в этих документах отсутствуют данные о судимостях, имеющихся у обвиняемого, сведения о его местонахождении, данные о лице, потерпевшем от преступления.1 Однако Конституционный суд РФ в своем известном постановлении от 8 декабря 2003 г. N 18-П дал расширительное толкование этому основанию для возвращения уголовного дела прокурору: «Если на досудебных стадиях производства по уголовному делу имели место нарушения норм уголовно-процессуального закона, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованиями данного Кодекса».2 Отсюда вытекает, что суд по собственной инициативе или по ходатайству любой из сторон вправе возвратить дело прокурору для устранения допущенных в досудебном производстве процессуальных нарушений, для чего допускается (вопреки буквальному смыслу ч. 4 ст. 237 УПК РФ, которая данным постановлением была признана неконституционной) выполнение необходимых следственных и иных процессуальных действий. Однако возвращение дела судом возможно, если только:
1. На предварительном расследовании были допущены существенные нарушения именно уголовно-процессуального3 закона. При этом существенными процессуальными нарушениями считаются те, которые одновременно: а) ущемляют права участников уголовного судопроизводства; б) препятствуют рассмотрению дела, поскольку не устранимы в судебном заседании; в) исключают возможность постановления законного и обоснованного приговора. Например, препятствуют постановлению правосудного приговора такие нарушения, допущенные в досудебных стадиях, которые затрагивают конституционное право обвиняемого на защиту; право всех лиц, пострадавших от преступления, на доступ к правосудию и т.п.
2. Исправление таких нарушений после направления дела прокурору не будет связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия.4 То есть исправление допущенных нарушений не должно сводиться: а) к установлению органами предварительного расследования новых фактических обстоятельств дела; б) к доказыванию виновности обвиняемых; в) к дополнению ранее предъявленного обвинения; г) к переквалификации деяний.
Направляя уголовное дело прокурору, суд не подменяет сторону обвинения, – он только указывает на выявленные нарушения, ущемляющие права участников уголовного судопроизводства, требуя их восстановления. Как указал Конституционный Суд РФ, возвращение уголовного дела прокурору имеет целью лишь приведение процедуры предварительного расследования в соответствие с требованиями, установленными в уголовно-процессуальном законе.5 С учетом приведенных положений, сформулированных Конституционным Судом РФ, можно прийти к выводу о том, что при направлении судом данного дела прокурору исправление нарушений не может заключаться, в частности, в предъявлении обвиняемому нового обвинения, ибо это означало бы на практике чаще всего либо изменение или дополнение ранее предъявленного обвинения, либо переквалификацию деяния. Тем более, недопустимо предъявление здесь обвиняемому более тяжкого обвинения.
Судебная практика применения ч. 2 ст. 237 УПК РФ иногда допускает продление прокурором срока расследования за пределами 5-дневного срока, данного судом для устранения допущенных нарушений, тем самым, фактически приближая эту процедуру к дополнительному расследованию. Так, в определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 января 2005 г. по делу № 81-о04-129 по кассационным жалобам осужденных П., К. и Ф. на приговор Кемеровского областного суда от 8 сентября 2004 г. сказано: «В соответствии с ч. 2 ст. 237 УПК РФ при возвращении уголовного дела прокурору, в том числе согласно постановлению Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. – для устранения существенных нарушений уголовно-процессуального законодательства, не связанных с восполнением неполноты предварительного следствия, – устанавливается 5-дневный срок для обеспечения прокурором устранения нарушений. Данное дело поступило в прокуратуру Кемеровской области… 2 июля 2004 г., пятидневный срок истекал 7 июля 2004 г., следовательно, все процессуальные действия старшим следователем прокуратуры Солониной 13-16 июля 2004 г. были совершены за пределами предусмотренных законом сроков устранения нарушений, и прокурором срок дополнительного следствия свыше установленного ч. 2 ст. 237 УПК РФ не устанавливался и не продлялся» (курсив мой – А.С.)6. Из этой выдержки видно, что Судебная коллегия, правильно отметив недопустимость процессуальных действий, совершенных за пределами установленного судом 5-дневного срока, все же не исключала в то время продления данного срока прокурором. Однако, на наш взгляд, подобная практика не отвечает требованиям закона, который предусматривает для исправления допущенных нарушений лишь 5-дневный срок. Последний не является сроком дополнительного расследования, подобным тому, который назван в ч. 6 ст. 162 УПК РФ, и поэтому не может быть продлен ни прокурором (при дознании), ни руководителем следственного органа.
В этой связи решительно нельзя согласиться и с мнением бывшего заместителя председателя Верховного Суда РФ и председателя судебной коллегии по уголовным делам А.Е.Меркушова, высказанного им в статье «Некоторые вопросы практики применения судами уголовно-процессуальных норм при осуществлении правосудия». Названный автор пишет: «Руководствуясь ст.ст. 221 и 226 УПК РФ, прокурор может принять меры к производству дополнительного следствия или дополнительного дознания (курсив мой – А.С.) для устранения выявленных недостатков, если они не связаны с восполнением неполноты предварительного следствия… К сожалению, Конституционный Суд РФ ничего не сказал о пятисуточном сроке. Представляется, что к тем случаям, когда нужно провести следственные и иные процессуальные действия, данный срок относиться не может».7 В данной статье А.Е.Меркушов комментирует известное постановление Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 5.03. 2004 г. "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации",8 при выработке которого А.Е. Меркушов выступал как докладчик. Такая позиция одного из высших судебных чиновников представляется весьма странной, ибо в п. 14 данного постановления сказано лишь о том, что «…прокурор (а также по его указанию следователь или дознаватель) вправе, исходя из конституционных норм, провести следственные или иные процессуальные действия, необходимые для устранения выявленных нарушений, и, руководствуясь статьями 221 и 226 УПК РФ, составить новое обвинительное заключение или новый обвинительный акт (курсив мой – А.С.). Как видно из данного разъяснения Пленума, речь не шла о праве прокурора назначить дополнительное расследование. Из всех его полномочий, указанных на тот момент в ст. 221 и 226 УПК РФ, Пленум выделил только одно – право прокурора составить новое обвинительное заключение или новый обвинительный акт.
Возвращаясь к проблеме, возникающей в связи с выявлением в судебном разбирательстве необходимости поворота обвинения к худшему, можно отметить, что судебная практика в настоящее время фактически исходит из того, что обвинительный приговор в этих случаях должен быть вынесен по старому, указанному в постановлении о назначении судебного заседания, обвинению.9 По всей видимости, судебная практика столкнулась в подобных делах с новой, ранее не известной российскому уголовному процессу, юридической фикцией. Последняя не может считаться разновидностью презумпции невиновности. Презумпция невиновности (как и всякая презумпция) является предположением и связывается законом с недоказанностью виновности и наличием неустранимых сомнений (ч. 1 ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК РФ). В данной же ситуации виновность подсудимого по более тяжкому или существенно отличающемуся по фактической стороне обвинению может быть полностью доказана в судебном разбирательстве и не вызывать у суда никаких сомнений. Однако подсудимый, тем не менее, по «новому» обвинению все же не может считаться виновным, поскольку его виновность не может быть признана судом в силу того, что судебное разбирательство проводится только по предъявленному ранее обвинению (ст. 252 УПК РФ). Но легитимность применения подобной фикции вызывает сомнения, поскольку согласно ч. 4 ст. 302 УПК РФ «обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств». Тем более, обвинительный приговор не должен основываться на заведомой неправде и явно противоречить исследованным в суде доказательствам. При мотивировании такого приговора суд будет испытывать серьезные трудности, поскольку его выводы не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, что является безусловным основанием для отмены приговора как необоснованного и незаконного (п. 1 ст. 380 УПК РФ).
Представляется, что данная проблема может быть решена двояким образом.
Первый способ требует изменения закона с тем, чтобы стороне защиты предоставлялось необходимое время (с отложением судебного заседания на необходимый срок) для ознакомления в суде с обвинением, измененным обвинителем в сторону его ухудшения. При этом было бы возможно и проведение по ходатайству защиты дополнительных судебных следственных действий, а также (по примеру французского судопроизводства) введение института отдельных судебных поручений органам предварительного расследования, благодаря которым, не передавая дело для проведения дополнительного расследования, суд и стороны могут получать сведения о фактических обстоятельствах, необходимых для обеспечения права обвиняемого на защиту. И только в том случае, когда защита изначально заявит о своем несогласии с поворотом обвинения к худшему непосредственно в суде, дело может быть направлено, – фактически, с согласия стороны защиты – на дополнительное расследование для перепредъявления обвинения.
Второй способ решения проблемы, на наш взгляд, может состоять в использовании уже имеющихся норм УПК РФ. Если в ходе судебного рассмотрения будут выявлены основания для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам, прокурор может заявить о том, что по этим новым обстоятельствам возбуждено еще одно уголовное дело. Следует иметь в виду, что возвращение уголовного дела судом прокурору возможно и для соединения уголовных дел (п. 4 ч. 1 ст. 237 УПК РФ). В этом случае возвращенное судом дело будет соединено органом предварительного расследования с вновь возбужденным, после чего необходимо предъявить обвиняемому новое обвинение. Затем потребуется проведение всего комплекса действий, связанных с окончанием предварительного расследования, с учетом изменения обвинения (ст. 215-220, 221-222, 223-226 УПК РФ). Сложность состоит в том, что в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 153 УПК РФ в одном производстве могут быть соединены уголовные дела в отношении одного лица, совершившего лишь несколько преступлений. В рассматриваемой же ситуации речь может идти и об одном и том же, по существу, деянии, которое необходимо квалифицировать по статье (части, пункту статьи) о более тяжком преступлении. Поэтому названное основание для соединения дел придется толковать расширительно — в том смысле, что оно применимо и тогда, когда лицо обвиняется в совершении формально двух преступлений (с точки зрения их квалификации), по двум разным уголовным делам.




1 См.: пункт 14 постановления Пленума ВС РФ от 5.03. 2004 г. N 1 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации". // Российская газета. 2004. 25 марта.
2 Пункт 4 постановления КС РФ от 8 декабря 2003 г. N 18-П по делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан. // Российская газета. 2003. 23 декабря.
3 См.: определение КС РФ от 22.04.2005 г. N 197-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Лебедевой Т.Н. на нарушение ее конституционных прав положениями частей первой и пятой ст. 237 УПК РФ. / Система «Гарант», 2007.
4 Под неполнотой предварительного расследования в теории уголовного процесса понимаются пробелы в установлении всего круга фактических обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу и могущих оказать существенное влияние на решение по делу. При этом неполным расследование будет являться и тогда, когда следователем, дознавателем не проверены все возможные версии по данному делу. (См.: Уголовный процесс. Учебник. / Под ред. И.Л. Петрухина. М.: 2001. С. 81; Уголовный процесс. Учебник. Общая часть. / Под ред. проф. В.З. Лукашевича. СПб., 2004. С. 98-99).
5 См.: пункт 4 постановления КС РФ от 4.03. 2003 года по делу о проверке конституционности положений пункта 2 части первой и части третьей статьи 232 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан Л.И.Батищева, Ю.А.Евграфова, О.В.Фролова и А.В.Шмелева.
6 См.: http://www.businesspravo.ru/Docum/DocumShow_DocumID_97629.html
7 БВС РФ № 8 от 24.08.2004.
8 Российская газета. 2004. 25 марта.
9 См., например: кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 3.08.2005 г. по делу N 56-о05-48. / Система «Гарант», 2007.

: 04/09/2008
: 2535
:
Барабаш А.С. Вклад Ивана Яковлевича Фойницкого в определение места состязательности в российском уголовном процессе
Зайцева Л.В. Реформирование уголовно-процессуального законодательства республики Беларусь: проблемы и перспективы
Мартышкин В.Н. Пределы судебного усмотрения и механизмы его ограничения в уголовном судопроизводстве
Панькина И.Ю. Основные элементы внесудебного способа разрешения уголовно-процессуального конфликта
Цыганенко С.С. Дифференциация как модель уголовного процесса (уголовно-процессуальная стратегия)
Калинкина Л.Д. Совершенствование норм УПК РФ о нарушениях уголовно-процессуального закона – необходимое условие обеспечения должной процедуры производства по уголовным делам
ТУЛАГАНОВА Г.З., ФАЙЗИЕВ Ш. Классификация мер процессуального принуждения по характеру воздействия
Алексеев С.Г. , Лукичев Б.А. Взгляды И.Я. Фойницкого на институт судебной экспертизы и их отражение в зеркале современности
Галюкова М.И. Реализация функции защиты в состязательном уголовном процессе
Гамбарян А.С. Реформа досудебной стадии уголовного процесса в Республике Армения

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта