:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Стратегии уголовного судопроизводства
Материалы международной конференции, посвященной посвященной  160-летней годовщине со дня рождения проф. И.Я. Фойницкого 11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)

Лупинская П.А. Высокое политическое значение уголовного судопроизводства.
Информация о международной научной конференции,
посвященной  160-летней годовщине со дня рождения
проф. И.Я. Фойницкого

«СТРАТЕГИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА»

11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)


2008, Lex Russica (Научные труды МГЮА). 2008. № 2. С. 277-298., , , Лупинская Полина Абрамовна, Лупинская П.А. Высокое политическое значение уголовного судопроизводства. // Lex Russica (Научные труды МГЮА). 2008. № 2. С. 277-298.


П.А. Лупинская*
ВЫСОКОЕ ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА


1. В 2007 г. исполнилось 160 лет со дня рождения Ивана Яковлевича Фойницкого, которого современники называли великим учителем русских криминалистов и предвещали, что его труды будут иметь непреходящее значение не только для современников, но и для будущих поколений юристов.
Как тонкий аналитик, как ученый, работающий для жизни и из жизни берущий материал для своих научных исследований, он не забывал интересов и потребностей практики. Как прогрессивно настроенный ученый, высоко ценящий личность человека и ее права, как гуманный человек И.Я. Фойницкий привлекал внимание современников к своим трудам1, не потерявшим значения и для всех, кто интересуется теорией и практикой уголовного судопроизводства в современной России. Свидетельством тому явилась проведенная 10—11 октября 2007 г. международная научная конференция, организованная Российской Академией правосудия (Северо-Западный филиал) и Международной Ассоциацией Содействия Правосудию, по теме: «Стратегия уголовного судопроизводства. К 160-й годовщине со дня рождения проф. И.Я. Фойницкого».
«Общественное начало сообщает уголовному процессу характер публичной деятельности... Очевидно поэтому, - писал И.Я. Фойницкий, - что уголовный процесс имеет высокое политическое значение»2.
«Высокое политическое значение» уголовного процесса состоит в его служении «защите человека, личности, в обязанности доставить правосудие населению», или, говоря языком современного права, «обеспечить доступ к правосудию» и «справедливость судебного разбирательства» и судебного решения (ст. 6 Европейской конвенции о правах и основных свободах).
Высокое политическое значение уголовного судопроизводства в современной России определяется конституционным положением о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства (ст. 2 Конституции РФ). В уголовно-процессуальном законе на основе Конституции РФ определено назначение уголовного судопроизводства, которое состоит: в 1) защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления; 2) защите личности от незаконного необоснованного обвинения, осуждения ограничения ее прав и свобод (ст. 7 УПК).
Высокое предназначение уголовного судопроизводства, выражается в особом значении судебной деятельности, поскольку ст. 49 Конституции РФ только суду предоставлено право признать человека виновным.
Определяя высокое политическое значение уголовного судопроизводства, И.Я. Фойницкий подчеркивал, что, имея «высокое политическое значение, уголовный процесс не должен превращаться в политическое орудие. Правосудие – высшая и даже единственная политика всего суда вообще, уголовного — в особенности»3.
Это утверждение И.Я. Фойницкого служит важным аргументом против определения социального значения уголовного процесса как одного из средств борьбы с преступностью. Социальное назначение уголовной юстиции в целом и уголовного судопроизводства как ее составной части выражены в сочетании п. 1 и 2 ч. 2 ст. 6 УПК, что «лишает нормативной почвы тезис о борьбе с преступностью как цели процессуальной регламентации функционирования юстиции»4. Очевидно, что преступность как сложное, многофакторное социальное явление требует изучения и преодоления тех объективных и субъективных причин, которые обуславливают, порождают преступность5. Поэтому ужесточение назначаемых судом наказаний, исходя из распространенности и общественной опасности определенных видов преступлений, а тем более снижение гарантии правосудности решений, продиктованных необходимостью усиления борьбы с преступностью, не может рассматриваться как путь «борьбы с преступностью», так как не ведет к снижению преступности, но безусловно отрицательно сказывается на гарантиях прав и свобод граждан. Не рассматривая борьбу с преступностью как непосредственную социальную цель уголовного судопроизводства, надо учитывать, что «борьба с преступностью, ее стратегия» так или иначе реализуются в социально-экономической, политической, правовой практике, спектр которых широк ввиду многоплановости причин и источников самой преступности.
«За последние годы мы ужесточили уголовное законодательство в сфере экономических и должностных преступлений», - говорил В.В. Путин в октябре 2007 г. на съезде партии «Единая Россия», но в то же время предупреждал: «Дальнейшее развитие правовой базы по пути привлечения к уголовной ответственности за коррупционные действия может привести к произволу, а значит, и к усилению самой коррупции... Никакими лозунгами и наскоками эту проблему не решить. Нам нужна программа системных мер, причем не только законодательных, но и финансовых, организационных, кадровых»6.
Политическое значение уголовного процесса будет тем выше, чем неукоснительнее соблюдаются законы должностными лицами, которые ведут досудебное производство и передают дело на рассмотрение и решение суда, и чем последовательнее судьи будут выполнять свои «обязанности доставить правосудие населению», что возможно только при условии сохранения судьями своей независимости и подчинения только закону.
Политическое значение уголовного судопроизводства по своей сути несовместимо с политической ориентированностью должностных лиц, осуществляющих уголовно-процессуальную деятельность, и особенно судей на взгляды, позиции той или иной политической партии, что безусловно может влиять на их самостоятельность и независимость в принятии решений. Поэтому исключается возможность членства в политической партии судей, прокуроров, следователей.
Общество не доверяет российскому правосудию, пишет Т.Г. Морщакова, потому что фактически приравнивает судебную власть к инструментам политики. Примером этого служит официальный ответ председателя Высшего Арбитражного Суда РФ на замечания, сформулированные в докладе Комиссара ООН по правам человека, которые касались положения судов в России, где было сказано, что «претензии на демонстрацию правосудием своей независимости от политической власти неоправданны, поскольку судебная система - неотъемлемая часть политической власти - действует в интересах общества». Очевидно, что такая характеристика политической ориентированности судей, справедливо замечает Т.Г. Морщакова, не предполагает необходимой самостоятельности и деполитизации судебной власти, не подтверждает приверженность ее конституционному предназначению - защищать права и свободы граждан7.
2. Определив, в чем состоит высокое политическое назначение уголовного судопроизводства, рассматривая те или иные институты уголовного процесса, например, деятельность суда присяжных, воздействие на осужденного назначенного судом наказания и условий его отбывания, и пути реформирования законодательства, И.Я. Фойницкий указывает на то, что, выбирая пути реформирования законодательства, надо учитывать состояние общества, его экономический, культурный уровень, правосознание населения, готовность воспринять те или иные изменения в правовой системе. Такие мысли высказывал он и в связи с реформированием суда и введением суда присяжных по Судебным уставам 1864 г. и в связи с так называемой «тюремной реформой».
Так, например, отмечая негативное отношение в обществе к суду присяжных, ввиду часто постанавливаемых им оправдательных вердиктов, он писал: «...дайте больше законов в жизни, больше правды в законах и не будет повода жаловаться на слабость суда присяжных.. .»8.
По поводу «тюремной реформы», он писал: «Тюремная реформа – эти слова должны быть написаны мелкими буквами внизу на знамени, на котором крупным шрифтом должно быть отмечено «...обеспечение благосостояния путем образованности и свободы...»9.
Актуальность и своевременность этих соображений применительно ко всей судебно-правовой реформе в современной России очевидна.
Важно отметить, что, например, изучая тюремную реформу, И.Я. Фойницкий исходил из того, что «тюремный вопрос в его изолированном виде не имеет никакого смысла. Этот смысл и жизненное содержание дает ему лишь включение его в систему других общественных мер, направленных против условий преступности».
Представляется, что такой подход не может не учитываться и при назначении судом справедливого наказания и законного и обоснованного решения вопросов, возникающих в ходе исполнения приговора (например, об условно-досрочном освобождении, отсрочке исполнения приговора или иных вопросов, связанных с исполнением приговора).
3. Высокое политическое значение уголовного судопроизводства, основанное на признании человека, его прав и свобод высшей ценностью в государстве, ведет к определению тех основных факторов объективного и субъективного характера, которые должны обеспечивать выполнение уголовным судопроизводством в целом и особенно судом как органом правосудия своего высокого предназначения в обществе. Такими факторами являются законы, определяющие правомочия должностных лиц и органов в уголовном судопроизводстве, права и гарантии этих прав для всех лиц, участников судопроизводства, требования, предъявляемые к лицам при занятии ими определенных должностей в суде, прокуратуре, органах расследования, а также своевременное выявление и реагирование на нарушения, допущенные ими в своей деятельности. Этому должен способствовать надлежащий надзор за досудебным производством, внимательное отношение к ходатайствам, жалобам граждан, а также транспарентность правосудия. Высокое политическое значение уголовного судопроизводства проявляется не только в осуждении лица, вина которого доказана, но и в ограждении от необоснованного уголовного преследования невиновных, освобождении их от наказания, реабилитации каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.
Для выполнения этого предназначения суд должен своевременно и правильно реагировать на выявленные им нарушения закона в ходе досудебного производства или в судебном разбирательстве.
К сожалению, многочисленные публикации как в общей периодической, так и в юридической печати, в том числе, и результатов социологических исследований, содержат достаточно убедительные статистические показатели и указания конкретных фактов, когда судьи проходят мимо допущенных при расследовании и рассмотрении дела нарушений прав и законных интересов тех или иных участников процесса, не только не выполняя свою высокую миссию, но и подрывая в обществе веру в правосудие.
Социологические исследования, проводившиеся в 2007 г.10, дают основания отметить тенденции к росту числа граждан, не доверяющих правосудию. При этом основное недоверие к правосудию вызвано случаями, когда, по мнению респондентов, решение суда было несправедливым (23%), или когда они сталкивались с коррупцией в судах (12,6%), или с плохо организованной работой суда (14,2%), или невежливым, невнимательным к ним отношением со стороны лиц, работающих в суде (8,2%).
4. Основываясь на вышесказанном о политическом значении уголовного судопроизводства и основных факторах, которые влияют на его эффективность, можно утверждать, что стратегия дальнейшего развития уголовного судопроизводства в России требует оценки:
- законов, регулирующих судоустройство и судопроизводство (стабильность, взаимосогласованность, непротиворечивость и т.п.);
- состояния кадров правоохранительных органов (численная обеспеченность, профессиональная подготовка, общая и правовая культура, нравственные установки и др.)";
- условий замещения судебных, прокурорских, следственных должностей, требований при приеме в адвокатуру.
Необходимо выявление факторов, влияющих на поведение правоприменителей в досудебных и судебных стадиях, в том числе влияние показателей оценки их работы на соблюдение требований к качеству деятельности, выявление причин, которые приводят к нарушению закона. Известно, что стремление к повышению показателей раскрываемости преступлений ведет к сокрытию от учета заявлений о совершении преступлений или к незаконному отказу в возбуждении дела, а также к применению насилия для получения «признательных показаний» подозреваемого, обвиняемого, что облегчает раскрытие преступления. «Личность, сознательно руководствуясь профессиональным долгом, всегда представляет себе не только что, но и как и во имя чего она обязана это делать. Субъективная сторона профессионального долга юриста в уголовном процессе определяется прежде всего осознанием необходимости выполнения предписанных обязанностей, отношением судьи, прокурора, следователя, адвоката к предъявляемым правовым и нравственным требования»12.
5. Данная статья не претендует на сколько-нибудь полное рассмотрение факторов, которые негативно влияют на деятельность правоохранительных органов и суда. Этому посвящены многочисленные работы ученых и практиков, в том числе проводимые социологические исследования. Мы ставили своей задачей обратить внимание на те негативные явления как в сфере законодательства, так и правоприменения, которые в последние годы отчетливо проявились и влекут за собой резко негативную оценку в обществе и потерю доверия к органам, ведущим досудебное производство, и к суду.
«Бизнесмену, инвестору, да просто любому нормальному человеку необходимы надежные гарантии его прав. Нужны независимое и квалифицированное правосудие, неподкупные чиновники и работники правоохранительных органов. Несмотря на предпринимаемые в этом направлении меры - кадровые замены - тысячи уголовных дел, - нам пока не удалось кардинально изменить ситуацию. Люди справедливо говорят, что часто без взятки невозможно решить любой мало-мальски значимый вопрос», - указывал В.В. Путин в выступлении на съезде партии «Единая Россия». И далее он приходит к выводу, что никакими лозунгами и наскоками эту проблему не решить: «Нам нужна программа системных мер, причем не только законодательных, но и финансовых, организационных, кадровых»13.
Очевидно, что стратегия развития уголовного судопроизводства, исходя из его «высокого политического значения», должна быть направлена, в первую очередь, на усиление гарантий прав личности: будь то подозреваемый, обвиняемый, потерпевший или иное лицо, чьи права и интересы затронуты при ведении расследования или судебного разбирательства.
Задача правосудия, писал И.Я. Фойницкий, состоит в «судебном ограждении прав, законом дарованных, против всех нарушений»14.
О важности судебной власти в современном мире пишет в указанной выше работе Т.Г. Морщакова: «Универсальная цель судебной власти в современном мире - обеспечение охраны прав и свобод человека, в том числе и прежде всего от антиправовых действий и решений властных структур. Если такие действия и решения нельзя отстоять перед независимой судебной инстанцией, то открыта дорога к произволу. Признание самостоятельной и независимой судебной власти — это акт самоограничения государства, исходящей из приоритета такой ценности, как права и свободы человека»15.
Следует отметить, что в указанной работе убедительно аргументируются суждения о причинах, порождающих негативные явления в организации и деятельности судей, что влечет потерю веры в обществе в их самостоятельность и независимость.
Постановлением Правительства от 21 сентября 2006 г. №583 утверждена федеральная целевая программа «Развитие судебной системы России на 2007-2011 гг.», предусматривающая ряд мер, направленных на подбор судейских кадров, способных выполнять свое высокое предназначение, постоянное внимание к обучению судей и повышению их квалификации, открытость, транспарентность правосудия, что должно обеспечивать повышение процессуальных гарантий его объективности. Предусмотрены меры, направленные на обеспечение фиксации хода судебного заседания с помощью технических средств, которые делали бы возможным ознакомление сторон с протоколом судебного заседания за каждый день и, во всяком случае, к моменту окончания судебного разбирательства обеспечивали бы возможность представления сторонами своевременного замечания на протокол судебного заседания, что должно способствовать наиболее точному отражению хода судебного разбирательства.
Открытость судебного заседания и возможность широкого ознакомления с судебными решениями должны способствовать повышению их законности и обоснованности, что требует внимания к мотивированности каждого решения.
Очевидна настоятельная необходимость решить организационные, финансовые и кадровые вопросы для обеспечения пересмотра решений всех судов первой инстанции (а не только решений мирового судьи) в апелляционном, а не в кассационном порядке, где фактически судьи связаны в своих решениях протоколами судебных заседаний суда первой инстанции и лишены возможности формировать свое убеждение в законности, обоснованности, справедливости судебного решения на основе непосредственного исследования доказательств. Этого требует реализация конституционного права каждого осужденного за преступления на пересмотр приговора вышестоящим судом (ч. 3 ст. 50 Конституции РФ). Установление того, что вторая инстанция пересматривает законность и обоснованность приговора в апелляционном порядке, имея право вынести новый приговор по делу, после чего возможна еще проверка вынесенного приговора с точки зрения соблюдения процессуальных правил и применения материального права, должно привести и к сокращению надзорных инстанций, и сроков подачи и рассмотрения надзорных жалоб, что способствовало бы стабильности судебных решений. Такие изменения влекли бы за собой реальную возможность внутригосударственными средствами добиваться быстрого и эффективного обнаружения и исправления судебных ошибок как по существу решения, так и с точки зрения соблюдения процессуальных правил справедливого судебного разбирательства.
6. Существенным препятствием доступа к правосудию является нарушение закона, невыполнение должностными лицами своих прямых обязанностей, нарушение, пренебрежение правами граждан в досудебном производстве. Характерным в этом отношении является укрытие преступлений от учета, давление на заявителей с целью понуждения их к отказу от сообщения о преступлении, фальсификация материалов проверок16.
В 2006 г. прокурорами выявлено в МВД и поставлено на учет 143 498 заявлений о преступлениях (в их числе убийства, причинение вреда здоровью, преступления против собственности, незаконный оборот наркотиков).
Имеют место и незаконные отказы в возбуждении уголовного дела (уголовного преследования). Такого рода практика ведет к искусственному снижению показателей преступности и, соответственно, повышению оценки работы того или иного правоохранительного органа или должностного лица.
Имеет место и незаконное приостановление производства по уголовному делу, без проведения до принятия этого решения необходимых следственных действий, что в дальнейшем затрудняет расследование и приводит к прекращению уголовного дела (уголовного преследования).
В 2006 г. прокурором отменены 357 тыс. постановлений о приостановлении производства по делу. При этом отмечается, что показатели указанных выше нарушений закона возросли в 2006 г. по сравнению с 2005 г.
Имеет место незаконное и необоснованное привлечение лиц в качестве обвиняемых, что зачастую связано и с избранием меры пресечения, и с другими ограничениями прав и свобод граждан.
В 2006 г. по реабилитирующим основаниям было прекращено уголовное преследование в отношении 2 319 человек, из которых 822 содержались под стражей. Эти данные также соответственно на 12 и 18% больше, чем в 2005 г.
Право обвиняемого предстать перед судом «в разумные сроки» нарушается длительным расследованием преступлений, когда с превышением предусмотренного УПК срока расследуется каждое 10 уголовное дело.
О некачественном расследовании свидетельствуют данные возвращенных судами прокурорам дел в порядке ст. 237 УПК для устранения нарушений, допущенных в ходе предварительного следствия.
В 2005 г. в порядке ст. 237 УПК возвращено судами прокурорам 30 тыс. дел, т.е. 5% от всех дел, законченных с обвинительным заключением или обвинительным актом и направленных в суд, при этом многим из обвиняемых по этим делам была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, которая оставалась без изменения и при возвращении судом дела прокурору. Неоднократно отмечалось, что дела, возвращенные судом прокурору для устранений нарушений, допущенных в ходе расследования, нередко прекращаются производством и в суд не возвращаются или возвращаются в суд с нарушением пятидневного срока исправления нарушений, по истечении которого проведенные действия не могут быть признаны законными, а собранные в ходе их доказательства - допустимыми.
Стремление к повышению статистических показателей уровня раскрываемости преступлений, особенно относящихся к категории тяжких и особо тяжких, при недостаточном кадровом обеспечении, как одного из условий достижения этой цели, приводит к грубым нарушениям закона не только при отказе в возбуждении уголовного дела или сокрытии заявлений от учета, но и при проведении оперативно-розыскных мероприятий, дознании и следствии.
В результате положительные показатели раскрываемости преступлений «добываются» не только законным, но и незаконным способом, и это влечет за собой жалобы граждан на применение пыток, избиение, угрозы и издевательства, случаи смерти задержанных и доставленных по подозрению в совершении преступлений в милицию, о чем неоднократно сообщалось в печати.
«Огромное влияние на сложившуюся ситуацию оказывают и кадровые проблемы в правоохранительных органах. Это не только некомплект оперативных, прокурорских и следственных работников, но и распространенная практика, когда при отборе кандидатов на эти должности далеко не всегда учитываются профессиональные и морально-нравственные качества кандидатов»17.
Одной из причин несвоевременного выявления, а также должного реагирования на такого рода нарушения закона, признаны недостаточный контроль и надзор прокуратуры за деятельностью органов дознания и следствия, что являлось следствием выполнения прокурорами одновременно функции уголовного преследования, т.е. фактического участия в расследовании, и надзора за законностью ведения следствия, дознания и оперативно-розыскной деятельности. Это не могло не сказываться при оценке деятельности следователя и дознавателя, независимости и беспристрастности прокуратуры. Потому было признано необходимым отделить функции уголовного преследования и контроля за деятельностью следователей с тем, чтобы прокурор, не участвуя в самом уголовном преследовании, мог бы осуществлять беспристрастно надзор за качеством проведения расследования особенно тогда, когда законченное расследованием дело поступает к нему с обвинительным заключением, и от прокурора зависит решение о направлении дела в суд.
Непосредственное руководство и контроль за ходом следствия возложено на Следственный комитет при Прокуратуре РФ.
За прокурором сохранены все полномочия по контролю, руководству и надзору за деятельностью органов дознания.
Создавая Следственный комитет и разделив функции прокуратуры по надзору за предварительным следствием и непосредственного руководства ведения предварительного следствия, законодатель преследовал цели повышения качества и объективности расследования, повышения уровня ответственности, как Следственного комитета, так и прокуратуры за принятие законных и обоснованных решений в досудебном производстве.
Насколько удается преодолеть эти негативные показатели работы органов дознания, следствия и прокуроров созданием Следственного комитета при Прокуратуре РФ и перераспределением полномочий и соответственно ответственности за качество и сроки следствия между следственными подразделениями и руководителями следственных отделов в системе Следственного комитета и прокурорами, покажет последующий анализ показателей работы.
Важным фактором совершенствования деятельности лиц, ведущих предварительное расследование, является повышение их образовательного, нравственного уровня. О существенных проблемах в этом отношении свидетельствует низкий образовательный уровень следователей и дознавателей в системе МВД, где расследуется до 80% всех уголовных дел, в то время как почти половина следователей, дознавателей в этой системе не имеют ни общего, ни специального юридического образования.
«Огромное влияние на сложившуюся ситуацию (имеется в виду нарушение законности при решении вопросов о возбуждении уголовных дел и расследовании - П.Л.) оказывают и кадровые проблемы в правоохранительных органах. Это не только некомплект оперативных, прокурорских и следственных работников, но и распространенная практика, когда при отборе кандидатов на эти должности далеко не всегда учитываются профессиональные и морально-нравственные качества кандидатов»18. В приведенном выше информационно-аналитическом докладе, представленном Общественной палате, указывалось, что в 2006 г. к дисциплинарной ответственности привлечены 59 680 работников органов расследования, судом осуждены 3 тыс. сотрудников правоохранительных органов, в том числе более 700 человек — за сокрытие заявлений от учета.
Примером тяжелых последствий такого нарушения обязанностей органов МВД является непринятие заявлений у пострадавших от рук битцевского маньяка, что способствовало продолжению его преступлений, унесших жизнь 48 человек. В 2007 г. возбуждено уголовное дело в отношении милиционера ОВД Зюзино, который в 2002 г. отказался оформить заявление пострадавшего от руки маньяка – серийного убийцы19.
8. Проблемы организации судебной системы и деятельности судов по обеспечению прав граждан на судебную защиту всесторонне обсуждались на Пленарном заседании Общественной палаты РФ 23 ноября 2007 г. в г. Москве. В докладе Общественной палаты РФ по вопросу «О судебно-правовой реформе в Российской Федерации» были использованы результаты социологического исследования «Деятельность судов Российской Федерации в представлении россиян», различные материалы, поступающие в Общественную палату, а также результаты изучения жалоб граждан и решений судов различных инстанций.
В докладе Общественной палаты отмечено, что нарушение законов в судах лишает граждан России и юридических лиц одного из основополагающих конституционных прав - права на судебную защиту.
Более трети жалоб и других материалов, поступивших в Общественную палату РФ, в Комиссию по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов, силовых структур и реформированием судебно-правовой системы, касаются грубых нарушений прав граждан судами.
На личном приеме граждане сообщают о произвольных, незаконных решениях, о предвзятом отношении судей, об их полной безнаказанности даже в тех случаях, когда беззаконие очевидно.
Значительная часть граждан не идут в суд не потому, что еще недавно было не принято и даже стыдно судиться, не потому, что не имеют юридической подготовки, не потому, что некому помочь при обращении в суд, а потому, что не доверяют суду.
Анализ судебной практики и обращений граждан дает ответ на причины недоверия к судам со стороны граждан и на обстоятельства, способствующие нарушениям закона самими судьями.
В докладе Общественной палаты отмечалось, что к причинам негативного отношения граждан к возможности защитить свои права в суде относятся, например, «нарушение ст. 123 Конституции РФ, когда состязательность и равноправие сторон подменяются активным вмешательством судьи в пользу одной из сторон»; «государство не только не обеспечивает потерпевшим компенсацию принесенного ущерба, но и не обеспечивает потерпевшему доступа к правосудию. Судебная защита потерпевших от преступлений, совершенных правоохранительными органами, прокуратурой и судьями практически исключена», - отмечалось в докладе.
Указывалось также на бесконтрольность, сочетающуюся с безнаказанностью судей, что приводит к усилению коррумпированности судебной системы. «Бесконтрольность судей основана на деятельности квалификационных коллегий и председателей судов - закрытая судейская корпорация не только не привлекает недобросовестных судей к ответственности, но и содействует сокрытию нарушении закона».
К числу негативных факторов, ограничивающих независимость судей, как неоднократно указывалось в печати, относится и то, что судьи, являющиеся по закону независимыми носителями судебной власти, подчинены председателю суда, поскольку он вправе направлять поступившие дела конкретному судье, решать вопрос о премиях судьям и о представлении на рассмотрение квалификационной коллегии дисциплинарных нарушений, допущенных судьей21.
Очевидно, что «зависимые судьи не могут быть беспристрастными и законопослушными, а суд с их участием не может быть справедливым». В этой связи необходимо не только предусмотреть в законе организационные меры, но и распределение полномочий между председателем и администратором суда, сокращение срока, на который избирается председатель суда, и предоставление права избирать председателей суда судьями данного суда, как это имеет место в Конституционном Суде.
9. Обеспечению реализации самостоятельности суда и его независимости, в том числе и от позиции сторон, служит конституционный принцип осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ).
Суд, писал И.Я. Фойницкий, немыслим без истца, он может приступить к разбирательству не иначе, как по предъявленному ему требованию, и ограничен пределом такого требования.
Задача, преследуемая сторонами в процессе, состоит в том, чтобы склонить суд признать утверждаемую им пока субъективную истину истиной объективной, а для этого необходимо, чтобы стороны знали, к каким мерам убеждения суда они могут прибегать для достижения такого результата, отсюда правила о доказательствах, необходимых во всяком деле22.
Государственной обязанностью суда является «предоставление правосудия». В этой связи возникает вопрос о пределах самостоятельности суда по принятию решения по делу независимо от позиции сторон. Это, в частности, вопрос о праве суда постановить обвинительный приговор вопреки отказу в суде прокурора от обвинения полностью или в части. Сторонники предоставления такого права суду видят в этом публичную обязанность суда «предоставить правосудие» не только обвиняемому, но и потерпевшему и тем самым защитить его права и интересы в случаях отказа прокурора от обвинения (Л.Б. Алексеева, Э.Ф. Куцова и др.).
Исключение возможности постановления судом обвинительного приговора в случаях, когда прокурор отказался от обвинения (ч. 7 ст. 246 УПК), по нашему мнению, последовательно выражает правовую позицию, неоднократно высказанную в решениях Конституционного Суда РФ о том, что суд, осуществляя функцию правосудия, не может переходить на защиту интересов одной из сторон.
В постановлении от 28 ноября 1996 г. № 19-П Конституционный Суд РФ отметил, что принцип состязательности предполагает такое построение судопроизводства, при котором функция правосудия (разрешения дела), осуществляемая только судом, отделена от других спорящих перед судом сторон. При этом суд обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, а потому не может принимать на себя выполнение их процессуальных (целевых) функций23.
В этой связи мы усматриваем известное противоречие в позиции И.Я. Фойницкого по данному вопросу, поскольку он, с одной стороны, рассматривает обвинение (по аналогии с гражданским процессом), как иск от имени государства, предъявляемый обвинителем и подлежащий рассмотрению и разрешению суда, а с другой - считает, что при отказе прокурора от обвинения (т.е. при отказе государства от уголовного иска к обвиняемому) суд не связан мнением обвинителя и «применяет закон, не стесненный требованием и заключением прокурора»24.
Отстаивая такую позицию, И Я. Фойницкий исходил из того, что в процессе действуют два публичных начала— обвинение и суд, а поэтому суд применяет закон, не стесненный мнением прокурора. С этим можно согласиться, если речь идет об определенных границах самостоятельности суда при применении закона уголовного, т.е. о праве суда выбрать правильную квалификацию преступления, в рамках предъявленного и признанного судом доказанным обвинения, или назначить справедливое наказание, что не означает свободу суда признать обвиняемого виновным при отказе государственного обвинителя от обвинения, что означает отсутствие уголовного иска как предмета рассмотрения судом.
10. В ч. 3 ст. 123 Конституции РФ записано: «Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон». То, что этот принцип содержится в гл 7 Конституции «Судебная власть», не дает основания переносить его действие и на досудебное производство.
Это не может не сказываться на фактическом неравенстве сторон и в судебном разбирательстве, поскольку предметом судебного разбирательства является обвинение, основанное на доказательствах, собранных стороной обвинения, что, конечно, не только не исключает, но и предполагает наличие в деле тех сведений, которые собрала и представила сторона защиты и которые следователь счел имеющими отношение к делу и поэтому приобщил их. Однако нельзя отрицать того, что стороны на досудебном производстве, как и в суде, не наделены равными правовыми возможностями по собиранию доказательств25. Приобщение к делу и проверка представленных сведений стороной защиты, как и удовлетворение тех или иных ходатайств стороны защиты о проведении тех или иных следственных действий и для получения доказательства, зависят от усмотрения дознавателя, следователя, прокурора.
Такие неравные возможности стороны обвинения и защиты на досудебном производстве не могут не сказываться в судебном разбирательстве, где предметом рассмотрения является обвинение, выдвинутое против подсудимого на основе тех доказательств, которые представлены стороной обвинения. Сторона защиты может оспаривать в суде представленные доказательства с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности, но ее возможности по опровержению доказательств, представленных стороной защиты, и представлению новых сведений, опровергающих доводы обвинения, также ограничены, так как это зависит от удовлетворения судом ходатайства о приобщении или истребовании новых доказательств, а также проверки имеющихся в деле доказательств по делу (исключение составляет обязательный допрос лица, явившегося в суд по приглашению стороны защиты) (ст. 271 УПК).
Нельзя не отметить, что принцип состязательности и равноправия сторон нередко нарушается судьями тогда, когда они проявляют разное отношение к ходатайствам стороны обвинения и стороны защиты, отказывая последним, без достаточных оснований и мотивов, в заявленных ходатайствах. При этом имеют место и случаи грубого, нетактичного поведения судьи по отношению к защитникам или представителям подсудимого.
Судьи при этом не учитывают, что, не уважая права, честь и достоинство участников судебного разбирательства, они, в первую очередь, проявляют неуважение к суду и к себе как к судьям, которые должны быть гарантами защиты прав и свобод человека, его чести и достоинства.
От правильного понимания и отношения суда к «фактическому неравенству», которое имеет место в процессуальных возможностях обвинения и защиты, во многом зависит объе

: 09/11/2008
: 4564
:
Барабаш А.С. Вклад Ивана Яковлевича Фойницкого в определение места состязательности в российском уголовном процессе
Зайцева Л.В. Реформирование уголовно-процессуального законодательства республики Беларусь: проблемы и перспективы
Мартышкин В.Н. Пределы судебного усмотрения и механизмы его ограничения в уголовном судопроизводстве
Панькина И.Ю. Основные элементы внесудебного способа разрешения уголовно-процессуального конфликта
Цыганенко С.С. Дифференциация как модель уголовного процесса (уголовно-процессуальная стратегия)
Калинкина Л.Д. Совершенствование норм УПК РФ о нарушениях уголовно-процессуального закона – необходимое условие обеспечения должной процедуры производства по уголовным делам
ТУЛАГАНОВА Г.З., ФАЙЗИЕВ Ш. Классификация мер процессуального принуждения по характеру воздействия
Алексеев С.Г. , Лукичев Б.А. Взгляды И.Я. Фойницкого на институт судебной экспертизы и их отражение в зеркале современности
Галюкова М.И. Реализация функции защиты в состязательном уголовном процессе
Гамбарян А.С. Реформа досудебной стадии уголовного процесса в Республике Армения

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта