:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Отдельные статьи

Право свободного выбора защитника на Украине
Титов А.Н. Право свободного выбора защитника на Украине. // Судебное правоприменение: проблемы теории и практики / Ред. В.М. Сырых. – М.: РАП, 2007. – С. 375 – 383.

2007, Судебное правоприменение: проблемы теории и практики / Ред. В.М. Сырых. – М.: РАП, 2007. – С. 375 – 383., , , Титов Андрей Николаевич, к.ю.н., зам. декана следственно-криминалистического факультета Донецкого юридического института ЛГУВД, 

Ч. 2 ст. 63 Конституции Украины провозглашает, что подозреваемый, обвиняемый, подсудимый имеют право на защиту. Кроме того, подчеркивается, что обеспечение обвиняемому права на защиту является основным принципом судопроизводства (п. 6 ч. 3 ст. 129 Основного Закона). Статья 59 Конституции Украины провозглашает, что каждый имеет право на правовую помощь. В предусмотренных законом случаях такая помощь предоставляется бесплатно. Каждый свободен в выборе защитника его прав. Кроме того, отмечается, что для обеспечения права на защиту от обвинения и предоставления правовой помощи при разрешении дел в судах и других государственных органах Украины действует адвокатура [1].
С принятием Конституционным Судом Украины Решения по делу о конституционном обращении гражданина Солдатова Геннадия Ивановича относительно официального толкования положений статьи 59 Конституции Украины, статьи 44 Уголовно-процессуального кодекса Украины, статей 268, 271 Кодекса Украины об административных правонарушениях (дело о праве свободного выбора защитника) от 16 ноября 2000 г. № 13-рп/2000 [2] среди специалистов возникла дискуссия относительно юридической обоснованности этого Решения. Высказывались мысли как в поддержку Решения [3, c. 76; 4; 5; 6, с. 55-58], так и против него [7-11; 12, с. 30-35; 13, с. 6-7]. Закон Украины от 21 июня 2001 г. «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Украины» [14], принятый с целью приведения Уголовно-процессуального кодекса Украины в соответствие Конституции Украины и Решению Конституционного Суда Украины от 16 ноября 2000 г. № 13-рп/2000, этого спора не решил.
Истолковав положение ст. 59 Конституции Украины как право подозреваемого, обвиненного и подсудного при защите от обвинения выбирать защитником своих прав лицо, являющееся специалистом в области права и по закону имеющее право на предоставление правовой помощи лично или по доверенности юридического лица и признав неконституционным положения действующей к тому времени ч. 1 ст. 44 УПК Украины, Конституционный Суд презрел подавляющее большинство международных принципов, которыми руководствуются защитники по уголовным делам. Так, теперь не является необходимой проверка профессиональных знаний защитников, фактически теряют свою силу Правила адвокатской этики, не нужно дисциплинарное производство относительно защитников, которые надлежащим образом не исполняют свои обязанности. Следует забыть и об адвокатской тайне, которая регламентирована лишь Законом «Об адвокатуре».
Конституционный Суд в своем Решении указал, что «Конвенция о защите прав человека и основных свобод... предусматривает право каждого обвиняемого защищать себя лично или использовать правовую помощь защитника, выбранного ним по собственному усмотрению» [2].
Тем не менее, в этом случае речь идет о праве обвиняемого самому выбирать защитника, а не о праве каждого быть защитником. И эти положения нужно четко разграничить. Круг лиц, из которых может быть выбран защитник, ограничен, что признает сам Конституционный Суд, трактуя его как «специалистов в области права», которые «по закону имеют право на предоставление правовой помощи лично или по доверенности юридического лица». Такие ограничения должны быть установлены исключительно Конституцией или законами [15]. Конституция же четко не ограничивает круг лиц, которые имеют право быть защитниками, но указывает, что для осуществления этой функции в Украине действует адвокатура. Закон (а именно ст. 44 УПК и ст. 268 КоАП Украины) такие ограничения устанавливал, указывая, что защитниками могут быть адвокаты (а в уголовном процессе – также близкие родственники, опекуны или попечители). Если следовать за логикой Конституционного Суда, то каждый свободен в выборе защитника своих прав, и им может быть не адвокат и даже не «специалист в области права», ведь об этом ст. 59 Конституции Украины молчит, а вообще любое лицо, которое, по мнению обвиняемого, на нужном уровне обеспечит его защиту.
Тезис Конституционного Суда о возможности осуществления защиты лицом – «специалистом в области права, имеющим право на предоставление юридической помощи по доверенности юридического лица» – не согласовывается ни с Основными положениями о роли юристов, ни с Резолюцией 78 (8) Комитета Министров Совета Европы «О юридической помощи и консультациях» от 2 марта 1978 г. [16, с. 276]. При более тщательном переводе с английского международных документов, на которые ссылался Конституционный Суд, тезис «...приведенные международно-правовые акты предусматривают право каждого обвиняемого защищать себя лично или через свободно выбранного им по собственному усмотрению защитника из юристов» должен звучать как «...защитника из адвокатов» [15].
Кроме того, если предоставить право на осуществление защиты указанным «специалистам», на Украине не будет выполняться пункт 20 Основных положений о роли юристов: «Адвокаты должны пользоваться гражданско-правовым и уголовным иммунитетом относительно соответствующих заявлений, сделанных добросовестно в виде письменных представлений в суд или устных выступлений в суде, или во время выполнения ими своих профессиональных обязанностей в суде, трибунале или другом юридическом или административном органе» [16, с. 258]. На Украине такой иммунитет предусмотрен для адвокатов согласно ст. 10 Закона «Об адвокатуре» [17]. Однако он не распространяется на остальных лиц, которые могут осуществлять защиту согласно Решению Конституционного Суда Украины.
Тезис Конституционного Суда о монополизме адвокатов в осуществлении защиты по уголовным делам следует считать, по крайней мере, странным: ведь никому не приходит в голову обвинять, к примеру, прокуратуру в монополизме поддержания обвинения!
На юристов, которым Конституционный Суд дал право осуществлять защиту по уголовным делам, не распространяются гарантии защиты, предусмотренные Законом «Об адвокатуре» и Правилами адвокатской этики, не проверяется уровень их профессиональной подготовки и не имеет значения опыт, не существует механизма привлечения их к ответственности за независимое выполнение защиты в уголовных делах. Следствие применения указанного решения – снижения уровня соблюдения прав человека при расследовании уголовных дел.
Конституционный Суд Российской Федерации, слушая аналогичное дело, в Постановлении по делу о проверке конституционности части четвертой статьи 47 УПК РРФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гитиса и С.В. Абрамова от 27 января 1997 г. № 2-П принял прямо противоположное решение: «Согласно статье 48 (часть 2) Конституции Российской Федерации каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. Статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах предусматривает, что каждый при рассмотрении предъявленного ему обвинения вправе сноситься с выбранным им самим защитником и защищать себя через его посредство. Право гражданина на самостоятельный выбор адвоката (защитника) подтверждено постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 27 марта 1996 года по делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года «О государственной тайне» в связи с жалобами граждан В.М. Гурджиянца, В.Н. Синцова, В.Н. Бугрова и А.К. Никитина.
Однако по своему содержанию право на самостоятельный выбор адвоката (защитника) не означает право выбирать в качестве защитника любое лицо по усмотрению подозреваемого или обвиняемого и не предполагает возможность участия в уголовном процессе любого лица в качестве защитника. Закрепленное в статье 48 (часть 2) Конституции Российской Федерации право пользоваться помощью адвоката (защитника) является одним из проявлений более общего права, гарантированного статьей 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждому человеку, - права на получение квалифицированной юридической помощи. Поэтому положения части 2 статьи 48 Конституции Российской Федерации не могут быть истолкованы в отрыве и без учета положений части 1 этой же статьи. Гарантируя право на получение именно квалифицированной юридической помощи, государство должно, во-первых, обеспечить условия, способствующие подготовке квалифицированных юристов для оказания гражданам различных видов юридической помощи, в том числе в уголовном судопроизводстве, и, во-вторых, установить с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требования и критерии. Участие в качестве защитника в ходе предварительного расследования дела любого лица по выбору подозреваемого или обвиняемого может привести к тому, что защитником окажется лицо, не обладающее необходимыми профессиональными навыками, что несовместимо с задачами правосудия и обязанностью государства гарантировать каждому квалифицированную юридическую помощь. Критерии квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве, исходя из необходимости обеспечения принципа состязательности и равноправия сторон, закрепленного в статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, устанавливает законодатель путем определения соответствующих условий допуска тех или иных лиц в качестве защитников» [15].
Проанализировав ситуацию, которая сложилась в уголовном процессе Российской Федерации в связи с участием в уголовных делах защитников – не адвокатов, А.А. Леви, М.В. Игнатьева и А.И. Капица пришли к выводу, что участие в уголовном судопроизводстве непрофессионального защитника не усиливает, а наоборот, нарушает право лица на обеспечение квалифицированной защитой в уголовном деле [18, с. 19].
Один из известнейших российских юристов М.Ю. Барщевский подчеркивает необходимость понимания различия между защитниками – адвокатами и неадвокатами (которые иногда вообще не являются юристами), делая акцент на специальных требованиях, которым отвечают адвокаты. Рассматривая получение организациями лицензий на осуществление юридической практики, следует отметить, что для этого нужно было лишь иметь в штате определенное количество юристов, которые в соответствии с «Положением о лицензировании» будут выполнять «непосредственное осуществление платных юридических услуг» без какого-либо контроля за ними! Если формально государство и должно было осуществлять какой-то контроль при лицензировании, то фактически никакого контроля не было. Более того, осенью 1998 г. лицензирование юридической деятельности вообще было признано ненужным и упразднено [19, c. 44-46].
Аналогичная ситуация сложилась и на Украине: лицензирование юридической практики, которое было предусмотрено ст. 4 Закона Украины «О предпринимательстве» [20, ст. 80], было упразднено [21, ст. 52].
В Международном пакте о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. указано, что государство может гарантировать каждому, чьи права и свободы нарушены, эффективное средство правовой защиты (п. 3 ст. 2) [22, c. 36-58]. Конституционный Суд Украины в своем решении тоже ссылался на этот международный документ, но принял решение, которое ему противоречит.
Решение Конституционного Суда об участии в уголовных делах в качестве защитников «специалистов в области права» дает возможность следственным и судебным органам привлекать в качестве защитников лиц, не связанных нормами адвокатской этики, без надлежащих гарантий конфиденциальности и профессионализма. В то же время, становится возможным давление со стороны следствия на таких лиц, поскольку следователь, прокурор или суд в любой момент могут устранить такого защитника от участия в деле, мотивируя тем, что он «как оказалось, не является специалистом в области права».
Решение о допуске защитника к участию в деле принимают соответственно следователь, прокурор, суд. То есть определять, является ли юрист «специалистом в области права», будут именно они. Никакой процедуры опровержения решения относительно непризнания лица «специалистом в области права» не предусмотрено. Такая ситуация на практике может послужить причиной существенных нарушений права подозреваемого или обвиняемого на защиту и правовую помощь.
В то же время, судья Конституционного Суда Украины В.Д. Вознюк в письме к Союзу адвокатов Украины от 25 сентября 2001 г. № 301-16/813 указал, что «Конституционный Суд не имел целью допустить к осуществлению такой защиты любого юриста, а наоборот, исходя из конституционных гарантий указал, что это должна быть лицо, которое является специалистом в области права и которое по закону имеет право на предоставление правовой помощи лично или по доверенности юридического лица». Закрепив в Конституции Украины право каждого на получение правовой помощи и свободный выбор защитника, государство соответствующим образом гарантирует при этом надлежащую квалификацию юристов, которые могут предоставлять правовую помощь. Критерии, которые свидетельствуют о надлежащем уровне профессиональной квалификации лица, допускаемого к такой защите, должна определять Верховная Рада Украины, как единственный законодательный орган [23, с. 40].
Таким образом, формулировка «другие специалисты в области права, которые по закону имеют право на предоставление правовой помощи» служит классическим примером бланкетной диспозиции, то есть такой, которая включает в себя ссылку на норму этого или другого нормативного акта, не конкретизируя его [24, с. 112].
Исходя из этого, Союз адвокатов Украины в своем письме к Председателю Верховного Суда Украины от 28 мая 2002 г. № 078 отмечает, что «Поскольку Конституционный Суд в своем решении назвал обязательное условие относительно допуска «специалистов в области права» к предоставлению правовой помощи – существование специального закона, которым им может быть предоставлено такое право, и соответствующие условия его реализации, а закона такого до настоящего времени не существует, то допуск сейчас этих лиц в качестве защитников является нарушением действующего законодательства, так как в процессе принимают участие ненадлежащие лица». В указанном письме Союз адвокатов Украины просит Председателя Верховного Суда Украины обратить внимание судей на недопустимость допуска «специалистов в области права» в качестве защитников до принятия Верховной Радой Украины специального закона [25, с. 68].
Подытоживая изложенное, следует отметить, что действующее законодательство Украины относительно участия защитников в уголовных делах допускает неоднозначное толкование, а также не отвечает основным стандартам, признанным в мире обязательными для обеспечения подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, осужденному и оправданному качественного права на защиту.
Следует отметить, что эксперты Европейского Союза, которые проводили экспертизу Решения Конституционного Суда Украины о свободном выборе защитника, приходили к выводу, что оно противоречит соответствующим международным нормам [26].
Верховный Суд Украины откликнулся на рассматриваемую правовую коллизию только через три года. В соответствии с п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда Украины от 24 октября 2003 г. № 8 «О применении законодательства, которое обеспечивает право на защиту в уголовном судопроизводстве», при решении вопроса о наличии у специалистов в области права полномочий на осуществление защиты в уголовном деле надлежит выяснять, каким именно законом им предоставлено право принимать участие в уголовном судопроизводстве в качестве защитника. Верховный Суд Украины признал правильной практику тех судов, которые из-за отсутствия специального закона не допускают таких специалистов к осуществлению защиты в уголовных делах [27, с. 242 – 243]. Таким образом, фактически Верховный Суд насколько это было возможно, разрешил конфликт, возникший в результате принятия Конституционным Судом решения о свободном выборе защитника. При этом, не имея полномочий на отмену решения Конституционного Суда, Верховный Суд Украины дал понять, что необходимо принятия специального закона, который регулировал бы деятельность «иных специалистов в области права» в качестве защитников по уголовным делам. Но является ли это целесообразным, когда существует институт адвокатуры, прошедший несколькосотлетний путь развития?
Мы никоим образом не оспариваем право лица на свободный выбор защитника, и считаем, что защищать подсудимого могут не только его родственники (как это предусматривает действующий Уголовно-процессуальный кодекс Украины), а и другие лица по желанию подсудимого (как, например, во Франции [28, с. 55]), но такой защитник должен принимать участие в уголовном деле лишь наряду с защитником – адвокатом, так как лишь последний отвечает всем мировым критериям, определенным для защитника по уголовным делам.

ЛИТЕРАТУРА:
1. Конституція України // Відомості Верховної Ради України, 1996. – № 30. – Ст. 141.
2. Решение Конституционного Суда Украины по делу о конституционном обращении гражданина Солдатова Геннадия Ивановича относительно официального толкования положений статьи 59 Конституции Украины, статьи 44 Уголовно-процессуального кодекса Украины, статей 268, 271 Кодекса Украины об административных правонарушениях от 16 ноября 2000 года № 13-рп/2000 // Юридическая практика. – 2000. – 30 ноября.
3. Михайленко А.Р. Расследование преступлений. Законность и обеспечение прав граждан. – К.: Юрінком Інтер, 1999. – 445 с.
4. Максимик М. Адвокаты против решения Конституционного Суда: обоснованные контраргументы или защита корпоративных интересов // Юридическая практика. – 2001. – 8 февр.
5. Жестоко, зато от души // Юридическая практика. – 2001. – 1 февр.
6. Тесленко М. Право кожного бути вільним у виборі захисника своїх прав // Право України. – 2002. – № 3.
7. Черненко А. Будет защищать! Я сказал! Не утруждая себя аргументацией, Конституционный Суд Украины решил спор об исключительности полномочий адвокатов // Юридическая практика. – 2000. – 30 ноября.
8. Бондаренко А., Потапенко В. Что Вы имели ввиду? Решение КСУ «О праве свободного выбора защитника» порождает коллизию за коллизией // Юридическая практика. – 2000. – 7 декабря.
9. Арбатский А. Прощай, адвокатура! // Юридическая практика. – 2000. – 7 декабря.
10. Заднепровский А. Нужна ли Украине классическая адвокатура? Размышления в связи с решением Конституционного Суда Украины от 16 ноября 2000 года // Юридическая практика. – 2001. – 8 февр.
11. Меня интересует личное мнение судей КСУ // Юридическая практика. – 2001. – 15 февр.
12. Клысак В.Н. О положении защиты от обвинения в органах дознания, предварительного следствия и судов в связи с принятием решения Конституционного Суда Украины №13-рп/2000 от 16.11.2000 г. // Захист прав, свобод і законних інтересів громадян України в процесі правоохоронної діяльності: Матеріали міжвузівської науково-практичної конференції. Донецьк, 27 квітня 2001 року / Гол. ред. І.Г. Кириченко. – Донецьк: ДІВС, 2001. – 656 с.
13. Зейкан Я.П. Захист у кримінальній справі: Наук.-практ. посіб. – К.: Вища шк., 2002. – 271 с.
14. Про внесення змін до Кримінально-процесуального кодексу України: Закон України від 21 червня 2001 року // Відомості Верховної Ради України, 2001. – № 34 – 35. – Ст. 187.
15. Агеєв В. Не кожен фахівець спроможний стати адвокатом. Коментар до рішення Конституційного Суду в справі про право вільного вибору захисника // Закон і бізнес. – 2001. – 10 – 16 лют.
16. Варфоломеєва Т.В., Гончаренко С.В. Науково-практичний коментар до Закону України «Про адвокатуру». Законодавство про адвокатуру і адвокатську діяльність: Зб. нормат. актів; Коментар / Академія адвокатури України. – К.: Юрінком Інтер, 2003. – 432 с.
17. Про адвокатуру: Закон України від 19 грудня 1992 року // Голос України. – 1993. – 29 січня.
18. Особенности предварительного расследования преступлений, осуществляемого с участием адвоката / Леви А.А., Игнатьева М.В., Капица Е.И. – М.: Издательство «Юрлитинформ», 2003. – 128 с.
19. Барщевский М.Ю. Адвокатская этика. 2-е изд., испр. – М.: «Профобразование», 2000. – 312 с.
20. Відомості Верховної Ради України. – 1998. – № 17. – Ст. 80.
21. Відомості Верховної Ради України. – 2002. – № 7. – Ст. 52.
22. Права людини. Міжнародні договори України, декларації, документи. – К., 1992.
23. Адвокат. – 2001. – № 3.
24. Рабінович П.М. Основи загальної теорії права та держави. – Х.: Консурм, 2002. – 160 с.
25. Адвокат. – 2002. – № 2 – 3.
26. Юг. – 2001. – 25 окт.
27. Постанови Пленуму Верховного Суду України у кримінальних справах (1973 – 2004). Офіційне видання / За загальною редакцією В.Т. Маляренка. – К., 2004. – 336 с.
28. Тесленко М. Право кожного бути вільним у виборі захисника своїх прав // Право України. – 2002. – № 3.

: 12/07/2009
: 2459
:
Преступность как объект научных исследований: проблемы и перспективы.
Вещественные доказательства: дары волхвов.
Основания для производства повторных и дополнительных следственных действий в российском уголовном судопроизводстве
Гилинский Я.И. «Все действительное разумно»
Отдельные вопросы предварительного расследования по делам частного обвинения
РЕЗНИК Г. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И ДОСТОИНСТВО ЛИЧНОСТИ – ОСНОВА МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Основные этапы законодательного регулирования дознания в Республике Узбекистан
Калиновский К.Б. Меры по защите участников уголовного процесса как общее условие предварительного расследования в российском уголовном процессе
Пирамида судебной власти
Особенности прекращения полномочий судьи по законодательству Республики Казахстан

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта