:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



12.00.09
Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Применение норм уголовно-процессуального права при обратной силе уголовного закона


На правах рукописи

Пушкарев Андрей Владимирович
Применение норм уголовно-процессуального права при обратной силе уголовного закона

Специальность 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук
Екатеринбург – 2007


Работа выполнена на кафедре уголовного процесса Уральской государственной юридической академии
Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Прошляков Алексей Дмитриевич
Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор Марфицин Павел Григорьевич кандидат юридических наук, доцент Зеленина Ольга Александровна
Ведущая организация: Омский государственный университет
Защита состоится 29 мая 2007 года в 15.00 на заседании диссертационного совета Д 212.282.03 при Уральской государственной юридической академии по адресу: 620066 г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21, зал заседаний совета
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Уральской государственной юридической академии
Автореферат разослан «___» апреля 2007 года
Ученый секретарь диссертационного совета доктор юридических наук, профессор З.А. Незнамова


2007, Екатеринбург, , , Пушкарев А.В., 


Общая характеристика работы
Актуальность темы исследования. Конституция Российской Федерации провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью, а признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина – обязанностью государства (ст. 2). Будучи непосредственно действующими, права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст. 18 Конституции РФ).
В Конституции России закреплено, что в случае устранения или смягчения новым законом ответственности за совершенное правонарушение применяется новый закон (ч.2 ст. 54). Данная норма основана на общеправовых принципах гуманизма, справедливости и соразмерности ответственности за совершенное деяние его реальной общественной опасности и в целом является большим демократическим достижением.
В развитие ч.2 ст. 54 Конституции России УК РФ установил, что уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость; уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет; если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом (ст. 10).
Но реализация ст. 10 УК РФ на практике нередко вызывает значительные затруднения, а в некоторых случаях полно и правильно применить указанную норму просто не представляется возможным. И основная причина сложившейся ситуации – серьезные недостатки существующего процессуального порядка придания обратной силы новым уголовным законам на различных стадиях уголовного судопроизводства.
Вопрос об обратной силе уголовного закона традиционно исследуется в рамках науки уголовного права. Количество публикаций, специально посвященных обратной силе уголовного закона, согласно библиографическим справочникам по уголовному праву, вполне достаточно.
В юридической науке процессуальные аспекты распространения новых уголовных законов, имеющих обратную силу, на лиц, совершивших преступление, исследовано отрывочно и фрагментарно. Монографических же исследований, специально посвященных порядку придания обратной силы новым уголовным законам на различных стадиях уголовного судопроизводства, нет.
Масштабы пересмотра приговоров в связи с принятием новых уголовных законов, имеющих обратную силу, чрезвычайно велики. По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ за 12 месяцев 2004 года в суды Российской Федерации поступило 609,2 тыс. ходатайств о приведении приговоров в соответствие с Федеральным законом от 8 декабря 2003 года «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации». Рассмотрено 595 тыс. ходатайств. Число нерассмотренных ходатайств на 1 января 2005 года составило 26 тыс.
Объектом диссертационного исследования являются урегулированные уголовно-процессуальным законом общественные отношения, складывающиеся при придании обратной силы новым уголовным законам процессуальными средствами.
Предметом диссертационного исследования выступают нормы уголовного и уголовно-процессуального права, устанавливающие круг уголовных законов, имеющих обратную силу, пределы обратной силы таких законов, а также регламентирующие порядок придания обратной силы новым уголовным законам на различных стадиях уголовного процесса, реализация их на практике.
Цель диссертации заключается в исследовании процессуального механизма придания обратной силы новым уголовным законам на всех стадиях уголовного судопроизводства.
Эта общая конечная цель предопределила необходимость постановки и разрешения следующих задач:
– проследить историю формирования и развития российского уголовного и уголовно-процессуального законодательства об обратной силе уголовного закона; – определить понятие и пределы обратной силы уголовного закона, а также рассмотреть ее разновидности; – рассмотреть особенности обратной силы промежуточных и временных уголовных законов; – соотнести устранение преступности и наказуемости деяния с отсутствием в деянии состава преступления, установить место декриминализации деяния в системе оснований прекращения уголовного дела; – исследовать последствия принятия новых уголовных законов, имеющих обратную силу, на всех стадиях уголовного судопроизводства, а также в рамках международного сотрудничества; – выявить пробелы и иные недостатки действующего российского уголовно-процессуального закона, разработать предложения по его совершенствованию; – изучить и обобщить практику приведения приговоров в соответствие с новым уголовным законом. Методологическую основу исследования составили общий диалектический метод научного познания, а также частные методы познания – исторический, системно-структурный, аналитический, синтетический, логический, сравнительно-правовой, формально-логический и юридико-лингвистический.
Теоретическую основу исследования составили работы Я.М. Брайнина, М.И. Блум, Н.Д. Дурманова, В.Н. Кудрявцева, А.Д. Прошлякова, М.С. Строговича, Н.С. Таганцева, А.А. Тилле, М.Д. Шаргородского, А.Е. Якубова и других авторов.
Нормативной базой диссертационного исследования является Конституция Российской Федерации, международно-правовые документы, действующее уголовное и уголовно-процессуальное законодательство.
Эмпирическая база исследования. Диссертантом исследовались практика Конституционного Суда Российской Федерации по делам о проверке соответствия норм уголовно-процессуального права Конституции Российской Федерации, постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации. Проанализирована опубликованная судебная практика Верховного Суда Российской Федерации 1997 – 2007 годов, а также Архангельского областного суда (Информационный бюллетень кассационной и надзорной практики по уголовным делам) 2003 – 2006 годов. Изучено 439 кассационных определений Судебной коллегии по уголовным делам и 342 постановления Президиума Свердловского областного суда, в которых были решены вопросы придания обратной силы новым уголовным законам.
Научная новизна диссертации состоит в том, что она является первым в науке российского уголовного процесса исследованием, специально посвященным процессуальному порядку придания обратной силы новым уголовным законам на всех стадиях уголовного судопроизводства.
Научная новизна работы проявляется также в положениях, выводах, рекомендациях и предложениях, выносимых на защиту:
1. В УК РФ установлено, что обратную силу имеет уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление (ч.1 ст. 10). А уголовно-процессуальный закон упоминает, по большому счету, только о случаях декриминализации деяния новым уголовным законом. И это необходимо рассматривать как пробел уголовно-процессуального законодательства.
2. В предмет регулирования уголовного права входит определение, какие уголовные законы имеют обратную силу, и установление пределов обратной силы таких законов. К предмету уголовно-процессуального права относится закрепление порядка придания обратной силы новым уголовным законам. 3. При устранении преступности и наказуемости деяния новым уголовным законом после вступления приговора в силу осужденный подлежит лишь освобождению от дальнейшего отбывания наказания. Приговор суда не отменяется, уголовное дело не прекращается. 4. В диссертации проводится разграничение таких оснований прекращения уголовного дела как отсутствие в деянии состава преступления (п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ) и устранение преступности и наказуемости деяния новым уголовным законом (ч.2 ст. 24 УПК РФ). При этом обосновываются выводы, что: 4.1. Устранение преступности и наказуемости деяния новым уголовным законом является самостоятельным материально-правовым нереабилитирующим основанием прекращения уголовного дела и принципиально отличается от отсутствия в деянии состава преступления. 4.2. Устранение преступности и наказуемости деяния новым уголовным законом препятствует возбуждению уголовного дела. 4.3. Если подозреваемый или обвиняемый при наличии указанного основания возражают против прекращения уголовного дела и заявляют о своей невиновности, то в этом случае производство по делу может быть продолжено в целях реабилитации указанных лиц. Во время производства по уголовному делу в целях реабилитации недопустимо применение к подозреваемому, обвиняемому любых мер процессуального принуждения. Исходя из этого, законодателю следует исключить ч.2 ст. 24 УПК РФ и дополнить ч. 1 ст. 24 УПК РФ пунктом 7 следующего содержания:
«7) устранение до вступления приговора в законную силу преступности и наказуемости деяния новым уголовным законом, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации подозреваемого, обвиняемого».
5. Устранение преступности и наказуемости деяния новым уголовным законом до вынесения приговора не освобождает суд от обязанности выяснить позиции сторон и исследовать представленные доводы. 6. Недопустимо ставить проведение разбирательства по уголовному делу в отсутствие подсудимого и стабильность заочного решения суда в зависимость от формальной тяжести преступления. Это приводит к тому, что все действия в рамках заочного производства сводятся на нет только из-за того, что принимается новый уголовный закон, изменяющий категорию преступления в ту или иную сторону. Законодателю следует исключить из ч.4 ич.5 ст. 247 УПК РФ указание на тяжесть содеянного как условие заочного рассмотрения дела. 7. Рассмотрение уголовного дела в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, не препятствует суду распространить новый уголовный закон, имеющий обратную силу, на подсудимого, прекратить уголовное дело, изменить квалификацию в целях смягчения наказания либо иного улучшения положения виновного. 8. Отсутствие в УПК РФ нормы, согласно которой при устранении преступности и наказуемости деяния новым законом приговор не может быть обращен к исполнению, влечет за собой возникновение парадоксальных ситуаций, когда новым уголовным законом деяние более не признается преступлением, а приговор формально должен приводиться в исполнение. В целях исключения подобного рода практики законодателю следует дополнить ст. 390 УПК РФ частью пятой следующего содержания: «Приговор не может быть обращен к исполнению или приведен в исполнение в части осуждения за деяние, преступность и наказуемость которого были устранены вновь изданным уголовным законом».
9. Приведение приговоров в соответствие с новым уголовным законом во всех имеющихся в действующем уголовно-процессуальном законодательстве формах (апелляционное, кассационное, надзорное производство, возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, исполнение приговора) связано с большими трудностями, а в некоторых случаях просто невозможно. Реализация же закрепленного в ч.2 ст. 54 Конституции РФ и ст. 10 УК РФ принципа, в силу которого уголовный закон, устраняющий или смягчающий ответственность, имеет обратную силу, может быть обеспечена лишь при условии создания надлежащего процессуального механизма. Поэтому уголовный процесс России нуждается еще в двух стадиях:
1) обычной – аддоционный (от лат. addo – придавать, прибавлять) порядок рассмотрения уголовного дела, то есть порядок рассмотрения уголовного дела, направленный на придание обратной силы новым уголовным законам,– подлежащей включению в производство в суде второй инстанции наряду с апелляционным и кассационным порядком;
2) исключительной – пересмотр приговоров, определений и постановлений судов в связи с введением в действие нового уголовного закона.
Предлагаемые стадии представляют единый механизм придания обратной силы новым уголовным законам после постановления приговора, который имеет большой потенциал и может быть использован для пересмотра как вступивших, так и не вступивших в законную силу судебных решений, принятых на основании уголовного закона, впоследствии признанного не соответствующим Конституции РФ.
10. Новый российский уголовный закон, имеющий обратную силу, подлежит распространению на граждан Российской Федерации, осужденных судом иностранного государства и переданных в Россию для отбывания наказания, путем использования по аналогии с ч. 6 ст. 472 УПК РФ процедуры, установленной ст. 472 УПК РФ, а именно:
10.1. Если одно из деяний, за которые осужден гражданин России в другом государстве, декриминализировано новым российским уголовным законом, то суд в стадии исполнения приговора, руководствуясь ч.4 ст. 472 УПК РФ, должен определить, какая часть наказания, назначенного по приговору суда иностранного государства, применяется к деянию, являющемуся преступлением. В остальной части приговор не должен исполняться. 10.2. Если гражданин России осужден за одно деяние, преступность и наказуемость которого устранена новым российским уголовным законом, суд должен на основании ч.1 ст. 472 УПК РФ вынести постановление об отказе в признании приговора суда иностранного государства и прекратить его исполнение. 10.3. Если при принятии нового уголовного закона, смягчающего наказание, предельный срок лишения свободы за данное преступление по УК РФ становится меньше, чем назначенный по приговору суда иностранного государства, то суд, согласно ч.3 ст. 472 УПК РФ, должен определить максимальный срок лишения свободы за совершение данного преступления, предусмотренный новым уголовным законом. Если УК РФ больше не предусматривает лишение свободы в качестве наказания за совершенное лицом преступление, то суд должен определить иное наказание, наиболее соответствующее наказанию, назначенному по приговору суда иностранного государства, в пределах, установленных УК РФ за данное преступление. 10.4. Вполне допустимо применить к гражданину Российской Федерации, осужденному в иностранном государстве, новый российский уголовный закон, иным образом улучшающий его положение. Теоретическое и практическое значение работы заключается в том, что содержащиеся в диссертации положения, выводы и рекомендации могут быть учтены при совершенствовании действующего уголовно-процессуального законодательства и практики его применения, использованы в учебном процессе и дальнейших научных исследованиях по уголовно-процессуальной проблематике.
Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена на кафедре уголовного процесса Уральской государственной юридической академии, где проводилось ее рецензирование и обсуждение.
Проблемные положения диссертационного исследования послужили основой для докладов и сообщений на международных и всероссийских научных и научно-практических конференциях в Южно-Уральском государственном университете (2006, 2007), Уральской государственной юридической академии (2005, 2006).
Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, каждая из которых включает в себя три параграфа, заключения и библиографического списка.
Содержание работы
Во введении обосновывается выбор и актуальность темы исследования, определяются его цель и задачи, объект и предмет, теоретическая и методологическая основы исследования; раскрыта научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, сформулированы положения, выносимые на защиту; приводятся сведения об апробации результатов исследования.
Глава первая «Обратная сила уголовного закона» состоит из трех параграфов.
В первом параграфе содержится исторический очерк развития российского уголовного и уголовно-процессуального законодательства об обратной силе уголовного закона.
В работе указывается, что впервые в истории российского законодательства правила об обратной силе уголовного закона были четко сформулированы в указе императора Николая І от 27 марта 1846 года о применении Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года.
Уголовно-процессуальное же законодательство заметно отставало. Только 22 ноября 1926 года постановлением ВЦИК «О введении в действие Уголовного кодекса РСФСР редакции 1926 года» была закреплена процедура придания обратной силы новому уголовному закону на различных стадиях уголовного судопроизводства. Ас 1960 по 1991 год уголовно-процессуальное законодательство СССР и России вообще не упоминало об обратной силе уголовного закона, не было ни соответствующего процессуального эквивалента, ни механизма распространения новых уголовных законов на лиц, совершивших преступление.
При этом отмечается, что несмотря на целенаправленное развитие законодательства в отношении института обратной силы уголовного закона на основе принципов справедливости и гуманизма, в истории России были случаи, когда новому уголовному закону, ухудшающему положение виновного, придавалась обратная сила. Так, сразу после революции в октябре 1917 года советское правительство приступило к принятию законодательных актов, предусматривающих наказуемость предшествующей деятельности, в целях расправы над оппозицией. И даже в более поздние периоды существования советской власти по политическим и иным соображениям к отдельным лицам применялся более суровый уголовный закон. Приведены три известных судебных процесса, в которых указанные факты имели место.
С принятием УК РФ и УПК РФ уголовное и уголовно-процессуальное законодательство об обратной силе уголовного закона приобрело ныне существующий вид.
Во втором параграфе «Понятие, разновидности и пределы обратной силы уголовного закона» дается определение, приводятся разновидности и указываются пределы обратной силы уголовного закона.
Обратная сила уголовного закона – это распространение его на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в
том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но меющих судимость. Таково легальное определение, закрепленное в ч.1 ст. 10 УК РФ.
В зависимости от того, до или после вступления приговора в законную силу был принят новый уголовный закон, обратная сила уголовного закона делится на простую и ревизионную.
Также можно выделить:
а) обратную силу уголовного закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния;
б) обратную силу уголовного закона, смягчающего наказание;
в) обратную силу уголовного закона, иным образом улучшающего положение лица, совершившего преступление.
В работе указывается, какие уголовные законы относятся к устраняющим преступность деяния, смягчающим наказание либо иным образом улучшающим положение виновного.
При этом подчеркивается, что возможна и декриминализация деяния исходя из требований уголовно-процессуального закона.
Проводится соотношение и разграничение принятия нового уголовного закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, и изменения обстановки.
Отдельно рассмотрен вопрос о допустимости включения уголовно-процессуальных норм в материальный уголовный закон и наоборот. Автор приходит к выводу о том, что это является крайне нежелательным, поскольку может повлечь за собой ошибочное придание процессуальной норме обратной силы либо лишение материальной нормы такой силы.
В третьем параграфе «Промежуточные и временные уголовные законы» рассматриваются особенности действия промежуточных и временных уголовных законов.
Промежуточный уголовный закон – это закон, который не действовал ни во время совершения общественно опасного деяния, ни к моменту разрешения
уголовного дела по существу соответствующим органом уголовного удопроизводства, чаще всего – судом.
В работе исследуются промежуточные уголовные законы, устраняющие преступность деяния, смягчающие наказание и иным образом улучшающие положение лица, совершившего преступление.
При этом отмечается, что промежуточный уголовный закон, устраняющий преступность деяния, имеет обратную силу, т.е. распространяется на все деяния, совершенные до его вступления в силу.
Промежуточный уголовный закон, смягчающий наказание, все-таки может быть применен, но только в связи с процессуальными требованиями (ст. 405 УПК РФ). При этом должны быть соблюдены следующие условия:
1) суд применил новый уголовный закон, который имел обратную силу и на тот момент не носил промежуточного характера;
2) этот приговор отменен и дело направлено на новое судебное разбирательство;
3) ко времени нового судебного разбирательства вступил в силу новый уголовный закон, изменяющий предыдущий в сторону ухудшения.
Неприменение промежуточных уголовных законов, смягчающих наказание или иным образом улучшающих положение виновного, порождает вопрос о соответствии такого неприменения Основному закону страны, который не предусматривает подобного рода ограничений (ч.2 ст. 54 Конституции РФ).
Разрыв между днем принятия УК РФ и днем его вступления в силу обусловил появление такого феномена, как временные уголовные законы. Приводятся конкретные примеры таких законов.
Глава вторая «Придание уголовному закону обратной силы на различных стадиях уголовного судопроизводства» состоит из трех параграфов.
Первый параграф «Обратная сила уголовного закона в досудебном производстве и в суде первой инстанции» посвящен процессуальным последствиям принятия нового уголовного закона, имеющего обратную силу, в
досудебном производстве и в суде первой инстанции.
В рамках данного параграфа проведен анализ нормы ч. 2 ст. 24 УПК РФ.
В юридической литературе высказано ошибочное мнение (А.В. Наумов), что ч.2 ст. 24 УПК РФ противоречит ч.1 ст. 10 УК РФ, поскольку не позволяет прекращать уголовное дело после вступления приговора в законную силу.
Определение, какие уголовные законы имеют обратную силу, и установление пределов обратной силы входит в предмет уголовно-правового регулирования. А вот в какой форме новые уголовные законы будут распространяться на лиц, совершивших преступление, -это относится к предмету уголовно-процессуального регулирования.
Установленный УПК РФ порядок придания обратной силы новым уголовным законам имеет свои особенности, обусловленные спецификой уголовного судопроизводства в целом. Так, если новый уголовный закон устранил преступность и наказуемость деяния после вступления приговора в силу, то можно лишь освободить лицо от наказания. Прекращение уголовного дела при наличии вступившего в законную силу приговора не допускается по двум причинам. Во-первых, как такового уголовного дела уже нет. Во-вторых, это вызвано необходимостью обеспечения стабильности приговора суда.
Законодатель ошибочно отнес декриминализацию деяния новым уголовным законом к частному случаю такого основания для прекращения уголовного дела, как отсутствие в деянии состава преступления (п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ).
Соотношение ч.2 ст. 24 сп.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ позволило автору выявить принципиальное различие между отсутствием в деянии состава преступления (нет одного или нескольких элементов состава) и устранением преступности деяния новым уголовным законом (все элементы состава в момент совершения преступления были, но после принятия нового уголовного закона данное деяние более не рассматривается как преступное). Указанное различие обусловливает необходимость выделения декриминализации деяния как самостоятельного основания и объясняет, почему при его наличии не возникает право на реабилитацию.
Устранение преступности и наказуемости деяния новым уголовным законом законодатель относит к числу оснований прекращения уголовного дела. Но есть и точки зрения, что такое устранение является основанием прекращения производства по уголовному делу (Е.А. Хабарова) либо что декриминализация является основанием прекращения уголовного преследования (Е.Г. Васильева).
На основе исследования того, что понимается под уголовным делом, производством по уголовному делу и уголовным преследованием, а также под ихпрекращением, формулируются следующие выводы:
1) под прекращением уголовного дела в ст. 24 УПК РФ понимается прекращение производства по уголовному делу (уголовного судопроизводства), т.е. эти слова используются как синонимы; 2) прекращение уголовного преследования по сути означает частичное прекращение уголовного дела и в этом смысле выделение оснований прекращения уголовного дела и оснований прекращения уголовного преследования является неоправданным, поскольку все это – основания прекращения уголовного дела; 3) устранение преступности и наказуемости деяния новым уголовным законом является основанием прекращения уголовного дела.
Отсутствие в уголовно-процессуальном законе нормы, предоставляющей подозреваемому, обвиняемому право возражать против прекращения уголовного дела в соответствии с ч.2 ст. 24 УПК РФ, приводит к нарушениям конституционного права на судебную защиту и презумпции невиновности, а также к объективному ограничению прав названных участников уголовного судопроизводства, в том числе права доказывать свою невиновность в совершении преступления и права на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием. Поэтому если подозреваемый или обвиняемый при устранении преступности и наказуемости деяния новым уголовным законом возражают против прекращения уголовного дела и заявляют о своей невиновности, то в этом случае производство по делу может быть продолжено в целях реабилитации указанных лиц. При этом данное производство должно быть сходно с производством по уголовному делу по п.4 ч.1 ст. 24 УПК РФ, т.е. когда производство необходимо для реабилитации умершего. В рамках такого производства недопустимо применение к подозреваемому и обвиняемому любых мер процессуального принуждения. В противном случае у них возникает право на возмещение причиненного ущерба (ч.3 ст. 133 УПК РФ).
Порядок возмещения причиненного ущерба сильно усложнен для лиц, имеющих право на такое возмещение, поэтому в работе предлагается включить в главу 18 УПК РФ норму следующего содержания: «При введении в действие нового уголовного закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, орган дознания, следователь, прокурор и суд обязаны разъяснить гражданину порядок восстановления его нарушенных прав и принять необходимые меры к возмещению ущерба, причиненного гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного задержания, незаконного применения меры пресечения, незаконного продолжения исполнения назначенного наказания, если такой ущерб был причинен после вступления в силу указанного уголовного закона».
В УК РФ установлено, что обратную силу имеет уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление (ч.1 ст. 10). А уголовно-процессуальный закон упоминает, по большому счету, только о случаях декриминализации деяния новым уголовным законом. И это можно рассматривать как пробел уголовно-процессуального законодательства.
Далее в работе рассматриваются особенности придания обратной силы новым уголовным законам в суде первой инстанции.
Обосновывается вывод, что если при декриминализации деяния новым уголовным законом подсудимый возражает против прекращения уголовного дела, приводит доказательства своей невиновности, то суд в любом случае обязан рассмотреть данное заявление. При выявлении оснований для реабилитации подсудимого суд, согласно ч.8 ст. 302 УПК РФ, продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу и постановления оправдательного приговора. Если же оснований для оправдания не будет установлено, то суд прекращает уголовное дело по ч. 2 ст. 24 УПК РФ.
Диссертантом также исследуются особенности принятия новых уголовных законов, имеющих обратную силу, не только в обычной, но и в иных формах судебного разбирательства.
При этом указывается, что недопустимо ставить проведение разбирательства по уголовному делу в отсутствие подсудимого и стабильность заочного решения суда в зависимость от формальной тяжести преступления. Это приводит к тому, что все действия в рамках заочного производства сводятся на нет только из-за того, что принимается новый уголовный закон, изменяющий категорию преступления в ту или иную сторону. В связи с этим законодателю предлагается исключить из ч.4 ич.5 ст. 247 УПК РФ указание на тяжесть содеянного как условие заочного рассмотрения дела.
Рассмотрение уголовного дела в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, не препятствует суду распространить новый уголовный закон, имеющий обратную силу, на подсудимого, прекратить уголовное дело, изменить квалификацию в целях смягчения наказания либо иного улучшения положения виновного.
Во втором параграфе «Обратная сила уголовного закона в апелляционном и кассационном производстве, при исполнении приговора, пересмотре в порядке надзора и возобновлении дела ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств» исследуется порядок придания обратной силы новым уголовным законам в рамках производства в суде второй инстанции, а также в исключительных стадиях российского уголовного процесса.
Последовательно обосновывается вывод, что приведение приговоров в соответствие с новым уголовным законом во всех имеющихся в действующем уголовно-процессуальном законодательстве формах (апелляционное, кассационное, надзорное производство, возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, исполнение приговора) связано с большими трудностями, а в некоторых случаяхпросто невозможно.
При этом отмечается, что реализация закрепленного в ч.2 ст. 54 Конституции РФ и ст. 10 УК РФ принципа, в силу которого уголовный закон, устраняющий или смягчающий ответственность, имеет обратную силу, может быть обеспечена лишь при условии создания надлежащего процессуального механизма, в котором должны быть собраны все пригодные и необходимые элементы указанных стадий и исключено все то, что в этих стадиях мешает приданию обратной силы новому уголовному закону. Такой механизм должен отвечать следующим критериям:
1) быстрота, характерная для решения вопросов в стадии исполнения приговора;
2) безотказность, означающая, что данный механизм должен сработать: а) автоматически, без каких-либо просьб, ходатайств, представлений и протестов, только на основании факта вступления в силу нового уголовного закона; б) независимо от предыдущего движения уголовного дела по судебным инстанциям; в) неоднократно, т.к. уголовный закон может быть изменен и несколько раз;
3) эффективность, т.е. полномочия суда, рассматривающего вопрос о придании обратной силы новому уголовному закону, должны быть почти такими же, как у суда надзорной инстанции;
4) безальтернативность, т.е. этот механизм не должен дублироваться или в той или иной степени воспроизводиться в других стадиях уголовного судопроизводства.
Этот механизм должен работать как до, так и после вступления приговора, определения или постановления суда в законную силу.
В действующем уголовно-процессуальном законодательстве есть механизм, который функционирует аналогичным образом – это проверка законности, обоснованности и справедливости судебных решений, выявление и устранение ошибок. Он представлен двумя обычными и двумя исключительными стадиями: апелляционное, кассационное и надзорное производство, возобновление дел ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. Поэтому и надлежащий механизм должен состоять из обычной и исключительной стадии.
Поскольку ни одна из исследованных стадий уголовного судопроизводства не удовлетворяет указанным критериям, то диссертант приходит к заключению, что уголовный процесс нуждается еще в двух стадиях:
1) обычной – в качестве одного из возможных вариантов предлагается назвать данную стадию аддоционный (от лат. addo – придавать, прибавлять) порядок рассмотрения уголовного дела,-подлежащей включению в производство в суде второй инстанции наряду с апелляционным и кассационным порядком;
2) исключительной – пересмотр приговоров, определений и постановлений судов в связи с введением в действие нового уголовного закона, - на необходимость появления которой указывает А.Д. Прошляков.
В завершение этого приговора производится проверка этих стадий тем признакам, которые предъявляются к каждой из стадии и которым любая стадия должна соответствовать, а также подчеркивается, что предполагаемый механизм имеет большой потенциал и может быть использован для пересмотра как вступивших, так и не вступивших в законную силу судебных решений, принятых на основании уголовного закона, в последствии признанного не соответствующим Конституции РФ.
В третьем параграфе «Обратная сила уголовного закона и международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства» рассматриваются последствия принятия новых уголовных законов, имеющих обратную силу в рамках международного сотрудничества.
Отмечается, что в части пятой УПК РФ не урегулированы вопросы, возникающие при принятии новых уголовных законов, имеющих обратную силу.
Далее указывается, что поскольку устранение преступности и наказуемости деяния новым уголовным законом не только препятствует возбуждению уголовного дела, но и делает невозможным приведение приговора в исполнение, так как государство более не признает указанное деяние преступным и, следовательно, наказуемым, то при наличии указанного основания выдача лица, согласно п. 4 ч. 1 ст. 464 УПК РФ, не допускается.
В целях исключения парадоксальных ситуаций, имеющих место на практике, когда новым уголовным законом деяние более не признается преступлением, а приговор формально должен приводиться в исполнение, предлагается дополнить ст. 390 УПК РФ частью пятой следующего содержания: «Приговор не может быть обращен к исполнению или приведен в исполнение в части осуждения за деяние, преступность и наказуемость которого были устранены вновь изданным уголовным законом».
Вч.6 ст. 472 УПК РФ предусматривается возможность быстрого реагирования на отмену или изменение приговора суда иностранного государства либо на применение в отношении лица, отбывающего наказание в России, изданных в иностранном государстве актов об амнистии или помилования путем использования механизма, установленного частями 1-4 ст. 472 УПК РФ.
Диссертант предлагает использовать по аналогии с указанным положением механизм ст. 472 УПК РФ и для адаптации приговора иностранного суда к новым российским уголовным законам, имеющим обратную силу.
В заключении сформулированы основанные на проведенном исследовании выводы и конкретные предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.
По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:
І. Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналахи изданиях
1. Пушкарев А.В. До-и послереволюционное развитие российского уголовного и уголовно-процессуального законодательства об обратной силе уголовного закона // История государства и права. 2007. №7. – 0,2 п.л. ІІ. Иные публикации
2. Пушкарев А.В. Практика приведения судами приговоров, вступивших в законную силу, в соответствие с новым уголовным законом // Правовая защита частных и публичных интересов: Материалы международной межвузовской научно-практической конференции (19-20 января 2006 года): Сб. статей / Отв. редактор Б.И. Ровный. В 3ч. Ч.2. – Челябинск: Изд-во ООО «Полиграф – Мастер», 2006. – 0,1 п.л. 3. Пушкарев А.В. Обратная сила уголовного закона и особый порядок судебного разбиратель

: 17/07/2009
: 1752
:
Состязательная деятельность защитника на предварительном следствии.
Законность и типы уголовного процесса
Компенсация морального вреда - мера реабилитации потерпевшего в российском уголовном процессе:
ОБСТАНОВКА СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПОЛУЧЕНИЕ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИНФОРМАЦИИ О НЕЙ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ
ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ХАРАКТЕРИЗУЮЩИЕ ЛИЧНОСТЬ ОБВИНЯЕМОГО, КАК ЭЛЕМЕНТ ПРЕДМЕТА ДОКАЗЫВАНИЯ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА СОБИРАНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, ОТОБРАЖАЮЩИХ БИОЛОГИЧЕСКИЕ ВОЙСТВА И ПРИЗНАКИ ЖИВОГО ЛИЦА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ОБВИНЯЕМОГО В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
ДОМАШНИЙ АРЕСТ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ПОМОЩЬ ОРГАНАМ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ ИНОСТРАННЫХ ГОСУДАРСТВ

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта