:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



12.00.09
Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Принцип публичности уголовного судопроизводства: понятие, содержание и пределы действия


2009, Екатеринбург, , , Аширбекова Мадина Таукеновна, На правах рукописи

Аширбекова Мадина Таукеновна

ПРИНЦИП ПУБЛИЧНОСТИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА:
ПОНЯТИЕ, СОДЕРЖАНИЕ И ПРЕДЕЛЫ ДЕЙСТВИЯ



Специальность 12.00.09 –
уголовный процесс; криминалистика;
оперативно-розыскная деятельность


Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
доктора юридических наук


ЕКАТЕРИНБУРГ - 2009
Работа выполнена в МОУ «Волжский институт экономики, педагогики и права»


Научный консультант: доктор юридических наук, профессор
Кудин Федор Милентьевич


Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор
Масленникова Лариса Николаевна

Заслуженный юрист РФ,
доктор юридических наук, профессор
Азаров Владимир Александрович

Заслуженный деятель науки
Российской Федерации,
доктор юридических наук, профессор
Малков Виктор Павлович





Ведущая организация: ГОУ ВПО «Южно-Уральский
государственный университет»

Защита состоится 8 октября 2009г. в 11 час. 00 мин. на заседании Диссертационного совета Д 212.282.03 при ГОУ «Уральская государственная юридическая академия» по адресу: г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Уральской государственной юридической академии.

Автореферат разослан «_____»__________2009 г.




Ученый секретарь Диссертационного совета
Д 212.282.03 при Уральской государственной
юридической академии
доктор юридических наук, профессор З.А. Незнамова
Актуальность и степень разработанности темы исследования. Конституция Российской Федерации (ст.ст. 2,17,18, 45 и 46) закрепила требование о защите прав и основных свобод человека и гражданина как обязанность государства и его органов. В сфере уголовного судопроизводства данные конституционные положения конкретизируются в требованиях ст. 6 УПК РФ, определяющих назначение уголовного судопроизводства как защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Закрепление приоритета защиты прав и свобод человека в ст.6 УПК РФ, ни в какой мере, не означает отказ от государственного регулирования правовых конфликтов, связанных с нарушением уголовно-правовых запретов. Становление гражданского общества предполагает разгосударствление многих сторон жизни, но сферой стабильного действия государства должны охватываться те области, где оно обязано выполнять свои изначальные функции (охрана правопорядка, оборона, законотворчество, защита прав граждан, внешняя политика и т.д.).1
Обращение в настоящем исследовании к принципу публичности не является апологией розыскных начал в уголовном судопроизводстве, призывом назад, к старому уголовно-процессуальному законодательству. В действующем УПК РФ нет общей нормы, которая закрепляла хотя бы базовые положения, отражающие содержание и сущность принципа публичности. Отсюда, однако не следует, что организация современного уголовного процесса определяется исключительно принципом состязательности. Актуальность избранной темы обусловливается обнаруживающимся противоречием, возникшим вследствие того, что законодатель, с одной стороны, отказался от закрепления публичности как принципа уголовного процесса, а с другой – допустил и не мог не допустить его фактического присутствия в законодательной ткани в виде значительного числа норм, на деле определяющих уголовный процесс как публично-состязательный. Данное противоречие на теоретическом уровне повлекло за собой неоднозначное отношение ученых к вопросу о включении принципа публичности в систему принципов уголовного процесса. Важность исследования данной темы заключается в необходимости устранения указанного противоречия путем научного обоснования объективности действия публичности как принципа уголовного процесса, выявления его сущности, содержания и места в системе принципов, а также влияния на процессуальную форму. В этом плане избранная тема находится в русле общетеоретических правовых исследований, посвященных проблемам правового оформления реализации публичного интереса (Ю.А. Тихомиров, А.В. Кряжков, К.Ю. Тотьев2).
Принятие и введение в действие УПК РФ 2001 года – значительный этап в развитии российского уголовного процессуального законодательства. Углубление состязательных начал уголовного судопроизводства по УПК РФ, безусловно, важное и необходимое, оказалось неравновесным разумному количеству публично-правовых средств, что на деле привело к положению, когда исход уголовного дела должен зависеть от активности частных лиц, представляющих стороны в процессе, но не от качества выполнения уполномоченными субъектами своих должностных (служебных) обязанностей. Внесенные в УПК РФ изменения и дополнения в течение всего времени его действия свидетельствуют о попытке законодателя поправить сложившееся положение, в том числе и путем «возвращения» в УПК РФ публично-правовых средств, известных прежде действовавшему уголовно-процессуальному законодательству. Выявление базового положения, исходно определяющего правовое обеспечение публичного интереса в уголовном судопроизводстве, по мнению диссертанта, возможно посредством определения теоретической конструкции содержания принципа публичности, установления его значения и места в системе принципов, а также форм реализации его требований.
Нельзя сказать, что в науке уголовно-процессуального права не было исследований, в которых рассматривались вопросы о теоретической конструкции содержания принципа публичности. Характеристика принципа публичности, даваемая исследователями в разное время, не отличалась и не отличается единством подхода в части определения конструктивных элементов его содержания. Теоретическая конструкция принципа публичности предлагалась немногими авторами (Л.А. Названова, И.В. Тыричев, А.М. Юсубов), исследовавшими публичность на основе ранее действовавшего УПК РСФСР.
С начала нового тысячелетия в науке сформировался взгляд на публичность как на отдельную категорию - публичное начало. Так, в первом фундаментальном исследовании по данной проблематике, осуществленном Л.Н. Масленниковой в 2000 году («Публичное и диспозитивное начала в уголовном судопроизводстве России»), публичность рассматривается и как публичное начало, составляющее основу уголовного судопроизводства и отражающее в нем публичный интерес, и как принцип уголовного процесса. Выводы Л.Н. Масленниковой, связанные с постановкой и разрешением методологических, теоретических, исторических и практических проблем публичности несомненно являют собой важный вклад в науку. Однако теоретическая конструкция принципа публичности и правовые формы его выражения в каждой стадии уголовного процесса указанным исследованием, проведенном в преддверии принятия УПК РФ, не охватывались.
В монографии Ф.Н. Багаутдинова «Обеспечение публичных и личных интересов при расследовании преступлений» (2004 г.) принципу публичности посвящен всего один параграф, в котором автор уделяет внимание значению и правовым формам выражения принципа публичности, не определяя теоретической конструкции его содержания.
В докторской диссертации А.С. Барабаша «Публичное начало российского уголовного процесса» (2006 г.) публичность рассматривается не как принцип уголовного судопроизводства, а как начало – категория более масштабная, нежели принцип процесса. Понятно, что по этой причине теоретическая конструкция содержания принципа публичности в указанной работе не определяется.
Ни в какой степени не ставя под сомнение плодотворность и жизнеспособность категории публичное начало, содержание которой и Л.Н. Масленниковой, и А.С. Барабашем трактуется по-разному, полагаем, что публичность как начало – категория общая и для государства, и для права в целом, и для любого вида юрисдикционного правоприменительного процесса. В природе публичности заложена социальная значимость, как самого права, так и его применения. Правоприменение, осуществляемое через юридические процедуры, не может не иметь публично-правового характера, поскольку является властно-организующей деятельностью субъектов, ведущих процесс.
Независимо от того, понимать ли публичность как начало, то есть категорию общего порядка, или же как принцип, публичность равным образом характеризует сущность уголовного судопроизводства как, к примеру, и сущность административного процесса. Однако применительно к уголовному процессу, публичность – есть правовое явление отдельное, а потому особенное. Особенное заключается в содержании принципа публичности. Особенное есть всеобщее в одном из его определенных обособлений3. Именно содержание принципа публичности уголовного процесса дает представление об определенном обособлении публичности в уголовном судопроизводстве, выделяя его как вид в ряду юрисдикционных правоприменительных процессов.
Автор полагает, что применительно к уголовному судопроизводству публичность следует толковать только как принцип. Именно принцип публичности определяет процессуальный способ защиты публичного интереса, уже взятого под охрану уголовным законом. Большинство исследователей по сходной проблематике определяли понятие и содержание принципа публичности через формы его проявления в уголовно-процессуальной деятельности. Понятно, что формы проявления принципа отражают его сущность и его содержание, если использовать в целях исследования категории явление, сущность и содержание. Вместе с тем акцентирование внимания только на проявлении принципа (явление) вряд ли методологически оправданно, поскольку при этом допускается односторонний подход к принципу публичности как объекту правового исследования, потому как «…если бы форма проявления и сущность вещей непосредственно совпадали, то всякая наука была бы излишней».4 В то же время определение сущности имеет теоретическое и практическое значение, если за ним следует раскрытие содержания правового явления.5 Поскольку категории сущность и содержание не могут быть отождествлены, актуальным в теоретическом плане представляется, наряду с обоснованием объективного присутствия принципа публичности в системе принципов уголовного процесса, выявление элементов его содержания, то есть определение его теоретической конструкции. В одном из первых диссертационных исследований (А.В. Федулов), посвященных принципу публичности в условиях начала действия УПК РФ, рассматривались материальные и процессуальные аспекты содержания публичности, которые, однако, не определялись как элементы его теоретической конструкции. Выявление элементов содержания принципа публичности по ныне действующему УПК РФ было предпринято лишь в одной кандидатской диссертации по сходной теме (А.Н. Козлова). Однако предлагаемые в нем элементы содержания принципа публичности основаны на ином и небесспорном подходе. В частности, указанные элементы в этом исследовании формулировались как основания, содержания и цели действий, осуществляемые властными субъектами в соответствии с самим же принципом публичности, то есть посредством использования приема определения через определяемое. Другие состоявшиеся в период действия УПК РФ диссертационные исследования по рассматриваемой теме в основном посвящались формам проявления принципа публичности либо в отдельной стадии процесса (С.Г. Бандурин), либо применительно к уголовному преследованию (С.Г. Горлова, А.Ф. Кучин, В.Е. Шманатова).
Содержание изменений и дополнений, внесенных в УПК РФ, также требуют осмысления с точки зрения усиления публично-правовых требований к деятельности субъектов, ведущих процесс. Равным образом ряд решений Конституционного Суда Российской Федерации, акцентирующих внимание на публично-правовой природе уголовного судопроизводства, требуют соотнесения их с выработанными в науке теоретическими положениями, с действующим уголовно-процессуальным законом и правоприменительной практикой. В связи с этим актуальность темы исследования определяется также ключевыми проблемами производства по уголовному делу в каждой стадии, возникающими в том числе и в результате реализации принципа публичности. В досудебном производстве это – проблема процессуальной активности должностных лиц, а, следовательно, и проблема необходимости законодательного закрепления правовых средств, побуждающих их к таковой активности и средств, обеспечивающих её проявление (реальное осуществление).
С позиции принципа публичности правоприменительная деятельность субъектов, ведущих досудебное производство, не может пониматься как однолинейное осуществление ими только функции обвинения. Потому актуальным представляется вопрос о разграничении по содержанию понятий расследования и уголовного преследования. О соотношении данных понятий, а равно и о содержании уголовного преследования как вида процессуальной деятельности в современной научной литературе высказываются весьма различающиеся суждения, что также подтверждает актуальность поставленных в рамках предлагаемого исследования вопросов.
В условиях действия УПК РФ проблемы реализации принципа публичности в судебных стадиях производства по уголовному делу не исследовались. Причиной тому, как думается, послужило то, что согласно концепции законодателя, судебному производству публичность не свойственна. Однако данный принцип объективно «выстраивает» порядок производства в каждой судебной стадии процесса, увеличивая свое присутствие по мере восхождения от одной судебной стадии к другой. А это, в свою очередь, вызывает необходимость рассмотрения теоретических, законодательных и правоприменительных аспектов судебного производства. К числу таковых относятся: проблема определения пределов полномочий суда по возвращению по собственной инициативе уголовного дела прокурору в связи с необходимостью устранения препятствий к рассмотрению уголовного дела; проблема допустимости изменения обвинения судом первой инстанции без постановки вопроса об этом прокурором; проблема пределов активности суда в судебном следствии; проблема определения пределов ревизионной проверки приговора судами вышестоящей инстанции; проблема оптимизации процессуального режима судебного производства ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств. Связь с действием принципа публичности перечисленных проблем, которыми не исчерпывается предлагаемое исследование, вряд ли может вызывать сомнение.
Все вышеизложенное обусловливает необходимость исследования избранной темы в русле предлагаемой в настоящей работе интерпретации.
Принцип публичности, а равно и связанные с его содержанием теоретические проблемы и практические проблемы реализации не были обделены вниманием в юридической науке. Значительный вклад в исследование публичности уголовного судопроизводства внесли С.А. Альперт, А.С. Александров, И.М. Гальперин, Л.В.Головко, Ф.Н. Багаутдинов, А.С. Барабаш, В.Н. Бояринцев, Т.Н. Добровольская, С.А. Касаткина, Л.Н. Масленникова, Л.А. Меженина, А.А. Мельников, Л.А. Названова, И.Л. Петрухин, Ю.Е. Петухов, А.В. Смирнов, М.С. Строгович, А.А. Тарасов, И.В. Тыричев, А.В. Федулов, Г.П. Химичева, А.Л. Цыпкин, А.М. Юсубов и другие.
Теоретические воззрения указанных авторов о публичности уголовного судопроизводства не перестают вызывать научный интерес. Признавая важность для науки трудов вышеприведенных авторов, диссертант, тем не менее, полагает, что исследование теоретико-правовых проблем содержания принципа публичности и законодательных аспектов его реализации далеко не исчерпано. В настоящей работе предпринят иной подход к исследованию проблем принципа публичности - через призму правоприменения как властно-организующей деятельности субъектов, ведущих уголовный процесс. Данный подход позволяет, по мнению диссертанта, исследовать целый ряд вопросов, связанных с понятием, содержанием и пределами действия принципа публичности в уголовном судопроизводстве.
Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются общественные отношения, регулируемые нормами уголовно-процессуального права, а также закономерности воздействия норм, содержащих императивные и диспозитивные положения, на процессуальный режим производства по уголовному делу. Предметом исследования являются правовые нормы, закрепляющие публично-правовые средства регулирования процессуальной деятельности, руководящие постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, а также материалы правоприменительной практики, отражающие ситуации, связанные с качеством реализации публично-правовых требований закона. Предметом исследования служат также решения Конституционного Суда Российской Федерации, указывающие на неопределенность и несбалансированность установленных законом средств защиты и обеспечения прав участвующих в уголовном деле лиц с позиции соотношения требований принципа публичности и принципа состязательности. Указанный предмет исследования включает в себя теоретические воззрения о понятии и этапах правоприменения как формы реализации права, о понятии процессуального производства и процессуального режима производства по уголовному делу, о понятии принципа уголовного процесса и его признаках, о содержании принципа публичности, которые выработаны теорией права и государства, теорией юридического процесса, наукой уголовно-процессуального права.
Цель и задачи исследования. Цель настоящего исследования состоит в том, чтобы на основе анализа действующего уголовно-процессуального закона и выработанных наукой теоретических положений обосновать, что публичность является принципом уголовного судопроизводства. Целью является выработка авторской концепции теоретической конструкции содержания принципа публичности, определения и раскрытия её элементов, которые проявляют метод уголовно-процессуального регулирования, в силу чего принцип публичности занимает основополагающее место в системе принципов уголовного судопроизводства и выступает доминирующим фактором для формирования процессуальных режимов видов процессуальных производств (досудебного и судебного) по уголовному делу; обоснование на этой основе имеющихся различий процессуальных режимов при рассмотрении уголовного дела судом первой инстанции, при производстве по уголовному делу судом второй инстанции, при надзорном производстве и производстве ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств;
Исходя из указанных целей, диссертантом поставлены следующие задачи:
- акцентировать внимание на публично-правовой природе правоприменения как форме реализации норм уголовного права и уголовно-процессуального права;
- дать анализ всему комплексу уголовно-процессуальных норм, относящихся к рассматриваемым в работе вопросам;
- проанализировать теоретические воззрения относительно признаков принципа процесса;
- исследовать имеющиеся в науке уголовно-процессуального права теоретические взгляды по вопросу о понятии и содержании принципа публичности;
- сформулировать и обосновать понятие принципа публичности, раскрыть содержание элементов его теоретической конструкции;
- дать обоснование выдвинутому в работе положению о том, что процессуально-должностная активность вытекает из лидирующей роли в процессуальном производстве властных субъектов, ведущих уголовный процесс;
-обосновать количество и характер уголовно-процессуальных функций, выполняемых субъектами досудебного производства;
- проанализировать уголовно-процессуальное законодательство в плане выявления содержания требований принципа публичности в досудебном производстве и судебном производстве;
- ввести в исследование в качестве научных средств категории, выработанные теорией юридического процесса;
- исследовать степень процессуально-должностной активности субъектов, ведущих уголовный процесс;
- исследовать степень активности защитников;
- сформулировать и обосновать предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства;
- изучить правоприменительную практику с точки зрения выполнения субъектами, ведущими процесс, своих публично-правовых обязанностей по обеспечению правильного применения норм материального и процессуального права.
Методологическая основа исследования. Методологической основой исследования послужил общий диалектический метод научного познания, на основе которого используются различные общенаучные и специальные методы правового исследования. Наиболее широко использован формально-логический, структурно-функциональный, системный анализ, а также конкретно-социологический метод. В определенной мере применен историко-правовой метод для выявления степени преемственности современного уголовного процесса с русским уголовным процессом и советским уголовным процессом в части законодательной регламентации производства в суде первой инстанции.
Теоретико-правовая основа исследования. Многие актуальные вопросы науки уголовно-процессуального права в той или иной степени связаны с исследуемой проблематикой. Потому для обоснования сформулированных в диссертации положений использовались труды ученых-процессуалистов: В.А. Азарова, Н.С. Алексеева, Л.Б. Алексеевой, Т.Т. Алиева, В.С. Балакшина, В.П. Божьева, А.Д. Бойкова, В.М. Бозрова, Л.М. Володиной, Л.А. Воскобитовой, В.Г. Глебова, А.В. Гриненко, А.П. Гуськовой, А.А. Давлетова, Ю.В. Деришева, В.В. Дорошкова, З.Д. Еникеева, О.Д. Жука, Е.А. Зайцевой, З.З. Зинатуллина, Н.Н. Ковтуна, В.М. Корнукова, Ф.М. Кудина, А.В. Кудрявцевой, А.М. Ларина, В.А. Лазаревой, П.А. Лупинской, В.П. Малкова, Н.С. Мановой, И.Б. Михайловской, Я.О. Мотовиловкера, Н.Г. Муратовой, В.П. Нажимова, Ю.К. Орлова, И.Л. Петрухина, Г.А. Печникова, А.С. Подшибякина, В.А. Познанского, Н.Н. Полянского, А.Д. Прошлякова, А.В. Смирнова, В.Т. Томина, А.Г. Халиулина, В.Д. Холоденко, С.С. Цыганенко, В.Я. Чеканова, В.С. Шадрина, С.А. Шейфера, С.Д. Шестаковой, В.Д. Шундикова, П.А. Элькинд, Ю.К. Якимовича и других.
Применительно к отдельным вопросам, рассмотренным в диссертации, автор обращался к трудам выдающихся русских юристов: Л.Е. Владимирова, С.И. Викторского, А.А. Квачевского, Н.В. Муравьева, Н.Н. Розина, В.К. Случевского, И.Я. Фойницкого, А.П. Чебышева – Дмитриева.
Для достижения целей диссертационного исследования привлекались труды ученых в области общей теории права и государства: А.В. Аверина, С.С. Алексеева, В.Н. Баландина, Г.А. Борисова, В.М. Горшенева, Д.А. Керимова, В.В. Кожевникова, Е.Г. Лукьяновой, О.Э. Лейста, Н.И. Матузова, В.Н. Протасова, Ю.А. Тихомирова, А.И. Экимова, а также научно-методический потенциал отраслевых юридических наук - труды Д.Н. Бахраха, Н.И. Кулагина, В.В. Мальцева, И.В. Пановой и других.
Законодательную основу исследования составили Конституция Российской Федерации и отраслевое процессуальное законодательство - УПК РФ, ГПК РФ, АПК РФ. В работе нашли отражение положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) и других международно-правовых актов, определяющих принципы деятельности органов уголовной юстиции, теоретико-правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации и руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, связанные с исследуемыми проблемами.
Эмпирическую базу исследования составили материалы опубликованной судебной практики, официальные статистические данные о результатах деятельности органов, осуществляющих предварительное расследование, деятельности судов общей юрисдикции; результаты изучения архивных уголовных дел (307 дел). Сбор эмпирического материала, положенного в основу исследования, осуществлялся свыше 15 лет в процессе оказания соискателем юридических услуг по уголовным, гражданским и арбитражным делам. Выводы исследования основывались на результатах опроса по трем видам анкет, по каждой из которых было опрошено соответственно судей – 181 и 92, прокуроров, следователей и дознавателей – 163 из различных регионов (Астраханская область, Брянская область, Волгоградская область, Воронежская область, Республика Дагестан, Саратовская область, Ставропольский край, Краснодарский край), а также на результатах исследований, проведенных другими авторами. Использовался также личный опыт участия в работе Квалификационной коллегии судей Волгоградской области.
Научная новизна исследования определяется тем, что значение принципа публичности и его реализация осмыслены в работе с позиции правоприменения как особой формы реализации норм права властными субъектами уголовного судопроизводства. Властно-организующий характер правоприменения, как активной и направляющей деятельности, осуществляемой в рамках производства по уголовному делу, обусловливает объективность действия принципа публичности в уголовном процессе. На базе этого, а также разработанного правовой теорией положения о лидирующих субъектах юридического процесса, выявляется содержание принципа публичности, требования которого определяют официальный порядок и качество их процессуальной деятельности, а также отграничивают эту деятельность от процессуальной деятельности частных лиц, вовлекаемых в уголовный процесс.
Новизна состоит в предлагаемой теоретической конструкции содержания принципа публичности и в определении характера элементов, включаемых в его содержание. Впервые в теории уголовно-процессуального права принцип публичности рассматривается как определяющий (наряду с принципом состязательности) компонент юридической конструкции «процессуальный режим», который, в силу поочередного доминирования в нем указанных принципов, служит критерием разграничения видов процессуальных производств, составляющих уголовно-процессуальное судопроизводство.
На защиту выносятся следующие выводы, положения и рекомендации по совершенствованию законодательства:
1. Признаками понятия принципа уголовного процесса является их обусловленность предметом и методом уголовно-процессуального регулирования, которые придают принципу системообразующие и формообразующие свойства.
Обусловленность принципа предметом уголовно-процессуального регулирования сообщает принципу предметную определенность и, соответственно, качество системообразующего фактора для уголовно-процессуального права как отрасли права. Детерминированность принципа методом уголовно-процессуального регулирования придает принципу качество формообразующего фактора, обеспечивающего организацию (форму) уголовного судопроизводства. Формообразующее качество характерно в основном для принципа публичности и принципа состязательности, поскольку они, отражая особенности метода уголовно-процессуального регулирования, определяющим образом воздействуют на организацию уголовного судопроизводства как процессуальной деятельности.
2. Система принципов уголовного процесса определяется как двухуровневая. Первый уровень системы составляют публичность и состязательность, которые, совмещаясь, определяют в целом публично-состязательную организацию уголовного процесса. Второй уровень представляют остальные принципы, предусмотренные в гл.2 УПК РФ. Принцип публичности и принцип состязательности формируют основу процессуального режима производства по уголовному делу, а остальные принципы заполняют содержание данного режима требованиями обеспечивать стандартный уровень защиты прав и свобод человека и гражданина при любом виде процессуального производства.
3. Теоретическая конструкция принципа публичности включает в себя следующие элементы: а) требование процессуально-должностной активности в деятельности субъектов, ведущих уголовный процесс; б) инструктивность как атрибут официальности действий субъектов, ведущих уголовный процесс; в) обязательность актов правоприменения (процессуальных решений) в силу содержащегося в них властного веления государственных органов и их должностных лиц; г) признание юридической ответственности государства и деликтоспособности должностных лиц его органов как субъектов уголовно-процессуальных отношений за допущенные в ходе производства по уголовному делу нарушения прав и законных интересов участвующих в уголовном деле лиц. Названные элементы и составляют содержание принципа публичности.
4. Установленное законом положение о том, что обязанностью субъектов, ведущих досудебное производство, является выполнение только функции уголовного преследования (обвинения) принципиально неприемлемо не только с позиции требований ст. 6 УПК РФ, но и с позиции содержания этапов правоприменения. Обосновывается, что субъекты, ведущие досудебное производство, осуществляют три уголовно-процессуальные функции: расследование, уголовное преследование и правозащиту. С учетом этого разработано новое понятие – функционально-предметные виды процессуальной деятельности, которые структурно характеризуют досудебное производство и условно разграничиваются с учетом их целевой направленности. Функционально-предметный вид процессуальной деятельности – специализированный вид деятельности субъектов, ведущих досудебное производство, определяемый характером устанавливаемых материально-правовых отношений, характером выполняемой уголовно-процессуальной функции и этапом применения норм материального и процессуального закона. К функционально-предметным видам процессуальной деятельности в досудебном производстве относятся расследование, уголовное преследование и правозащита, которые соотносятся как этапы применения норм материального и процессуального закона: расследование - установление фактической основы дела, а уголовное преследование и правозащита – установление юридической основы дела и постановление правоприменительного акта.
5. Обвинение и уголовное преследование соотносятся как общее и частное: обвинение выступает общим (родовым) понятием, а уголовное преследование (должностное обвинение), частное обвинение и субсидиарное (дополнительное) обвинения – его видами. Отличие уголовного преследования от других видов обвинения в его правоприменительной сути как официальной юридической деятельности, обеспечивающей ход применения норм уголовного закона. При выдвижении официального подозрения и обвинения, а также при поддержании обвинения, происходит предварительное применение диспозиции уголовно-правовой нормы, которое развернуто во времени, проходит по этапам, каждый из которых требует юридического закрепления и может быть связан с уточнением квалификации совершенного лицом деяния, запрещенного уголовным законом.
6. Активная роль суда в уголовном процессе вытекает из его публично-правовой природы как правоприменителя и лидирующего субъекта судебного производства, ответственного за принимаемые им решения. Активность суда – процессуально-должностная активность, выступающая в качестве требования принципа публичности для обеспечения судебной защиты прав и законных интересов всех частных лиц, независимо от их интереса, связанного с исходом дела.
7. Виды судебного производства (назначение судебного заседания, судебное разбирательство в суде первой инстанции, апелляционное производство, кассационное производство, надзорное производство и возобновление производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств) различаются по процессуальному режиму, который характеризуются изменяющимся воздействием на него принципа публичности и принципа состязательности от стадии к стадии. Различие видов судебного производства по пересмотру приговоров и других судебных решений определяется доминированием принципа публичности, возрастающим по мере восхождения от одного вида судебного производства к другому. Наиболее высшей степени воздействия принцип публичности достигает в процессуальном режиме возобновления производства ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств.
8. Производство в суде вышестоящей инстанции по проверке приговора суда нижестоящей инстанции следует определять как внутрисудебную проверку приговора и иных судебных постановлений, а не как судебный контроль. Во взаимоотношениях судебных органов, представляющих единую ветвь государственной власти, отсутствует основа для действия системы «сдержек и противовесов». Внутрисудебная проверка приговора сочетает элементы правосудия и элементы проверки, которые в зависимости от степени воздействия принципа публичности и состязательности превалирует в том или ином виде производства.
9. Процессуальный режим судебного производства по разрешению вопросов, связанных с назначением судебного заседания, характеризуется действием принципа публичности, выражающемся в ревизионной деятельности, предпринимаемой судом по собственной инициативе, и действием принципа состязательности, проявляющемся в контрольной деятельности, осуществляемой судом по ходатайству стороны. Возвращение судом по собственной инициативе уголовного дела прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению являет собой ревизионную деятельность суда (ст.237 УПК РФ). Поскольку обвинительное заключение и обвинительный акт – выводы, основывающиеся на всех промежуточных актах досудебного производства и материалах дела, редакция п.1 ч.1 ст. 237 УПК РФ должна определять более широкий спектр нарушений уголовно-процессуального закона, расцениваемых как препятствие для рассмотрения дела по существу. Предлагается новая редакция п.1 ч.1 ст. 237 УПК РФ: «Обвинительное заключение и обвинительный акт составлены с нарушениями требований настоящего Кодекса, не содержат выводов предварительного расследования по обстоятельствам, предусмотренным в статье 73 настоящего Кодекса, либо в ходе досудебного производства допущены неустранимые в суде нарушения процессуальных прав лиц, представляющих стороны процесса, а также неустранимые нарушения порядка досудебного производства, связанные с отступлением от правил о подследственности и участием в деле лиц, подлежащих отводу».
10. Активность суда в принятии решения об оглашении ранее данных показаний потерпевшего и свидетеля (ч.1 ст.281 УПК РФ) должна быть взаимосвязана с активностью и ответственностью сторон. Для этого положения ч.1 ст.281 УПК РФ следует согласовать с требованиями ст.272 УПК РФ, изменив их редакции и предусмотрев обязанность сторон обеспечивать явку в суд потерпевших и свидетелей. Предлагается следующая редакция ст.272 УПК РФ: «1. При неявке кого-либо из участников уголовного судопроизводства суд выслушивает мнения сторон о возможности судебного разбирательства в его отсутствие.
2. При согласии сторон на рассмотрение дела в отсутствие свидетеля и потерпевшего, суд выносит определение или постановление о продолжении судебного разбирательства и оглашении в судебном следствии показаний неявившегося участника в порядке статьи 281 настоящего Кодекса.
3. При недостижении согласия сторон о возможности рассмотрения дела в отсутствие неявившегося потерпевшего и свидетеля обвинения суд выносит постановление об отложении судебного разбирательства, в котором обязывает сторону обвинения обеспечить явку неявившихся участников или же предоставить в новое судебное заседание доказательства уважительности причин неявки по основаниям, предусмотренным пунктами 1-4 части 2 статьи 281 настоящего Кодекса. Сторона защиты обязывается обеспечить явку неявившихся свидетелей защиты или же предоставить в новое судебное заседание доказательства уважительности причин неявки по основаниям, предусмотренным пунктами 1-4

: 08/09/2009
: 2251
:
Состязательная деятельность защитника на предварительном следствии.
Законность и типы уголовного процесса
Компенсация морального вреда - мера реабилитации потерпевшего в российском уголовном процессе:
ОБСТАНОВКА СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПОЛУЧЕНИЕ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИНФОРМАЦИИ О НЕЙ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ
ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ХАРАКТЕРИЗУЮЩИЕ ЛИЧНОСТЬ ОБВИНЯЕМОГО, КАК ЭЛЕМЕНТ ПРЕДМЕТА ДОКАЗЫВАНИЯ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА СОБИРАНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, ОТОБРАЖАЮЩИХ БИОЛОГИЧЕСКИЕ ВОЙСТВА И ПРИЗНАКИ ЖИВОГО ЛИЦА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ОБВИНЯЕМОГО В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
ДОМАШНИЙ АРЕСТ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ПОМОЩЬ ОРГАНАМ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ ИНОСТРАННЫХ ГОСУДАРСТВ

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта