:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



12.00.09
Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Документы как доказательства по уголовным делам об экономических преступлениях
На правах рукописи

ДИДЕНКО Ксения Васильевна


ДОКУМЕНТЫ КАК ДОКАЗАТЕЛЬСТВА
ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
ОБ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЯХ

Специальность: 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика
и судебная экспертиза;
оперативно-разыскная деятельность


АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук



Нижний Новгород – 2009

Работа выполнена на кафедре уголовного процесса Нижегородской академии МВД России.

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор
Александров Александр Сергеевич

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор
Ковтун Николай Николаевич;
кандидат юридических наук, доцент
Дикарев Илья Степанович

Ведущая организация: Ростовский юридический институт МВД
России

Защита состоится 7 октября 2009 года в 9 часов на заседании диссертационного совета Д-203.009.01 при Нижегородской академии МВД России по адресу: 603600, г. Нижний Новгород, ГСП-268, Анкудиновское шоссе, 3. Зал ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородской академии МВД России.


Автореферат разослан «___» ___________ 2009 года.


Ученый секретарь
диссертационного совета
кандидат юридических наук, доцент Миловидова М.А.

2009, Н.Новгород, , , Диденко Ксения Васильевна, 


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Одним из важнейших аспектов обеспечения экономической безопасности страны до настоящего времени остается противодействие преступлениям экономической направленности. Криминологическая статистика демонстрирует стабильно высокий уровень данного вида преступности. В 2007 году правоохранительными органами РФ выявлено 459,2 тысячи преступлений экономической направленности. Материальный ущерб от всех экономических преступлений (по оконченным уголовным делам) составил 223,8 млрд. рублей, к уголовной ответственности за совершение экономических преступлений привлечено более 132 тысяч лиц, в том числе органами внутренних дел 125,3 тысячи1. Усложняет борьбу с данным видом преступности экономический кризис и, как ни странно, действия государства, направленные на стимулирование отечественной экономики (одновременно «стимулирующие» и экономическую преступность), такие как:
– вливание бюджетных средств, средств стабилизационного фонда в различные отрасли и секторы экономики для их поддержки;
– упрощение налоговых и иных бюрократических процедур, в том числе ограничение полномочий правоохранительных органов в контрольно-надзорной деятельности (за малым и средним бизнесом)2, и т. д.
Не секрет, что реализации экономических проектов, в том числе относящихся к приоритетным национальным, сопутствуют самые разнообразные проявления коррупции: взятки, «откаты», воровство самых разных видов и форм. Общеизвестно, что должностные лица публичных органов, руководствуясь ложно понимаемыми государственными интересами, и «нечистые на руку» чиновники под видом борьбы со злоупотреблениями препятствуют нормальной экономической, предпринимательской деятельности, незаконно ограничивают, нарушают права и законные интересы граждан. Так, по заявлению прокурора Нижегородской области В.А. Максименко, эти негативные явления в полной мере присутствуют и в Нижегородском регионе.
В этой связи повышается актуальность объективного установления обстоятельств, имеющих значение для возбуждения уголовного дела, либо отказа в его возбуждении с помощью документальных источников информации. Если же уголовное дело возбуждено, то от того, насколько успешно стороны используют в доказывании документы как доказательства, зависят зачастую результаты производства по уголовному делу в целом. Как показывает практика, такими доказательствами часто становятся документы, изготовленные вне уголовно-процессуальных процедур. В первую очередь это результаты оперативно-разыскной деятельности, имеющие документальный характер, а также различные финансовые, налоговые, бухгалтерские и подобные документы. Значение данного источника доказательств подтверждается статистикой обжалования юридической силы документов как доказательств. Большая часть заявляемых ходатайств содержит требования о признании недопустимыми доказательствами различных документов, прежде всего, полученных в результате административной и оперативно-разыскной деятельности. В данном контексте необходимо отметить принятие законодателем Федерального закона от 26 декабря 2008 года № 293-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части исключения внепроцессуальных прав органов внутренних дел Российской Федерации, касающихся проверок субъектов предпринимательской деятельности»3. В соответствии с указанным законом пункты 25 и 35 статьи 11 Закона РФ «О милиции» утратили силу, а сотрудники милиции лишились полномочий проводить проверки финансовой, хозяйственной, предпринимательской, торговой деятельности, изучать и изымать при этом документацию, производить досмотр транспортных средств и т. д.
Одновременно тем же законом были внесены поправки и в пункт 1 части 1 статьи 15 Федерального закона от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-разыскной деятельности», благодаря которым сотрудники органов дознания вправе:
– проводить гласно и негласно оперативно-разыскные мероприятия, производить при их проведении изъятие документов, предметов, материалов и сообщений, а также прерывать предоставление услуг связи в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью лица, а также угрозы государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации;
– в случае изъятия документов, предметов, материалов при проведении гласных оперативно-разыскных мероприятий должностное лицо, осуществившее изъятие, составляет протокол в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации.
Понять и оценить позитивный замысел законодателя, лишившего одну часть милиции (общественной безопасности) ряда вышеупомянутых полномочий и наделившего фактически теми же полномочиями ее другую часть (криминальную), весьма не просто, особенно в контексте всех тех изменений уголовно-процессуального законодательства, которые произошли в последнее время.
Степень научной разработанности темы. В различные годы изучению проблем, связанных с использованием документов в доказывании, были посвящены труды таких ученых, специализирующихся в области уголовного процесса, криминалистики, теории оперативно-разыскной деятельности, гражданского процесса, науки управления, как А.С. Александров, В.Д. Арсеньев, А.М. Баранов, А.Р. Белкин, Р.С. Белкин, А.З. Бецуков, В.П. Божьев, В.М. Быков, О.Я. Баев, А.И. Винберг, Н.А. Громов, А.А. Давлетов, В.Я. Дорохов, Н.В. Жогин, И.А. Зинченко В.В. Кальницкий, В.А. Камышин, М.К. Каминский, Н.Н. Ковтун, Л.Д. Кокорев, Л.М. Карнеева, А.М Ларин, В.А. Лазарева, П.А. Лупинская, А.Г. Маркушин, П.Г. Марфицын, И.Б. Михайловская, М.П. Поляков, Ю.К. Орлов, В.М. Савицкий, А.Б. Соловьев, М.С. Строгович, В.Т. Томин, А.И. Трусов, Ф.Н. Фаткулин, Н.П. Царева, С.А. Шейфер, А.А. Эйсман и др.
Необходимость дальнейшего научно-теоретического исследования в данном направлении обусловлена социально-экономической ситуацией, высоким уровнем преступности, динамичностью обновления уголовно-процессуального и иного законодательства РФ, весьма низким качеством досудебного и судебного производства по уголовным делам об экономических преступлениях.
Объектом исследования выступает система доказательств в российском уголовном процессе в плане усовершенствования использования отдельных ее видов, а также процессуально-познавательная деятельность должностных лиц правоохранительных органов и иных участников уголовного процесса.
Предметом исследования выступают нормы уголовно-процессуального и иного законодательства, регулирующие правоотношения, возникающие в досудебном и судебном производстве по уголовным делам применительно к документам как доказательствам. Часть теории доказательств, следственная и судебная практика по вопросам использования в доказывании документов как доказательств по уголовным делам об экономических преступлениях.
Цель исследования заключается в анализе правовой природы института документов как доказательств, а также в разработке теоретических основ, направленных на правовое совершенствование существующего уголовно-процессуального и иного законодательства, проектов законов, правоприменительной практики по соответствующим вопросам исследования.
Для достижения поставленной цели в процессе исследования ставились и решались следующие основные задачи:
– исследовать сущность и содержание понятия доказательства в современном отечественном уголовном процессе;
– выработать авторскую дефиницию документа как уголовно-процессуального доказательства;
– выявить особенности процесса доказывания по уголовным делам об экономических преступлениях;
– произвести классификацию документов как доказательств в уголовном процессе;
– проанализировать способы собирания документов участниками уголовного судопроизводства по делам об экономических преступлениях;
– исследовать свойства документов как доказательств;
– выявить проблемы собирания документов в стадии возбуждения уголовного дела и предложить меры по их устранению;
– исследовать возможности субъектов и иных участников предварительного расследования по собиранию и использованию документов как доказательств в досудебном и судебном производстве по делам об экономических преступлениях;
– рассмотреть актуальные проблемы использования документов как доказательств, полученных в результате оперативно-разыскной деятельности; международного сотрудничества по уголовным делам;
– разработать рекомендации и сформулировать предложения de lege ferenda, призванные повысить эффективность использования документов как доказательств в процессе доказывания.
Методологическую основу диссертационного исследования составил диалектический метод, являющийся основой познания, положения общей теории познания, уголовно-процессуальной науки, теории доказательств как ее составной части, криминалистики, логики, судебной экспертизы и оперативно-разыскной деятельности.
Методологическая база диссертации представлена общенаучным методом диалектического материализма, автор также придерживался системного подхода при проведении научного исследования. В работе, кроме того, использовались исторический, логико-юридический, сравнительно-правовой, конкретно-социологический и статистический методы исследования, анализ и синтез, индукция и дедукция.
Теоретической базой исследования послужили фундаментальные разработки отечественных (советских и российских) ученых в сфере науки уголовно-процессуального, уголовного, административного права, общей теории права, философии права, криминалистики, гражданского процесса, социологии, логики и юридической психологии. Непосредственными источниками информации по теме исследования стали (монографии, учебные пособия, лекции, научные статьи, доклады, тезисы и другие опубликованные материалы, отражающие те или иные стороны объекта и предмета исследования).
Нормативную базу исследования составили Конституция РФ, федеральные законы, нормы уголовного, уголовно-процессуального, оперативно-разыскного, административного и иного законодательства, а также нормативные акты органов законодательной и исполнительной власти, постановления и определения высших органов судебной власти, имеющие отношения к доказыванию и вопросам юридической силы доказательств по уголовным делам.
Эмпирическая база исследования. Источниками информации о практических проявлениях проблем, возникающих при использовании документов как доказательств по уголовным делам об экономических преступлениях, послужили: статистические данные о результатах деятельности правоохранительных и судебных органов Российской Федерации в сфере уголовного судопроизводства в период с 2003 по 2008 год; сведения, приведенные в диссертационных исследованиях, журнальных и газетных публикациях; материалы собственных исследований, проведенных в 2007 – 2009 годах на территории г. Нижнего Новгорода и Нижегородской области, материалы архивных уголовных дел иных субъектов России; данные анкетирования следователей, дознавателей, оперативных работников ОВД (к исследованию было привлечено 74 практических работника разных подразделений органов внутренних дел).
Научная новизна исследования определяется особенностью авторского подхода к пониманию сущности и содержания уголовно-процессуального доказательства, документа как доказательства, его свойств, благодаря которым он занимает особое место в системе источников уголовно-процессуальных доказательств, возможностям его использования в доказывании по делам об экономических преступлениях. Настоящая диссертация – одно из первых исследований «обновленных» уголовно-процессуальных норм, иных норм позитивного права, современных проблем следственной и судебной практики их применения по делам об экономических преступлениях, в котором проблематика использования документов как доказательств исследуется комплексно, в неразрывной связи с основополагающими понятиями и категориями теории доказательств.
О научной новизне исследования говорят основные положения, выносимые на защиту:
1. Доказательство в современном российском уголовном процессе имеет двойственную природу:
а) в досудебном производстве это сведения, позволяющие установить наличие или отсутствие обстоятельств предмета доказывания, полученные из предусмотренного законом источника предусмотренным законом способом, закрепленные в соответствующей процессуальной форме;
б) в судебных стадиях это судебный факт, то есть информация, содержащаяся в документах или показаниях участников, о наличии или отсутствии обстоятельств, образующих предмет доказывания, представленная и исследованная сторонами в ходе судебного разбирательства, и принятая судом в качестве истинной.
В уголовном процессе документы-доказательства – это материальные носители сведений, позволяющие хранить и передавать ее во времени и пространстве, обладающие совокупностью вышеизложенных свойств.
2. Документы, полученные должностными лицами публичных правоохранительных органов в ходе проверки сообщений о противоправных деяниях с соблюдением установленных законом процедур, являются альтерпроцессуальными документами.
Предложение:
– использовать альтерпроцессуальные документы в качестве доказательств, если они удовлетворяют требованиям уголовно-процессуального закона;
– считать протоколы документирования результатов гласных оперативно-разыскных мероприятий, соответствующие требованиям УПК РФ, альтерпроцессуальными документами-доказательствами;
– дополнить содержание части 2 статьи 74 УПК РФ пунктом 7: «протоколы документирования результатов гласных оперативно-разыскных мероприятий, если они соответствуют требованиям настоящего Кодекса».
3. Предложение о выделении трех классификационных групп документов как доказательств по признаку формы в уголовном судопроизводстве:
1) уголовно-процессуальные документы;
2) альтерпроцессуальные документы:
а) созданные должностными лицами публичных органов в результате законного применения легальных норм отечественного законодательства (документальные результаты оперативно-разыскной и административной деятельности);
б) полученные от компетентных органов иностранных государств в результате международного сотрудничества по уголовным делам;
3) иные документы.
4. Иные документы, учтенные и зарегистрированные органами государственной власти, содержащие сведения, достоверность которых не требует их проверки субъектами доказывания (общепризнанна), являются документами-фактами.
5. Специфика выявления и расследования экономических преступлений обусловлена особенностями их совершения и сокрытия. В априори являющееся обязательным документирование экономической деятельности субъектами экономических отношений и контролирующих органов предопределяет следообразование преступных деяний в этих документах.
6. Установлены критерии экономических преступлений и их характерные особенности. В том числе: широко распространенное совершение одного преступления экономической направленности в целях сокрытия другого экономического преступления. Тогда одни и те же документы используются в двух ипостасях:
– по одному уголовному делу как документы-доказательства;
– по другому – как вещественные доказательства. И наоборот.
7. Предложение о применении видеозаписи при приеме заявлений, сообщений, явок с повинной, составлении протоколов до возбуждения уголовного дела, в том числе при документировании хода и результатов проведения гласных ОРМ с составлением соответствующего протокола, в целях устранения возможных сомнений в соблюдении процессуальных требований должностными лицами при оформлении этих документов.
8. Закрепить в УПК РФ досмотр в качестве процессуального проверочного действия стадии возбуждения уголовного дела и изложить содержание части 1 статьи 144 УПК РФ в следующей редакции: «… при проверке сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа вправе требовать производства досмотра, документальных проверок, ревизий и привлекать к их участию специалистов». Считать протокол досмотра, составленный в соответствии с требованиями УПК РФ, альтерпроцессуальным документом-доказательством.
9. Предложение об обязательном участии понятых при производстве освидетельствования (в целях отыскания следов преступления) и при принудительном получении образцов для сравнительного исследования, для устранения возможных сомнений в достоверности протоколов данных следственных действий. Соответственно, дополнить часть 1 статьи 170 УПК РФ указанием на статьи 179, 202 УПК РФ.
10. Дополнить часть 1 статьи 237 УПК РФ «Возвращение уголовного дела прокурору», пунктом 6: «есть необходимость приобщения к уголовному делу документов, имеющих значение для правильного разрешения дела».
Теоретическая и практическая значимость результатов исследования заключается в том, что содержащиеся в диссертации выводы и рекомендации могут быть использованы в дальнейших теоретических разработках проблем использования документов в доказывании по уголовным делам об экономических преступлениях; в нормотворческой деятельности органов власти и правоприменительной деятельности органов предварительного расследования; в учебном процессе при преподавании дисциплины «Уголовный процесс», спецкурсов по деятельности следственных аппаратов и проблемам доказывания.
Апробация результатов исследования. Основные положения, выводы и рекомендации по материалам диссертации нашли отражение в 7 опубликованных работах общим объемом 1,87 п. л., а также неоднократно обсуждались на кафедре уголовного процесса Нижегородской академии МВД России; применяются в учебном процессе Нижегородской академии МВД России и Нижегородской правовой академии при подготовке лекций, проведении семинарских и практических занятий по уголовному процессу по темам: «Доказательство и доказывание», «Источники доказательств»; используются в правоприменительной деятельности ГУ МВД России по ПФО при расследовании организованной преступной деятельности в кредитно-финансовой сфере, в налоговой сфере и сфере экономики, в практической деятельности следственных и оперативных подразделений УВД по г. Белгороду, что подтверждается актами приемки научной продукции. Результаты исследования также обсуждались на научно-практических конференциях и семинарах, проходивших в 2006–2009 годах в Нижнем Новгороде, Москве и других городах.
Структура и объем диссертации соответствуют требованиям ВАК Минобрнауки России. Работа состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов, заключения, списка использованной литературы.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются степень ее разработанности, а также цель и задачи, объект и предмет диссертационного исследования; раскрываются его методика и методология, научная новизна, теоретическая и практическая значимость; приводится характеристика эмпирической базы работы; формулируются основные положения, выносимые на защиту; излагаются данные по апробации полученных результатов.
Глава первая «Теоретические основы исследования документов как доказательств в уголовном процессе по делам об экономических преступлениях» состоит из трех параграфов и посвящена анализу сущности и содержания основных исходных понятий и категорий диссертационного исследования. В этой же главе устанавливаются теоретические проблемы использования документов в качестве доказательств по уголовным делам об экономических преступлениях и предлагаются способы их решения.
В первом параграфе «Понятие уголовно-процессуального доказательства его свойства» диссертант отмечает, что все многообразие дефиниций о понятии доказательств, выработанных представителями традиционной процессуальной науки, допустимо сгруппировать в три основные позиции:
1) фактических данных – сведений о фактах (С.А. Голунский, Ф.Н. Фаткуллин и др.);
2) фактов объективной реальности, а также фактических данных, при помощи которых они установлены (М.С. Строгович, М.П. Шаламов и др.);
3) неразрывного единства содержания (фактических данных) и процессуальной формы – источников, в которых содержатся эти сведения (В.Я. Дорохов, Л.Т. Ульянова и др.)4.
Несмотря на отсутствие до настоящего времени в научном сообществе единой точки зрения по данному вопросу, следует признать, что в указанных позициях нет существенных противоречий. Общее вышеперечисленных точек зрения в их глубинной взаимосвязи, взаимообусловленности с основными положениями теории познания (о наличии объективной реальности, обладающей свойством отражения и отсутствием препятствий гносеологического характера установления истины по делу).
Правовую природу доказательств в этом случае определяют:
– фактичность их содержания;
– наличие процессуальной формы, в которой закрепляется содержание;
– определенный законом порядок получения и проверки доказательств.
Вышеприведенные дефиниции разработаны в советской теории доказательств, соответствуют следственной уголовно-процессуальной традиции. Вступление же «новой философии» в сферу уголовного процесса породило и новое понимание содержания уголовно-процессуального доказывания, судебных доказательств. Исходным моментом для этого является предположение о языковой природе уголовного судопроизводства. В последние годы среди отечественных процессуалистов этот подход завоевывает все больше сторонников. С точки зрения А.С. Александрова, доказательство – это то, с помощью чего сторона в деле, в зале суда указывает (как правило, в речевой форме) на что-то или кого-то, дает понять себе и другим о существовании чего-то или кого-то; с помощью чего убеждают себя или других в действительности, ценности, значимости (подлинных или мнимых) чего-то или кого-то. Посредством судебных доказательств создается текстовая реальность в ходе судебного разбирательства5. Доказывать – так представлять текстовые факты, чтобы у субъектов, их воспринимающих, создавалось убеждение в их реальности. Доказывать значит использовать языковые средства воздействия на сознание – внутреннее убеждение судей, создавая текстовую реальность. Судебное доказательство, взятое в единстве его речевой формы и содержания, может пониматься как факт. Судебный факт – это такое сведение, истинность которого принимается и сторонами, и судом; в ином случае, это результат соглашения (вынужденного или добровольного) спорящих сторон. Если же истинность высказывания оспаривается, возникает необходимость в аргументации и, следовательно, в поисках иных отправных суждений. Обычное сомнение является поводом для потери фактом своего статуса.
Информация, представляемая в судебном заседании (в ходе судебного следствия), исследуется непосредственно и устно сторонами, после чего уже допускается судьей на основе собственного сформировавшегося убеждения в качестве факта и оценивается им в совокупности со всеми другими доказательствами. Именно судья оценивает сообщения как факты, поскольку законом он наделен полномочием оценивать данные и на их основе принимать решения.
Из вышесказанного мы вправе сделать вывод о двойственном характере понятия доказательства в современном российском уголовном процессе смешанного типа: во-первых, в досудебном производстве это сведения о фактах, полученные из предусмотренных законом источников и закрепленные в соответствующей процессуальной форме, во-вторых, в судебной части процесса это судебный факт – сообщение, представленное и исследованное сторонами в ходе судебного заседания, и принятое судом в качестве истинного. Обращаем внимание на отсутствие тождественности смыслового содержания термина «факт» в первой и второй частях вышеприведенного определения. Считаем целесообразным не использовать данный термин в первой части предложенного нами определения, поэтому в целом под доказательством следует понимать:
1) сведения, полученные из предусмотренного законом источника предусмотренным уголовно-процессуальным законом способом, закрепленные в соответствующей процессуальной форме и позволяющие установить наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию;
2) судебный факт, то есть сведения, представленные и исследованные сторонами в ходе судебного заседания и принятые судом в качестве истинных.
Во втором параграфе «Понятие документа. Классификация документов, допускаемых в качестве доказательств по уголовным делам» автор подчеркивает, что в юридической литературе встречается как узкая, так и широкая трактовки понятия документа. Ряд авторов к документам относит только письменные источники информации. Однако в последнее время большинство авторов стало определять понятие «документ» как любой материальный носитель информации, предназначенный для ее обработки, хранения и передачи во времени и пространстве.
Диссертант отмечает, что в соответствии с требованиями УПК для документа как отдельного вида доказательств характерны следующие признаки:
1. Документ должен исходить от учреждений, организаций, предприятий, граждан и должностных лиц. Авторами сведений, содержащихся в нем, могут быть официальные и частные лица. К документам официальных лиц предъявляются отдельные требования: во-первых, содержание документа должно соответствовать компетенции должностного лица; во-вторых, сам документ должен содержать определенные реквизиты (установленный для данного документа перечень сведений, подписи, печать и т. д.). Другими словами, в документе должен быть указан источник и способ получения (истребование, представление, приобщение к материалам уголовного дела), то есть должны быть приобщены копии запросов, сопроводительных писем, что зачастую необходимо для определения допустимости, также исключить иные затруднения при оценке доказательств.
2. Документ является доказательством, если сведения о фактах, изложенные в нем, имеют значение для уголовного дела и с их помощью можно установить наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу.
3. В документе сведения о тех или иных обстоятельствах, фактах, должны быть выражены в виде описания этих обстоятельств и фактов лицами, от которых документ исходит.
4. Документ приобретает значение доказательства, если он получен с соблюдением определенной процессуальной формы.
Исходя из правовой природы документов, действующее законодательство разделяет их на процессуальные и непроцессуальные:
– в статье 83 УПК РФ речь идет о протоколах следственных действий и протоколах судебных заседаний, то есть процессуальных документах, являющихся доказательствами;
– в статье 84 УПК РФ – об иных непроцессуальных документах.
Автор полагает обоснованным выделение еще одной группы документов – альтерпроцессуальных6, полученных должностными лицами публичных правоохранительных органов в ходе проверки сообщений о противоправных деяниях с соблюдением установленных законом процедур. В таком случае по признаку формы документы как доказательства в производстве по уголовному делу следует классифицировать следующим образом: 1) уголовно-процессуальные; 2) альтерпроцессуальные, которые, в свою очередь, целесообразно делить на две подгруппы: а) созданные должностными лицами публичных органов в результате законного применения легальных норм отечественного законодательства (к ним мы относим документальные результаты ОРД и административной деятельности); б) полученные от компетентных органов иностранных государств в результате международного сотрудничества по уголовным делам; 3) иные документы.
В третьем параграфе «Особенности процесса доказывания по делам об экономических преступлениях» автор отмечает, что, несмотря на широкое применение терминов «экономическая преступность, экономическое преступление», общепринятой дефиниции уголовно-процессуальная наука пока не выработала. Такое положение вещей обусловлено сложностью, многогранностью этого явления.
Преступления являются экономическими, если они соответствуют хотя бы одному из следующих критериев:
– посягают, сопутствуют или маскируются под законную экономическую деятельность (в том числе предпринимательскую);
– совершаются в ходе экономической деятельности при выполнении:
а) управленческих, организационных, хозяйственных, административных, распорядительных функций на предприятиях, учреждениях и организациях, любых форм собственности,
б) обязанностей по охране чужого имущества,
в) либо в связи с выполнением трудовых обязанностей, не связанных с выполнением должностных функций;
– совершаются в процессе и под прикрытием финансовой деятельности государственных органов (в том числе контрольно-надзорных), органов местного самоуправления;
– совершаются в сфере IT-технологий;
– под прикрытием или при посягательстве на субъектов экономической деятельности государства.
Рассматриваемые преступления всегда оставляют следы в документах: предметные либо документальные. Субъект, ведущий производство по делу, должен определить необходимую совокупность первоначальных следственных действий, выдвинуть необходимые версии, прогнозировать направление расследования на отыскание, прежде всего, документальных свидетельств противоправной деятельности.
В процессе исследования было установлено, что совершение одного экономического преступления, как правило, влечет совершение еще одного с целью скрыть предыдущее. В большинстве случаев именно анализ документов-доказательств позволяет выявить следующее преступление, при этом документы могут предстать в новом качестве – вещественных доказательств.
Глава вторая «Документы как доказательства в производстве по уголовным делам об экономических преступлениях» посвящена практическим проблемам собирания, проверки, оценки и использования документов как доказательств, прежде всего, субъектами, ведущими производство по уголовным делам об экономических преступлениях, на различных стадиях уголовного судопроизводства.
В первом параграфе «Актуальные проблемы собирания документов доказательств в стадии возбуждения уголовного дела» автором отмечается, что в этой стадии субъекты имеют возможность собирать уголовно-процессуальные документы-доказательства (путем проведения следственных действий: осмотра места происшествия, освидетельствования, осмотра трупа, а также процессуальных – оформление явки с повинной, принятие заявлений о совершенном преступлении, получение объяснений и т. д.); альтерпроцессуальные (документальные результаты ОРД, административной деятельности и т. п.), непроцессуальные (путем истребования справок, актов, бухгалтерских, налоговых, статистических и подобных документов).
Для обеспечения свойств допустимости и достоверности собранных до возбуждения уголовного дела документов следует рекомендовать:
– применять видеозапись приема заявлений, сообщений, явок с повинной, протоколирования изъятия документов в ходе реализации гласных оперативно-разыскных мероприятий, проведения личного досмотра и оформления соответствующего протокола, либо «закреплять» добровольность сообщаемых сведений присутствием незаинтересованных лиц;
– при производстве личного досмотра задержанного, досмотра его вещей необходимо обеспечить неукоснительное соблюдение прав досматриваемого лица (добровольно выдать запрещенные предметы и вещи, давать объяснение по поводу изъятого, заявлять требования о предоставлении защитника, переводчика, знакомиться с содержанием протокола и вносить в него замечания и дополнения, получать копию протокола), о чем должен быть составлен соответствующий протокол досмотра с подробным изложением всех выполненных требований.
Диссертант отмечает, что эффективность познания в стадии возбуждения уголовного дела может быть существенно повышена за счет допуска в данную стадию такого уголовно-процессуального документа, как заключение эксперта. По мнению автора, по некоторым категориям уголовным дел производство экспертизы до возбуждения уголовного дела целесообразно. С позиции автора, проведение экспертного исследования до возбуждения уголовного дела является совершенно оправданным и обоснованным, но при условии, что образцы для исследования не будут утрачены, то есть будет сохранена возможность проведения дополнительного или повторного экспертного исследования.
Самым распространенным следственным действием, проводимым до возбуждения уголовного дела, является осмотр места происшествия. Значительное количество нарушений правил производства данного следственного действия отражается на процессуальной форме документа, на его свойстве допустимости. Такие «немотивированные» нарушения формы, как отсутствие упаковки изъятых предметов и документов, являющихся приложением к протоколу, неопечатывание предметов, документов, изъятых при осмотре места происшествия, отсутствие подписей понятых и подобное, позволяют ставить под сомнение юридическую силу этих документов как доказательств.
Другой актуальной проблемой является устранение препятствий для проведения данного следственного действия до возбуждения уголовного дела и обеспечение достоверности его результатов, фиксируемых в соответствующем протоколе. Полагаем целесообразным дополнить статью 179 УПК РФ частью 6 в следующей редакции: «в случаях не, терпящих отлагательства, освидетельствование пострадавшего, очевидца, лица, задержанного на месте совершения преступления (либо, по показаниям очевидцев, причастного к его совершению), может быть проведено до возбуждения уголовного дела с участием понятых».
Также автор приходит к выводу о том, что необходимо закрепить досмотр в качестве процессуального проверочного действия стадии возбуждения уголовного дела в нормах части 1 статьи 144 УПК РФ.
Второй параграф «Документы как доказательства в стадии предварительного расследования». Именно в данной стадии стороны вправе реализовать в максимальной степени свои права на собирание документов как доказательств, что обусловливает значительное количество нарушений нормативно установленных правил собирания. В данном контексте особую актуальность обретает вопрос эффективности прокурорского надзора в стадии предварительного расследования, основной задачей которого должно быть выявление фактов намеренного нарушения правил собирания доказательств в расчете на дальнейшее их признание недопустимыми.
Весьма проблематичной до настоящего времени остается ситуация, когда требуется участие переводчика именно на этапе изготовления процессуальных и иных документов. Проблемность обусловлена прежде всего недостаточным нормативным регулированием положения переводчика как участника судопроизводства.
Достаточно распространенным основанием обжалования юридической силы ряда протоколов является немотивированное, по мнению стороны защиты, проведение следственных действий. Вероятно, самым «популярным» доводом стороны защиты в заявленных ходатайствах является так называемое правило «плодов отравленного дерева». Практически по всем уголовным делам, в которых обжаловались доказательства, полученные в стадии возбуждения уголовного дела, заявлялись ходатайства, обжалующие юридическую силу производных от них доказательств, полученных в ходе предварительного расследования.
Только неустранимые сомнения в достоверности доказательств, производных от недопустимых, должны расцениваться как основания их исключения из доказывания. Обоснованное применение правила «плодов отравленного дерева», когда не только не соблюдены требовани

: 14/09/2009
: 2503
:
Состязательная деятельность защитника на предварительном следствии.
Законность и типы уголовного процесса
Компенсация морального вреда - мера реабилитации потерпевшего в российском уголовном процессе:
ОБСТАНОВКА СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПОЛУЧЕНИЕ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИНФОРМАЦИИ О НЕЙ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ
ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ХАРАКТЕРИЗУЮЩИЕ ЛИЧНОСТЬ ОБВИНЯЕМОГО, КАК ЭЛЕМЕНТ ПРЕДМЕТА ДОКАЗЫВАНИЯ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА СОБИРАНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, ОТОБРАЖАЮЩИХ БИОЛОГИЧЕСКИЕ ВОЙСТВА И ПРИЗНАКИ ЖИВОГО ЛИЦА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ОБВИНЯЕМОГО В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
ДОМАШНИЙ АРЕСТ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ПОМОЩЬ ОРГАНАМ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ ИНОСТРАННЫХ ГОСУДАРСТВ

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта