:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Отдельные статьи

Отдельные вопросы соблюдения принципа государственного языка уголовного судопроизводства и прав граждан


2008, Сучасний вимір держави та права: Збірник наукових праць / За ред. В.І. Терентьева, О.В. Козаченка. – Миколаїв: Іліон, 2008. – С. 148 – 150., , , Титов Андрей Николаевич, к.ю.н., доцент кафедры административного и уголовного права и процесса Донецкого университета экономики и права,  ОТДЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ СОБЛЮДЕНИЯ ПРИНЦИПА ГОСУДАРСТВЕННОГО ЯЗЫКА УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА И ПРАВ ГРАЖДАН


В соответствии со ст. 10 Конституции Украины государственным языком в Украине является украинский язык. Государство обеспечивает всестороннее развитие и функционирования украинского языка во всех сферах общественной жизни на всей территории Украины. В Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита русского языка, других языков национальных меньшинств Украины [1].
Принцип государственного языка уголовного судопроизводства в Украине Л.Н. Лобойко определяет как конституционно-правовую основу, согласно которой судопроизводство в Украине осуществляется на украинском (государственном) языке [2, с. 54].
Указанный принцип законодательно закреплен в ст. 19 УПК Украины, в соответствии с которой судопроизводство ведется на украинском языке или языке большинства населения данной местности. Лицам, которые принимают участие в деле и не владеют языком, которым ведется судопроизводство, обеспечивается право делать заявления, давать показания, заявлять ходатайства, ознакамливаться со всеми материалами дела, выступать в суде на родном языке и пользоваться услугами переводчика. Следственные и судебные документы вручаются обвиняемому в переводе на его родной язык или другой язык, которым он владеет [3, с. 78–79].
Согласно ст.ст. 3, 18 Закона Украины «О языках в Украинской ССР» от 28 октября 1989 года, в местах проживания большинства граждан других национальностей в судопроизводстве могут использоваться наряду с украинским и их национальные языки. В случае, если граждане другой национальности, которые составляют большинство населения указанных административно-территориальных единиц, населенных пунктов, не владеют в надлежащем объеме национальным языком или когда в пределах этих административно-территориальных единиц, населенных пунктов компактно проживает несколько национальностей, ни одна из которых не представляет большинства населения данной местности, в судопроизводстве может использоваться украинский язык или язык, принятый для всего населения [2, с. 55; 4].
Конституционный Суд Украины в своем Решении от 14 декабря 1999 года № 10- рп/99 в деле о применении украинского языка указал, что украинский язык как государственный является обязательным средством общения на всей территории Украины при осуществлении полномочий органами государственной власти и органами местного самоуправления (язык актов, работы, делопроизводства, документации и т.п.), а также в других публичных сферах общественной жизни, которые определяются законом. Наряду с государственным языком при осуществлении полномочий местными органами исполнительной власти, органами Автономной Республики Крым и органами местного самоуправления могут использоваться русский и другие языки национальных меньшинств в пределах и порядке, определяемых законами Украины. При этом согласно ст. 69 Закона Украины от 16 октября 1996 года «О Конституционном Суде Украины» решения Конституционного Суда Украины являются обязательными к исполнению. Это дало основание отдельным научным работникам сделать замечание, что цитируемые нормы Закона о языке и УПК Украины противоречат Основному Закону и судопроизводство на Украине должно осуществляться исключительно на украинском языке. Встречаются заявления о том, что игнорирование судьями, прокурорами, защитниками государственного языка судопроизводства (составление процессуальных документов, проведение судебного разбирательства, судебных дебатов и т.п. во многих случаях, а в некоторых регионах Украины, как правило, – на русском языке) отрицательно влияет на уровень правосудия в государстве [5, с. 66]. Существует и соответствующая судебная практика. Так, 21 мая 2008 г. Печерский районный суд г. Киева (судья В.О. Финагеев) признал, что требования адвоката В.Н. Агеева проводить досудебное следствие на государственном языке обоснованны. Суд пришел к выводу: «Таким образом, нормы ст. 19 УПК Украины относительно языка судопроизводства могут применяться лишь в той части, которая не противоречит Конституции Украины. В таком случае Генеральная прокуратура Украины должна была проводить досудебное следствие на государственном языке, а лицам, которые не владеют этим языком, в соответствии с требованиями ст. 19 ч. 2 УПК Украины обеспечить возможность пользоваться услугами переводчика» [6].
С такой позицией согласиться нельзя. Во-первых, что касается юридической стороны рассмотренной проблемы, то, как было не раз, Конституционный Суд Украины принял решение, которое Конституции прямо противоречит, указав, что языки национальных меньшинств могут использоваться лишь местными органами исполнительной власти, органами Автономной Республики Крым и органами местного самоуправления на основании соответствующих законов. Суд имеет право лишь толковать конституционные нормы, а не создавать новые, как это было сделано в данном случае. Как отмечалось, Конституция не содержит требования относительно исключительного применения (курсив наш – А.Т.) в судопроизводстве (как и в других публичных сферах общественной жизни) государственного языка. Наоборот, использование языков национальных меньшинств гарантируется государством (курсив наш – А.Т.)! Итак, положение ст. 19 УПК Украины и ст.ст. 3, 18 Закона о языках Основному Закону целиком соответствуют и, кстати, неконституционными признаны не были, в том числе и цитированным решении Суда.
Во-вторых, практическое выполнение требования относительно ведения судопроизводства исключительно на украинском языке приведет к неоправданным расходам. Закон использует термин «владение языком, которым ведется судопроизводство». Новый толковый словарь украинского языка термин «владеть» определяет, наряду с другим, «иметь полную одаренность, выделяться чем-то среди других людей (знанием, голосом, владеть пером, мастерски излагать на бумаге свои мысли и т.п.)» [7, c. 511–512]. Итак, владеть языком – это уметь безупречно говорить, писать на нем, знать все его нюансы, в том числе специальную терминологию. В Украине живет 13,5 млн. русских, из которых 96% считают родным языком русский [8]. Они имеют полное право заявить о том, что не владеют надлежащим образом государственным языком и потребовать переводчика, который должен быть предоставлен государством, а это – перевод сотен тысяч томов уголовных дел каждый год за счет госбюджета!
В-третьих, целью уголовного судопроизводства является не пропаганда и распространения украинского языка, а охрана прав и законных интересов физических и юридических лиц, которые принимают в нем участие, а также быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения Закона с тем, чтобы каждый, кто совершил преступление, был привлечен к ответственности и ни один невиновный не был наказан. При этом, по мнению В.Г. Лукашевича, «Общение (коммуникация, взаимодействие) выступает в расследовании преступлений как конституирующий «стержень» его процессуальной (процедурной) стороны, соответствующим образом опосредует все основные организационно-тактические моменты деятельности следователя» [9, с. 7]. Т.е. без надлежащим образом организованного общения между лицом, в производстве которого находится дело, и другими участниками процесса, не стоит ожидать положительных результатов расследования. Согласно требованиям УПК Украины один человек не может совмещать функции различных субъектов процесса, а значит, следователь, даже владея, кроме государственного, языком, которым владеет лицо, например, подвергаемое допросу, должен вызвать переводчика. При этом само наличие третьего лица (переводчика) уже не будет оказывать содействие установлению психологического контакта между, например, следователем и обвиняемым. Не следует забывать, что многие лица, ведущие процесс, сами не владеют на надлежащем уровне государственным языком, а вынуждены составлять все документы и общаться с участниками процесса на государственном языке с помощью переводчика, который значительно усложняет установление обстоятельств дела.
В-четвертых, использование двух и более языков как официальных в общении граждан с органами государственной власти распространено во многих странах мира. Так, например, в Афганистане официальными языками являются пушту и дари, в Бангладеш – бенгальский и английский; в Бельгии – французский, нидерландский (фламандский) и немецкий; в Боливии – испанский, кечуа и аймара; в Израиле – иврит и арабский; в Индии – хинди и английский, а в приложении к Конституции прибавляется список из 18 официальных региональных языков, которые официально используются в государственном делопроизводстве; в Ирландии – ирландский и английский; в Канаде – французский и английский; на Кипре – греческий и турецкий; в Люксембурге – французский, немецкий, люксембургський; на Мальте – мальтийский и английский; в Пакистане – урду и английский; в Парагвае – испанский и гуарани; в Перу – испанский и кечуа; в Сингапуре – малайский, английский, китайский и тамильский; в Танзании – суахили и английский; в Филиппинах – английский и филиппино; в Финляндии – финский и шведский; в Швейцарии – немецкий, французский, итальянский и ретороманский; в Шри-Ланке – сингальский, тамильский и английский; в ЮАР – официальными являются 11 языков основных групп населения страны, приоритет предоставляется английскому и языку африкаанс [10]. Из республик бывшего СССР два государственных языка имеют Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан.
Уголовно-процессуальная деятельность всегда предусматривает определенный негатив для конкретных лиц: потерпевший испытает вред от преступления, лицо же, которое это преступление совершило, подвергается значительным ограничениям в своих правах и свободах со стороны государства. Создавать дополнительная трудность для них не считаем целесообразным. Законодательство должно обеспечивать максимально простую процедуру судопроизводства, которая при этом обеспечивала бы соблюдение прав и свобод граждан. Что же касается принципа государственного языка уголовного судопроизводства, то здесь следует исходить из его разумного применения с учетом жизненных реалий и многонационального состава населения страны.

ЛІТЕРАТУРА:
1. Конституція України // Відомості Верховної Ради України, 1996. – № 30. – Ст. 141.
2. Лобойко Л.Н. Уголовно-процессуальное право: Учебное пособие: курс лекций. – Х.: Одиссей. – 2007. – 672 с.
3. Уголовно-процессуальный кодекс Украины: Научно-практический комментарий / Под общей редакцией В.Т. Маляренко, Ю.П. Аленина. – Х.: ООО «Одиссей», 2003. – 960 с.
4. Про мови в Українській РСР: Закон УРСР від 28 жовтня 1989 року № 8312-11 // ВВР. – 1989. – № 45. – Ст. 631.
5. Леоненко М.І. Особливості проведення слідчих дій за участю перекладача у кримінальному процесі України // Криміналістичні та процесуальні проблеми, що виникають під час проведення слідчих дій: Матеріали міжнародної науково-практичної конференції. Донецьк, 24 листопада 2006 року. – Донецьк: ДЮІ ЛДУВС, 2006. – С. 66 – 74.
6. Печерський суд визнав вимоги адвоката Агєєва проводити досудове слідство державною мовою обґрунтованими // http://ageyev.org/cases/levinchuk/2008-05-21.htm.
7. Новий тлумачний словник української мови. У 4-х т. – Т. 1. – К., 1998.
8. Общественный отчет по выполнению Европейской хартии о региональных языках или языках меньшинств // http://www.from-ua.com/politics/e62743796b72a.html.
9. Лукашевич В.Г. Основи теорії професійного спілкування слідчого: Автореф. дис… док. юрид. наук: 12.00.09 / Київ. ун-т ім. Т. Шевченка. – К., 1993. – 19 с.
10. Правовые системы стран мира. Энциклопедический справочник под ред . А.Я Сухорева. - М. – Изд-во Норма. – 2001. – 832 с.


: 17/10/2009
: 1766
:
Преступность как объект научных исследований: проблемы и перспективы.
Вещественные доказательства: дары волхвов.
Основания для производства повторных и дополнительных следственных действий в российском уголовном судопроизводстве
Гилинский Я.И. «Все действительное разумно»
Отдельные вопросы предварительного расследования по делам частного обвинения
РЕЗНИК Г. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И ДОСТОИНСТВО ЛИЧНОСТИ – ОСНОВА МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Основные этапы законодательного регулирования дознания в Республике Узбекистан
Калиновский К.Б. Меры по защите участников уголовного процесса как общее условие предварительного расследования в российском уголовном процессе
Пирамида судебной власти
Особенности прекращения полномочий судьи по законодательству Республики Казахстан

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта