:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Отдельные статьи

Отдельные вопросы предварительного расследования по делам частного обвинения
ОТДЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ ПО ДЕЛАМ ЧАСТНОГО ОБВИНЕНИЯ


Определяя виды уголовного преследования, УПК РФ в статье 20 закрепляет, что в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.
К уголовным делам частного обвинения относятся дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), 116 (побои), 129 частью первой (клевета) и 130 (оскорбление) УК РФ, которые возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.


2006, нет, , , Бурнос Екатерина Николаевна, аспирант кафедры уголовного процесса КубГУ, 

Как верно отмечает Цыганенко С.С., дифференциация уголовного судопроизводств ведет нет только к образованию различных процессуальных производств (видов), но и касается стадийности в связи с формированием и развитием новых координационных и субординационных отношений между процессуальными формами и институтами. Движение уголовного дела в соответствии с законом может происходить по разным ступеням, но при обязательном сохранении главного признака – соблюдения их логической и нормативно установленной последовательности[1].
По общему правилу, предварительное расследование по уголовным делам частного обвинения не производится. Потерпевший или его законный представитель в соответствии со статьей 318 УПК РФ подает в суд заявление, отвечающее требованиям части 5 статьи 318 УПК РФ, а дело считается возбужденным с момента принятия судом заявления к своему производству. Исключением являются те случаи, когда прокурор, а также следователь или дознаватель с согласия прокурора в соответствии с частью 4 статьи 20 и частью 3 статьи 318 УПК РФ возбуждают уголовное дело и направляют его для производства предварительного расследования.
Предварительное расследование по УПК РФ (ч.1 ст. 150) осуществляется в двух формах: дознание и предварительное следствие.
Необходимо отметить, что согласно пункту 1 части 3 статьи 150 УПК вышеуказанные составы преступлений, отнесенные к категории дел частного обвинения, возбужденные прокурором, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора в соответствии с частью 4 статьи 20 и частью 3 статьи 318 УПК РФ должны расследоваться в форме дознания. Однако нельзя забывать о том, что дознание производится по уголовным делам, возбуждаемым только в отношении конкретных лиц (ч.2 ст. 223 УПК РФ). Если неизвестно лицо, виновное в совершении преступления -  дело должно расследоваться в форме предварительного следствия.
Таким образом, теоретически, расследование уголовных дел частного обвинения, может быть произведено как в форме дознания, если известно лицо, виновное в совершении преступления, и дело возбуждено в соответствии с ч.4 ст. 20 и ч.3 ст. 318 УПК РФ, так и в форме предварительного следствия, если лицо не известно, а дело также  возбуждено в соответствии с ч. 4 ст. 20 и ч.3 ст. 318 УПК РФ.
В рамках рассматриваемой темы хотелось бы также отметить, что у производства по делам частного обвинения у мирового судьи зачастую возникают проблемы, связанные с отсутствием досудебных стадий.
На основании части 2 статьи 20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, квалифицируемых по ст. 115, 116 УК РФ, относятся к уголовным делам частного обвинения, принимаемых к производству судьей на основании заявления потерпевшего, подаваемого непосредственно в суд.
В соответствии с ранее действовавшей редакцией уголовного закона преступления, квалифицируемые по ст. 115, 116 УК РФ, совершались из личных неприязненных отношений, когда потерпевший и виновное лицо знали друг друга, и применению насилия, как правило, предшествовали длительные конфликтные отношения.
Федеральные законы от 8 декабря 2003 г. N 161-ФЗ[2] и N 162-ФЗ[3] внесли существенные изменения в основные законодательные акты, регулирующие уголовное судопроизводство: УК РФ и УПК РФ. Согласно Закону от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ" причинение легкого вреда здоровью или нанесение побоев из хулиганских побуждений, если данные деяния небыли совершены с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, подлежат квалификации по ч. 2 ст. 115 и ч. 2 ст. 116 УК РФ соответственно.
И теперь в соответствии с новой редакцией ст. 115, 116 УК РФ допускается совершение данных преступлений из хулиганских побуждений. Классическим вариантом причинения легкого вреда здоровью или нанесения побоев из хулиганских побуждений выступает ситуация, когда потерпевший и виновное лицо ранее незнакомы, поскольку отличительными признаками хулиганских побуждений являются "случайный" выбор жертвы, использование незначительного повода как возможности придраться к потерпевшему. В такой ситуации рассмотрение данного уголовного дела как уголовного дела частного обвинения весьма проблематично. В той ситуации, когда потерпевший не знает виновное лицо, уголовное дело не может быть принято к производству судьи, в связи отсутствием данных о лице, привлекаемом к ответственности.
Потерпевший, оказавшийся в подобной ситуации не в состоянии был защитить свои права. Милиция не принимала его заявление, ссылаясь на то, что уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 115, 116 УК РФ, относятся к уголовным делам частного обвинения и возбуждаются путем подачи заявления о привлечении виновного к уголовной ответственности в суд. Суд же отказывал в принятии заявления к своему производству, ссылаясь на то, что заявление не содержит данных о лице, привлекаемом к уголовной ответственности. Потерпевший находился в ситуации, когда он не мог защитить свои права, добиться справедливости и наказания виновных.
Указанная проблема не осталась не замеченной.
В соответствии с постановлением Государственного Совета Республики Татарстан от 13 октября 2004 года № 432-1II ГС, в Государственную Думу РФ 19 октября 2004 года был внесен проект федерального закона № 99236-4 «О внесении изменения в статью 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»[4].
Законопроектом предлагалось внести изменение в часть вторую статьи 20 УПК РФ, изложив ее в следующей редакции:
"2. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116 частью первой, 129 частью первой и 130 Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора.".
Целью законопроекта было исключение из уголовных дел частного обвинения и отнесение к уголовным делам публичного обвинения уголовных дел о преступлениях, предусмотренных частью второй статьи 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью, совершенное из хулиганских побуждений) и 116 (побои, совершенные из хулиганских побуждений) Уголовного кодекса Российской Федерации.
Как отмечалось в заключении комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, принятие законопроекта позволит правоохранительным органам эффективнее защищать конституционные права граждан, пострадавших от преступных посягательств на их жизнь и здоровье, а также повысит степень превентивного воздействия государственно-правовых мер в борьбе с преступлениями, совершаемыми из хулиганских побуждений.
К сожалению, законопроект прошел только первое чтение, получил отрицательное заключение Правительства РФ, согласно которому, указывалось, что принятие законодательных мер для устранения пробелов в противодействии хулиганским проявлениям требует более глубокого и полного анализа практики применения статей 115, 116 и 213 Уголовного кодекса Российской Федерации, также было принято решение от 15 марта 2005 года перенести рассмотрение законопроекта.
Сходные изменения предлагал внести и проект федерального закона N 159637-4 "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" (в части отнесения уголовных дел к делам частного обвинения), принятый к рассмотрению Государственной Думы РФ[5], который внесли депутаты Государственной Думы П.В. Крашенинников, В.С. Груздев. Постановлением Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 25 мая 2005 г. N 1905-IV ГД проект был принят в первом чтении[6].
Однако Конституционным Судом Российской Федерации в июне 2005 года были внесены существенные изменения в порядок защиты прав потерпевших по делам частного обвинения.
Постановлением Конституционного Суда РФ от 27 июня 2005 года №7-П[7] «По делу о проверке конституционности положений частей второй и четвертой статьи 20, части шестой статьи 144, пункта 3 части первой статьи 145, части третьей статьи 318, частей первой и второй статьи 319 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Законодательного Собрания Республики  Карелия и Октябрьского районного суда города Мурманска» признаны не соответствующими Конституции РФ, ее статьям 18, 21 (часть 1), 45, 46 (часть 1), 52 и 118 (часть 1), положения частей второй и четвертой статьи 20, части шестой статьи 144, пункта 3 части первой статьи 145, части третьей статьи 318 УПК РФ в той их части, в какой они не обязывают прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя принять по заявлению лица, пострадавшего в результате преступления, предусмотренного статьей 115 или статьей 116 УК РФ, меры направленные на установление личности виновного в этом преступлении и привлечение его к уголовной ответственности в закрепленном уголовно-процессуальном законом порядке.
Предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ явились взаимосвязанные положения частей второй и четвертой статьи 20, части шестой статьи 144, пункта 3 части первой статьи 145, части третьей статьи 318, частей первой и второй статьи 319 УПК РФ.
В постановлении Конституционный Суд РФ отметил, что уголовно-процессуальный закон, предусмотрев возможность осуществления производства по уголовным делам в порядке публичного, частно-публичного и частного обвинения, установил, что дела частного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего (его законного представителя), а если потерпевший находится в зависимом или беспомощном состоянии либо по иным причинам не способен самостоятельно защищать свои права и законные интересы, - по решению прокурора, а также следователя или дознавателя с согласия прокурора; в случае примирения потерпевшего с обвиняемым такие дела подлежат прекращению (ст. 20, ч. 1 и 3 ст. 318 УПК РФ). Устанавливая эти правила, законодатель исходил из того, что указанные в ч.2 ст. 20 УПК РФ преступления относятся к числу тех, которые не представляют значительной общественной опасности и раскрытие которых, по общему правилу, не вызывает трудностей, в связи с чем потерпевший сам может осуществить в порядке частного обвинения уголовное преследование лица, совершившего в отношении него соответствующее преступление, - обращаться за защитой своих прав и законных интересов непосредственно в суд и доказывать как сам факт совершения преступления, так и виновность в нем конкретного лица, минуя обязательные в этих ситуациях (по делам частно-публичного и публичного обвинения) процессуальные стадии досудебного производства.
Диспозитивность в уголовном судопроизводстве применительно к делам частного обвинения выступает, таким образом, в качестве дополнительной гарантии прав и законных интересов потерпевших и как таковая не может приводить к их ограничению. Ее использование в законодательном регулировании производства по делам этой категории не отменяет обязанность государства защищать от преступных посягательств права и свободы человека и гражданина как высшую ценность и обеспечивать установление такого правопорядка, который бы гарантировал каждому потерпевшему от преступления – доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. 1, ч. 1; ст. 2; ст. 45, часть. 1; ст. 46, ч. 1; ст. 52 Конституции РФ). Реализация этой обязанности предполагает, как указал Конституционный Суд РФ в Постановлении от 24 апреля 2003 года № 7-П по делу о проверке конституционности положения п.8 постановления Государственной Думы «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов»[8], защиту прав потерпевших от преступлений не только путем предотвращения и пресечения преступлений, но и путем обеспечения пострадавшему от преступления возможности отстаивать свои права и законные интересы любыми не запрещенными законом способами. На необходимость предоставления жертвам преступлений надлежащей помощи на всем протяжении судебного разбирательства и обеспечения им права просить о пересмотре компетентным органом решения о непреследовании или права возбуждать частное разбирательство указывается и в Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью (принята Генеральной Ассамблеей ООН 29 ноября 1985 года)[9] и Рекомендации № R (85) 11 Комитета Министров Совета Европы «О положении потерпевшего а рамках уголовного права и процесса (принята 28 июня 1985 года)[10].
Между тем, Уголовно-процессуальный кодекс РФ, закрепляя в качестве обязательного условия возбуждения уголовных дел частного обвинения наличие надлежащим образом оформленного заявления, в котором должны быть указаны данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности, лишает потерпевшего, которому такие данные не известны, возможности возбудить в суде соответствующее уголовное дело и получить защиту своих нарушенных прав, поскольку при несоблюдении этого требования закона судья выносит постановление, в котором предлагает устранить в установленный срок выявленные недостатки, а при неисполнении данного указания – отказывает в принятии заявления к своему производству (ч.2 ст. 20, ч. 6 ст. 144, ч.1, 5 и 6 ст. 318, ч.1 ст. 319 УПК РФ).
Не предполагает УПК РФ в подобных случаях и обращение потерпевших с соответствующими заявлениями в прокуратуру и органы внутренних дел, к числу основных задач которых относится оказание помощи гражданам, пострадавшим от преступлений, и которые наделяются для этого законом соответствующими полномочиями, а также обладают специальными средствами и навыками раскрытия преступлений. Часть 4  ст. 20 и часть 3 ст. 318 УПК РФ, связывая полномочие прокурора, следователя и дознавателя возбуждать дела частного обвинения лишь с особенностями личности потерпевшего, который в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам (возраст, состояние здоровья и т.п.) не способен самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами, не предусматривают их обязанность возбудить уголовное дело частного обвинения и принять меры, направленные на обеспечение привлечения лица, виновного в совершении такого преступления, к уголовной ответственности в иных случаях, в том числе, когда это лицо потерпевшему неизвестно. В результате отказ прокурора, следователя или дознавателя от возбуждения уголовного дела и от принятия предусмотренных законом мер к установлению личности виновного фактически исключает возможность получения потерпевшим судебной защиты своих прав и законных интересов.
В результате принятия вышеуказанного Постановления, потерпевшие от преступлений, предусмотренных статьями 115, 116 УК РФ, теперь могут обращаться в правоохранительные органы за защитой своих прав, в случае, если им не известно лицо, совершившее преступление, а порядок производства предварительного расследования по делам частного обвинения в настоящее время теоретически должен выглядеть следующим образом:
1. предварительное расследование не производится, если дело возбуждено по
·                  ст. 115 УК РФ, ст. 116 УК РФ и лицо, совершившее преступление известно;
·                  ч.1 ст. 129 или ст. 130 УК РФ;
2.  предварительное расследование производится в форме дознания с вынесением обвинительного акта, если дело возбуждено в соответствии с ч.4 ст. 20 и ч.3 ст. 318 УПК РФ и известно лицо, виновное в совершении преступления;
3. предварительное расследование производится в форме предварительного следствия с вынесением обвинительного заключения, если дело возбуждено:
·                  по ст. 115, 116 УК РФ и лицо, совершившее преступление не известно;
·                  дело возбуждено в соответствии с ч.4 ст. 20 и ч.3 ст. 318 УПК РФ и лицо, совершившее преступление не известно.
Учитывая наш вывод о том, что предварительное расследование по делам частного обвинения может осуществляться в обеих формах, необходимо внести изменения в ст. 320 УПК РФ, а именно, в названии и в тексте статьи после слов «с обвинительным актом» следует добавить слова «или обвинительным заключением».
Однако сложность представляет решение вопроса о судьбе заявления в том случае, если часть виновных лиц потерпевшему известна, а часть лиц не установлена. Орган дознания, проводивший проверку заявления потерпевшего в порядке ст. ст. 144 - 145 УПК РФ, может направить подобное заявление мировому судье, ссылаясь на то, что часть лиц установлена, не принимая решения в отношении неустановленных лиц, не возбуждая уголовного дела и не проводя расследования. Потерпевший может настаивать на привлечении к ответственности всех лиц, которые причинили ему вред. Какое решение должен принять мировой судья при поступлении к нему подобного заявления, где часть виновных лиц указана, а часть потерпевшему неизвестна?
По мнению В.В. Барышевой[11], мирового судьи судебного участка № 1 Гаврилов-Ямского района Ярославской области, в данном случае, мировой судья может принять заявление к производству в части установленных лиц, а копию заявления для решения вопроса о привлечении к ответственности неустановленных лиц направить органу дознания для решения вопроса о привлечении их к уголовной ответственности.
Хотелось бы отметить, что мы не согласны с позицией Конституционного Суда РФ в части привилегий для составов, предусмотренных ст. 115, 116 УК РФ по сравнению с составами ч.1 ст. 129 и ст. 130 УК РФ, так как потерпевшие, обращающиеся за защитой своих прав в связи с нарушением их конституционных прав на честь и достоинство, имеют такие же основания для принятия своего заявления и мер, направленных на установление личности виновного в преступлении, предусмотренном ч.1 ст. 129 и ст. 130 УК РФ и привлечение его к уголовной ответственности в закрепленном уголовно-процессуальном законе порядке.
Вышеуказанной точки зрения, по нашему мнению, придерживались и депутаты Государственной Думы Российской Федерации Н.П. Залепухин, А.В. Митрофанов, которые в соответствии с проектом федерального закона N 210117-4 "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (по вопросу возбуждения уголовных дел частного обвинения)", принятым к рассмотрению протоколом заседания Совета Государственной Думы РФ №109, предлагали внести в УПК РФ следующие изменения:
1) в части второй статьи 20 слова "не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя" заменить словами "дознавателем, органом дознания, следователем, прокурором, а также по заявлению потерпевшего или его законного представителя";
2) в части четвертой статьи 20 слова "частях второй и" заменить словом "части";
3) в части третьей статьи 318 слова "прокурором в случаях, когда потерпевший в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защитить свои права и законные интересы" заменить словами "дознавателем, органом дознания, следователем или прокурором в соответствии со статьей 20 настоящего Кодекса".
Анализируя законопроект, хотелось бы выделить его положительные и отрицательные стороны.
В качестве положительного момента можно отметить то, что данным законопроектом предпринята попытка привести в соответствие нормы УПК РФ (ч. 2 ст. 20, ч. 4 ст. 20 и ч.3 ст. 318 УПК РФ) с Конституцией РФ (ст. 18, 21 (часть 1), 45, 46 (часть 1), 52 и 118 (часть 1). Важно еще раз подчеркнуть, что в постановлении Конституционного Суда РФ речь идет исключительно о составах преступлений, определенных в ст.115, 116 УК РФ, законопроект же вводит новый порядок возбуждения уголовных дел частного обвинения на все составы, указанные в ч.2 ст.20 УПК РФ.
Законопроектом, наверное, неумышленно, приводятся также в логическое и терминологическое единство ч.4 ст.20 УПК РФ и ч.3 ст.318 УПК РФ, так в настоящее время вышеуказанное единство отсутствует: согласно ч.4 ст.20 УПК РФ, основанием для возбуждения дела частного обвинения прокурором, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора, при отсутствии заявления потерпевшего, является совершение преступления в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами, а в ч.3 ст.318 УПК РФ говорится о беспомощном состоянии и иных причинах, также ограничен круг субъектов, обладающих правом возбуждать уголовного дело частного обвинения по этим основаниям, в ч.3 ст.318 УПК РФ упоминается только прокурор (однако остается еще одна статья, в которой упоминается только прокурор – ч.3 ст.21 УПК РФ, наверное, депутаты оставили возможность проявить себя следующим поколениям народных избранников).
В соответствии с действующим законодательством, зависимость может быть материальная, служебная и иная. Под материальной зависимостью принято понимать такое положение потерпевшего, когда последний находится на полном или частичном иждивении у виновного, проживает на его жилой площади и т.п. Служебная зависимость - это подчиненность либо подконтрольность виновному по службе или работе. Под иной зависимостью подразумевают ту, которая проистекает из родственных или супружеских отношений, основана на законе или договоре (например, зависимость подопечных от опекунов, попечителей; обвиняемого от следователя и т.д.).
Что же касается беспомощного состояния, то в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)"[12] определено, что к лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее. 
Среди отрицательных сторон законопроекта можно выделить следующие упущения разработчиков:
1. Внося изменения в ч. 2 ст. 20 УПК РФ, разработчики законопроекта меняют всю сущность (концепцию) уголовно-процессуального института дел частного обвинения, по-сути упраздняя его, ведь одним из основных отличий таких видов уголовного преследования как частное и частно-публичное обвинение от публичного обвинения является, в частности, основание возбуждения таких дел. Теоретическая концепция дел частного и частно-публичного обвинения базируется на том, что эти дела должны возбуждаться не иначе как по заявлению потерпевшего, частные интересы которого были нарушены совершенным в отношении него преступлением, и, только в исключительных случаях, определенных в УПК РФ, при отсутствии такого заявления.
Поскольку, если следовать логики разработчиков законопроекта, на досудебных стадиях уголовного судопроизводства по делам частного обвинения прокурор, а также следователь и дознаватель, уполномочены осуществлять уголовное преследование, необходимо также вносить соответствующие изменения в ст.21 УПК РФ, закрепляющую обязанность осуществления уголовного преследования. Установить в ч.1 ст.21 УПК РФ, что «уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного, частно-публичного и частного обвинения осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель».
Однако уверена, что депутаты Государственной Думы Российской Федерации, внесшие законопроект, вряд ли анализировали нормы УПК РФ и свои предложения на предмет системной взаимосвязи.
2. Изменяя ч.4 ст.20 УПК РФ, разработчики оставляют право прокурора, а также следователя или дознавателя с согласия прокурора возбуждать уголовные дела частно-публичного обвинения при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.
Однако нельзя забывать и о ч.2 ст. 147 УПК РФ, согласно которой, прокурор вправе возбудить уголовное дело и при отсутствии заявления потерпевшего в случаях, если последний в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.
Следовательно, руководствуясь пословицей  - «говоря А, говори и Б», не могу не отметить, что в вышеуказанных статьях также наблюдается несоответствие в исключительных основаниях возбуждения дел частно-публичного обвинения без заявления потерпевшего, а также в круге субъектов, обладающих правом возбуждать эти дела.
В рамках затронутой темы, хотелось бы также рассмотреть проект федерального закона № 249565-4 "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" (по вопросу о статусе потерпевшего по уголовным делам частного обвинения), внесенный депутатом Государственной Думы РФ С.А. Капковым и принятый 10 января 2006 года к рассмотрению протоколом заседания Совета Государственной Думы РФ №131.
Проектом предполагалось внести в УПК РФ следующие изменения:
1) Часть 1 статьи 238 дополнить пунктом 5 следующего содержания:
"5) в случае, если лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности по делам частного обвинения, не установлено.";
2) пункт 4 части 5 статьи 318 дополнить словами "либо указание на отсутствие таких данных у лица, подавшего заявление;";
3) часть 2 статьи 319 дополнить абзацем следующего содержания:
"Если лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности, не установлено, мировой судья выносит постановление о приостановлении производства по делу и по ходатайству лица, подавшего заявление, поручает органу дознания принять меры для установления лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности.";
4) часть 2 статьи 321 дополнить словами: "либо со дня отмены постановления о приостановлении производства по уголовному делу.".
Концепция законопроекта исходила из отсутствия необходимости проведения дознания по делам частного обвинения, где не известно лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности, объясняя это в пояснительной записке следующими причинами:
1) санкционирование дознания по делам частного обвинения, где не известно лицо, подлежащее уголовной ответственности, может подорвать саму идею частного обвинения: представляется, что потерпевшие в этом случае будут обращаться напрямую в орган дознания или к прокурору даже, если им известно лицо, подлежащее уголовной ответственности (скрывая этот факт) - с целью освободиться от самостоятельного собирания доказательств и представления дела в суде;
2) дознание проводится только в отношении конкретных лиц (статья 223 УПК РФ), а здесь лицо, подлежащее уголовной ответственности, не установлено;
3) потерпевший, которому не известно виновное лицо, в отличие от потерпевшего, не способного самостоятельно собрать доказательства в силу зависимого состояния и т.п. (ч. 4 статьи 20), способен к самостоятельному собиранию доказательств, а содействие ему требуется в единственном вопросе - установлении лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности. Такое установление осуществляется путем оперативно-розыскных мероприятий, причем дело на этот период приостанавливается - соответственно принципиальной разницы между тем, кто, суд или дознаватель, приостановит дело, нет. Поручения же о проведении оперативно-розыскных мероприятий могут также исходить от суда, что, свидетельствует об отсутствии необходимости в дознании.
Таким образом, концепция законопроекта выглядит следующим образом:
1. Заявления потерпевших, которым не известно лицо, подлежащее уголовной ответственности, подлежат безусловному принятию мировым судьей, о чем вносятся изменения в часть 5 статьи 318 УПК РФ.
2. Приняв заявление, мировой судья приостанавливает производство по делу по новому основанию, которое содержится в предлагаемом пункте 5 части 1 статьи 238 УПК РФ.
3. По ходатайству потерпевшего мировой судья содействует ему в установлении лица, подлежащего уголовной ответственности, в рамках процедуры, предусмотренной частью 2 статьи 319 УПК РФ.
4. Сроки рассмотрения дела частного обвинения, указанные в части 2 статьи 321 УПК РФ, в этом случае продлеваются на все время, пока не установлено лицо, подлежащее уголовной ответственности.
5. Если лицо установлено, то постановление о приостановлении производства по делу отменяется, и производство по делу осуществляется в обычном для дел частного обвинения порядке.
Проводя анализ данного законопроекта, следует сразу отметить, что и он не соответствует постановлению Конституционного Суда РФ от 27 июня 2005 года №7-П, поскольку, во-первых, законопроектом не вносятся изменения ни в одну из упомянутых в данном Постановлении норм Уголовно-процессуального кодекса РФ с целью устранения их несоответствия положениям Конституции Российской Федерации, а предлагается иной, не совсем удачный, на наш взгляд, способ урегулирования данного вопроса; во-вторых, не учтены обозначенные в Постановлении привилегии исключительно для составов преступлений, предусмотренных статьями 115, 116 УПК РФ; в-третьих, Конституционный Суд РФ обязал прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя принять по заявлению лица, пострадавшего в результате преступления, предусмотренного статьей 115 или статьей 116 УК РФ, меры направленные на установление личности виновного в этом преступлении и привлечение его к уголовной ответственности в закрепленном уголовно-процессуальном законом порядке, а проект говорит лишь об оперативно-розыскных мерах, направленных на установление лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности; в-четвертых, несмотря на предлагаемое проектом предоставление потерпевшему (его законному представителю) возможности подать в суд заявление и при отсутствии данных о лице, подлежащем привлечению к уголовной ответственности (пункт 2 статьи 1 проекта), невозможность осуществления судебного производства по такому делу до установления этого лица, являющегося одним из необходимых участников уголовного судопроизводства со стороны защиты, очевидна. В лучшем случае (а именно, в случае принятия мировым судьей заявления к своему производству) судебное производство ограничится только стадией возбуждения уголовного дела. Следующее за этим приостановление производства по делу у мирового судьи (пункт 3 статьи 1 проекта), которое по существу еще и не начиналось, не отвечает целям введения института мировых судей, созданного, прежде всего, для более оперативного рассмотрения дел о преступлениях, не представляющих значительной общественной опасности и сложности для разрешения их по существу. В-пятых, нельзя забывать и о том, что одной из особенностей производства у мирового судьи является возможность примирения сторон до рассмотрения уголовного дела в судебном заседании, что в отсутствие данных о личности одной из этих сторон, невозможно. В этой связи также полагаем не совсем логичным предоставлять возможность потерпевшему подавать в суд заявление, в котором отсутствуют данные о виновном лице (пункт 2 статьи 1 проекта).
Необходимо отметить, что вышеуказанные альтернативные законопроекты, получив отрицательные заключения, как Правового управления Государственной Думы РФ, так и Правительства РФ, 11 мая 2006 года сняты с рассмотрения Государственной Думы РФ[13].
Хотелось бы указать, что органы внутренних дел Российской Федерации адекватно отреагировали на постановление Конституционного Суда РФ. Приказом МВД РФ от 1 декабря 2005 года № 985[14] утверждена новая Инструкция о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о происшествиях, которая начала применяться с 27 января 2006 года, т.е. по истечении одного месяца после дня ее официального опубликования[15].
В п.19 Инструкции указывается, что если по результатам проверки усматриваются признаки состава преступления частного обвинения, то в соответствии с законодательными и иными нормативными правовыми актами РФ, заявление и материалы проверки с сопроводительным письмом  направляются мировому судье (за исключением случаев выявления признаков состава преступления, предусмотренного ст.115 или ст.116 УПК РФ, когда лицо, подлежащее привлечению к ответственности, потерпевшему не известно).
Таким образом, проанализировав нормы УПК РФ (в том числе с учетом постановления Конституционного Суда РФ от 27 июня 2005 года №7-П) о досудебном производстве по делам частного обвинения, можно прийти к следующим выводам:
1. С 28 июня 2005 года поменялся подход к досудебному производству по делам частного обвинения, который неизменно влечет за собой модификацию порядка досудебного и судебного производства по делам частного обвинения в уголовном процессе России. В силу ст. 6 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года №1-ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»[16], необходимо привести в соответствие с постановлением Конституционного Суда нормы УПК РФ, регламентирующие производство (досудебное и судебное) по делам частного обвинения, сохранив при этом логическое, терминологическое и системное единство.
2. Следует учитывать то, что с 28 июня 2005 года – теоретически, а с 27 января 2006 года – фактически, лицо, пострадавшее в результате преступления, предусмотренного ст. 115 или ст. 116 УК РФ, вправе обратиться в правоохранительные органы за защитой нарушенных прав, в случае, если лицо, совершившее в отношении него преступление ему не известно. По данному заявлению прокурор, следователь, орган дознания и дознавателя обязаны принять по заявлению потерпевшего меры, направленные на установление личности виновного в этом преступлении и привлечение его к уголовной ответственности в закрепленном уголовно-процессуальном законом порядке. Следовательно, по нашему мнению, вышеуказанные органы обязаны возбудить не иначе как по заявлению потерпевшего уголовное дело, провести необходимые следственные действия в рамках предварительного расследования и направить материалы уголовного дела с обвинительным заключением мировому судье. Мировой судья в рамках ст. 320 УПК РФ, которая в обязательном порядке требует вышеуказанного изменения (иначе мировой судья должен будет действовать по аналогии), по уголовному делу с обвинительным заключением, поступившему в суд, должен провести подготовительные действия и принять решение в порядке, установленном главой 33 УПК РФ.
Учитывая вышеизложенное, предлагаем:
1. часть 4 статьи 20 УПК РФ изложить в следующей редакции:
«4. Прокурор, а также следователь или дознаватель с согласия прокурора вправе возбудить уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей настоящей статьи, и при отсутствии заявления потерпевшего, и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.
Прокурор, а также следователь или дознаватель с согласия прокурора обязан по заявлению потерпевшего возбудить уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 и 116 Уголовного кодекса Российской Федерации, в случае, если личность виновного в этих преступлениях потерпевшему не известна.»;
2. часть 3 статьи 318 УПК РФ изложить в следующей редакции:
«3. Уголовное дело может быть возбуждено прокурором, а также следователем или дознавателем в случаях, когда потерпевший в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, а также в случаях, когда личность виновного по преступлению, предусмотренному статьями 115 и 116 Уголовного кодекса Российской Федерации, потерпевшему не известна. При этом прокурор направляет уголо

: 23/06/2006
: 7653
:
Преступность как объект научных исследований: проблемы и перспективы.
Вещественные доказательства: дары волхвов.
Основания для производства повторных и дополнительных следственных действий в российском уголовном судопроизводстве
Гилинский Я.И. «Все действительное разумно»
РЕЗНИК Г. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И ДОСТОИНСТВО ЛИЧНОСТИ – ОСНОВА МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Основные этапы законодательного регулирования дознания в Республике Узбекистан
Калиновский К.Б. Меры по защите участников уголовного процесса как общее условие предварительного расследования в российском уголовном процессе
Пирамида судебной власти
Особенности прекращения полномочий судьи по законодательству Республики Казахстан
Суд присяжных: конфликт в судебном следствии

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта