Жирова М.Ю. О некоторых проблемах, возникающих при рассмотрении мировыми судьями дел о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 116 УК РФ // Мировой судья. 2012. № 4. - С. 27-31.

 

 

Жирова М.Ю., к.ю.н., старший преподаватель кафедры уголовного процесса и криминалистики Самарского государственного университета

 

Уголовные дела частного обвинения занимают значительное место в работе мировых судей. Так, в 2010 году доля этих дел составила 23,5 %[1]. Среди них наиболее многочисленны дела о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.116 УК (например, в Самарской области они составляют примерно 17% от общего количества уголовных дел, рассмотренных мировыми судьями)[2].

В целом мировые судьи успешно справляются с возложенными на них обязанностями, о чем свидетельствует большое количество дел, окончившихся примирением сторон (62% дел, поступивших суд с обвинительным актом, и 43% рассмотренных в порядке ст.318 УПК), достаточно низкие показатели обжалования решений (7% в апелляции и 2,5% в кассации) и вмешательства в них вышестоящих инстанций (когда решения отменены и изменены по существу дела) - 3% от общего числа дел[3].

Тем не менее, в производстве по данной категории дел возникает немалое количество спорных вопросов и допускается достаточно много типичных ошибок, укажем на некоторые из них[4].

1. Статья 116 УК предусматривает уголовную ответственность за побои или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК.

Действующее законодательство не дает определения «побоев». Ранее оно содержалось в «Правилах судебно-медицинской экспертизы определения тяжести вреда здоровью» (утв. приказом Минздрава РФ  от 10 декабря 1996 г. N 407[5])[6]. В соответствии с данными Правилами «побои не составляют особого вида повреждений. Они являются действиями,  характеризующимися  многократным  нанесением ударов. В результате  побоев  могут  возникать  телесные  повреждения. Однако побои  могут и не оставить после себя никаких объективно выявляемых повреждений». Принятые в 2007 г. новые «Правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» (утв. постановлением Правительства РФ от 17 августа 2007 г. N 522[7]), а также «Медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» (утв. Приказом Минздравсоцразвития РФ от 24 апреля 2008 г. N 194н[8]) не содержат ни единого упоминания о побоях.

Однако в правоприменительной практике и юридической теории устоялось понимание данного деяния как нанесение неоднократных ударов по телу потерпевшего, его избиение[9].

Понятие «иных насильственных действий, причинивших физическую боль» также не раскрывается в законодательстве. Однако в судебной практике в качестве таких действий квалифицируются щипание, сечение, выкручивание рук, защемление, толкание, связывание, укусы и т.п.

При этом для признания побоев или иных насильственных действий преступными необходимо установить, что они причинили потерпевшему физическую боль.

Особого внимания при квалификации действий по ст.116 УК заслуживает следующее обстоятельство: в диспозиции статьи между побоями и иными насильственными действиями стоит союз «или». Это означает, что, квалифицируя действия по ст.116 УК, надо определить, что же все-таки было причинено – побои или иные насильственные действия и выбрать из предложенной законодателем квалификации один вариант. Либо, если имело место и то, и другое – то при квалификации действий следует употреблять союз «и». Но в любом случае квалифицировать действия так, как звучит в статье – с союзом «или» - нельзя.

Вместе с тем, мировые судьи нередко, давая квалификацию действиям подсудимого, ошибочно полностью приводят диспозицию ч.1 ст.116 УК. Таким образом, из квалификации неясно, в совершении каких все-таки действий лицо признано виновным – побоев или иных насильственных действий, причинивших физическую боль. Так, по делу в отношении З. было установлено, что он в ходе конфликта нанес несовершеннолетнему П. «не менее двух ударов кулаком по голове и в область живота, не менее одного удара в область спины и по руке П.». Из установленных судом обстоятельств видно, что З. причинил П. побои. Факт совершения каких-либо иных насильственных действий, кроме ударов, в приговоре не отражен. Однако суд квалифицировал действия в соответствии с текстом ч.1 ст.116 УК – как побои или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК[10].

По другому делу в отношении З., осужденного по ч.1 ст.116 УК, нанесение порезов в области бедра квалифицированы мировым судьей одновременно и как побои, и как иные насильственные действия[11].

2. Иногда судьи ошибочно квалифицируют действия по ст.116 УК как побои, несмотря на то, что в судебном заседании установлено совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль.

Так, приговором мирового судьи Ш. был признан виновным в том, что толкнул руками в грудь М., от чего последняя упала, а когда поднялась, Ш. поставил ей деревянный щит на левую ногу, причинив своими действиями физическую боль, кровоподтеки грудной клетки, бедра, ссадину голени, что не причинило вреда здоровью потерпевшей. Учитывая, что побои – это нанесение неоднократных ударов по телу потерпевшего, его избиение, а из установленных обстоятельств не следует, что Ш. наносил М. прямые удары, суд необоснованно квалифицировал действия виновного как побои. Их необходимо было квалифицировать как иные насильственные действия, причинившие физическую боль[12].

Аналогично по делу Л., осужденного по ч.1 ст.116 УК, за насильственные действия, связанные с умышленным толканием потерпевшей и тасканием ее за волосы, в приговоре при мотивировании квалификации содеянного указано о причинении потерпевшей побоев.

В судебной практике встречаются и обратные ситуации. Так, по делу Б. нанесение им неоднократных ударов потерпевшей, то есть побоев, неправомерно расценено судом как иные насильственные действия, причинившие физическую боль[13].

Судам следует обратить внимание и на тот факт, что под побоями понимается нанесение неоднократных ударов. Таким образом, нанесение одного удара нельзя квалифицировать как побои. Вместе с тем именно так были квалифицированы действия Щ., который нанес один удар ногой по бедру Н. Аналогичная ошибка допущена по делу М., который был признан виновным в нанесении одного удара ладонью Х. в область уха[14]. Из смысла уголовного закона следует,  что нанесение одного удара следует квалифицировать по ч.1 ст.116 УК как совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль. Так, приговором мирового судьи Р-на была оправдана по ч.1 ст.116 УК за отсутствием в ее действиях состава преступления. В приговоре указано, что согласно ст.116 УК объективная сторона побоев представляет собой нанесение неоднократных ударов, нанесение одного удара нельзя признать побоями,  Р-на же  нанесла один удар по плечу,  пытаясь забрать у Р-на телефон.  Отменяя приговор,  судебная коллегия указала в своем определении, что мировой судья, оправдывая  Р-ну за отсутствием в действиях состава преступления,  не дал оценку установленным им же обстоятельствам – нанесению одного удара[15].

3. По смыслу ст.116 УК данное преступление совершается только умышленно. Следовательно, неосторожное причинение побоев или иных насильственных действий, а также совершение этих действий в состоянии превышения необходимой обороны состава преступлений по этой статье не образуют.

Практика рассмотрения дел и вынесение оправдательных приговоров с учетом изложенного выше в основном правильная. Так, приговором мирового судьи К.О.В. оправдана по ч.1 ст.116 УК за отсутствием состава преступления, в связи с тем, что имело место неосторожное причинение удара потерпевшей Б., когда К.О.В. отталкивала ее от себя[16].

Однако в ряде случаев судьи допускают ошибки, косвенным образом связанные с исследованием субъективной стороны преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК. Например, изменяя приговор мирового судьи об оправдании Щ.  по ч.1 ст.116 УК за отсутствием события преступления, и принимая решение о его оправдании за отсутствием в его действиях состава преступления,  районный суд указал в своем приговоре, что вывод суда первой инстанции об отсутствии события преступления не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным мировым судьей, поскольку причинение П. телесных повреждений подтверждается заключением СМЭ, показаниями свидетелей и частного обвинителя о применении в отношении неё насилия, которые  в совокупности не позволяют прийти к выводу об отсутствии события преступления. Судебная коллегия, в свою очередь, отменив приговор районного суда, указала в кассационном определении, что районным судом  в полной мере не выполнены требования ст.ст. 88 и 305 УПК. Выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом апелляционной инстанции. Так, установив, что Щ. с силой толкнул П. в спину в область грудной клетки, суд пришел к выводу, что причинение физической боли потерпевшей его умыслом не охватывалось. При этом судом не принято во внимание, что по смыслу ст.116 УК объективная сторона указанного преступления состоит не только в нанесение побоев, но и в совершении иных насильственных действий, причинивших физическую боль. Однако судом апелляционной инстанции не дано оценки показаниям частного обвинителя о причинении ей физической боли от установленных приговором суда действий оправданного[17].

Судьям также следует иметь в виду, что если в результате побоев вред здоровью той или иной степени тяжести причиняется по неосторожности, ответственность за неосторожно причиненные последствия наступает в случае, если она прямо предусмотрена в УК. Например, побои, повлекшие по неосторожности причинение легкого вреда здоровью, квалифицируются только по ст.116 УК, поскольку ответственность за неосторожное причинение легкого вреда здоровью законом не предусмотрена. Действия, начатые как побои, а впоследствии переросшие в более тяжкое преступление (например, в убийство), не требуют самостоятельной дополнительной квалификации по ст.116 УК.

4. Еще одна проблема возникает в ситуациях, когда частный обвинитель обратился в суд с заявлением о привлечении подсудимого к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК, а по результатам судебно-медицинской экспертизы выявлено, что потерпевшему причинен легкий вред здоровью. Единого подхода к этой проблеме на практике пока нет, и судьи допускают различные варианты разрешения таких ситуаций.

Так, по мнению Пермского областного суда, частному обвинителю до окончания судебного разбирательства следует предоставить возможность обратиться в суд с новым заявлением, копия которого в соответствии с требованиями закона вручается подсудимому для обеспечения его права на защиту. Далее совершаются процессуальные действия как при подаче встречного заявления. Разрешение же вопроса по существу обвинения происходит по аналогии, как совершение подсудимым одного преступления, ошибочно квалифицированного по двум статьям. При этом в описательно-мотивировочной части приговора указываются действия, в совершении которых подсудимый признается виновным, а при обсуждении вопроса о квалификации деяния обосновывается необходимость исключения ошибочно вмененной подсудимому статьи УК[18].

Однако более обоснованной представляется правовая позиция Челябинского областного суда. По его мнению, поскольку уголовное дело о преступлении, предусмотренном ч.1 ст.115 УК, также является делом частного обвинения, то у потерпевшего следует выяснить, желает ли он привлечь виновное лицо к уголовной ответственности по данной статье. Если нет, то уголовное дело нужно прекратить в связи с отсутствием заявления потерпевшего. Если потерпевший желает привлечь лицо к уголовной ответственности по ч.1 ст.115 УК, то он должен подать заявление, соответствующее требованиям ч.ч.5 и 6 ст. 318 УПК и судья должен выполнить все требования, установленные главой 41 УПК. По ранее предъявленному обвинению (ч.1 ст.116 УК) уголовное преследование должно быть прекращено в связи с отсутствием состава преступления (отсутствие объективной стороны)[19]. Представляется, что при таком решении данного вопроса ни стороне обвинения, ни стороне защиты не нужно тратить время и силы на доказывание или опровержение тезиса о виновности лица в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК, а суд имеет возможность сосредоточиться на рассмотрении и разрешении по существу лишь одного обвинения, выдвинутого против подсудимого.

5. На практике одним из важных доказательств в делах по ч.1 ст.116 УК является заключение эксперта. В соответствии со ст. 196 УПК назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить характер и степень вреда, причиненного здоровью. Вопрос о том, является ли обязательным назначение и производство судебно-медицинской экспертизы по делам о побоях, не урегулирован действующим законодательством и относится к числу дискуссионных. Согласно ч.1 ст.116 УК для квалификации деяния по данной статье нанесение побоев или совершение иных насильственных действий должно причинить физическую боль потерпевшему, но не повлечь последствий, указанных в ст.115 УК, то есть легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. Следовательно, при квалификации деяния обвиняемого по ч.1 ст.116 УК необходимо установить не характер и степень вреда, причиненного здоровью потерпевшего, а его отсутствие. Кроме того, зачастую побои или иные насильственные действия причиняют физическую боль, но не оставляют на теле потерпевшего никаких следов (на что было указано в ранее действовавших Правилах).

По нашему мнению, проведение судебно-медицинской экспертизы по делам о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.116 УК, не является обязательным во всех случаях, когда стороны не оспаривают вывода об отсутствии вреда здоровью.

Указанный подход к изложенной проблеме поддерживается и судебной практикой. Так, кассационным определением были оставлены без изменений постановление районного суда и приговор мирового судьи в части признания Б. виновной в совершении побоев. Суд посчитал, что показания потерпевшего и свидетелей, а также акт судебно-медицинского обследования образуют достаточную совокупность доказательств и без назначения судебно-медицинской экспертизы[20].

Подобный подход к необходимости проведения судебно-медицинской экспертизы по делам о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.116 УК, соответствует не только действующему законодательству, но и принципам целесообразности и экономии процессуальных средств, так как позволяет существенно сократить время рассмотрения данных уголовных дел и затраты на их разрешение.

Приведенные данные позволяют утверждать, что дела частного обвинения как не представляющие особой сложности, не рассматриваются мировыми судьями в качестве объекта тщательного изучения. Между тем, процессуальное упрощенчество, пренебрежение требованием процессуальной формы при рассмотрении этой категории уголовных дел снижает уровень защищенности прав личности на физическую неприкосновенность, а потому недопустимо.

 

 

 


[1] Обзор судебной статистики о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2010 году [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.cdep.ru/index.php?id=5&pg=0 (дата обращения: 13.11.2011).

[2]Данные приведены  по результатам изучения «Обзора статистических сведений о  работе мировых судей Самарской области за 12  месяцев 2010 года» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://sam.mirsudrf.ru/modules.php?name=info_pages&id=74 (дата обращения: 13.11.2011);

а также выборочного изучения 200 уголовных дел частного обвинения, рассмотренных мировыми судьями в Самарской области в 2007-2010 гг.

[3] Здесь и далее, если не указано иное, приведены результаты обобщения 200 дел.

[4] В настоящей статье практически не затрагивается практика назначения судебно-медицинских экспертиз, нуждающаяся в самостоятельном анализе ввиду многочисленности и специфичности допускаемых ошибок и ограниченности объема публикации.

[5] Медицинская газета, N 23, 21.03.1997. Далее по тексту – Правила.

[6] Данный приказ был отменен Приказом Минздрава РФ от 14.09.2001 N 361 "Об отмене Приказа Минздрава России от 10.12.96 N 407" // Справочно-правовая система Консультантплюс.

[7]  Российская газета, N 185, 24.08.2007.

[8] Российская газета, N 188, 05.09.2008.

[9] См., например, Справку по результатам обобщения судебной практики рассмотрения мировыми судьями Пермской области дел частного обвинения (2006 г.) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://oblsud.perm.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=118 (дата обращения: 13.11.2011); Обобщение судебной практики рассмотрения мировыми судьями Калининградской области в 2008 году уголовных дел, связанных с преступлениями против здоровья, предусмотренными ст.ст. 112 ч. 1, 115 и 116 УК РФ [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.kaliningrad-court.ru/kos/practic/criminal/common/index.php (дата обращения: 13.11.2011); Уголовное право. Особенная часть: учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко, Г. П. Новоселов. — 4-е изд., изм. И доп. - М. : Норма, 2008. – С. 97.

[10] Обобщение судебной практики рассмотрения мировыми судьями Калининградской области в 2008 году уголовных дел, связанных с преступлениями против здоровья, предусмотренными ст. ст. 112 ч. 1, 115 и 116 УК РФ…

[11] Справка по результатам обобщения судебной практики рассмотрения мировыми судьями Пермской области дел частного обвинения (2006 г.)…

[12] Обобщение судебной практики рассмотрения мировыми судьями Калининградской области в 2008 году уголовных дел, связанных с преступлениями против здоровья, предусмотренными ст. ст. 112 ч. 1, 115 и 116 УК РФ…

[13] Оба примера взяты из Справки по результатам обобщения судебной практики рассмотрения мировыми судьями Пермской области дел частного обвинения (2006 г.)…

[14] Обобщение судебной практики рассмотрения мировыми судьями Калининградской области в 2008 году уголовных дел, связанных с преступлениями против здоровья, предусмотренными ст. ст. 112 ч. 1, 115 и 116 УК РФ…

[15] Справка Алтайского краевого суда от 10.12.2010 г. о практике оправдания и прекращения производств по реабилитирующим основаниям по делам частного обвинения [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://kraevoy.alt.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=210 (дата обращения: 13.11.2011).

[16] Обобщение судебной практики постановления оправдательных приговоров мировыми судьями Калининградской области в 2008 году [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.kaliningrad-court.ru/kos/practic/criminal/common/index.php (дата обращения: 13.11.2011).

[17] Справка Алтайского краевого суда от 10.12.2010 г. о практике оправдания и прекращения производств по реабилитирующим основаниям по делам частного обвинения…

[18] Справка по результатам обобщения судебной практики рассмотрения мировыми судьями Пермской области дел частного обвинения [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://oblsud.perm.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=118 (дата обращения: 13.11.2011).

[19] Аналогичной правовой позиции придерживается Челябинский областной суд. См. Справку по результатам обобщения практики рассмотрения мировыми судьями Челябинской области уголовных дел частного обвинения [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.chel-oblsud.ru/index.php?html=reviews_on_criminal_cases&mid=136 (дата обращения: 13.11.2011).

[20] Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 25.01.2010 г. [Электронный ресурс]. Режим доступа:  http://oblsud.sam.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&rid=84 (дата обращения 13.11.2011). Аналогичные выводы сделаны Самарским областным судом при рассмотрении иных дел. См, например: Кассационное определение от 24.11.2010 г. [Электронный ресурс]. Режим доступа:  http://oblsud.sam.sudrf.ru/modules.php?name=bsr&op=show_text&srv_num=1&id=63400001011301445104161000212336 (дата обращения 13.11.2011); Кассационное определение от 25.01.2009 г. [Электронный ресурс]. Режим доступа:  http://oblsud.sam.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&rid=49 (дата обращения 13.11.2011).