Бозров В.М. Об оценке профессионального уровня судьи и его критериях

Повышенике квалификции судей и работников аппаратов судов надо провдить на базе региональных вузов, с привлечением к преподаванию высококвалифицированных практиков, способных передать опыт работы судов субъектов Федерации.

 

Бозров Владимир Маирович
Доктор юридически наук, профессор, заведующий кафедрой судебной деятельности ФГБОУ ВПО «Уральская государственная юридическая академия», Заслуженный юрист РФ (Екатеринбург).

ОБ ОЦЕНКЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО УРОВНЯ СУДЬИ И ЕГО КРИТЕРИЯХ

Вряд ли нуждается в аргументации тезис: каков творец, таково творение. Или скажем - дело мастера боится, если мастер годится.
Сказанное относится к любой отрасли деятельности человека, включая и судебную.
Забота о профессионализме судей красной нитью пронизывает концепцию судебной реформы, закон о статусе судей, целевые программы развития судебной системы всех годов и многие другие разъяснения и рекомендации, как руководителей высших судов страны, так и решений органов судейского сообщества. Именно заботой о качестве и эффективности правосудия обусловлены существующие квалификационные экзамены, возрастные, образовательные и иные требования к кандидату на замещение судейской должности.
Не случайно в ст. 20.1. Закона «О статусе судей в Российской Федерации» предусмотрено две обязательные формы повышения профессионального мастерства слушателей фемиды: профессиональная подготовка и повышение квалификации.
Казалось бы, правовая основа для подбора судей и их профессионального роста создана, ориентиры и направления организационной работы определены. Однако процесс решения поставленных задач показал, что не все так гладко, как бы хотелось. Возник ряд проблем, которые требуют своего решения на законодательном уровне. Назову лишь некоторые из них, касающиеся судов общей юрисдикции.
Как известно, существует определенная периодичность повышения квалификации судей и работников аппарата судов. И это требование повсеместно и строго выполняется. Внешне все выглядит неплохо: и судьи, и работники аппарата судов проходят обучение, переподготовку, повышение квалификации, им выдаются в этой связи документы государственного образца и т.д. Между тем, рассмотрев детально этот процесс и вспомнив затраченные на него средства, сталкиваешься с рядом вопросов. Так, по сложившейся практике, федеральные судьи судов общей юрисдикции, что называется, от Москвы до самых до окраин, с южных гор до северных морей, постигают мудрости судебной деятельности только в единственном высшем учебном заведении, а именно в Российской академии правосудия, которая, как известно, находится в столице Родины. Если подсчитать расходы на проезд, проживание, обучение, командировочные выплаты по обучению, скажем, судьи с Камчатки, Сахалина и т.д., то легко представить, во что обходится бюджету такая процедура. Помножьте полученную сумму на число судей, повысивших квалификацию в вышеназванном уважаемом учебном заведении хотя бы за год, и тут же возникнет вопрос целесообразности существующей практики.
Бытует мнение, что дешевое правосудие дорого обходится. Это верно, как верно и то, что деньги на ветер - не есть хорошо. Не лучше ли проводить такое же обучение судей в региональных ведущих юридических вузах с привлечением в качестве преподавателей не только маститых ученых, но и высококвалифицированных умудренных опытом практиков, которые могли бы обучать коллег на основе собственной региональной практики судов того или иного субъекта федерации с разбором наиболее характерных ошибок. Представляется, что при таком подходе к делу эффективность результатов учебы заметно возрастет, а финансовые затраты существенно снизятся.
Аналогичная ситуация складывается и с повышением квалификации работников аппарата судов общей юрисдикции. Вряд ли целесообразно по тем же причинам транспортировать их в те географические точки, в которых находятся филиалы РАП, поскольку в региональных, не менее почитаемых вузах, они могут быть обучены с тем же качеством, а может и лучше. Органы исполнительной власти субъектов, обеспечивающие деятельность мировых судей, так и поступают.
Вторая проблема заключается в неприемлемом конкурсном порядке выбора учебного заведения для этой цели. В соответствии с Федеральным законом N 94-ФЗ о размещении госзаказов, выбор учебного заведения осуществляется посредством проведения аукциона, конкурса, либо запроса котировок. То есть исполнитель определяется в абсолютном большинстве случаев, исходя из заявленной суммы расходов на обучение, а не возможностей вуза по качественному обучению слушателей, чем качество обучения приносится в жертву копеечному выигрышу в деньгах. При этом заказчик оказывается в роли приобретателя "кота в мешке". В итоге непрофильные учебные заведения (например, лесотехнические или сельскохозяйственные), заявив демпинговые суммы, становятся победителями конкурса и обучают судей и работников аппарата судов как-нибудь и чему-нибудь. Одним словом, когда пекарь тачает сапоги, а сапожник печет пироги, результат предсказуем: деньги на ветер. Отсюда вопрос: неужели финансирование судов настолько велико, что некуда девать деньги, а судьи настолько квалифицированы, что их не надо толком обучать. Не лучше ли привести нормативную базу по этой проблеме в соответствие с задачами судебной реформы, чтобы реализовать возможности региональных вузов. А такие возможности есть.
Например, с целью подготовки претендентов на судейские должности, а также повышения квалификации действующих судей и работников аппарата судов в Уральской государственной юридической академии на базе Свердловского областного суда в 2006 году создан факультет подготовки и повышения квалификации судейских кадров, а для методического обеспечения учебного процесса там же одновременно была образована кафедра судебной деятельности. Это позволило привлекать к учебному процессу не только профессоров академии, но и наиболее квалифицированных судей, большинство из которых имеют ученые степени и значительный опыт преподавательской деятельности.
За шесть лет на факультете повысили свою квалификацию около 100 мировых судей и свыше 200 работников аппарата судов Свердловской области, прошли переподготовку мировые судьи, назначенные на должность впервые.
База областного суда позволяет слушателям посещать судебные процессы, пользоваться обобщениями судебной практики, библиотекой и музеем суда, участвовать в деловых играх. Имеется столовая. Напротив здания суда расположена недорогая гостиница, в которой останавливаются слушатели.
Проведенный анализ совместной работы Свердловского областного суда и Уральской государственной юридической академии за указанный период показал, что качество и эффективность обучения судейских кадров на факультете соответствуют предъявляемым требованиям. Так, из числа кандидатов в судьи, окончивших факультет по 500-часовой программе, свыше 40 человек уже назначены на различные судейские должности и успешно работают.
В настоящее время УрГЮА имеет все возможности для повышения квалификации и переподготовки судей любого уровня не только Уральского, но и других регионов. Между тем, препятствием для реализации этих возможностей являются "Требования к повышению квалификации судей и их переподготовке", утвержденные постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 18 марта 2012 года, согласно которым судьи федеральных судов должны проходить обучение только в Российской академии правосудия. Представляется, что названный документ, помимо прочего, противоречит антимонопольному законодательству.
На сегодняшний день Уральская государственная юридическая академия готова участвовать в подготовке, повышении квалификации всего Уральского региона и переквалификации судей федеральных судов и работников аппарата судов общей юрисдикции, а при необходимости и судей арбитражных судов.
Изучение обозначенной проблемы показало, что помимо обязательных форм обучения в системе судов общей юрисдикции практикуются другие (факультативные) формы образования судей. Например, в военных судах составляют ежегодные планы текущей учебы, которые предусматривают еженедельные лекции или семинарские занятия под руководством председателя суда. Содержание планов тесно связано с теми пробелами в профессиональной подготовке судей, которые отрицательно сказались на результаты судебной деятельности, включая и административно - распорядительную. Как правило, цикл обучения завершается коллоквиумом.
Разумеется, такая форма учебы судей не может охватить все особенности персональной подготовки судьи, а поэтому военные судьи составляют еще личные планы самостоятельной учебы с указанием соответствующих тем, литературы, сроков исполнения. В конце учебного года руководитель суда проводит с судей собеседование по изученным проблемам.
Сложившаяся в военных судах практика себя оправдывает. Свидетельством тому высокое качество рассмотрения и разрешения военными судами юридических дел. Не будет преувеличением, что многие судьи военных судов, включая и гарнизонных, достойны самой высокой классной квалификации. Однако препятствием тому стали новшества, введенные в Закон «О статусе судей в Российской Федерации». По сути, критерием мастерства судьи стал не уровень его профессиональной подготовки, а место в судебной иерархии.
Так, в ст. 20.2. названного Закона в качестве основного квалификационного критерия указано должностное положение. На первый взгляд, логика законодателя безупречна. Однако это на первый взгляд.
Кто бы спорил с тем, что судьи Верховного или областного суда должны обладать максимальным уровнем профессиональной подготовки. То есть они должны быть мастерами в профессии судьи. В большинстве своем на такие должности назначают судей, имеющих и соответствующие теоретические знания, и требуемый опыт судебной деятельности. Однако парадокс заключается в том, что в те же суды иногда приходят не обладающие опытом работы судьей юристы, которым с назначением на соответствующую должность автоматически делегируется право на присвоение высокого квалификационного класса. В этой связи вполне понятно недоумение Председателя Совета Федерации Федерального Собрания РФ В.И.Матвиенко, высказанное ею при назначении на высшую судебную должность одного из таких претендентов. Проще говоря, теперь занимаемая высокая должность, а не реальная квалификация, дает право именоваться мастером судебного дела. Что же касается судей более низкого звена судебной системы, то они такого права лишены, пусть даже у некоторых из них будет семь пядей во лбу. В результате ныне действующая квалификационная система (ст.20.2. Закона о статусе судей), закрепив прямую зависимость мастерства судьи от иерархии судебных должностей, вольно или невольно стала негативным мотивационным фактором, тормозящим стремление судей первых трех звеньев к профессиональному росту, поскольку, например, судья районного суда, обладающий значительным стажем работы, высоким уровнем теоретических знаний, имеющий хорошие показатели судебной деятельности, лишен права (а значит и стимула) быть судьей первого либо высшего квалификационного класса. В этом смысле законодатель слукавил, указав в ст. 20.2. Закона «О статусе судей в Российской Федерации» о том, что квалификационный класс, присвоенный судье, отражает уровень его профессиональных знаний и умение применения их при осуществлении правосудия. По В. Высоцкому это звучит так: «Нет, ребята, все не так, ребята!».
По сути условия, необходимые для присвоения судье того или иного квалификационного класса, сродни условиям, требуемым для присвоения воинских званий. Если считать такую аналогию уместной, а отдельные положения Кодекса судебной этики соответствующими общевоинским уставам, то создавшаяся ситуация наводит на мысли, далекие от судебной деятельности.

 

 

 


Повышенике, квалификции,

Повышенике, квалификции, провдить, юридически ...

"В соответствии с Федеральным законом N 94-ФЗ о размещении госзаказов, выбор учебного заведения осуществляется посредством проведения аукциона, конкурса, либо запроса котировок".

Здесь главное - грамотно составить документацию о проведении закупки и заложить условия, тогда и выбор учебного заведения будет правильным.