Гармаев Ю.П. Проблемы и перспективы внедрения высоких технологий в криминалистические, межотраслевые средства противодействия преступности

 

 

Автор: Гармаев Юрий Петрович, доктор юридических наук, профессор garmaeff@yandex.ru, +79025644952

 

Проблемы и перспективы внедрения высоких технологий в криминалистические, межотраслевые средства противодействия преступности

 

«Хотите предупредить преступление?
Сделайте так, чтобы законы были ясны и просты…»
.

Ч. Беккариа[1]

Ни для кого не секрет, что в адрес всех юридических наук все чаще о громче раздаются критические замечания, связанные с их отставанием от потребностей практики. «В России, как и в некоторых других государствах, наблюдается излишняя теоретизированность юридических научных исследований, и практики в этом неоднократно совершенно справедливо упрекали теоретиков. По сути дела, получается, что наука, призванная помогать практическому работнику в его повседневной деятельности, отстраняется от своих обязанностей, и практики вынуждены довольствоваться теми уже давно устаревшими моделями, что у них есть. Можно сказать, что наука существует ради науки»[2]. Дисциплины антикриминального цикла,  к сожалению, исключением не являются.

Часть 1 статьи 44 Конституции РФ гарантирует каждому свободу научного творчества и преподавания. Надлежащим ли образом представители наших наук воспользовались данной свободой?

Здесь налицо ряд проблем. Не претендую на полноту охвата, отмечу лишь некоторые из них:

Ненадлежащее взаимодействие наук. Недостаточность подлинно междисциплинарных исследований: на стыке уголовно-правовых, криминологических, уголовно-процессуальных, криминалистических и иных.

Неоправданная узость круга «конечных потребителей» соответствующих научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций.

Сложность и многословность языка изложения большинства «продуктов» наук.

Отставание этих «продуктов» от современных достижений научно-технического прогресса в плане, как минимум, формы изложения, средств и методов доведения, доставки знаний до «конечного потребителя». 

Рассмотрим обозначенные проблемы более подробно.

1. Ненадлежащее взаимодействие наук.

Недостаточность междисциплинарных прикладных исследований. Насколько очевидно то, что следователь, прокурор, судья в своей ежедневной практике не могут разделить свою мыслительную деятельность (и правоприменение) на  уголовно-правовую, уголовно-процессуальную и криминалистическую составляющую, настолько и очевидна необходимость  разработки и внедрения соответствующих рекомендаций по принципу «разноотраслевое в одном».

Что же делается в междисциплинарном направлении представителями наук антикриминального цикла? Смею предположить, что не так уж и много.  Довольно редки индивидуальные и коллективные работы типа: «Квалификация и расследование преступлений…». «Преступления в сфере….: уголовно-правовая, криминологическая и криминалистическая характеристика, методика расследования…». Еще реже встречаются разработки, охватывающие рекомендации большего количества наук (уголовного процесса, оперативно-розыскной деятельности, адвокатской деятельности, и др.). Качество и практическая значимость подобных изданий – вопрос отдельный. Зачастую мы видим просто раздельное представление разноотраслевых глав, параграфов в одной книге. И порой создается впечатление, что авторы соседствующих параграфов не то что не вникали – даже не читали труд своего коллеги – представителя другой науки. Не только практика, но и методология формирования подлинно межотраслевых прикладных рекомендаций до настоящего времени не разработана.

В плане взаимодействия наук в учебных и иных изданиях, например, по уголовному праву видим высказывания в том смысле, что данная наука взаимодействует, в частности, с криминалистикой в вопросах выявления виновных лиц, установления конкретных причин и условий совершения преступления, определения причинно-следственной связи между общественно опасным деянием и последствиями и др.[3]. Но как взаимодействует? В каком смысле? На основе какой методологии?

В большинстве учебных изданий по криминалистике, иных публикациях выделяются положения о связи и соотношении этой науки с другими юридическими науками, прежде всего, антикриминального цикла. Не углубляясь глубоко в анализ научных мнений, можно резюмировать, что большинство авторов:

- отмечают, что связь криминалистики наиболее тесна и устойчива с науками уголовного права и уголовного процесса. Причем, в отношении уголовного права речь идет в основном о взаимосвязи криминалистических средств, приемов и методов с уголовно-правовой характеристикой преступлений[4]. 

- редко анализируют взаимосвязи криминалистики с криминологией, а если соответствующий анализ и производится, то взаимосвязи обозначаются лишь в самом общем виде: «Криминалистика, например, руководствуется сведениями о динамике преступности в конкретном регионе, которые обобщает криминология, для разработки собственных профилактических и предупредительных мер. Так, увеличение числа квартирных краж в том или ином районе является основанием для расширения и централизации систем сигнализации, разрабатываемых криминалистикой»[5].

- больше внимания уделяют вопросам отграничения наук, нежели вопросам координации, взаимообогащения. Например, часто мы читаем: «… криминология и криминалистика изучают разные объективные закономерности и совпадения в этой части их предметов отсутствует»[6]. И далее следует подробное обоснование различий, как будто авторов больше интересует то, чтобы «конкуренты не помышляли заходить каждый на чужое поле», нежели интеграция наук.

В этих условиях, на наш взгляд, страдают интересы всех наук антикриминального цикла, а главное – практика противодействия преступности.

2. Узость круга «конечных потребителей» соответствующих научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций.

Здесь отметим лишь упущения, некие недоработки в рамках криминалистических исследований. Принято считать устоявшимся мнение о том, что в настоящий момент криминалистика, ее средства, приемы и методы успешно используются в иных сферах (оперативно-розыскной, судебной, прокурорской, экспертной, адвокатской деятельности) либо позволяют устанавливать факты, лежащие вне уголовно-правовых явлений (использование криминалистических знаний в гражданском, арбитражном (хозяйственном) или административном процессах)[7]. Отмеченные тенденции позволили ученым-криминалистам закономерным образом констатировать особый междисциплинарный статус криминалистики в ряду юридических наук и учебных дисциплин[8].

Мнения вполне справедливые, но в основном на теоретико-методологическом уровне. На уровне прикладном соответствующие разработки пока достаточно редки. Большинство же этих самых прикладных рекомендаций, заметим, не только криминалистических, но и уголовно-правовых, иных, адресованы, условно говоря, «традиционным конечным потребителям»:

- следственным, иным правоохранительным органам;

- судебным органам и адвокатскому сообществу;

- законодателям и разработчикам законопроектов;

- и, к счастью или к сожалению, - самим ученым, от студента-исследователя до профессора.     

Возьмем для примера исследования в рамках криминалистического обеспечения борьбы с преступлениями несовершеннолетних и в отношении них. Большая часть работ традиционно адресована следователям и иным представителям стороны обвинения в уголовном процессе, реже - судьям[9].  Между тем, очевидно, что соответствующие криминалистические разработки могут и должны быть специально адресованы, как минимум, еще и органам, учреждениям, занимающимся несовершеннолетними, а таковых только на федеральном уровне 19 организаций.

Полагал бы, что наука криминалистика, а также уголовное право и криминология, должны активнее  работать и на иных, назовем их «нетрадиционными», субъектов, «конечных потребителей» научных положений и рекомендаций. Это могут и должны быть, например:

- сами несовершеннолетние: как подозреваемые, обвиняемые, привлекаемые к административной ответственности, так и потерпевшие от преступлений, пострадавшие от иных правонарушений, а также потенциально  могущие стать и теми, и другими;

- родители и родственники, опекуны несовершеннолетних;

- педагоги, учителя, тренеры спортивных секций, руководители кружков по интересам, иные взрослые, занимающиеся воспитанием этих лиц;

- работники вышеназванных органов и  учреждений, но не только и не столько как их представители, а как практические работники, правоприменители, живые люди со своими особенностями восприятия информации, сильно ограниченные во времени, с разным, далеко не всегда юридическим образованием, способностями к самообразованию, познавательной деятельности вообще и т.д.;

3. Сложность и многословность языка изложения большинства «продуктов» наук.  

Не считаю корректным оценивать состояние всех наук антикриминального цикла, но в отношении криминалистики следует констатировать, что большинство ее, казалось бы, прикладных разработок все еще  «грешит» многословностью, сложностью языка изложения, порой безудержным и малооправданным теоретизированием.  Проблема не нова. Еще в 80-х годах прошлого столетия авторитетные ученые признавались в том, что многие криминалистические рекомендации написаны тяжелым языком, страдают многословностью, излишней описательностью, насыщены полемикой с другими авторами, имеют многочисленные отклонения от основной темы[10]. Применительно к методикам расследования А. А. Эйсман верно отмечал: «Стремление сообщить в пособии как можно больше сведений и дать как можно больше советов по всем аспектам расследования делает почти бесполезной книгу в глазах практика-профессионала: ему обычно нужна лишь небольшая часть этой информации, а отыскать ее оказывается трудным и длительным делом»[11].

4. Отставание «продуктов» наук антикриминального цикла от современных достижений научно-технического прогресса в плане формы изложения, средств и методов доведения, доставки знаний до «конечного потребителя». 

Опять же еще в прошлом веке отдельные ученые-энтузиасты вполне успешно разрабатывали и внедряли в учебный процесс вузов и в правоприменительную практику специализированные компьютерные программы, например, по  анализу исходной информации, выдвижению и проверке типовых версий при расследовании преступлений. В частности, можно отметить интересную информационно-поисковую систему «Полюс-1» (Н. Б. Бобрынин, А. Ф. Лубин, 1989 г.).

В начале века нынешнего отдельные исследователи, в частности, А. С. Шаталов, предприняли попытки разработать целостную теорию криминалистических алгоритмов и программ. Исходили из принципиально верного положения о том, что  на современном этапе развития криминалистических методических рекомендаций для практических работников наиболее важными их качествами, наряду с полнотой, являются компактность и понятность[12]. Можно было бы добавить еще и такие желаемые качества, как доступность, интерактивность, наконец -  привлекательность для потребителя хотя бы на стадии принятия решения об изучении, на уровне так называемого «пользовательского интерфейса»[13].

Положительные сдвиги, безусловно, есть. Но, что весьма показательно - не столько в среде научной, сколько в практической.  Так, Главным управлением криминалистики Следственного комитета РФ (ГУ криминалистики СК РФ) была разработана и внедрена в настоящий момент почти во все территориальные следственные органы инновационная компьютерная программа «Виртуальный осмотр места происшествия: Учебно-методический комплекс», предназначенная для создания интерактивных трехмерных моделей различных мест происшествий, а также для проведения виртуального осмотра места происшествия. Данная программа, помимо правоохранительных органов, рекомендована к использованию в преподавании криминалистики в МГУ им. М. В. Ломоносова, МГЮУ имени О. Е. Кутафина, УрГЮА и в другие юридические вузы. Важно отметить, что для подготовки программного обеспечения были привлечены специалисты компании «Фундаментальные системы анализа»[14]. При этом «форма обучения, напоминающая компьютерную игру, легко воспринимается молодыми следователями. Нередко обучаемые  с увлечением соревнуются между собой на скорость и качество выполнения заданий»[15]. Не менее важным в аспекте предмета настоящей статьи будет отметить направления дальнейшего усовершенствования данного программного продукта. Среди 10 таких направлений авторы-разработчики выделяют: «Создание полнофункциональной мобильной версии программного обеспечения… для коммуникаторов и планшетных компьютеров для операционных систем   «Android», «Windows Phone» и «iOS»[16].

Итак, слава богу, есть энтузиасты-исследователи, пытающиеся восполнить уже не просто тревожное, а близкое к катастрофическому отставание науки от практики и современных достижений научно-технического прогресса. Однако в широких кругах криминалистического научного и вузовского сообщества по-прежнему стараются как бы не замечать очевидных негативных тенденций.

Отметим традиционные формы представления рекомендаций, «конечных продуктов» наук антикриминального цикла.

А) «Бумажные»:

- объемные книги (монографии, пособия, диссертации, учебники, комментарии и т.п.);

- научные статьи, доклады на конференциях и т.п.

-  крупные справочные работы, заключения экспертиз, и т.п.

Б) Электронные (несколько реже и зачастую скромнее по полноте содержания изданий):

- книги и иные материалы, специально подготовленные для электронных справочно-правовых систем типа «Консультант Плюс: Комментарии законодательства» и для популярных в научной среде электронных ресурсов[17].

- статьи, интервью и иные выступления  в электронных СМИ, социальная реклама и т.п.

- мультимедийные презентации, видео-, аудио выступления с лекциями, на конференциях, круглых столах и т.п. Особенно если соответствующий цифровой контент[18] не только записан и распространяется на оптических дисках, а вместе с его рекламой выложен в сети Интернет для свободного изучения и скачивания.

Появление последней формы электронных «продуктов» - весьма отрадная тенденция, но находится она лишь в начальной стадии своего развития[19]. 

С большим сожалением, но все же следует констатировать, что перечисленные выше «традиционные», но особенно «нетрадиционные» потребители научно-прикладных рекомендаций все меньше и реже читают и используют «бумажные продукты» из перечня «А». Для этого не хватает ни желания, ни времени. К тому же чаще всего быстро найти нужную рекомендацию в толстом бумажном фолианте намного труднее, чем, например, в электронной книге. А вот ассортимент и объем информации, усваиваемой из перечня «Б», растет ежегодно в разы. 

Необходимо особо подчеркнуть, что автор этих строк отнюдь не противник теоретических фундаментальных исследований, изложенных на традиционных бумажных носителях. Без таких исследований невозможно поступательное, эволюционное развитие общества и государства. С учетом кризисных явлений в экономике фундаментальные разработки особо уязвимы, поскольку должны поддерживаться и финансироваться, прежде всего, государством. Мы не вправе забывать аксиому: «Нет ничего практичнее хорошей теории»![20]

В то же время нет никаких противоречий в том, что наряду с важностью фундаментальной науки, в настоящее время особо востребованы краткие прикладные рекомендации в виде памяток[21], специальных программных продуктов, особенно в виде мобильных приложений в телефонах, коммуникаторах, планшетных и стационарных компьютерах, ноутбуках. Эти продукты научно-технического прогресса сейчас пока весьма немногочисленны, но пользуются повышенным спросом. И спрос этот обречен на постоянный, причем бурный рост. Однако вновь скорбим:  науки антикриминального цикла пока не демонстрируют большого интереса к этим перспективным новинкам. Работаем, как говорится, в основном по старинке – через традиционную «бумажную» продукцию.

Нам, представителям научного «цеха», то есть научного юридического сообщества, разработчикам соответствующих рекомендаций, пора признать, что многие наши коллеги больше склонны теоретизировать, а также критиковать законодателя и разочаровываться в правоприменителе, нежели замечать и изживать признаки собственного догматизма, консерватизма, а порой и просто - непрофессионализма. "В чужом глазу соринку видим, в своем бревна не замечаем" – известная пословица применима далеко не ко всем, но ко многим представителям юридической науки.

Между тем, если вновь в качестве примера обратиться к криминалистическому, а вернее к комплексному обеспечению противодействия преступлениям несовершеннолетних и в отношении них, то не лишним будет отметить, что в разделе 2 Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012–2017 годы, утвержденной  Указом Президента России от  2 июня 2012 года указано: «В Российской Федерации формирование и реализация политики в области детства должна основываться на использовании последних достижений науки, современных технологий…» (здесь и далее выделено мной – Ю.Г.). А в разделе 3 предписано: «Создание и распространение информации о правах ребенка, адаптированной  для детей, родителей, учителей, специалистов, работающих с детьми и в интересах детей, через средства массовой информации, сеть "Интернет", организации и учреждения для детей».

С «последними достижениями науки, современных технологий» применительно к инструментарию наук антикриминального цикла все кажется вполне ясно. Если процесс их внедрения оценить одним словом, то это будет слово: «Отстаем…». Далее, полагал бы, что термин «адаптированность» в контексте Национальной стратегии означает как раз изложенное выше – краткость, простота изложения рекомендаций и представление их не только и не столько в бумажной, но в мультимедийной форме, с применением современных технологий, в том числе, мобильных, с использованием ресурсов Интернета. 

Современные подростки и молодежь, взрослые люди возраста 25-55 лет – то есть самая активная часть населения, в настоящее время пользуются стационарными и мобильными компьютерами (ноутбуками, планшетами и др.), устройствами для чтения электронных книг и др. как на работе, так и дома, а также в общественном транспорте, в иных поездках. До половины граждан ежедневно используют сложную мобильную телефонную технику - смартфоны и коммуникаторы на операционных системах «iOS», «Android», «Windows mobile» и др., на которых установлено современное программное обеспечение, позволяющее хоть дома, хоть в общественном транспорте читать и слушать книги, просматривать фото, презентации и слайд-шоу, видео и прочий контент.

Глубоко убежден, что все науки антикриминального цикла должны сами двигаться навстречу своему «конечному потребителю», разрабатывая и внедряя «продукцию» в различных вариантах в зависимости не от сложившихся внутринаучных традиций, а от тенденций потребления, характеристики типичного конечного потребителя. «Нетрадиционный» тип последнего, формирование рекомендаций для него, причем преимущественно в интерактивной, мультимедийной, стационарной, плюс мобильной форме, с междисциплинарным содержанием, должно стать приоритетным направлением прикладных разработок названных наук.

Не стоит ждать неких абстрактных IT-специалистов, которые «придут, возьмут и превратят наши бумажные книги в алгоритмы и программы». Не придут… Это невозможно даже чисто технически. Нужно активное творческое взаимодействие между учеными – разработчиками разных наук антикриминального цикла с подключением в творческие коллективы IT-специалистов и даже целых компаний таковых, как это сделали работники ГУ криминалистики СК РФ совместно с компанией «Фундаментальные системы анализа» в рамках упомянутого выше проекта. Причем инициатива преимущественно должна исходить именно от нас – представителей научного сообщества, а не от специалистов по компьютерным технологиям.

Итак, можно и нужно создавать  системы межотраслевых рекомендаций в виде кратких, но емких по содержанию, с красивым, ярким пользовательским интерфейсом программ типа Памяток, «Кратких руководств по…».

Попробуем предложить наименование и примерное содержание такого рода разработки с указанием на источники рекомендаций (виды наук):

 

Памятка школьнику

(учащемуся ПТУ, студенту)

«Что делать, если тебя пытаются вовлечь в незаконный оборот наркотиков»

Примерное содержание памятки-программы[22]:

- Вводная часть: мотивационное воздействие и описание программы; краткие, эмоционально окрашенные пояснения типа: «Зачем тебе, друг, это надо…»; данные о структуре рекомендаций, назначении разделов, отзывы, оценки пользователей и т.п.[23] 

- типичные ситуации вовлечения; кто может вовлечь (друзья, одноклассники, однокурсники, взрослые люди определенных социальных групп, и т.п.), с какими целями, какими способами (уговоры, шантаж, подкуп, дружеские чувства и т.п.); как им противодействовать; какими бывают наркотические средства, как они выглядят и т.д.; что делать, если тебя все-таки уже вовлекли в потребление наркотиков, в преступную деятельность; как противостоять распространенным формам противозаконной провокации, подстрекательства к преступлениям (криминалистические рекомендации, а также данные наук судебно-экспертной деятельности, оперативно-розыскной деятельности (в несекретной части)[24];

- как квалифицируются соответствующие деяния, какие наказания предусмотрены уголовным законом; каковы не только правовые, но и иные последствия привлечения к уголовной ответственности (включая ситуации осуждения к лишению свободы, условного осуждения, прекращения уголовного преследования по нереабилитирующему основанию и т.п.); последствия для здоровья, дальнейшей учебы, будущей карьеры, для родителей, для иных разнообразных сторон жизни несовершеннолетнего (уголовно-правовые  и иные рекомендации);

- краткая характеристика наркопреступности в регионе, коэффициенты преступности; по некоторым видам преступлений весьма уместна краткая региональная виктимологическая характеристика (криминологические рекомендации);

- какие органы ведут профилактическую деятельность, а какие – борьбу с данными преступлениями; как и куда можно обратиться за помощью; какая помощь может быть оказана (разноотраслевые рекомендации);

- как уберечь свое здоровье, справиться со стрессом, вызванным попыткой вовлечения (состоявшимся вовлечением) в преступную деятельность; как найти общий язык с родителями, иными  членами семьи, товарищами в типичных сложных жизненных ситуациях (криминалистические, медицинские и психологические рекомендации);

И многое другое. Но повторюсь: все должно быть изложено в краткой и доступной для данного типа конечного потребителя форме. Должны приветствоваться анимация, фотографии и слайд-шоу, видеоролики (в том числе, устрашающие, как на пачках сигарет) и т.п. Текст должен излагаться с использованием индивидуального, дружеского обращения типа: «Дорогой друг! Конечно, не дай бог, но предположим с тобой приключилась вот такая неприятность…».  

         Разумеется, подобные памятки и краткие руководства можно и нужно разрабатывать, внедрять адресно и для родителей, учителей и т.д. Памятки для взрослых, вероятно, в значительно части будут повторять содержание выше предложенной – для несовершеннолетних. Но в разработках для первых, кроме прочего, например, можно уделить внимание тому, как составить доверительный разговор просветительского, предупредительного характера между несовершеннолетним и близкими людьми / иными лицами; как распознать признаки вовлеченности скрытного ребенка в незаконный оборот наркотиков, иной криминал, а также патологической игромании и т.п.; как провести иные виды бесед, куда и как обратиться за помощью и т.п. (криминалистические рекомендации, педагогика, психология, и т.п.).

Заметим, несмотря на всю универсальность и синтетический характер науки криминалистики, субъективно вряд ли подобного рода междисциплинарные «продукты» под силу создать одному или нескольким разработчикам – только криминалистам. Вполне солидарен с неявно выраженной грустью В. Ю. Шепитько, угадывающейся в его риторическом: «… где взять  специалиста, знающего и теорию криминалистики и практику борьбы с преступностью…. Причем, презюмируется, что специалист в области криминалистики знает уголовное право, процесс, судопроизводство на высоком уровне, с учетом изменений в действующем законодательстве… имеет познания в сфере естественно-технических наук и судебных экспертиз»[25].  Не будем преувеличивать наших возможностей – все-таки нужны творческие коллективы разноотраслевых специалистов.  

Необходимо вложить государственные средства, привлечь инвестиции в то, чтобы подобные программные продукты распространялись бесплатно, например: в основных Интернет-магазинах: «Apple AppStore», «Google Play», «Windows Store» и др.; по рекламным ссылкам (баннерам) в известных соцсетях: «В Контакте», «Одноклассники» и др.; на иных популярных в соответствующей потребительной среде Интернет-ресурсах; в «пакетных предложениях» с компьютерными играми, другими популярными программными продуктами на предприятиях, в организациях и т.д.  Повторимся, эти программы можно и нужно создавать и распространять так, чтобы их можно было изучить бесплатно, очень быстро, найдя намеренно или наткнувшись случайно («бродя по Сети») на телефоне, планшете в общественном транспорте, прослушать в автомобильной «пробке» (например, водителю), в метро, открыть во всплывающих окнах типа нынешней навязчивой рекламы товаров в Интернете, и т.п.

Итак, пора науке идти прямой дорогой навстречу современной мультимедийной цифровой среде, к людям, в том числе, к не юристам, «потребляющим» информацию гигабайтами и в краткие сроки, в основном «между делом».

Есть все основания полагать, что внедрение в науки антикриминального цикла не просто направления, а некой парадигмы приоритета создания прикладных разноотраслевых мультимедийных разработок типа кратких памяток, руководств и программ, соответствующее уточнение концептуальных подходов к формированию и представлению учебных и практических рекомендаций, к обучению различных потенциальных потребителей  – все это позволит сделать важный шаг к сближению науки с практикой, к модернизации наук антикриминального цикла (впрочем, как и иных юридических и неюридических наук), а главное -  к повышению эффективности правоприменения, к росту правосознания населения.

 

 


[1] Цит. по: Юридические афоризмы / сост. И. В. Смолькова. – М.: Юрлитинформ, 2013. – С. 144.

[2] Вележев С.С. Консолидация теории и практики в решении проблем, связанных с юридической ответственностью и наказанием // Администратор суда. - 2011. - № 1. - С. 7-8.

[4] Смахтин Е. В. Криминалистика в системе юридических наук уголовно-правового цикла: теория и практика: Дисс… доктора юрид. наук. 12.00.09. – Тюмень. 2010.  - С. 15.

[5] Эксархопуло А.А. Криминалистика: Учебник. – СПб., - 2009. – С. 45.

[6] Белкин Р.С. Курс криминалистики: учеб. пособие для вузов.– 3-е изд., доп. – М.: ЮНИТИ–ДАНА, Закон и право, 2001. – С. 114-115.

[7] См., например: Шепитько В. Ю. Криминалистика ХХI века: предмет познания, задачи и тенденции в новых условиях // Современное состояние и развитие криминалистики. Сб. науч. трудов / Под ред. Н. П. Яблокова и В.Ю. Шепитько. – Х.: «Апостиль», 2012. – С. 43.

[8] См., например: Ищенко Е. П., Жижина М.В. Современные представления о предмете науки криминалистики // Ситуационный подход в юридической науке и правоприменительной деятельности:  Мат-лы межд. науч.-практ.конф. / под ред. Т. С. Волчецкой. – Калининград: Изд-во БФУ имени И. Канта, 2012.  – С. 62.

[9] См.: например: Макаренко И. А.Криминалистическое учение о личности несовершеннолетнего
обвиняемого: Дис.… доктора юр. наук. 12.00.09. – Саратов, 2007, Подольный Н.А. Теоретические и практические основы раскрытия и расследования преступлений, совершённых молодёжными организованными группировками: Дис. ... доктора юр. наук : 12.00.09. - M, 2008. Гвоздева И.С. Использование специальных знаний при расследовании групповых корыстно-насильственных преступлений несовершеннолетних : Дис. ... канд. юр. наук : 12.00.09. - M, 2008,  Третьяков Ю.С. Процессуальные и тактические основы рассмотрения дел о преступлениях несовершеннолетних мировым судьей: Дис. ... канд. юр. наук : 12.00.09. - M, 2009 и другие.

[10] См., например: Соя-Серко Л.А. Программирование расследования // Социалистическая законность. 1980. № 1. С. 50—51.

[11]  Эйсман А.А. Теоретические вопросы программирования расследования // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 45. М., 1987. С. 84—85.

[12] Шаталов А.С. Криминалистические алгоритмы и программы. Теория. Проблемы. Прикладные аспекты. (Научное издание) – М., 2000. – С.163.

[13] Интерфе́йс по́льзователя, он же по́льзовательский интерфейс (UI — англ. user interface) — разновидность интерфейсов, в котором одна сторона представлена человеком (пользователем), другая — машиной/устройством. Представляет собой совокупность средств и методов, при помощи которых пользователь взаимодействует с различными, чаще всего сложными, машинами, устройствами и аппаратурой. Весьма часто термин применяется по отношению к компьютерным программам, однако под ним может подразумеваться набор средств, методов и правил взаимодействия любой системы, управляемой человеком. Пример: дисплей электронной книги или планшетного компьютера + набор кнопок и переключателей для настройки / Материал из Википедии. Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki Дата обращения: 10.10.2013.

[14] Подробно об этом см.: Елинский В.И., Ашимов Ф.М. Виртуальный осмотр места происшествия - инновационный метод повышения профессионального мастерства следователей // Российский следователь. -  № 4. – 2013. – С. 6-8.

[15] Указ. cоч. – С. 59.

[16] Указ. cоч. – С. 60. В силу важности данной прикладной разработки для практики и науки, считаю необходимым воспроизвести приглашение к сотрудничеству, распространяемое самими авторами проекта: телефоны: 8(8512) 523333, e-mail: llc.fca@gmail.com

[17] См., например, для криминалистики и уголовно-процессуального права: сайт Международной ассоциации содействия правосудию (МАСП), режим доступа: http://www.iuaj.net; сайт Международной общественной организации «Конгресс Криминалистов» (International Non-Governmental Organization «Criminalists Congress»), режим доступа: http://crimcongress.com/ , и другие Интернет-ресурсы.

[18] Контент - (от английского content - содержание) – это любое информационно значимое либо содержательное наполнение информационного ресурса или веб-сайта. Контентом называются тексты, мультимедиа, графика. Однако чаще всего контентом называют текстовое наполнение веб-сайта. Под мобильным контентом подразумевают цифровой контент, который адресован владельцам мобильных устройств. / Материал из Википедии. Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki Дата обращения: 10.10.2013.

[19] См., например: Боровских Р.Н. Актуальные проблемы противодействия преступлениям в сфере страхования в России. Видеолекция / Сайт Международной ассоциации содействия правосудию (МАСП). Режим доступа: http://www.iuaj.net/node/1325. Дата обращения: 11.10.2013.


[20] Этот знаменитый афоризм приписывают многим авторам, от Иммануила Канта до Альберта Эйнштейна. Однако есть убедительные доказательства того, что авторство принадлежит знаменитому физику 19 века Густаву Кирхгофу, как перевод с немецкого его фразы: "Eine gute Theorie ist das Praktischste was es gibt".

[21] См., например: Памятка: «Предупреждение коррупции и защита от незаконного обвинения в коррупционном преступлении»: автор-составитель Гармаев Ю. П. / Сайт Министерства
социальной защиты населения Республики Бурятия. Режим доступа: http://minsoc-buryatia.ru/anticorruption/4802/ Дата обращения: 11.10.2013. Подобные памятки, адаптируемые мною специально для соответствующей категории служащих, последние 5 лет широко распространяются в рамках занятий по противодействию коррупции в различных государственных и иных организациях.

[22] Можно и нужно сделать отдельно и бумажную памятку, и программу. Но приоритет, думается, за последней.

[23] Методологию создания данного и некоторых иных информационных блоков-рекомендаций полезно заимствовать у наук маркетинга и менеджмента, у широкого класса дисциплин под общим наименованием «Информационные технологии».

[24] Здесь уместно важное ограничение – недопустимость «рекламы» преступной деятельности, «инструкций по совершению преступлений», а также завуалированных рекомендаций о том,  как уйти от ответственности за их совершение. Методология такого рода ограничений также должна стать предметом научных разработок, но уже чисто теоретических. 

[25] Шепитько В. Ю. Криминалистика ХХI века: предмет познания, задачи и тенденции в новых условиях // Современное состояние и развитие криминалистики. Сб. науч. трудов / Под ред. Н. П. Яблокова и В.Ю. Шепитько. – Х.: «Апостиль», 2012. – С. 53.