Синенко С.А. Обеспечение прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве: теоретические, законодательные и правоприменительные проблемы. Автореф. докт. дисс. М., 2014.

 

 

 

 

На правах рукописи

 

 

 

Синенко Сергей Андреевич

 

Обеспечение прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве:

теоретические, законодательные и правоприменительные проблемы

 

 

 

Специальность 12.00.09 – Уголовный процесс

 

 

 

 

автореферат
диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

 

 

Москва 2014




Работа выполнена на кафедре уголовного процесса Дальневосточного юридического института МВД России

 


Научный консультант:

Николюк Вячеслав Владимирович –

Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор

Официальные оппоненты:

Володина Людмила Мильтоновна

доктор юридических наук, профессор,

профессор кафедры уголовно-процессуального права Московского

государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА)

 

Григорьев Виктор Николаевич

доктор юридических наук, профессор,

заведующий кафедрой уголовного права, 

уголовного процесса и криминалистики НОУ ВПО «Московский психолого-социальный университет»

 

Семенцов Владимир Александрович

доктор юридических наук, профессор,

профессор кафедры уголовного процесса Кубанского государственного университета

 

Ведущая организация:

 

Уральская государственная
юридическая академия

 

 

Защита диссертации состоится «4» июня 2014 г. в ___ час. на заседании диссертационного совета Д 203.019.03, созданного на базе ФГКОУ ВПО «Московский университет МВД России», по адресу: 117437, г. Москва, ул. Академика Волгина, д. 12, учебно-лекционный корпус № 2, зал диссертационного совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского университета МВД России.

 

Автореферат разослан «     » __________ 2014 г.

 

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                            А. А. Шишков



Общая характеристика работы

 

Актуальность темы исследования. Конституцией Российской Федерации гарантированы всем потерпевшим от преступлений защита, доступ к правосудию и компенсация причиненного преступлением вреда (ст. 52). Это соответствует международным правовым стандартам правосудия по защите жертв преступлений. Вместе с тем в теории и практике уголовного судопроизводства и в российском обществе в целом отмечалось неоднократно, что обеспечение прав и законных интересов лица, пострадавшего от преступления, в уголовном судопроизводстве находится не на должном уровне[1].

В статье 42 УПК РФ, объемной по содержанию и состоящей из 10 частей, гораздо подробнее, если ее сравнивать со ст. 53 УПК РСФСР (данная статья включала всего 4 части), регламентированы права потерпевших. Кроме того, в ст. 42 УПК РФ изменен подход и к пониманию круга лиц, признаваемых потерпевшими в уголовном процессе. В частности, серьезный шаг законодатель сделал, отнеся к потерпевшим не только физических, но и юридических лиц в случае причинения преступлением вреда их имуществу и (или) деловой репутации. В то же время данная новелла предопределила появление новых правовых проблем.

На основе масштабного обобщения многолетней судебной практики в этой части подготовлено постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве». В нем сформулирован ряд правовых позиций, призванных способствовать реализации важных функций уголовного правосудия, которые заключаются в том числе в охране законных интересов потерпевшего на основе уважения его достоинства и повышения уровня доверия к уголовному правосудию[2].

Однако предпринятые за длительный период меры, направленные на повышение эффективности охраны в уголовном процессе прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, оказались недостаточными. Содержание ст. 42 УПК РФ, являющейся базовой для досудебного и судебного производства с участием потерпевшего, до недавнего времени практически оставалось неизменным. В нее было внесено всего лишь четыре незначительные поправки редакционного характера. Изменения, внесенные в данную норму Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. № 432-ФЗ, оценить однозначно, как положительно повлиявшие на обеспечение прав потерпевшего от преступления, не представляется возможным.

В практическом аспекте следует отметить, что ежегодно количество поступающих в органы внутренних дел заявлений и сообщений о происшествиях находится на отметке 26–27 млн[3]. Это указывает на то, что в реальности количество граждан и юридических лиц, которым нанесен вред преступлениями, исчисляется на миллионы, а проблемы обеспечения прав и свобод потерпевших носят масштабный характер.

Для разрешения обозначенных проблем предпринимаются значительные усилия: проведено большое число разноплановых научных изысканий; имеют место попытки корректировки законодательства; разрабатываемые авторские проекты законов направлены на повышение эффективности обеспечения прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве[4]. Просчеты правового характера пытаются восполнить Конституционный и Верховный Суды РФ посредством формулирования соответствующих правовых позиций. Продолжают развиваться формы и методы ведомственного, судебного контроля, прокурорского надзора, однако положение дел существенно не меняется.

Новые импульсы научным исследованиям в области защиты прав потерпевших придают попытки законодателя, высших судебных органов разрешить отдельные ситуации, связанные с обеспечением прав и законных интересов потерпевшего. К таковым, например, относится принятие: Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 432-ФЗ, имеющего целью комплексно решить вопросы совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве; Федерального закона от 23 июля 2013 г. № 217-ФЗ, направленного на совершенствование апелляционного производства; Федерального закона от 23 июля 2013 г. № 221-ФЗ, изменившего отдельные положения, регламентированные ст. 399 УПК РФ; постановления Конституционного Суда РФ от 2 июля 2013 г. № 16-П по делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 237 УПК РФ, которым данная уголовно-процессуальная норма признана неконституционной и при этом указывается, что суд вправе по ходатайству, в частности, потерпевшего, возвратить уголовное дело в досудебное производство для усиления обвинения; постановления Конституционного Суда РФ от 25 июня 2013 г. № 14-П, предметом рассмотрения которого являются разумные сроки судопроизводства и исполнения судебного акта; постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и протоколов к ней», а также ряда других документов.

Перечисленные выше и связанные с ними иные обстоятельства свидетельствуют о наличии крупной социальной проблемы, что и побудило соискателя обратиться к изучению такого направления, как обеспечение прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве.

Актуальность и научная значимость исследования заключаются также в том, что его выводы могут быть использованы в формировании общей концепции развития уголовного судопроизводства России в части обеспечения прав личности, разработке и реализации которой в настоящее время уделяется значительное внимание.

Степень научной разработанности темы исследования. Вопросы обеспечения прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве привлекают внимание многих ученых-процессуалистов, исследующих права личности. Значительный вклад в развитие данного направления уголовно-процессуальной науки внесли В. А. Азаров, Ф. Н. Багаутдинов, В. П. Божьев, Л. В. Брусницын, Л. М. Володина, М. М. Выдря, В. Г. Даев, В. А. Дубривный, А. В. Ендольцева, О. А. Зайцев, А. В. Капранов, Л. Д. Кокорев, В. М. Корнуков, Э. Ф. Куцова, Л. Н. Масленникова, Т. В. Москалькова, В. В. Николюк, А. М. Ларин, И. Л. Петрухин, Р. Д. Рахунов, В. А. Семенцов, В. А. Стремовский, М. С. Строгович, П. М. Туленков, Г. П. Химичева, В. С. Шадрин, М. П. Шешуков и др.

В теории уголовного процесса в последнее время возрос интерес к изучению проблем, связанных с процессуальным статусом потерпевшего, в последнее время активизировалось. Во многих научных работах приведены результаты конкретных социологических исследований в сфере реального обеспечения прав потерпевших на разных этапах уголовного процесса, представлены предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, зарубежный опыт правового регулирования аналогичных вопросов (Кухта К. Н., Махов В. Н. Правовой статус жертвы преступления (потерпевшего) в уголовном процессе США. М., 2008; Ибрагимов И. М. Правомерные возможности защиты потерпевшего в российском уголовном процессе. М., 2008; Иванов Д. А. Защита следователем прав и законных интересов юридических лиц, потерпевших от преступлений. М., 2009; Азаров В. А., Абдрахманов М. Х., Сафаралеев М. Р. Юридические лица в уголовном процессе России: теоретические основы, законодательство и практика. Омск, 2010; Брусницын Л. В. Обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию: мировой опыт и развитие российского законодательства (процессуальное исследования). М., 2010; Николаев Е. М. Восстановление прав и законных интересов потерпевших в уголовном судопроизводстве. М., 2010; Дубровин В. В. Возмещение вреда от преступлений в уголовном судопроизводстве (отечественный, зарубежный, международный опыт правового регулирования). М., 2011; Шаров Д. В. Обеспечение прав потерпевшего в досудебном производстве. М., 2011; Клещина Е. Н., Шаров Д. В. Участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве. М., 2012; Клещина Е. Н., Шаров Д. В. Проблемы обеспечения прав и законных интересов потерпевших от преступлений на современном этапе судебно-правовой реформы. М., 2012; Кондрат И. Н. Права человека и уголовно-процессуальный закон (досудебное производство). М., 2012; Быков В. М., Колдин С. В. Защита прав потерпевшего в уголовном процессе России (досудебное производство). М., 2013).

Кроме того, по анализируемой тематике защищен ряд кандидатских диссертаций (М. Х. Абдрахманов, В. В. Афисов, Н. Н. Василенко, Е. М. Варпаховская, В. В. Владимирова, Ю. С. Гунарис, Е. В. Демченко, И. В. Жеребятьев, К. В. Камчатов, С. В. Колдин, О. В. Корнелюк, С. В. Круглов, И. В. Мисник, А. Л. Смирнов, П. Г. Сычев, В. В. Тамбовцева, С. Ю. Туров, Д. В. Филиппов, Д. В. Шаров, С. С. Шишкин).

Обращают на себя внимание научные статьи, отражающие наболевшие вопросы, связанные с участием потерпевшего в уголовном процессе (Д. Я. Беговая, В. П. Божьев, Л. В. Брусницын, О. В. Волынская, Б. Я. Гаврилов, П. Гаджирамазанов, А. И. Глушков, В. Н. Григорьев, А. В. Гриненко, А. В. Гричаниченко, А. П. Гуляев, А. П. Гуськова, И. С. Дикарев, О. А. Зайцев, И. М. Ибрагимов, К. Б. Калиновский, В. А. Лазарева, И. А. Попов, Т. Б. Рамазанов, Ю. А. Рябцов, В. М. Савицкий, В. А. Семенцов, Т. М. Секретарева, П. А. Скобликов, О. А. Славгородская, О. А. Чабукиани, С. П. Щерба, П. С. Яни и др.).

Вопросы реализации правового статуса потерпевшего не оставлены без внимания и представителями иных сфер юридической науки (С. Н. Веснина, Е. Н. Клещина, М. А. Мусаев, А. В. Сумачев, И. А. Фаргиев и др.).

Доктринальные положения, содержащиеся в трудах ученых, подняли разработку проблем защиты прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве на высокий теоретический уровень. Но они детально не отражают ряда общих и частных, весьма важных для уголовно-процессуальной науки и правоприменительной практики, вопросов, к которым, безусловно, относятся: теоретическое осмысление необходимости принятия и содержания специального закона о потерпевшем; приобретение статуса потерпевшего; обеспечение прав и законных интересов потерпевшего в стадии возбуждения уголовного дела; правовой и организационный аспекты участия потерпевшего в процессе доказывания по уголовному делу; деятельность следователя по возмещению вреда, причиненного потерпевшему преступлением; правовые и организационные вопросы представительства интересов потерпевшего; особенности участия потерпевшего в производстве отдельных следственных действий в условиях нового правового регулирования; обеспечение прав и законных интересов потерпевшего при прекращении уголовного дела (уголовного преследования) и направлении уголовного дела с обвинительным заключением (актом или постановлением) прокурору, а также по уголовным делам частного обвинения; процессуальный статус потерпевшего в стадии исполнения приговора и др.

Изложенные обстоятельства и предопределили выбор темы настоящего исследования.

Цель диссертационного исследования состоит в создании оригинальной авторской концепции обеспечения прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве, предполагающей выработку на основе проведенного комплексного анализа проблем в этой сфере научно обоснованных предложений и рекомендаций по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, а также деятельности должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу.

Сформулированная цель предопределила постановку и решение следующих задач:

– выявить и систематизировать основные направления надлежащего обеспечения прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве в целях комплексного исследования и разрешения проблемы;

– проанализировать нормативные предписания международных правовых актов, Конституции Российской Федерации, Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, иных законов и нормативных актов на предмет выявления погрешностей правового регулирования обеспечения прав и законных интересов лиц, пострадавших от преступлений;

– разработать и представить авторскую концепцию обеспечения прав и законных интересов потерпевшего, основанную на новом подходе к определению его статуса;

– исходя из анализа действующего уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации и правоприменения осуществить оценку деятельности по обеспечению прав и законных интересов потерпевших от преступлений на разных этапах судопроизводства и при реализации отдельных уголовно-процессуальных институтов;

– представить теоретическое обоснование системы мер, необходимых для повышения эффективности обеспечения прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве;

– выработать рекомендации по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и правоприменительной деятельности в сфере обеспечения прав и законных интересов потерпевшего.

Объектом исследования являются деятельность должностных лиц и иных участников уголовного судопроизводства в сфере обеспечения прав и законных интересов лица, потерпевшего от преступления, а также правоотношения, складывающиеся между ее участниками

Предмет исследования составляют нормы, содержащиеся в международно-правовых актах, опыт их реализации в различных странах, положения уголовного, уголовно-процессуального и иных отраслей российского права, касающиеся обеспечения прав и законных интересов потерпевшего от преступления (жертвы), правовые позиции Конституционного и Верховного Судов РФ, а также научные разработки, отражающие специфику рассматриваемой сферы отношений, материалы судебной и следственной практики, статистические данные.

Методологической основой исследования служит общенаучный диалектический метод познания. Достоверность результатов в диссертации обеспечивается путем комплексного использования системно-структурного анализа и синтеза социально-правовых явлений, сравнительно-правового, формально-логического и статистического методов, дедуктивных и индуктивных умозаключений, главными компонентами которых являлись изучение, обобщение нормативного регулирования в сфере уголовного судопроизводства, следственной и судебной практики, анкетирование, устный опрос. Активно использованы системный и функциональный подходы.

Теоретическая и нормативно-правовая база исследования представлена фундаментальными разработками отечественной и зарубежной науки уголовного, уголовно-процессуального права, криминалистики. Выводы основаны на изучении и сравнительном анализе значительного числа нормативно-правовых источников, включая Конституцию Российской Федерации, федеральные, в том числе конституционные, законы, постановления и определения Конституционного Суда Российской Федерации, решения Верховного Суда Российской Федерации, ведомственные нормативные акты Генеральной прокуратуры, Министерства внутренних дел Российской Федерации, иных правоохранительных органов, а также нормы российского уголовно-процессуального права XIX–XXI вв., имеющие непосредственное и опосредованное отношение к исследуемой проблеме.

Эмпирическая база работы. Изучение указанных проблем осуществлялось как на теоретическом уровне, так и путем проецирования действующего законодательства на его реальное применение. Сбор эмпирического материала осуществлялся в течение 8 лет. Для обеспечения должной репрезентативности результатов исследования, обоснования выводов изучено 324 уголовных дела, находящихся в архивах органов предварительного расследования и судов Нижнего Новгорода и Нижегородской области, Омска и Омской области, Хабаровска, Приморского и Красноярского краев, 237 материалов об отказе в возбуждении уголовного дела, 1000 отдельных уголовно-процессуальных актов. В 2009–2013 гг. осуществлено интервьюирование 220 дознавателей, следователей, прокуроров, судей из указанных регионов. При подготовке работы широко использованы статистика ГИАЦ МВД России, Следственного департамента при МВД России, аналитические материалы Верховного Суда РФ, эмпирические выводы, полученные другими авторами при изучении сопредельных тем.

Научная новизна исследования заключается в том, что его результат представлен научно-квалификационной работой, где на основе выполненных исследований оформлены теоретические положения, совокупность которых можно квалифицировать как решение научной проблемы, имеющей важное политическое и социальное значение.

Впервые в теории уголовного процесса выявлено и объединено в единую систему максимальное число аспектов проблемы обеспечения прав и законных интересов потерпевшего, что позволило применить комплексный подход к решению этой важной социальной задачи на всех стадиях уголовного судопроизводства, а также в ходе применения отдельных правовых институтов (доказывания, представительства, обеспечения безопасности, возмещения вреда, причиненного преступлением).

В диссертации с позиций Конституции РФ, общей теории права, уголовного права и процесса во многом по-новому рассмотрены теоретические, научно-практические и правовые (связанные с пробельностью в праве, нелогичностью, неполнотой, несогласованностью отдельных его положений) проблемы обеспечения прав и защиты прав потерпевшего в уголовном процессе, показаны и исследованы основные ошибки и нарушения, существующие в этой сфере, прежде всего, с наделением лица процессуальным статусом, разъяснением ему прав и обязанностей, обеспечением реализации этих прав при осуществлении доказывания по уголовному делу (как на досудебном, так и судебном этапах уголовного судопроизводства), представительством интересов потерпевшего, обеспечением его безопасности, возмещением вреда, причиненного преступлением, показаны их причины, подготовлены предложения по совершенствованию законодательства, а так же практики его применения. В итоге сформулированы:

– блок научных положений о теоретических основах участия потерпевшего в уголовном судопроизводстве, авторское определение понятия потерпевшего в уголовном процессе, учитывающее: а) переход его из фактического в юридический статус; б) неоправданность узкого подхода к трактовке понятия «вред»; в) вложенный законодателем смысл в термины «организация», «учреждение», «предприятие», «юридическое лицо»; г) случаи причинения вреда потерпевшему не только преступлением, но и запрещенным уголовным законом деянием, совершенным лицом в состоянии невменяемости, лицом, не достигшим к моменту совершения преступления возраста, с которого наступает уголовная ответственность; д) выработанные Конституционным Судом РФ и Верховным Судом РФ правовые позиции, нацеленные на обеспечение лицу гарантированных Конституцией Российской Федерации прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, независимо от формального признания его участником производства по уголовному делу;

– в контексте данного концептуального подхода к понятию потерпевшего обоснована принципиальная возможность решения проблемы обеспечения прав и законных интересов лица, пострадавшего от преступления, на первоначальном этапе уголовного судопроизводства. Вскрыты и предложены для использования резервы повышения эффективности обеспечения прав и законных интересов потерпевшего, которые лежат в разных плоскостях, в частности, в расширении возможности его участия в процессе доказывания, в решении ряда вопросов, которые: связаны с представительством его интересов, обеспечения безопасности этого участника уголовного судопроизводства. Разработаны варианты корректировки законодательства на этапе обеспечения прав и законных интересов потерпевшего при рассмотрении уголовного дела судом первой инстанции, предполагающие необходимость согласования позиций потерпевшего и государственного обвинителя при полном или частичном отказе последнего от обвинения. Предложен правовой алгоритм вовлечения потерпевшего в разрешение вопросов, возникающих при рассмотрении уголовного дела в отношении обвиняемого, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, а также вопросов, связанных с исполнением приговора;.

– совокупность научных положений о правовых основах обеспечения прав и законных интересов потерпевшего. Аргументирован тезис о том, что объективных предпосылок к принятию специального закона о потерпевших от преступлений в настоящее время нет. Совершенствование правового статуса потерпевшего как участника уголовного судопроизводства целесообразно осуществить посредством корректировки действующего законодательства и, в первую очередь, уголовно-процессуального. Обоснована и нецелесообразность выделение в структуре УПК РФ самостоятельной главы, в которой могли бы быть сосредоточены нормативные предписания, регулирующие процессуальный статус потерпевшего в уголовном судопроизводстве. Оптимальный вариант повышения эффективности процессуальных правовых предписаний в части обеспечения прав и законных интересов потерпевшего диссертант связывает со «сквозной» корректировкой УПК РФ с помощью положений, позволяющих согласовать терминологию и понятийный аппарат, расширить права потерпевшего, устранить дисбаланс правового статуса потерпевшего и обвиняемого, повысить качество правоприменения. Реализация в законодательстве осуществленного в диссертации подхода выразилась обосновании необходимости изменений и дополнений значительного числа уголовно-процессуальных норм и, прежде всего, отражающих понятие «потерпевший», процессуальный статус заявителя, касающихся участия потерпевшего в доказывании, обеспечения его безопасности, представительства интересов, обеспечивающих защищенность прав и интересов при производстве следственных действий, судебного разбирательства и др. Совокупность этих предложений (число которых значительно) отражена в авторском проекте закона о внесении изменений и дополнений в УПК РФ;

– рекомендации методического характера о применении норм УПК РФ, обеспечивающих права и законные интересы потерпевшего. Результаты изучения правоприменительной практики позволили показать объективные предпосылки к принятию мер по усилению процессуального контроля и прокурорского надзора за надлежащим разъяснением потерпевшему возможности отстаивать исковые требования в рамках производства по уголовному делу, своевременным наделением лица процессуальным статусом гражданского истца, доказательственной деятельностью по установлению размера причиненного вреда, законностью прекращения уголовного дела (уголовного преследования). Обоснована также необходимость реагирования судами на факты ненадлежащего осуществления деятельности органов расследования в сфере доказывания характера и размера вреда, причиненного преступлением, обеспечения при этом прав и интересов потерпевших посредством вынесения частных определений или постановлений в порядке ч. 4 ст. 29 УПК РФ. Автор убежден, что этому будет способствовать издание ведомственных нормативных актов, предписывающих руководителям органа дознания, следственного органа, прокурору усилить контроль в рассматриваемой сфере, а также соответствующие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ;

– существенными новыми положениями диссертации являются также: оценка современного состояния уголовно-процессуальной доктрины обеспечения прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве, обозначение основных тенденций ее развития (в частности, суждения о наделении лица процессуальным статусом потерпевшего на более ранних этапах, предложения по разработке и принятию специального закона о потерпевшем, создании в УПК РФ отдельной главы, регламентирующей участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве); сформулированная автором концепция понимания фигуры потерпевшего в уголовном судопроизводстве, учитывающая юридическое и фактическое положение лица, которому уголовно наказуемым деянием причинен вред; использование данной концепции для обоснования предложений по совершенствованию законодательства и правоприменения на первоначальном этапе уголовного процесса; исследование актуальных частных проблем защиты прав и законных интересов потерпевшего (в том числе, при производстве отдельных следственных действий) с единых теоретических позиций;

– в диссертации выявлены и проанализированы основные ошибки и нарушения в названной сфере, показаны их причины.

Основные положения, выносимые на защиту:

Комплекс научных положений о теоретических основах участия потерпевшего в уголовном судопроизводстве:

1. Формирование процессуального статуса потерпевшего объективно происходит на этапах: 1) фактического претерпевания лицом вреда как следствия совершенного уголовно наказуемого деяния; 2) обращения этого лица с заявлением о преступлении в правоохранительные органы либо вовлечения его в деятельность по проверке первоначальной информации о преступлении дознавателем, следователем; 3) признания лица потерпевшим, оформленного соответствующим постановлением дознавателя, следователя, судьи. Действующее уголовно-процессуальное законодательство не учитывает нахождения лица в фактическом положении потерпевшего (на первом этапе), предусматривает приобретение им полного процессуального статуса только на третьем этапе, что является серьезным законодательным пробелом.

2. Авторское определение понятия потерпевшего в уголовном процессе, учитывающее: а) переход его из фактического в юридический статус; б) неоправданность узкого подхода к трактовке понятия «вред»; в) вложенный законодателем смысл в термины «организация», «учреждение», «предприятие», «юридическое лицо»; г) случаи причинения вреда потерпевшему не только преступлением, но и запрещенным уголовным законом деянием, совершенным лицом в состоянии невменяемости, лицом, не достигшим к моменту совершения преступления возраста, с которого наступает уголовная ответственность; д) выработанные Конституционным и Верховным Судами РФ правовые позиции, нацеленные на обеспечение лицу гарантированных Конституцией Российской Федерации прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, независимо от формального признания его участником производства по уголовному делу:

«Потерпевшими являются физическое лицо, которому уголовно наказуемым деянием причинен физический, имущественный, моральный или иной вред, а также организация, в случае причинения преступлением вреда ее имуществу и (или) деловой репутации или иного вреда. При наличии достаточных данных, удостоверяющих факт причинения вреда, дознаватель, следователь или суд принимают решение о подтверждении статуса потерпевшего, которое оформляется постановлением».

3. Совокупность базовых теоретических положений, позволяющих разрешить проблемы обеспечения прав и законных интересов лица, пострадавшего от преступления, на первоначальном этапе уголовного судопроизводства. Даже с учетом происшедших в последнее время изменений в уголовно-процессуальном законодательстве правовое положение заявителя значительно уступает статусу потерпевшего, что не позволяет лицу, которому преступлением причинен вред, должным образом осуществлять защиту своих интересов в стадии возбуждения уголовного дела. Предписание, содержащееся в первом предложении ч. 11 ст. 144 УПК РФ, является «юридической фикцией». Употребление понятия «заявитель» для указания лица, пострадавшего от преступления, на первоначальной стадии судопроизводства неприемлемо и потому, что его содержание не охватывает всех ситуаций участия пострадавшего в приеме, рассмотрении и разрешении первичной информации о преступлении.

4. Потерпевший – полноправный участник доказывания, обладающий правом (но не обязанностью) получать, представлять предметы и документы, которые могут быть использованы в качестве доказательств. Участвуя в процессе доказывания, потерпевший вправе лишь собирать сведения, которые посредством действий и решений дознавателя, следователя, прокурора или решений суда могут стать доказательствами в уголовном деле. Нет предпосылок к наделению участников уголовного судопроизводства, не относящихся к субъектам, осуществляющим производство по делу, в том числе потерпевшего, правом собирать доказательства.

5. Изучение вопросов обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства, и в частности потерпевшего, свидетельствует о том, что большая часть научных исследований в данной сфере и существующих нормативных предписаний не востребована. Меры обеспечения безопасности, регламентированные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации и иными нормативными актами, фактически не реализуются. Требуется предпринять ряд организационных и нормотворческих действий и, в первую очередь, изменить формулировку оснований применения таких мер, а также ввести механизм ответственности за их непринятие.

6. Резерв повышения эффективности обеспечения прав и законных интересов потерпевшего заключается в решении вопросов, которые: связаны с его представительством (необходимо ввести компенсационный механизм, позволяющий восполнить потерпевшему затраты на представительство, и усовершенствовать институт обязательного представительства применительно к отдельным категориям потерпевших); касаются надлежащего обеспечения прав потерпевшего при производстве следственных действий; направлены на совершенствование законодательства и правоприменительной деятельности по обеспечению права потерпевшего на ознакомление с материалами уголовного дела, по которому закончено предварительное расследование в любой из его форм.

7. Применительно к этапу рассмотрения уголовного дела судом первой инстанции: требуется осуществить корректировку законодательства в части согласования позиций потерпевшего и государственного обвинителя при полном или частичном отказе последнего от обвинения; разработать механизм участия потерпевшего в разрешении вопросов, возникающих при рассмотрении уголовного дела в отношении обвиняемого, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве; создать надлежащие условия для реализации потерпевшим права на судебную защиту и возмещение причиненного преступлением ущерба при рассмотрении судом первой инстанции вопросов, связанных с исполнением приговора.

8. Участие потерпевшего в решении судом вопросов, касающихся условно-досрочного освобождения от наказания и замены неотбытого наказания более мягким видом наказания, в соответствии с ч. 21 ст. 399 УПК РФ, в принципе противоречит правовой природе и целям наказания, исполнение которого не может зависеть от волеизъявления потерпевшего. Наделение последнего правами, которые реально сделали бы состязательным порядок рассмотрения судом дел об условно-досрочном освобождении от наказания и замене неотбытого наказания более мягким его видом (право довести до суда свои доводы, обжаловать судебное постановление), вступает в противоречие с положениями уголовного права, регулирующими названные институты. В уголовно-процессуальном аспекте потерпевший объективно не в состоянии представить суду обоснованные доводы по существу дел, указанных в пп. 4 и 5 ст. 397 УПК РФ.

9. Вывод о предпочтительности использования уголовно-процессуального порядка принятия судом решения об индексации денежной суммы, взысканной в пользу потерпевшего по судебному приговору (такая процедура более доступна и не несет материальных затрат для гражданского истца в виде уплаты государственной пошлины). Вместе с тем нет оснований относить данный вопрос к сомнениям и неясностям. Предпочтительнее его позиционировать в качестве самостоятельного, с выделением в перечне, определенном в ст. 397 УПК РФ.

Комплекс научных положений о правовых основах обеспечения прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве:

10. Объективных предпосылок к принятию специального закона о потерпевших от преступлений в настоящее время нет. Совершенствование правового статуса потерпевшего как участника уголовного судопроизводства целесообразно осуществить посредством корректировки действующего законодательства и, в первую очередь, уголовно-процессуального. Актуальность проблемы возмещения и (или) компенсации вреда, причиненного преступлением, не может служить решающим доводом в пользу принятия указанного специального закона. Механизм компенсации такого вреда за счет государства, достаточно полно разработанный учеными-юристами, может быть установлен посредством принятия подзаконных нормативных актов (например, положения, объявленного указом Президента РФ, или постановления Правительства РФ).

11. Выделение в структуре Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации самостоятельной главы, в которой могли бы быть сосредоточены нормативные предписания, регулирующие процессуальный статус потерпевшего в уголовном судопроизводстве, нецелесообразно и труднореализуемо с точки зрения законодательной техники без нарушения целостности соответствующих уголовно-процессуальных институтов. Оптимальный вариант повышения эффективности процессуальных правовых предписаний в части обеспечения прав и законных интересов потерпевшего – это «сквозная» корректировка Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации с помощью положений, позволяющих согласовать терминологию и понятийный аппарат, расширить права потерпевшего, устранить дисбаланс правового статуса потерпевшего и обвиняемого, повысить качество правоприменения.

12. Реализация в законодательстве осуществленного в диссертации подхода в части выработки определения понятия «потерпевший» в уголовном судопроизводстве предполагает внесение изменений в ст. 42 УПК РФ:

– часть 1 изложить в следующей редакции:

«1. Потерпевшими являются физическое лицо, которому уголовно наказуемым деянием причинен физический, имущественный, моральный или иной вред, а также организация, в случае причинения преступлением вреда ее имуществу и (или) деловой репутации или иного вреда. При наличии достаточных данных, удостоверяющих причинение вреда, дознаватель, следователь или суд принимают решение о подтверждении статуса потерпевшего, которое оформляется постановлением»;

– дополнить частью 12, изложив ее следующим образом:

«12. Лицо, пострадавшее от преступления, является потерпевшим независимо от его гражданства, возраста, физического или психического состояния и иных данных о его личности, а также независимо от того, установлены ли все лица, причастные к совершению преступления. Если совершенное уголовно наказуемое деяние является неоконченным, при подтверждении статуса потерпевшего следует исходить из фактического причинения вреда».

13. Нормативное закрепление прав заявителя в стадии возбуждения уголовного дела может быть обеспечено дополнением ч. 11 ст. 144 УПК РФ текстом следующего содержания:

«Кроме того, заявитель имеет право давать объяснения, делать заявления, заявлять ходатайства, в том числе на родном языке или языке, которым он владеет, пользоваться бесплатной помощью переводчика; получать квалифицированную юридическую помощь; заявлять отводы; представлять дополнительные материалы; быть осведомленным о характере действий, выполняемых с его участием или существенным образом затрагивающих его права и интересы, делать необходимые замечания, подлежащие фиксации в соответствующих уголовно-процессуальных документах; знакомиться с документами, отражающими действия, выполненные с его участием, а также со всеми материалами проверки после ее завершения».

14. Для отражения в законе роли потерпевшего в доказывании, согласования положений ст. ст. 42 и 86 УПК РФ пункт 4 ч. 2 ст. 42 УПК РФ надлежит изложить в следующей редакции: «...собирать и представлять документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств».

15. Оптимизация деятельности следователя (дознавателя), связанной с доказыванием размера вреда, причиненного преступлением, а также обеспечением возмещения вреда потерпевшему, предполагает необходимость:

– дополнить ч. 3 ст. 42 УПК РФ положением: «Факт разъяснения потерпевшему предусмотренных законом прав и возможностей по взысканию вреда, причиненного преступлением, отражается в протоколе, составляемом по правилам статьи 166 настоящего Кодекса. При отказе от исковых требований в протоколе делается соответствующая отметка с объяснением причин такого отказа»;

– внести в ч. 1 ст. 44 следующее указание: «Решение о признании лица гражданским истцом должно быть принято не позднее пяти суток с момента поступления искового заявления»;

– исключить из п. 8 ч. 1 ст. 220 УПК РФ слова «характер и размер вреда, причиненного ему преступлением»;

– дополнить ч. 1 ст. 220 УПК РФ пунктом 10 в следующей редакции:
«10) характер и размер вреда, причиненного преступлением, доказательства, на которых основываются исковые требования, размер иска».

16. В целях устранения формальных препятствий для обеспечения безопасности потерпевшего представляется целесообразным:

– часть 3 ст. 11 УПК РФ изложить в новой редакции:

«3. При наличии угрозы убийства, применения насилия, уничтожения или повреждения имущества либо иного опасного противоправного деяния в отношении потерпевшего, свидетеля или иного участника уголовного судопроизводства, а также их близких родственников, родственников или близких лиц по их ходатайству, разрешенному в порядке статьи 122 настоящего Кодекса, суд, прокурор, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности, предусмотренные частью девятой статьи 166, частью второй статьи 186, частью восьмой статьи 193, пунктом 4 части второй статьи 241 и частью пятой статьи 278 настоящего Кодекса, а также иные меры безопасности, предусмотренные законодательством Российской Федерации»;

– часть 2 ст. 21 УПК РФ дополнить следующим указанием: «...а также меры безопасности потерпевшего, свидетеля, обвиняемого, других лиц, участвующих в уголовном процессе, членов их семей и близких родственников, если в связи с производством по уголовному делу имеется угроза совершения в отношении них насилия или иного запрещенного уголовным законом деяния»;

– статью 122 УПК РФ дополнить частью 2 следующего содержания: «2. Ходатайство потерпевшего, свидетеля или иного участника уголовного судопроизводства, а также их близких родственников, родственников или близких лиц о применении мер безопасности, указанных в части третьей статьи 11 настоящего Кодекса, рассматривается не позднее двадцати четырех часов с момента их получения. Отказ в принятии мер безопасности не препятствует повторному обращению с ходатайством о принятии указанных мер, если возникли обстоятельства, не нашедшие отражения в ранее поданном ходатайстве».

17. Реальное осуществление представительства интересов потерпевшего предполагает следующие законодательные меры:

– часть 1 ст. 45 УПК РФ изложить в новой редакции: «1. Представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя могут быть адвокаты, а также иные лица, о допуске которых ходатайствует потерпевший, гражданский истец или частный обвинитель. Представителем потерпевшего или гражданского истца, являющегося юридическим лицом, могут быть лица, правомочные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации представлять его интересы. Полномочия представителя в этом случае должны быть подтверждены доверенностью, оформленной надлежащим образом. При участии в производстве по делу руководителя юридического лица его полномочия должны быть удостоверены соответствующей доверенностью или другими документами. В качестве представителя лицо допускается по постановлению дознавателя, следователя, судьи или определению суда».

18. Надлежащее обеспечение прав потерпевшего при производстве следственных действий требует дополнения:

– пункта 2 ч. 2 ст. 42 УПК РФ положением: «...дознаватель, следователь, суд не могут отказать потерпевшему в реализации права давать показания»;

– статьи 192 УПК РФ частью 7 следующего содержания: «7. В целях обеспечения безопасности участников очной ставки она по решению следователя может быть проведена в условиях, исключающих визуальное наблюдение допрашиваемыми друг друга»;

– части 5 ст. 177 УПК РФ текстом следующего содержания: «По просьбе потерпевшего он должен быть допущен к производству осмотра, осуществляемого в его жилище»;

– статьи 180 УПК РФ частью 4 в следующей редакции: «4. Если при осмотре имело место изъятие предметов, имеющих отношение к уголовному делу, то лицу (организации), в чьем помещении находились эти предметы, должна быть вручена копия протокола осмотра»;

– части 8 ст. 193 УПК РФ фразой следующего содержания: «Предъявление для опознания не может быть осуществлено в случае, если потерпевший отказывается участвовать в нем в качестве опознающего».

19. Для устранения пробела в законодательстве в части ознакомления потерпевшего с материалами производства при прекращении уголовного дела и уголовного преследования предлагается авторская редакция новой нормы: «Статья 2131. Ознакомление с материалами производства при прекращении уголовного дела и уголовного преследования».

20. Повышение уровня обеспечения прав и законных интересов потерпевшего при направлении уголовного дела с обвинительным заключением (актом или постановлением) прокурору требует изменения следующих норм УПК РФ:

– часть 2 ст. 215 УПК РФ изложить в новой редакции: «2. Следователь направляет письменное уведомление об окончании предварительного следствия защитнику, законному представителю обвиняемого, если они участвуют в уголовном деле, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям, в котором разъясняет им право на ознакомление с материалами уголовного дела, а также указывает дату, время и место ознакомления. Уведомление должно быть направлено не позднее чем за семь суток до дня ознакомления с материалами уголовного дела»;

– в части 3 ст. 215 УПК РФ перед словами «представитель потерпевшего» следует внести слово «потерпевший»;

– часть 1 ст. 216 УПК РФ дополнить следующими словами: «В случае, если в уголовном деле участвуют несколько потерпевших, каждый из них вправе знакомиться с теми материалами уголовного дела, которые касаются вреда, причиненного данному потерпевшему. По ходатайству потерпевшего и его представителя следователь предоставляет им возможность знакомиться с материалами уголовного дела раздельно»;

– в пункте 12 ч. 4 ст. 42 УПК РФ фразу «снимать копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств» заменить на: «получать бесплатно копии материалов уголовного дела, в том числе изготовленные с помощью технических средств»;

– часть 3 ст. 225 УПК РФ изложить в следующей редакции: «3. Потерпевший или его представитель в письменной форме уведомляются об окончании дознания, при этом им разъясняется право ознакомления с материалами уголовного дела. По ходатайству потерпевшего или его представителя им предоставляются для ознакомления обвинительный акт и все материалы уголовного дела в том же порядке, который установлен частью второй настоящей статьи для обвиняемого и его защитника».

21. Предложения по совершенствованию норм УПК РФ, связанных с обеспечением прав и законных интересов потерпевшего, при рассмотрении уголовного дела судом первой инстанции:

– в части согласования позиций потерпевшего и государственного обвинителя при полном или частичном отказе последнего от обвинения;

– при участии потерпевшего в разрешении вопросов, связанных с рассмотрением уголовного дела в отношении обвиняемого, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве;

– при реализации потерпевшим права на судебную защиту и возмещение причиненного преступлением ущерба при рассмотрении судом первой инстанции вопросов, связанных с исполнением приговора;

– в сфере возбуждения и рассмотрения уголовных дел частного обвинения.

Рекомендации методического характера о применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, обеспечивающих права и законные интересы потерпевшего в уголовном судопроизводстве:

22. Результаты изучения правоприменительной практики диктуют необходимость принятия мер по усилению ведомственного процессуального контроля и прокурорского надзора за надлежащим разъяснением потерпевшему возможности отстаивать исковые требования в рамках производства по уголовному делу, своевременным наделением лица процессуальным статусом гражданского истца, доказательственной деятельностью по установлению размера причиненного вреда. Этому будет способствовать издание ведомственных нормативных актов, предписывающих руководителям органа дознания, следственного органа, прокурору усилить контроль в рассматриваемой сфере.

23. Результаты изучения практики применения судами норм, регулирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве, обусловливают необходимость реагирования судами на факты ненадлежащего осуществления деятельности органов расследования в сфере доказывания характера и размера вреда, причиненного преступлением, обеспечения при этом прав и интересов потерпевших посредством внесения частных определений или постановлений в порядке ч. 4 ст. 29 УПК РФ. Соответствующим указанием может быть дополнено постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве».

24. Значительное число процессуальных ошибок и нарушений, оказывающих негативное воздействие на обеспечение прав и законных интересов потерпевшего, допускается при окончании предварительного расследования. Увеличению эффективности в этой сфере способствовало бы усиление процессуального контроля и прокурорского надзора за содержательной стороной постановлений о прекращении уголовного дела (уголовного преследования), отражающей суть и правильность состоявшегося решения, а также за выработкой следователями и дознавателями умений и навыков принятия и оформления решений о прекращении производства по уголовному делу.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что разработанные соискателем концептуальные положения обогащают теорию уголовного процесса и в своей совокупности создают теоретико-методологические предпосылки для решения крупной научной проблемы в сфере обеспечения прав и законных интересов одного из центральных участников уголовного судопроизводства – потерпевшего.

Комплексная авторская доктрина открывает новые возможности для дальнейших изысканий, в том числе прикладного характера, обогащает науку уголовного процесса, в известной мере может служить для переориентации усилий исследователей в данной или сопредельной областях знаний. Сформулированные выводы и обобщения могут быть использованы в теории уголовного процесса, законотворчестве, практической деятельности, в том числе при совершенствовании профессионального мастерства следователей, дознавателей по обеспечению прав лица, пострадавшего от преступления, в учебном процессе, в плане привития будущим юристам необходимых знаний, умений и навыков.

Фундаментальный характер исследования предполагает его текущую и перспективную востребованность со стороны научного сообщества, а также субъектов, сферу деятельности которых составляют правотворчество, правоприменение и правозащитная практика в уголовном судопроизводстве.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что разработанные автором идеи, рекомендации и предложения могут быть использованы в преподавании в учебных заведениях и на факультетах юридического профиля. Диссертация содержит материал, необходимый для углубленного изучения уголовного процесса курсантами, слушателями и студентами юридических вузов, переподготовки дознавателей, следователей, прокуроров, судей.

Апробация результатов исследования. Основные положения, выводы и рекомендации проведенного исследования нашли отражение в 55 опубликованных работах общим объемом 61,8 п. л., в том числе в 3 монографиях, в ряде научных статей, включая 17 публикаций в журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации для опубликования результатов диссертационных исследований. Монографии автора разосланы ведущим специалистам в области уголовного судопроизводства, криминалистики, в библиотеки юридических вузов.

Наиболее значимые положения диссертации используются в работе Общественной палаты РФ, нашли практическое применение в деятельности Аппарата Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, Договорно-правового департамента МВД России. Результаты исследования приняты для использования в учебном процессе Орловского юридического института МВД России имени В. В. Лукьянова, Дальневосточного юридического института МВД России, Восточно-Сибирского института МВД России, Орловского государственного университета, Хабаровской государственной академии экономики и права, Казанского юридического института МВД России. Отдельные материалы исследования используются в практической деятельности ГУВД МВД России по Дальневосточному федеральному округу.

Теоретические и прикладные положения диссертации стали предметом обсуждения на 40 научно-практических, в том числе 6 международных, 4 всероссийских и 30 межвузовских конференциях и криминалистических чтениях, состоявшихся в Москве, Рязани, Краснодаре, Владивостоке, Иркутске, Хабаровске, Барнауле, Находке, Уссурийске, Харбине (КНР).

Структура диссертации обусловлена внутренней логикой изложения проблемы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, включающих шестнадцать параграфов, заключения, списка использованных источников, приложения.

 

ОСНОВНОЕ Содержание работы

Во введении обосновываются выбор и актуальность темы, цели диссертационного исследования, определяются методология, научная новизна, теоретическая и практическая значимость диссертации, излагаются основные положения, выносимые на защиту, указываются формы апробации результатов исследования.

В первой главе «Законодательные и доктринальные основы обеспечения прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве», состоящей из трех параграфов, приведен анализ результатов научных разработок в данной сфере, нормативной базы рассматриваемой деятельности, позволивший сформулировать базовые положения проблемы обеспечения прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве, имеющие методологическое значение для всего диссертационного исследования.

Автор отмечает, что в российской теории уголовного процесса уделено значительное внимание вопросам надлежащего обеспечения прав и законных интересов потерпевшего. В разное время активно обсуждались многие аспекты совершенствования уголовно-процессуального законодательства в этой части. Только в последние годы этим проблемам был посвящен ряд фундаментальных работ. Научному изысканию подверглась функция потерпевшего в уголовном процессе (М. В. Танцерев); его участие в доказывании по уголовному делу (Е. В. Демченко, С. В. Круглов); установление характера и размера вреда, причиненного преступлением, а также вопросы его возмещения (В. В. Владимирова, В. В. Дубровин, Н. В. Кривощёков); восстановление прав и законных интересов данного участника судопроизводства (Е. М. Николаев); личность потерпевшего (И. В. Жеребятьев); соотношение процессуального статуса потерпевшего и обвиняемого (И. М. Ибрагимов, О. В. Корнелюк). Уголовно-процессуальной наукой не оставлены в тени вопросы обеспечения безопасности потерпевшего (Л. В. Брусницын, О. А. Зайцев). Особое внимание было уделено потерпевшему – юридическому лицу и его представителю (М. Х. Абдрахманов, В. А. Азаров, В. В. Афисов, П. Г. Сычёв, С. С. Шишкин). Имеются работы, посвященные обеспечению прав и законных интересов личности, в том числе лица, пострадавшего от преступления, как на первоначальном этапе уголовного судопроизводства (Н. А. Кирянина, П. Г. Марфицин, Д. В. Филиппов), так и в досудебном производстве в целом (В. М. Быков, Е. Н. Клещина, С. В. Колдин, И. Н. Кондрат, Д. В. Шаров).

Анализ научных изысканий позволил сформулировать вывод о том, что обеспечение прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве является многоаспектной проблемой, вобравшей в себя ряд общих (в том числе фундаментальных) и частных, теоретических и прикладных вопросов, которые надлежит решать комплексно, используя единый научный подход.

В связи с этим диссертантом осуществлена систематизации тех вопросов, которые освещены в юридической литературе, обозначены в официальных документах, включая Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. № 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве». При этом учтено, что в основу такой классификации могут быть положены различные критерии (например, характер проблем и сфера, в которой лежит их решение; этапы уголовного судопроизводства, на которых возникают проблемы обеспечения прав и законных интересов потерпевшего; причины возникновения рассматриваемых проблем и др.).

Отмечается, что в теории уголовного процесса в данном формате обобщения проблем обеспечения прав и законных интересов потерпевшего осуществлено не было. Вместе с тем такая попытка предпринята в специальном докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации «Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений». Этот документ имеет рубрикацию, что позволило не только обозначить требующие разрешения вопросы в данной сфере, но и показать, с одной стороны, их относительную обособленность, а с другой – их взаимосвязь. Изложенный в докладе анализ показывает значительный, структурированный перечень вопросов, направленный на повышение эффективности обеспечения прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве. Однако диссертант отмечает неполноту этого перечня, что объясняется в первую очередь недостаточной детализацией изложенных проблем.

Некоторые начала систематизации рассматриваемых проблем можно увидеть в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве». Обозначенные в этом документе вопросы не столь фундаментальны, как в докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. Здесь, в частности, не указаны возможные перспективы развития законодательства, но они ближе к правоприменению.

Отмечая необходимость обобщения и дифференциации максимально большего числа направлений в сфере обеспечения прав и законных интересов потерпевшего, автор отмечает, что отдельные классификации не дадут должного эффекта, если использовать их вне взаимосвязи. Принимая во внимание существующую взаимосвязанность и в то же время относительную обособленность частных проблем обеспечения прав и законных интересов потерпевшего, необходимо их комплексное, совместное использование. Поэтому в осуществленном исследовании они выступают ориентиром для определения не только круга подлежащих изучению вопросов, но и глубины их исследования.

Завершая рассмотрение этого вопроса, автор отмечает, что обеспечение прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве является не только требующей решения важной социальной задачей, но и многоаспектной проблемой, в рамках которой надлежит исследовать и разрешить ряд крупных вопросов, связанных с: понятием потерпевшего в российском уголовном судопроизводстве; реализацией его прав и защитой интересов на разных этапах уголовного судопроизводства (в стадии возбуждения уголовного дела, предварительного расследования, в судах различных инстанций); обеспечением прав потерпевшего при реализации отдельных правовых институтов (участие этого субъекта в доказывании по уголовным делам; возмещение вреда, причиненного преступлением; компенсация расходов, понесенных в связи с участием в отправлении правосудия; осуществление следственных действий, а также деятельности на завершающем этапе расследования и др.). При этом необходимо выявить недостатки правового регулирования и осуществить теоретическое обоснование предложений по совершенствованию законодательства, а также обнаружить ошибки и нарушения, допускаемые в правоприменении, существенно влияющие на обеспечение прав и законных интересов потерпевшего, предложить механизмы ликвидации причин, их порождающих.

Далее соискатель обращается к исследованию одного из базовых вопросов – теоретических и правовых основ определения понятия «потерпевший» в уголовном судопроизводстве. Отмечается, что понятие потерпевшего, построенное в первую очередь исходя из содержания ч. 1 ст. 42 УПК РФ, часто и обоснованно подвергается критике. Его несовершенство не только является предметом научных дискуссий, но и реально препятствует обеспечению прав и законных интересов этого участника уголовного судопроизводства.

Вопрос о понятии потерпевшего неоднороден. Содержание научных изысканий, текста официальных документов (постановлений и определений высшего судебного органа, доклада Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, ведомственных нормативных актов и др.) позволяет сформулировать несколько его составляющих. В частности, спорным представляется момент наделения лица статусом потерпевшего, есть неясности и в вопросах определения рассматриваемого субъекта в уголовных делах, когда расследуются противоправные деяния лица, страдающего психическим заболеванием, или преступления, последствием которых явилась смерть лица. Имеются иные вопросы, не получившие должного законодательного регулирования, а поэтому влияющие на единообразие правоприменения.

Последовательно рассматривая каждый из этих аспектов, диссертант, опираясь на позиции ученых (В. П. Божьев, В. М. Быков, И. М. Ибрагимов, Е. Н. Клещина, С. В. Колдин, В. А. Семенцов, Д. В. Шаров и др.) и высших судебных органов, следственную и судебную практику, формулирует свои выводы и предложения, которые образуют составные части общей научной концепции.

Значительное внимание в работе уделено соотношению фактических и юридических начал при определении понятия потерпевшего. Игнорирование взаимосвязи этих двух компонентов, по мнению автора, и является одной из причин ненадлежащего обеспечения прав лица, пострадавшего от преступления, особенно на первоначальной стадии уголовного судопроизводства.

Рассматривая механизм формирования процессуального статуса потерпевшего, диссертант обозначает следующие его этапы: 1) фактическое претерпевание лицом вреда, который явился следствием совершенного уголовно наказуемого деяния; 2) обращение этого лица с заявлением о преступлении в правоохранительные органы либо вовлечение его в деятельность по проверке первоначальной информации о преступлении иным образом (например, при получении сообщения о преступлении из иного источника); 3) признание лица потерпевшим, оформленное соответствующим постановлением дознавателя, следователя, судьи, определением суда. При этом отмечается, что действующее уголовно-процессуальное законодательство не учитывает нахождение лица в фактическом положении потерпевшего, т. е. на первом этапе предложенной периодизации. Полный процессуальный статус потерпевшего лицо получает только на третьем этапе.

Неоднозначно отношение законодателя к пострадавшему на втором этапе, когда лицо по своей воле или волеизъявлению органов, осуществляющих судопроизводство, вовлекается в производство предварительной проверки сообщения о преступлении. Использование в таком случае понятия «заявитель», даже с учетом предлагаемых определений этого субъекта (И. А. Давыдов, Е. Н. Клещина, И. Н. Кондрат, И. В. Мисник, Н. Муженская, Г. Костылева, Д. В. Шаров), не является рациональным. Правовой статус данного участника уголовного процесса значительно уступает по объему прав статусу потерпевшего, что не позволяет лицу, которому преступлением причинен вред, надлежащим образом защищать свои интересы на первоначальном этапе уголовного судопроизводства. Использование понятия «заявитель» для обозначения лица, пострадавшего от преступления, в стадии возбуждения уголовного дела неоправданно и потому, что его содержание не охватывает всех ситуаций участия пострадавшего в рассмотрении и разрешении сообщений о преступлении. Нельзя решить данную проблему, по мнению соискателя, и посредством наделения лица статусом потерпевшего одновременно с решением вопроса о возбуждении уголовного дела (В. П. Божьев, А. П. Гуськова, Ю. И. Лаврешин, Д. Чекулаев и др.).

Диссертантом обосновывается точка зрения о том, что для сбалансирования фактического и юридического начала в понимании потерпевшего необходимо считать его таковым с момента совершения преступления, а в ходе уголовного судопроизводства, после установления необходимых оснований, подтверждать статус потерпевшего посредством принятия об этом решения, облекаемого в письменную форму. Оно может содержаться как в обособленном акте, так и в документе, отражающем иные решения, например, о возбуждении уголовного дела. Этот подход согласуется с позицией высших судебных органов. Конституционный Суд РФ и Верховный Суд РФ в разные годы рекомендовали правоприменителям учитывать фактическое положение лица, вовлеченного в сферу уголовного судопроизводства. Но, он не воспринят законодателем.

Далее автором рассматриваются иные вопросы, связанные с понятием потерпевшего, также подлежащие разрешению. Речь идет, например, о коллизиях понимания потерпевшего, проистекающих из противоречий, заложенных в п. 1 ч. 1 ст. 6 и ч. 1 ст. 42 УПК РФ, возможности признания лица потерпевшим при осуществлении производства о применении принудительных мер медицинского характера, недостаточной четкости законодательного регулирования тех ситуаций, когда последствием уголовно наказуемого деяния явилась смерть лица, и др. С учетом изложенного предлагаются дополнения и изменения, которые желательно внести в содержание ст. 42 УПК РФ.

В рамках настоящей главы обособлено рассматривается вопрос о необходимости принятия и содержании специального закона о потерпевшем. Анализ научных воззрений в этой части, а также предложенных законопроектов привел автора к убеждению о том, что нет необходимости в создании и принятии такого нормативного акта. Совершенствование правового статуса потерпевшего можно и необходимо осуществлять посредством корректировки действующего законодательства и, в первую очередь, уголовно-процессуального. В то же время актуальным является вопрос о возмещении и (или) компенсации вреда, причиненного преступлением. Он может быть разрешен как посредством повышения эффективности деятельности, связанной со взысканием соответствующих денежных средств с лиц, виновных в причинении этого вреда, так и путем создания механизма компенсации такого вреда за счет государства. И то и другое требует корректировки действующего законодательства, а также разработки дополнительной нормативной базы.

Здесь же соискателем анализируется высказанное в юридической литературе предложение (Е. Н. Клещина) о выделении в тексте Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации специальной главы, посвященной потерпевшему. Размещение указанной главы автор видит не в разделе II «Участники уголовного судопроизводства», а в разделе VIII «Предварительное расследование». Таким образом, правила признания лица потерпевшим не распространяются на судебные стадии уголовного судопроизводства. Это, по нашему мнению, не совсем верно. Кроме того, автор предлагает в указанную главу включить ст. 1751 «Порядок признания лица потерпевшим», 1752 «Допрос потерпевшего», 1753 «Особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего» в соответствующих формулировках. Представляется, что наименование (а, соответственно, и содержание) этих статей диссонирует с названием предлагаемой главы. В рамках Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации особенности получения показаний потерпевшего регламентируются одновременно с процедурой производства допроса, и это вполне удобно для правоприменителя с практической точки зрения.

Во второй главе «Обеспечение прав и законных интересов потерпевшего в ходе досудебного производства по уголовному делу (общие положения)», состоящей из четырех параграфов, рассматривается правовой и организационный аспекты участия потерпевшего в процессе доказывания по уголовному делу; деятельность следователя по возмещению вреда, причиненного потерпевшему преступлением; правовые и организационные вопросы применения в отношении потерпевшего мер безопасности, а также представительства интересов этого участника судопроизводства.

Включаясь в дискуссию о роли потерпевшего в доказывании по уголовным делам, автор акцентирует внимание на отдельных погрешностях, допущенных законодателем, неполноту правового регулирования, что и порождает расхождения в научных подходах.

В связи с этим формулируется вывод о том, что современное состояние законодательства позволяет потерпевшему занимать активную позицию в этой сфере деятельности. Однако он обладает правом, а не обязанностью, участвовать в процессе доказывания. Такое положение иногда не воспринимается правоприменителями, особенно при доказывании характера и размера вреда, причиненного преступлением. Анализ практики рассмотрения и разрешения уголовных дел показывает, что не только следователи и дознаватели, но и судьи перелагают обязанность доказывания этого обстоятельства на потерпевшего, что не является оправданным.

Диссертантом осуществлен сравнительный анализ первого предписания, содержащегося в ч. 1 ст. 73 УПК РФ. При этом предложены необходимые изменения, обеспечивающие конкретизацию и четкость нормативного регулирования.

Обращаясь к иным вопросам участия потерпевшего в доказывании (в том числе, на первоначальном этапе уголовного судопроизводства), которые вызывают наиболее острые дискуссии, автор, в частности, аргументирует свою позицию по поводу характера сведений, получаемых и представляемых потерпевшим в процессе доказывания, способа их получения, рассматривает процедуру «вхождения» таких сведений в материалы уголовного дела. При этом обосновывается необходимость корректировки п. 4 ч. 2 ст. 42, ст. 81, ч. 3 ст. 86 УПК РФ,

Отдельная часть данной главы посвящена анализу деятельности следователя (дознавателя) по возмещению вреда, причиненного потерпевшему преступлением. Используя аналитические материалы Верховного Суда РФ, сформированные в ходе подготовки проекта постановления Пленума Верховного суда РФ от 29 июня 2010 г. № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве», результаты собственного изучения уголовных дел, автор констатирует неудовлетворительное состояние обеспечения прав и законных интересов потерпевшего в этой сфере.

Основными причинами этого явления выступает недобросовестное отношение со стороны следователей и дознавателей к доказыванию одного из обстоятельств, включенных в ч. 1 ст. 73 УПК РФ – характера и размера вреда, причиненного преступлением, а также, как было отмечено выше, переложение бремени доказывания этого обстоятельства на потерпевшего. Наиболее ярко это проявляется в тех ситуациях, когда речь идет об установлении размера компенсации морального вреда, что в диссертации подтверждено многочисленными примерами из практики.

Диссертант отмечает, что повышению эффективности деятельности в этой сфере способствовало бы осуществление надлежащего контроля и надзора за реализацией права потерпевшего на возмещение (компенсацию) вреда, причиненного преступлением. Автор считает также необходимым рекомендовать судам активнее реагировать на факты ненадлежащего осуществления деятельности органов расследования в сфере доказывания характера и размера вреда, причиненного преступлением, обеспечения при этом прав и интересов потерпевших посредством внесения частных определений или постановлений в порядке ч. 4 ст. 29 УПК РФ.

Возможно использование в этих целях и иных приемов. Так, для того чтобы побудить следователя надлежащим образом разъяснять потерпевшему его право на обращение с исковым заявлением, следует установить в законе правило, в соответствии с которым это действие будет оформляться отдельным протоколом. Кроме того, в данном документе следует отражать волеизъявление потерпевшего. В случае отказа от исковых притязаний в протоколе требуется указать причины такого отказа. Необходимо также усилить акцент на этих вопросах в предписаниях, определяющих содержание обвинительного заключения (обвинительного акта или постановления). От следователя необходимо потребовать обоснование в обвинительном заключении размера вреда, причиненного преступлением, а также изложение краткого содержания доказательств, подтверждающих эти обстоятельства. Подобные дополнения в нормах Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации следует сделать и относительно обвинительного акта (обвинительного постановления).

Далее соискатель обращается к исследованию вопросов, касающихся обеспечения безопасности потерпевших, которые в последние десятилетия находятся под пристальным вниманием ученых (М. А. Авдеев. Е. В. Бабкина, Л. В. Брусницын, О. А. Зайцев, Е. Н. Клещина, С. Л. Марченко) и законодателя. Однако анализ правоприменения приводит автора к выводу, что большая часть научных разработок и существующих нормативных предписаний остаются нереализованными. Так, исследование материалов уголовных дел и результатов интервьюирования граждан в пяти субъектах России показало, что 16,3% потерпевших испытывали реальную угрозу своей безопасности. В 76,8% случаев такая угроза была связана с причинением вреда здоровью, в остальных – уничтожением имущества либо тем и другим. В 9,2% случаев угроза была реализована. Только 31,6% от числа потерпевших обращались в правоохранительные органы по вопросу обеспечения своей защиты. Удовлетворены действиями, направленными на обеспечение безопасности, всего 2,1% от их числа. У 61,3% опрошенных нет уверенности в том, что их безопасность при оказании содействия правосудию будет соблюдаться надлежащим образом.

Изучение данного вопроса обозначило несколько основных причин ненадлежащего обеспечения безопасности потерпевшего в ходе уголовного судопроизводства. Во-первых, отсутствует должная осведомленность участников судопроизводства о средствах и механизме охраны их безопасности. Во-вторых, отмечена некорректная формулировка оснований применения мер безопасности. В-третьих, законом не предусмотрена ответственность за непринятие мер безопасности. Наконец, наблюдается неумение применять такие меры. Показательными в этом плане являются следующие результаты опроса практических работников (дознавателей, следователей, судей): 99,6% респондентов сочли неэффективными меры безопасности потерпевшего (таким образом они скрыли нежелание применять их); 97,1% их обозначили отсутствие опыта применения этих мер не только ими, но и сотрудниками подразделения, где они работают; 42,7% опрошенных указали на отсутствие технических возможностей применения данных мер.

В связи с этим предлагается внести изменения и дополнения в законодательство (в частности, в ч. 3 ст. 11, ч. 2 ст. 21, ч. 2 ст. 37, ст. 122, ст. 228 УПК РФ), а также осуществить ряд мер организационного характера.

Завершается рассмотрение общих вопросов обеспечения прав и законных интересов потерпевшего при осуществлении предварительного расследования анализа проблем, связанных с представительством интересов данного участника судопроизводства.

Автор акцентирует внимание на двух основных вопросах: определении понятия представителя потерпевшего в уголовном судопроизводстве и оплаты представительства.

При определении понятия, опираясь на позиции Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ и дискутируя с представителями уголовно-процессуальной науки и учеными-цивилистами (В. А. Азаровым, М. Х. Абдрахмановым, Е. Н. Клещиной, М. Мусаевым, Е. Г. Тарло, Д. В. Шаровым, С. С. Шишкиным, П. Г. Сычевым и др.), соискатель аргументирует вывод о том, что представителями потерпевшего могут быть адвокаты, а также иные лица, о допуске которых ходатайствует потерпевший, гражданский истец или частный обвинитель. Представителем потерпевшего, являющегося юридическим лицом, могут быть лица, правомочные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации представлять его интересы. Полномочия представителя в этом случае должны быть подтверждены доверенностью, оформленной надлежащим образом. При участии в производстве по делу руководителя юридического лица его полномочия также должны быть удостоверены соответствующей доверенностью или другими документами. В качестве представителя лицо допускается по постановлению дознавателя, следователя, судьи или определению суда.

Относительно оплаты представительства интересов диссертант обосновывает необходимость дополнить ч. 2 ст. 131 УПК РФ пунктом 51, изложив его следующим образом: «51) суммы, израсходованные потерпевшим на представителя».

Третья глава «Законодательные и правоприменительные проблемы участия потерпевшего в производстве отдельных следственных действий», состоящая из четырех параграфов, посвящена рассмотрению комплекса вопросов обеспечения прав и законных интересов потерпевшего при осуществлении некоторых следственных действий.

Рассматривая значение законодательного и правоприменительного аспектов обеспечения прав и законных интересов потерпевшего при производстве допроса и очной ставки, автор обращается к соотношению категорий «право» и «обязанность» потерпевшего давать показания по уголовному делу. При этом он обосновывает суждение о том, что праву потерпевшего давать показания должна соответствовать обязанность должностных лиц обеспечить реализацию этого права, которая прямо не обозначена в действующем уголовно-процессуальном законодательстве. Обращается также внимание на специфику реализации права и обязанности давать показания в тех ситуациях, когда потерпевшим является юридическое лицо.

Изучению подвергнуты и иные вопросы обеспечения прав потерпевшего при производстве указанных следственных действий. В частности, сформулировано авторское мнение по поводу: правового регулирования использования свидетельского иммунитета; применения гипноза в ходе допроса потерпевшего; отношения следователя к версиям потерпевшего; мер безопасности потерпевшего при выполнении очной ставки; особенностей осуществления очной ставки с участием несовершеннолетнего потерпевшего и др.

В завершение этой части диссертации предлагаются варианты корректирования текста отдельных норм УПК РФ (п. 2 ч. 2 ст. 75, ст. 192 УПК РФ), приемы, которые позволят повысить эффективность обеспечения прав потерпевшего.

В рамках рассмотрения вопроса об участии потерпевшего в осмотре и освидетельствовании в первую очередь выясняется наличие возможности, а также необходимости участия потерпевшего в этих (и других) следственных действиях. Дореформенное законодательство эти вопросы не регулировало, хотя представители науки (Н. А. Селиванов, В. И. Теребилов, С. А. Шейфер и др.) настаивали на том, что уже в тот период участие потерпевшего в осмотре места происшествия было не только его правом, но и обязанностью.

Современный законодатель предпринял некоторые попытки урегулировать такие ситуации. В пункте 9 ч. 2 ст. 42 УПК РФ указано право потерпевшего «участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству либо ходатайству его представителя». Однако рассматриваемое право потерпевшего может быть реализовано только при наличии двух условий: 1) следственное действие осуществляется по ходатайству потерпевшего или его представителя; 2) следователь разрешил присутствовать потерпевшему при производстве этого действия. По мнению соискателя, такие оговорки делают рассматриваемое право потерпевшего ограниченным. Это побудило настаивать на том, что для реальной защиты своих прав и законных интересов потерпевший должен иметь возможность присутствовать или даже участвовать (по желанию) во всех следственных действиях.

Автор указывает также на то, что из текста закона неясен механизм получения потерпевшим разрешения следователя на участие в следственном действии.

Продолжая толковать предписания п. 9 ч. 2 ст. 42 УПК РФ, соискатель приходит к выводу, что здесь обнаруживается не только право потерпевшего, но и потенциал следователя в части привлечения данного субъекта к участию в следственном действии, которое можно определить как право, а не обязанность. Причем такое право следователя детерминировано теми же условиями, что и право потерпевшего: оно может быть реализовано в отношении любого следственного действия, о производстве которого потерпевшим заявлено ходатайство.

Диссертант особо подчеркивает, что с позиции более глубокого, всестороннего познания обстоятельств преступления участие потерпевшего в следственном действии представляется выгодным и полезным для следователя. Это подтверждается взятыми из практики правоприменения примерами, которые указывают на получение положительных результатов при осуществлении различных видов осмотра, в том числе являющихся составной частью других следственных действий (например, исследование фонограмм в рамках осуществления контроля и записи переговоров). Обращается также внимание на то, что в правоприменении к возможности данных действий сформировалось настороженное отношение.

В работе излагается авторский подход по вопросу о пределах принуждения потерпевшего при осуществлении освидетельствования. В связи с этим отмечается, что следователь (дознаватель) может и должен отказаться от производства освидетельствования потерпевшего, если такое действие невозможно произвести без применения жестких мер физического принуждения.

В завершение сформулированы изменения и дополнения, которые, по мнению соискателя, надлежит внести в ч. 5 ст. 177, ст. 180 УПК РФ. На основе изучения и обобщения значительного объема следственной практики сформулированы рекомендации по совершенствованию механизма производства указанных следственных действий, имеющие целью повысить эффективность обеспечения прав и законных интересов потерпевшего.

Рассматривая правовые и организационные вопросы участия потерпевшего в предъявлении для опознания, автор акцентирует внимание на принятии следователем решения о производстве этого следственного действия и процедуре его выполнения, в том числе в условиях, когда потерпевший отказывается в нем участвовать. С этих же позиций освещаются результаты анализа правоприменения и, в частности, приемов, применяемых при предъявлении для опознания. Предлагаются альтернативные способы получения доказательственной информации.

Автор обращает рассматривает основные ошибки и нарушения, допускаемые в этой сфере, в том числе в части обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства, и предлагает пути их устранения.

Анализ участия потерпевшего в проведении обыска и выемки показал недостаточную эффективность данных следственных действий. Причин этого явления несколько, причем не только правовых (непопулярность этих действий среди правоприменителей, отсутствие необходимой специальной техники и др.). С учетом тематики исследования, диссертант обращает внимание на то, что эффективность данных следственных действий может быть повышена посредством вовлечения в их производство потерпевшего, тем более что в ряде случаев этот участник уголовного процесса проявляет необходимую инициативу. В подтверждение приводятся немногочисленные, но все же существующие в правоприменении примеры, когда потерпевшим было оказано значительное содействие в обнаружении и изъятии вещественных доказательств. По мнению автора, весьма значительной может быть роль потерпевшего (его представителя) при производстве обыска и выемки по уголовным делам экономической направленности.

При возникновении необходимости производства обыска потерпевший, в зависимости от механизма совершения преступления, может подробно перечислить и обозначить объекты, которые подлежат обнаружению и изъятию при обыске и выемке в качестве вещественных доказательств. Вопросы участия представителей потерпевших при производстве обыска по уголовным делам экономической направленности имеют большое значение, так как среди них (особенно представляющих интересы потерпевшего – юридического лица) могут оказаться хорошо подготовленные для поисковой деятельности бывшие сотрудники правоохранительных органов, лица, обладающие знаниями в сфере бухгалтерского учета, и др. Такое положение представляет для органа расследования дополнительные возможности в поисковой деятельности при производстве обыска и выемки. Указанные потенциальные аспекты следователь должен выяснить и воспользоваться ими. Особенно это касается производства одновременных обысков, проводящихся в разных местах, в связи с чем задействуются в больших количествах транспорт, техника связи, фиксации и другие материальные и технические средства. При всех положительных сторонах рассмотренной выше деятельности она не получила широкого применения. Изучение материалов уголовных дел показало, что это имело место только в 0,7% случаев.

В связи с этим возникают и правовые вопросы, в частности, могут ли представителями потерпевшего выступать указанные выше лица. Анализ правовых предписаний, мнения ученых (Н. Н. Василенко, Д. А. Иванов, С. С. Шишкин), результатов изучения правоприменительной практики позволил соискателю дать положительный ответ на этот вопрос. Вместе с тем сформулирован ряд предложений по совершенствованию законодательства.

Принимая во внимание, что в ходе изложения данного материала были сформулированы положения по совершенствованию законодательства, тесно связанные с положениями, содержащимися в других статьях закона, в завершение рассмотрения вопроса автор представляет комплекс взаимосвязанных предложений, позволяющих сохранить логику и последовательность правового регулирования.

Четвертая глава «Основные направления обеспечения прав и законных интересов потерпевшего на этапе окончания предварительного расследования», состоящая из двух параграфов, посвящена рассмотрению теоретических, правовых и организационных вопросов, возникающих при прекращении уголовного дела (уголовного преследования) или его направлении с обвинительным заключением (актом, постановлением) прокурору.

Соглашаясь с мнением (О. В. Волынская, Н. А. Громов, Г. П. Химичева, О. В. Химичева) о том, что прекращение уголовного дела является одним из этапов, завершающих предварительное расследование, а деятельность в этой сфере может быть периодизирована, автор исследует вопросы обеспечения прав потерпевшего на каждом из ее этапов. Несовершенство законодательства, ошибки и нарушения при его применении обнаружены на каждом из них. В частности, отмечаются неточности и нечеткость, допущенные законодателем при регламентации оснований прекращения уголовного дела (уголовного преследования). Это порождает конкуренцию рассматриваемых оснований, ведущую в том числе к ненадлежащему обеспечению прав потерпевшего. Соискателем детально рассматривается соотношение правового регулирования оснований и условий прекращения уголовного дела (преследования) в связи с примирением сторон по делам частного и публичного обвинения. При этом предлагаются пути совершенствования законодательства. Проанализировано состояние нормативного регулирования и иных оснований. Акцентируется также внимание на наличии межотраслевых дискуссий в понимании и использовании отдельных условий прекращения уголовного преследования.

Обращено внимание на те погрешности, которые связаны с оценкой уровня доказанности условий принятия решения о прекращении уголовного дела (уголовного преследования), а также наличия необходимой их совокупности. Диссертант соглашается с мнением А. В. Ендольцевой о том, что вывод о нецелесообразности реализации уголовной ответственности конкретного лица должен основываться только на совокупности нескольких обстоятельств, которые характеризуют деяние, поведение лица, его совершившего, особенности личности правонарушителя, объективные факторы, не зависящие от воли данного лица, и др. При этом приводятся многочисленные примеры, когда в реальном правоприменении это правило не соблюдается. Так, почти во всех прекращенных в соответствии со ст. 28 УПК РФ уголовных делах отсутствовали доказательства, указывающие на деятельное раскаяние обвиняемого (подозреваемого); подтверждение возмещения причиненного преступлением вреда имело место только по 40,9% дел. По изученным уголовным делам, прекращенным по основанию, указанному в ст. 427 УПК РФ, возможность исправления несовершеннолетнего путем применения принудительных мер воспитательного воздействия была установлена лишь в половине изученных уголовных дел (51%). Об этом свидетельствует и официальная статистика: в 2011 г. прокурором и по его инициативе отменено 26 981, а в 2012 г. соответственно – 26 729 постановлений о прекращении уголовного дела (уголовного преследования).

Анализ практики составления постановлений о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) показал, что характерными недостатками являются: немотивированность и необоснованность постановления (18,7%); противоречия между описательной и резолютивной его частями (9,8%); несоответствие содержания резолютивной части постановления требованиям ч. 2 ст. 213 УПК РФ (42,4%).

В диссертации рассматриваются также проблемы, связанные с реализацией права потерпевшего на ознакомление с материалами уголовного дела, производство по которому окончено прекращением. Здесь также имеются несовершенства законодательства и ошибки в правоприменении.

В итоге соискателем сформулированы предложения по совершенствованию ч. 2 ст. 20, ст. 25, ч. 2 ст. 27, ч. 6 ст. 427 УПК РФ, предложена редакция ст. 2131, которой следует дополнить уголовно-процессуальный закон. Кроме того, отмечается, что стабилизации обстановки в этой сфере способствовало бы усиление ведомственного процессуального контроля и прокурорского надзора.

Подобным образом (поэтапно) рассмотрены вопросы, касающиеся обеспечения прав потерпевшего при направлении уголовного дела с обвинительным заключением (актом или постановлением) прокурору.

Основным в этой части уголовного судопроизводства, с позиции тематики настоящего исследования, является обеспечение права потерпевшего на ознакомление с материалами уголовного дела. В связи с существующей дискуссией (Д. А. Иванов, Д. П. Чекулаев и др.) аргументирована позиция о том, что следователь обязан осуществить такое ознакомление. Рассмотрены частные вопросы, касающиеся формы уведомления потерпевшего об окончании предварительного расследования, объема материалов, представляемых для ознакомления, формального подхода следователей к выяснению желания потерпевшего ознакомиться с материалами оконченного производства, структуры нормативного материала, содержащегося в главе 30 УПК РФ, и др.

Все это позволило сформулировать предложения по совершенствованию п. 12 ч. 4 ст. 42, ст. 215, ст. 216, ч. 3 ст. 225 УПК РФ, а также высказать рекомендации по повышению эффективности правоприменения в части обеспечения прав и законных интересов потерпевшего.

В пятой главе «Теоретические и правовые основы обеспечения прав и законных интересов потерпевшего в судебном производстве по уголовным делам», состоящей из трех параграфов, исследуются проблемы, существующие при производстве по уголовному делу в суде первой инстанции, в ходе пересмотра судебных решений, а также деятельности суда по делам частного обвинения.

Относительно общего порядка производства в суде первой инстанции автором рассматриваются вопросы, касающиеся реализации положений, содержащихся в чч. 7 и 8 ст. 246 УПК РФ. Речь идет о том, что, предоставив прокурору право полного или частичного отказа от обвинения при рассмотрении дела судом первой инстанции, законодатель не предусмотрел необходимости согласовать такое решение с потерпевшим. Большинство процессуалистов (А. С. Александров, Н. А. Волосова, В. Ф. Демидов, В. В. Иванов, А. М. Ларин и др.) увидели в этом угрозу надлежащей реализации прав потерпевшего и считают необходимым расширить его процессуальный статус, в том числе путем предоставления полномочия продолжить уголовное преследование в случае отказа государственного обвинителя от обвинения. Вместе с тем по этому вопросу сформировалась и иная точка зрения. Исходя из того, что обязанность по защите прав и свобод личности возложена на государство, а обязанность по поддержанию государственного обвинения, соответственно, на прокурора, ряд ученых (С. Р. Зеленин, И. Л. Петрухин, М. В. Танцерев) пришли к выводу, что исключительно эти субъекты наделены правом принятия решения не только о возбуждении и осуществлении уголовного преследования, но и его прекращении, в том числе посредством отказа от обвинения. Позиция потерпевшего в рассматриваемой сфере, по их мнению, не имеет решающего значения.

Выражая солидарность с мнением первой группы ученых, диссертант на основе анализа правоприменительной практики в этой области, ведомственного нормативного регулирования приводит дополнительные аргументы в пользу разрешения рассматриваемой ситуации.

В работе затронуты также вопросы, касающиеся особенностей правового регулирования участия в рассмотрении дела по существу несовершеннолетнего потерпевшего, возвращения уголовного дела судом прокурору для изменения обвинения в сторону, ухудшающую положение обвиняемого, обеспечения прав потерпевшего при использовании правового института досудебного соглашения о сотрудничестве. В связи с этим предложены соответствующие корректировки законодательства.

Отдельное внимание в работе уделено обеспечению прав и законных интересов потерпевшего при рассмотрении судом вопросов, возникающих на этапе исполнения приговора, а также при индексации денежной суммы, взыскиваемой в пользу потерпевшего приговором суда по уголовному делу. Актуальность первого из указанных вопросов усиливается еще и тем, что Федеральным законом от 23 июля 2013 г. № 221-ФЗ «О внесении изменений в статью 83 Уголовного кодекса Российской Федерации и статью 399 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» изменены отдельные положения, регламентированные ст. 399 УПК РФ. В связи с этим автором впервые на монографическом уровне дана оценка законодательных новелл, прогнозируются результаты использования в правоприменении обновленного законодательства.

Завершая рассмотрение указанных вопросов, диссертант констатирует наличие определенного потенциала в совершенствовании нормативного регулирования обеспечения прав и законных интересов потерпевшего при производстве в суде первой инстанции, излагает предложения, адресованные законодателю.

С учетом того, что с 1 января 2013 г. посредством внесения корректив в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации существенно изменен порядок судебно-контрольной деятельности (нормотворческий процесс в этой сфере продолжается), а следовательно, судебная практика в этой области еще не является устоявшейся, соискатель считает, что полную и всестороннюю оценку произошедшим изменениям можно будет дать только по прошествии определенного времени, когда будут выявлены достоинства и недостатки, в том числе нормотворческого характера. Поэтому исследование указанных вопросов носит в большей степени прогностический характер.

Тем не менее, автор предлагает собственную оценку как произошедшим изменениям в целом, так и отдельным элементам рассматриваемой деятельности. В частности, обозначаются те достоинства и недостатки правового регулирования, которые, по мнению соискателя, будут оказывать как положительное, так и отрицательное влияние на обеспечение прав и законных интересов потерпевшего при производстве в суде апелляционной, кассационной, надзорной инстанций.

В частности, отмечая положительные стороны обновленного варианта контрольно-надзорной деятельности суда, диссертант обращает внимание на то, что в апелляционном производстве законодателем введен в оборот ряд превентивных норм, побуждающих суд в процессе выполнения процедурных правил обеспечивать защищенность прав участников этого производства, в том числе прав и законных интересов потерпевшего. В определенной степени современный порядок апелляционного производства усилен положениями, позволяющими участникам судопроизводства, в том числе и потерпевшему, более эффективно отстаивать свои интересы. Так, в ч. 4 ст. 38913 УПК РФ, касающейся порядка осуществления судебного следствия, указано, что в подтверждение или опровержение доводов, приведенных в апелляционной жалобе, стороны вправе представлять дополнительные материалы. Одновременно обращено внимание на те положения закона, которые, по мнению диссертанта, нуждаются в совершенствовании.

В качестве самостоятельного блока вопросов рассматривается механизм обеспечения прав и законных интересов потерпевшего по уголовным делам частного обвинения. Автор считает, что в производстве по таким делам прослеживается наличие двух относительно самостоятельных частей. Одна из них начинается с момента поступления заявления о преступлении в суд, другая – с момента решения вопроса о назначении судебного заседания. Наименование последней «судебное производство» возражений не вызывает. Оно не в частностях, но в целом ассоциируется с общим пониманием судебного производства. Что же касается первой, то ее место в системе уголовного процесса остается невыясненным. При этом есть определенные сомнения в том, чтобы именовать эту часть досудебной.

Изложенное выше суждение общего характера использовано для рассмотрения конкретных вопросов обеспечения прав и законных интересов потерпевших при производстве по делам частного обвинения: процедуры возбуждения уголовных дел рассматриваемой категории; правового статуса лица, обратившегося к мировому судье с заявлением; структуры досудебного производства в рассматриваемой сфере деятельности, в том числе законодательного регулирования возможности осуществления предварительного слушания; и др. В связи с этим автором предлагается новая редакция ст. 318 и ст. 319 УПК РФ.

В заключении диссертации подводятся итоги, кратко излагается концепция исследования, формулируются основные выводы и предложения.

 

Основные положения диссертационного исследования опубликованы
в следующих работах:

 

Монографии:

 

Синенко, С. А. Участие потерпевшего в расследовании преступления : монография / С. А. Синенко. – Владивосток : Изд-во Дальневосточного ун-та, 2007. – 140 с. (9,2 п. л.).

Синенко, С. А. Обеспечение прав и законных интересов лица, пострадавшего от преступления, в стадии возбуждения уголовного дела : монография / П. Г. Марфицин, С. А. Синенко, Д. В. Филиппов. – Омск : Омская академия МВД России, 2013. – 144 с. (8,4 п. л., авторство не разделено).

Синенко, С. А. Обеспечение прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве: монография / С. А. Синенко. – Хабаровск: Дальневосточный юридический ин-т МВД России, 2013. – 320 с. (18,6 п. л.).

 

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных Высшей
Аттестационной комиссией Министерства образования и науки
Российской Федерации для опубликования результатов
диссертационных исследований:

Синенко, С. А. Тенденции развития преступности на территории Приморского края / С. А. Синенко, М. В. Жерновой // Рос. следователь. –2009. – № 3. – С. 23–25 (0,4 п. л., авторство не разделено).

Синенко, С. А. Проблемы примирения потерпевшего – должностного лица / С. А. Синенко // Рос. следователь. – 2011. – № 12. – С. 24–26 (0,4 п. л.).

Синенко, С. А. Любая ли организация может быть признана потерпевшей от преступления / С. А. Синенко // Вестник экономики, права и социологии. – 2012. – № 1. – С. 238–241 (0,5 п. л.).

Синенко, С. А. Прием заявления о преступлении: правовой и криминалистический аспекты / С. А. Синенко, Н. А. Кирянина // Ученые записки Орловского государственного университета. – 2012. – № 2. – С. 382–387 (0,8 п. л., авторство не разделено).

Синенко, С. А. Примирение с потерпевшим по делам частного и публичного обвинения / С. А. Синенко // Рос. юстиция. – 2012. – № 9. – С. 27–31 (0,6 п. л.).

Синенко, С. А. Обеспечение права потерпевшего на ознакомление с материалами уголовного дела, по которому окончено предварительное расследование / С. А. Синенко // Научный вестник Омской академии МВД России. – 2012. – № 3(46). – С. 25–30 (0,8 п. л.).

Синенко, С. А. К вопросу о вовлечении потерпевшего в уголовно-процессуальное производство / С. А. Синенко // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. – 2012. – № 4(36). – С. 113–117 (0,6 п. л.).

Синенко, С. А. Потерпевший в стадии исполнения приговора / В. В. Николюк, С. А. Синенко // Уголовное право. – 2012. – № 6. – С. 79–86 (1,0 п. л., авторство не разделено).

Синенко, С. А. Правовые и тактические элементы структуры допроса потерпевшего: необходимо согласование позиций / С. А. Синенко // Пробелы Российского законодательства. – 2012. – № 4. – С. 136–140 (0,6 п. л.).

Синенко, С. А. Правовой статус лица, потерпевшего от преступления, в стадии возбуждения уголовного дела / С. А. Синенко // Рос. следователь. – 2012. – № 2. – С. 25–29 (0,6 п. л.).

Синенко, С. А. К вопросу об обеспечении прав потерпевшего при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве / С. А. Синенко // Ученые записки Орловского государственного университета. – 2012. – № 5. – С. 460–465 (0,8 п. л.).

Синенко, С. А. Правовой и организационный аспекты участия потерпевшего в процессе доказывания по уголовному делу / С. А. Синенко, Ю. Н. Шанина // European Social Science Journal (Европейский журнал социальных наук). – 2013. – № 2. – С. 512–522 (1,4 п. л., авторство не разделено).

Синенко, С. Порядок индексации денежной суммы, взысканной в пользу потерпевшего приговором / В. Николюк, С. Синенко // Уголовное право. – 2013. – № 2. – С. 110–113 (0,5 п. л., авторство не разделено).

Синенко, С. А. О новых правах потерпевшего на стадии возбуждения уголовного дела в связи с назначением и производством экспертизы / С. А. Синенко // Вестник Московского университета МВД России. – 2013. – № 7. – С. 67–70 (0,4 п. л.).

Синенко, С. А. Правовые и организационные вопросы участия потерпевшего в назначении и производстве экспертиз / С. А. Синенко // Рос. следователь. – 2013. – № 23. – С. 10–14 (0,5 п. л.).

Синенко, С. А. Нужен ли в России закон «О потерпевших от преступлений»? / С. А. Синенко // European Social Science Journal (Европейский журнал социальных наук). – 2013. – № 9 (36). – С. 482–487 (0,4 п. л.).

Синенко, С. А. Участие потерпевшего в осмотре / С. А. Синенко // Ученые записки Орловского государственного университета. – 2013. – № 6(56). – С. 11–15 (0,6 п. л.).

 

Иные публикации:

Синенко, С. А. Подростки и наркотики: проблемы, анализ, практика / Т. Л. Волгина, С. А. Синенко, М. А. Чудаков // Социальные, правовые, медицинские аспекты психиатрии, наркологии, психотерапии : мат-лы докладов междунар. науч.-практ. конф. (1–3 июля 1997 г.). – Владивосток–Томск : Изд-во «Дальнаука ДВО РАН», 1997. – С. 127–131 (0,4 п. л., авторство не разделено).

Синенко, С. А. Защитник и представитель в уголовном процессе / С. А. Синенко // Дальневосточные криминалистические чтения. – Владивосток : Изд-во Дальневост. ун-та, 1998. – Вып. 3. – С. 27–33 (0,5 п. л.).

Синенко, С. А. К вопросу о защите прав и обеспечения безопасности потерпевшего от преступления / С. А. Синенко // Совершенствование организационно-управленческой деятельности в органах внутренних дел : сб. тезисов и выступлений межвуз. регион. науч. конф. (ДВЮИ МВД России, 24 апреля 1998 г.). – Хабаровск : Дальневосточный юридический ин-т МВД России, 1998. – С. 44–49 (0,4 п. л.).

Синенко, С. А. О процессуальном положении потерпевшего в уголовном процессе / С. А. Синенко // Проблемы борьбы с преступностью в современных условиях Российского общества : мат-лы науч.-практ. конф. (ЮИ МВД России, 29 октября 1998 г.) – М. : Юридический ин-т МВД России, 1999. – С. 88–93 (0,3 п. л.).

Синенко, С. А. Права потерпевшего в случае приостановления и прекращения уголовного дела / С. А. Синенко // Дальневосточные криминалистические чтения. – Владивосток : Изд-во Дальневост. ун-та, 2001. – Вып. 6. – С. 92–97 (0,4 п. л.).

Синенко, С. А. О виктимности потерпевших / С. А. Синенко // Уголовно-процессуальные и криминалистические чтения на Алтае : мат-лы регион. ежегодной науч.-практ. конф. – Барнаул : Изд-во Алтайского гос. ун-та, 2001. – Вып. 1. – С. 149–154 (0,4 п. л.).

Синенко, С. А. К вопросу об уважении чести и достоинства при проведении расследования / С. А. Синенко, Ю. С. Синенко // Актуальные проблемы государства и права : мат-лы конф. молодых ученых, аспирантов и студентов (Владивосток, 23 апреля 2002 г.). – Владивосток : Изд-во Дальневост. ун-та, 2002. – С. 260–264 (0,3 п. л., авторство не разделено).

Синенко, С. А. К вопросу об участии потерпевшего в стадии возбуждения уголовного дела / С. А. Синенко // Перспективы высшего образования в малых городах : мат-лы Четвертой междунар науч.-практ. конф. (29–30 ноября 2002 г.). – Находка–Владивосток : Изд-во Дальневост. ун-та, 2002. – Ч. 2. – С. 41–44 (0,3 п. л.).

Синенко, С. А. О предъявлении личности для опознания / С. А. Синенко // Сибирские криминалистические чтения. – Иркутск : Иркутская государственная экономическая академия, 2002. – Вып. 14. – С. 17–24 (0,5 п. л.).

Синенко, С. А. Принцип состязательности и потерпевший / С. А. Синенко // Дальневосточные криминалистические чтения. – Владивосток : Изд-во Дальневосточного ун-та, 2003. – Вып. 8. – С. 48–52 (0,3 п. л.).

Синенко, С. А. Проблемы сотрудничества участников уголовного процесса с органами расследования / С. А. Синенко // Актуальные проблемы права и правоприменительной деятельности Российской Федерации на современном этапе : мат-лы науч.-практ. конф. (УФ ДВЮИ МВД России, 13 мая 2003 г.). – Уссурийск : Изд-во УГПИ, 2003. – С. 15–21 (0,3 п. л.).

Синенко, С. А. Реализация прав участников уголовного процесса / С. А. Синенко // Актуальные проблемы криминалистики и уголовного процесса : мат-лы науч.-практ. конф. (21 мая 2004 г.). – Владивосток : «Медицина ДВ», 2005. – С. 22–27 (0,4 п. л.).

Синенко, С. А. О роли и задачах криминалистики в аспекте государственной безопасности / С. А. Синенко, Д. А. Турчин // Сибирские криминалистические чтения. – Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2005. – Вып. 20. – С. 69–80 (0,5 п. л., авторство не разделено).

Синенко, С. А. Потерпевший в системе механизма преступления как существенный объект познания криминалистики / С. А. Синенко // Сибирские криминалистические чтения. – Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2005. – Вып. 22. – С. 93–107 (0,9 п. л.).

Синенко, С. А. Современные вопросы международного сотрудничества в борьбе с транснациональной организованной преступностью / С. А. Синенко // Материалы китайско-русской научной конференции по борьбе с транснациональной преступностью в Хэйлунцзянском институте профессиональной подготовки офицеров милиции общественной безопасности (20 июня 2006 г.). – Харбин : Хэйлунцзянский институт профессиональной подготовки офицеров милиции общественной безопасности, 2006. – С. 33–35 (0,2 п. л.).

Синенко, С. А. О безличностных потерпевших / С. А. Синенко // Влияние правовой доктрины на правоприменительную и правоохранительную деятельность : мат-лы межвуз. науч.-практ. конф. (24 апреля 2007 г.). – Владивосток : Изд-во Дальневост. ун-та, 2007. – С. 67–70 (0,3 п. л.).

Синенко, С. А. К вопросу о правах потерпевшего в современном уголовном процессе / С. А. Синенко // Дальневосточные криминалистические чтения. – Владивосток : Изд-во Дальневосточного ун-та, 2007. – Вып. 14. – С. 7–12 (0,4 п. л.).

Синенко, С. А. Проблемы участия потерпевшего при освобождении от уголовной ответственности / С. А. Синенко // Ученые-криминалисты и их роль в совершенствовании научных основ уголовного судопроизводства : мат-лы вузов. юбил. науч.-практ. конф. (к 85-летию со дня рождения Р. С. Белкина) : в 2 ч. – М. : Академия управления МВД России, 2007. – Ч. 2. – С. 463–470 (0,5 п. л.).

Синенко, С. А. К вопросу об уголовно-процессуальном понятии потерпевшего / С. А. Синенко // Проблемы управления органами расследования преступлений в связи с изменением уголовно-процессуального законодательства : мат-лы межвуз. науч.-практ. конф. : в 2 ч. – М. : Академия управления МВД России, 2008. – Ч. 1. – С. 266–272 (0,4 п. л.).

Синенко, С. А. Компенсация вреда потерпевшему по делам о нераскрытых преступлениях / С. А. Синенко // Проблемы нераскрытых преступлений прошлых лет : сб. мат-лов межвуз. науч. семинара. – М. : Академия управления МВД России, 2008. – С. 60–65 (0,4 п. л.).

Синенко, С. А. О показаниях свидетелей и потерпевших / С. А. Синенко // Значение творческого наследия профессора А. И. Винберга в развитии отечественной криминалистики (к 100-летию со дня рождения) : сб. мат-лов 49-х криминалистических чтений. – М. : Академия управления МВД России, 2008. – С. 124–130 (0,5 п. л.).

Синенко, С. А. О показаниях свидетелей и потерпевших / С. А. Синенко // Юридический консультант. – 2008. – № 11. – С. 19–22 (0,5 п. л.).

Синенко, С. А. Процессуальный статус потерпевшего / С. А. Синенко // Тематическое приложение к журналу «Юридический консультант» (Правоохранительная деятельность). – 2009. – № 7. – С. 1–3 (0,4 п. л.).

Синенко, С. А. О возможности проведения экспертных исследований правового характера по уголовным делам / С. А. Синенко // Теория и практика использования специальных знаний в раскрытии и расследовании преступлений (к 90-летию со дня рождения профессора И. М. Лузгина и к 80-летию со дня рождения профессора Е.И. Зуева) : сб. мат-лов 50-х криминалистических чтений : в 2 ч. – М. : Академия управления МВД России, 2009. – Ч. 1. – С. 358–362 (0,3 п. л.).

Синенко, С. А. Интересы потерпевшего не для корпоративных комбинаций / С. А. Синенко // Актуальные вопросы криминалистического обеспечения уголовного судопроизводства : мат-лы всерос. науч.-практ. конф. (24 ноября 2009 г.). – Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2010. – С. 114–122 (0,6 п. л.).

Синенко, С. А. Некоторые проблемы деятельности следственного аппарата при МВД России / Н. Н. Загвоздкин, С. А. Синенко // Проблемы современного состояния и пути развития органов предварительного следствия (к 150-летию образования следственного аппарата в России) : сб. мат-лов всерос. науч.-практ. конф. : в 3 ч. – М. : Академия управления МВД России, 2010. – Ч. 1. – С. 135–141 (0,4 п. л., авторство не разделено).

Синенко, С. А. Потерпевший в условиях противодействия расследованию / С. А. Синенко // Противодействие расследованию преступлений и меры по его преодолению : сб. мат-лов 51-х криминалистических чтений : в 2 ч. – М. : Академия управления МВД России, 2010. – Ч. 1. – С. 215–221 (0,4 п. л.).

Синенко, С. А. Потерпевший в условиях противодействия расследованию / С. А. Синенко // Юридический консультант. – 2010. – № 11. – С. 22–24 (0,4 п. л.).

Синенко, С. А. Верховный суд о проблемах потерпевшего / С. А. Синенко // Правовое и криминалистическое обеспечение управление органами расследования преступлений : сб. мат-лов всерос. науч.-практ. конф. : в 3 ч. – М. : Академия управления МВД России, 2011. – Ч. 1. – С. 352–358 (0,4 п. л.).

Синенко, С. А. О некоторых проблемах доступа потерпевшего к обеспечению своих прав и законных интересов в уголовном судопроизводстве / С. А. Синенко // Актуальные проблемы соблюдения прав личности в правоохранительной деятельности органов внутренних дел : сб. мат-лов всерос. науч.-практ. конф. (30 июня – 1 июля 2011 г.). – Хабаровск : Дальневосточный юридический ин-т МВД России, 2011. – С. 59–63 (0,3 п. л.).

Синенко, С. А. Представитель потерпевшего по уголовным делам о присвоении или растрате, совершаемых лицом с использованием своего служебного положения / С. А. Синенко // Криминалистическое обеспечение расследования преступлений коррупционной экономической направленности : сб. мат-лов 52-х криминалистических чтений : в 2 ч. – М. : Академия управления МВД России, 2011. – С. 164–170 (0,4 п. л.).

Синенко, С. А. Транснациональная преступность и потерпевший / С. А. Синенко // Актуальные вопросы борьбы с транснациональной преступностью на Дальнем Востоке : сб. ст. междунар. науч.-практ. конф. КНР. Харбин: Хэйлунцзянский институт профессиональной подготовки офицеров милиции общественной безопасности, 2012. – С. 71–80 (0,6 п. л.).

Синенко, С. А. К вопросу о представлении доказательств потерпевшим / С. А. Синенко // Актуальные проблемы обеспечения прав и свобод личности в деятельности правоохранительных органов : сб. мат-лов межвуз. науч.-практ. конф. (12 июля 2012 г.). – Владивосток : Изд-во Дальневост. ун-та, 2012. – С. 22–27 (0,4 п. л.).

Синенко, С. А. Об участии потерпевшего в доказывании по уголовным делам / С. А. Синенко // Современная криминалистика: проблемы, тенденции, имена (к 90-летию профессора Р. С. Белкина): сб. мат-лов 53-х криминалистических чтений : в 3 ч. – М. : Академия управления МВД России, 2012. – Ч. 3. – С. 148–152 (0,3 п. л.).

Синенко, С. А. Обеспечивает ли досудебное соглашение о сотрудничестве достижение назначения уголовного судопроизводства / С. А. Синенко // Деятельность правоохранительных органов в современных условиях : мат-лы 18-й междунар. науч.-практ. конф., посвященные 20-летию образования института. – Иркутск : ВГКОУ ВПО «Восточно-Сибирский институт МВД России», 2013. – С. 118–121 (0,3 п. л.).

Синенко, С. А. Потерпевший в стадии исполнения приговора: новый подход к старой проблеме / С. А. Синенко // Преступление, наказание, исправление (к 20-летию принятия Конституции Российской Федерации) : сб. тезисов выступлений участников междунар. пенитенциарного форума (Рязань, 5–6 декабря 2013 г.). – Рязань : Академия ФСИН России, 2013. – С. 145–147 (0,4 п. л.).

 

 


[1] См., напр.: Винокуров С. В. Приоритетная роль потерпевшего в новой парадигме права // Рос. юстиция. 2013. № 12. С. 49–53.

[2] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2010. № 9. С. 2–8.

[3] Уголовный процесс. 2014. № 1. С. 14.

[4] См., напр.: О потерпевших от преступлений [Электронный ресурс] : законопроект // Сайт Следственного комитета РФ. URL: http://www.rg.ru/2012/02/24/poterpevshie-site-dok.html ; О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве [Электронный ресурс] : проект Федерального закона № 173958-6. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».

 


Официальная публикация: http://diss.mosu-mvd.com/ru/zashita.html

Полный текст диссертации: http://diss.mosu-mvd.com/images/sin.pdf

Автореферат: http://diss.mosu-mvd.com/images/sin-a.pdf