Кудрявцев В.Л. Процессуально-тактические основы участия адвоката-защитника в допросе потерпевшего и свидетеля в суде // Адвокатская практика. 2006. № 2. С. 11-15.

 

Кудрявцев В.Л., кандидат юридических наук, доцент

       Судебный допрос имеет свою специфику, которая заключается: 1) в публичном характере допроса; 2) в относительной его кратко временности; 3) в существенном отдалении во времени от события преступления; 4) в сужении спектра применяемых тактических приемов; 5) носит не столько поисковый, как допрос на предварительном следствии, сколько проверочно-удостоверительный характер [4, с. 78 – 82; 9, с.123].

       По общему правилу защитник первым задает свои вопросы на судебном следствии свидетелю, который вызван в судебное заседание по ходатайству стороны защиты (ч. 3 ст. 278 УПК РФ). В остальных случаях - при допросе потерпевшего и свидетеля со стороны обвинения - первой задает вопросы сторона обвинения.

      Когда первым допрашивает адвокат-защитник, то его задача состоит в том, чтобы получить от допрашиваемого максимум пригодной для защиты прав и законных интересов подсудимого информации и сделать так, чтобы допрашивающая последней сторона обвинения не смогла бы своими вопро-сами свести на нет или поставить под сомнение полученную защитником ин-формацию в пользу подсудимого. В тех случаях, когда защитник участвует в производстве допроса после стороны обвинения, его задача заключается в том, чтобы путем постановки вопросов допрашиваемому свести на нет полученную от него информацию стороной обвинения: выявить в ней внутренние противоречия, противоречия с другими доказательствами, поставить под сомнение достоверность полученной информации.
       Потерпевшим согласно ч. 1 ст. 42 УПК РФ является физическое лицо, которому причинен преступлением физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Он может быть допрошен о любых об-стоятельствах, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, в том числе о своих взаимоотношениях с подсудимым (ч. 2 ст. 78 УПК РФ). Перед началом допроса потерпевший предупреждается об уголовной ответственности за отказ от дачи и за дачу заведомо ложных показаний (ст. 307 УК РФ и ст. 308 УК РФ), а также ему разъясняется право, предусмотренное ч. 1 ст. 51 Конституции РФ, что никто не обязан свидетельствовать про-тив самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.
      При допросе потерпевшего защитник должен учитывать прежде всего то, что потерпевший: а) непосредственно сталкивается с фактом преступления или преступником, поэтому он доста-точно осведомлен об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по данному уголовному делу; б) является лицом, заинтересованным в исходе дела, пото-му что он желает восстановить как можно быстрее свои права и законные ин-тересы, а также чтобы был возмещен ему причиненный вред и подсудимый был наказан как можно строже; в) представляет сторону обвинения и поэтому в защитнике видит "врага"; г) повышенная раздражительность, взволнован-ность в случае, если адвокат-защитник старается выяснить обстоятельства, негативно характеризующие как самого потерпевшего, так и его действия (бездействия) во время совершенного преступления; д) дача потерпевшим по-казаний - не только его право, но и обязанность; е) в отличие от свидетеля по-терпевший наделен внушительным объемом процессуальных прав, он являет-ся одним из субъектов стороны обвинения; е) потерпевшего первым допра-шивает сторона обвинения; ж) потерпевший вправе давать показания в любой момент судебного следствия; з) потерпевший, давая показания в суде, уже знаком с материалами уголовного дела, поэтому он хорошо ориентируется в ожидаемых вопросах.

      Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголов-ного дела, и которое вызвано для дачи показаний (ч. 1 ст. 56 УПК РФ). Он может быть допрошен согласно ч. 2 ст. 79 УПК РФ о любых относящихся к уголовному делу обстоятельствах, в том числе о личности подсудимого, по-терпевшего и своих взаимоотношениях с ними и другими свидетелями. Перед началом допроса свидетель предупреждается об уголовной ответ-ственности за отказ от дачи и за дачу заведомо ложных показаний (ст. 307 УК РФ и ст. 308 УК РФ), а также ему разъясняется право, что никто не обя-зан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких род-ственников, круг которых определяется федеральным законом (ч. 1 ст. 51 Конституции РФ).
      Свидетели делятся на свидетелей со стороны обвинения или со стороны защиты. В первом случае задача защитника проверить до-стоверность даваемых показаний, а во втором - более полно выяснить у до-прашиваемого со стороны защиты обстоятельства, свидетельствующие в пользу подсудимого. Свидетель хотя и не знаком с материалами уголовного дела, тем не менее знает, о чем ему предстоит давать показания. Данное об-стоятельство адвокат учитывает на допросе свидетеля.

       При допросе потерпевших или свидетелей необходимо уточнить, какие факты и при каких обстоятельствах наблюдались ими непосредственно, а ка-кие известны из других источников, с тем чтобы перепроверить их. Если по-казания потерпевшего, свидетеля основаны на догадке, предположении, слу-хе, а также показании свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности, то защитник в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ хода-тайствует о признании данного доказательства недопустимым.

       В случае же, когда полученные показания, по оценке защитника, являют-ся не соответствующими действительности, то он должен: при добросовест-ном заблуждении помочь исправить допущенные ошибки, при умышленной даче ложных показаний изобличить во лжи и побудить дать правдивые пока-зания. Для этого защитнику необходимо использовать рекомендуемые в литературе тактические приемы [1, с. 68 - 75].
     1. Прием максимальной детализации показаний состоит из системы зада-ваемых допрашиваемому дополняющих и уточняющих вопросов, строящих-ся так, чтобы в ответах он "раскладывал" процесс восприятия и воспринятое событие на "простейшие составляющие". Применяется тогда, когда допраши-ваемый забыл некоторые детали или заведомо лжет и т.д.
     2. Преодоления добросовестного заблуждения, вызванного субъективной оценкой воспринятого обстоятельства под влиянием убеждений, влечений, интересов, привычек и навыков. При допросе таких свидетелей и (или) по-терпевших можно пользоваться следующими приемами: а) при относитель-ном обилии в сообщении потерпевшего и (или) свидетеля оценочных сужде-ний и умозаключений вопросами направлять изложение так, чтобы потер-певший и (или) свидетель освещал фактические основания указанных сужде-ний и умозаключений; б) при наличии обобщенных характеристик восприня-тых лиц, чередующихся с описанием их внешности, действий, поведения, пе-реоценки собственных действий в пределах воспринятого события направ-лять изложение с целью сообщения фактических оснований, характеристик лиц и собственных действий; в) при выявлении острых эмоциональных пере-живаний, о которых рассказывает потерпевший и (или) свидетель, объясня-ющий их возникновение воспринятым событием, одновременно предлагается сообщить и об основаниях сильных эмоциональных реакций на воспринятое.
     3. Устранение добросовестного заблуждения, обусловленного преднаме-ренным внушением, можно устранить тем, что: а) детально выяснить, когда, с кем, по какому поводу состоялся обмен мнениями о событии, являющемся предметом показаний, какой характер носил такой обмен информацией, ка-кие цели преследовались при этом, какое отношение к выясняемому событию имели те лица, с которыми потерпевший и (или) свидетель обменивался ин-формацией; б) уточнить, какие суждения, высказанные собеседниками при обмене информацией, побудили потерпевшего и (или) свидетеля более критически осмыслить сообщаемое на основе сопоставления посторонних суждений с фактическим материалом; в) уточняющими вопросами проследить вместе с потерпевшим и (или) свидетелем ход его размышлений о воспринятом собы-тии, постепенно приближая его сообщение к материалу, послужившему осно-вой для таких размышлений.
      4. Преодоление действия процесса забывания на показаниях потерпев-ших и (или) свидетелей. Приемы, стимулирующие вспоминание забытого ма-териала, основываются на ассоциативных связях. Различают ассоциативные связи воспринятого и запечатленного в памяти материала: по временной смежности, по сходству и контрасту [5, с. 71 – 72; 7, с. 186 - 187]. Например, в припоминании забытого большую роль играют ассоциации по смежности. Установлено, что в памяти человека явления укладываются в определенной связи между собой, поэтому какое-либо забытое обстоятельство может быть восстановлено при рассмотрении связанных с ним смежных обстоятельств. В данном случае одно удерживаемое в памяти обстоятельство даст по ассоциа-ции толчок к восстановлению в памяти другого, связанного с ним обстоя-тельства [10, с. 385].
      5. Приемы, стимулирующие вспоминание по временной смежности ис-следуемого события, способствуют выяснению времени, когда оно происхо-дило, и его содержание. Чтобы вспомнить время, место и содержание обстоя-тельства, с момента восприятия которого прошел некоторый период, выби-рается "точка отсчета" в виде объективно или субъективно значимого собы-тия, достаточно близкого к искомому. Отталкиваясь от этой точки, человек последовательно перебирает в памяти весь ряд событий, прошедших до ис-комого момента, а затем вспоминает и забытое. Прием оказывается тем эф-фективнее, чем короче временной ряд от "точки отсчета" до припоминаемого обстоятельства.
      6. Прием ассоциативного выбора, являющийся вариантом ассоциативно-го стимулирования припоминания по смежности, используется для уточнения времени, когда происходило выясняемое событие. Прием заключается в том, что допрашивающий предлагает в качестве "точки отсчета" объективно или субъективно значимое событие, время протекания которого хорошо известно допрашиваемому. Затем ставят вопрос: "Обстоятельство, о котором Вы рас-сказываете, было до или после этого?".
     7. Приемы стимулирования вспоминания с использованием ассоциаций по сходству связаны с вторичным восприятием допрашиваемым места, где происходило событие, являющееся предметом его показаний, а также объек-тов (предметов), сходных с воспринятыми в составе этого события. Они ис-пользуются для стимулирования припоминания времени протекания выясня-емых обстоятельств, их содержания, признаков воспринятых в его составе объектов, людей, их действий, речи.

8. Приемы ассоциативного стимулирования вспоминания по контрасту могут быть использованы для восстановления в памяти допрашиваемого преимущественно качеств воспринятых в прошлом и забытых объектов, а также некоторых временных отношений по типу "Это было в начале, то - по-сле"[1, с. 73 – 75]. В суде версию о том, что допрашиваемый сообщает ложные сведения, адвокат-защитник может построить на основе анализа как вербальной (зву-ковой), так и невербальной (визуальной) информации. Под ложью обычно понимают умышленную передачу сведений, полно-стью либо частично не соответствующих действительности. При этом от лже-свидетельства следует отличать неумышленное искажение добросовестным допрашиваемым сообщаемой им информации, объясняемой влиянием объек-тивных (значительное расстояние, плохие условия освещения, посторонние шумы и т.д.) и субъективных факторов (слабое зрение, глухота и т.д.).      

       Считается, что через вербальное общение мы получаем всего 10% ин-формации о собеседнике и около 90% - через невербальное.
       В случае вербальной коммуникации признаки лжи защитником выявля-ются путем анализа самых различных обстоятельств: 1) сообщение различ-ных сведений по одному поводу; 2) неопределенность, неконкретность сведе-ний; 3) наличие совпадений в мельчайших деталях показаний различных лиц об одном и том же; 4) наличие "проговорок" в высказываниях, указывающих на отрицаемую лицом осведомленность в обстоятельствах события, по пово-ду которого он допрашивается; 5) бедность эмоционального фона показаний (схематичность, безликость); 6) упорное подчеркивание своей добропоря-дочности и незаинтересованности в исходе дела; 7) уклонение от ответа на прямой вопрос; 8) сокрытие очевидных фактов, которые не могли быть неиз-вестны допрашиваемому лицу [6, с. 46; 2, с. 504].    

      Кроме этого, при непосред-ственном наблюдении за допрашиваемым в суде при участии защитника в его допросе может быть получена информация о том, что лицо дает ложные по-казания и из невербальных источников. Как правильно отмечал П. Экман, "нет ни одного жеста, выражения лица или непроизвольного сокращения мышц, которые единственно и сами по себе означали бы, что человек лжет. Существуют только признаки, по которым можно заключить, что слова пло-хо продуманы или испытываемые эмоции не соответствуют словам"[11, с. 59]. Признаки несоответствия проявляются в мимике, телодвижениях, голо-совых модуляциях, глотательных движениях, в глубоком или, наоборот, по-верхностном дыхании, в длинных паузах между словами, в оговорках, мик-ровыражениях лица, неточной жестикуляции [11, с. 33]. Так, микровыраже-ние лица, наличие на нем эмоций, расширение зрачков, моргание, слезы, ру-мянец и бледность лица, асимметрия, затянувшаяся фальшивая улыбка - объ-ективные признаки скрываемых чувств, которые могут свидетельствовать об обмане [6, с. 51].

      Если при анализе вербальной и невербальной информации адвокат-защитник пришел к выводу, что лицо дает ложные показания, то тогда перед ним возникает вполне естественный и закономерный вопрос: как разоблачить лицо, дающее ложные показания?

      Для этого нужно, во-первых, установить мотивы дачи таких показаний; во-вторых, применить тактические приемы по изобличению допрашиваемого в даче ложных показаний.

      Мотивами дачи ложных показаний свидетелями и (или) потерпевшими могут быть: 1) стрем-ление скрыть свои собственные неблаговидные поступки, аморальное поведе-ние; 2) желание усугубить вину подсудимого - из мести, ревности, иных по-буждений и т.д.

      Не следует забывать, что потерпевшие представляют сторону обвинения, так же как и свидетели, дающие уличающие подсудимого показа-ния, поэтому согласно ч. 1 ст. 277 УПК РФ и ч. 3 ст. 278 УПК РФ первой задает вопросы та сторона, по ходатайству, которой они вызваны в суд - это сторона обвинения - государственный обвинитель. Только после этого во-просы вправе задавать защитник, его задача - разоблачить лицо, дающее ложные показания путем использования тактических приемов.

      Защитник при участии в производстве допроса потерпевшего или свидетеля может заявить ходатайство об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования либо в суде, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде (ч. 1 ст. 248 УПК РФ и ч. 3 ст. 283 УПК РФ), а может и не заявить подобного ходатайства, считая, что в этом нет необходимости. Поскольку данную проблему - разоблачение лица, дающего ложные показания, - можно решить эффективно и быстро, не затрагивая тех моментов, которые могли бы отрицательно сказаться на положении подзащитного при определенных обстоятельствах в случае удовлетворения судом вышеуказанного ходатайства, путем, например, использования соче-тания таких тактических приемов, как максимальная детализация показаний и логический анализ противоречий, имеющихся в показаниях допрашиваемого, необъяснимых с точки зрения его объяснения случившегося. Когда защитник при участии в допросе того или иного лица использует определенное сочетание тактических приемов, направленных на решение конкретной задачи, то это можно назвать тактической комбинацией защиты при допросе.   

      Адвокат-защитник должен применять тактические приемы только тогда и в той последовательности, когда уверен, что добьется положительного ре-зультата для своего подзащитного или, по крайней мере, не сможет ни при каких обстоятельствах ухудшить его положение. Практика показывает, что по большинству уголовных дел защитники применяют следующие тактиче-ские приемы, позволяющие разоблачить лицо, дающее ложные показания. Обычно вначале адвокат-защитник применяет прием максимальной де-тализации показаний допрашиваемого, который состоит из системы задавае-мых допрашиваемому дополняющих и уточняющих вопросов, строящихся так, чтобы в ответах он "раскладывал" процесс восприятия и воспринятое со-бытие на "простейшие составляющие". Это делается для того, чтобы допра-шиваемый в дальнейшем не имел возможности придумать что-то новое, что-бы он не смог это объяснить по-иному, чтобы сопоставить с другими доказа-тельствами по делу. В подобной ситуации допрашиваемый может запутаться и понять, что он сам себя загнал "в угол", его показания бессмысленны и по-пытаться вывернуться, объяснив такие противоречия в собственных показа-ниях тем обстоятельством, что он уже забыл, не помнит, возможно, что-то перепутал, так как прошло время, то есть сам поставит под сомнение свои по-казания. Если же допрашиваемый не сделает этого сам, то защитнику необ-ходимо провести логический анализ его показаний и показать их бессмыс-ленность, нереальность, но это желательно ему делать тогда, когда допраши-ваемый путается, неуверенно себя чувствует, долго думает, не настаивает на своем. Возможен и другой вариант при условии, что эти доказательства уже в суде исследованы, - это предъявление доказательств.

       Существуют два основных способа предъявления доказательств: а) в порядке нарастания их изобличающей силы (от слабого к сильнейшему); б) начиная с самого веско-го, а затем - в любом порядке.

       Первый способ предъявления доказательств рекомендуется использовать тогда, когда лицо, дающее показания имеет, жесткую установку на дачу ложных показаний. Второй способ приемлем в отношении лиц, не имеющих стойкой установки на ложь, проявляющих колебания в поведении при допросе и способных объективно оценить силу наме-ченного к предъявлению доказательства.

        Технически предъявление уже исследованных доказательств осуществля-ется путем: - оглашения необходимых фрагментов показаний допрошенных лиц, де-монстрацией различных документов (схем, в том числе и места происшествия, фотоснимков, видеоматериалов, справок, протоколов и иных докумен-тов); - предъявления вещественных доказательств, особенно орудий преступления или предметов, принадлежащих подсудимому (оставленных им на ме-сте происшествия) или потерпевшему (найденных при обыске по месту рабо-ты или жительства подсудимого), либо - чаще всего и бывает - последова-тельно всеми этими способами [4, с. 140].

       Несмотря на большую эффективность использования такого тактическо-го приема, как предъявление доказательств, тем не менее на практике встре-чаются случаи, когда данный тактический прием не приносит результата в силу того, что доказательства защитником предъявляются без учета склады-вающейся ситуации и личности допрашиваемого, а также в силу неправиль-ной оценки защитного потенциала уже исследованного предъявляемого дока-зательства потерпевшему или свидетелю со стороны обвинения.

        Для разоблачения лица, дающего ложные показания, защитник вправе применить и шахматный допрос, при котором он ставит вопросы другим ли-цам, которые уже допрошены, их показания соответствуют действительности, а также вписываются в версию защиты и они находятся в зале судебного за-седания, по одним и тем же фактам и обстоятельствам, исследуемым в данный момент при допросе лица, дающего ложные показания. Существуют и иные тактические приемы разоблачения показаний лица, дающего ложные показания [3, с. 102; 6, 79 – 106; 8, с. 10 - 35].

Библиографический список

1. Геннадиев В.Д., Гуняев В.А. Оценка свидетельских показаний при судебной защите. М., 1981.

2. Криминалистика / Под ред. В.А. Образцова. М., 1997.

3. Кудрявцев В.Л. Актуальные проблемы совершенствования деятельности адвоката-защитника на судебном следствии: Моногр. Челябинск, 2003.

4. Питирцев С.К., Степанов А.А. Тактика допроса на предварительном следствии и в суде. СПб., 2001.

5. Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск, 1973.

6. Порубов А.Н. Ложь и борьба с ней на предварительном следствии. Минск, 2002.

7. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М.: Юрид. лит., 1967.

8. Ратинов А.В., Адамов Ю.В. Лжесвидетельство. М., 1976.

9. Руководство для государственных обвинителей: криминалистический аспект деятельности / Под ред. О.Н. Коршуновой. СПб., 2003.

10. Руководство для следователей / Под ред. зам. Генерального прокурора СССР Н.В. Жогина. М.: Юрид. лит., 1971. 11. Экман П. Психология лжи. СПб., 1999.