Кудрявцев В.Л. Соглашение об оказании юридической помощи как одно из условий оказания квалифицированной юридической помощи адвокатом-защитником в уголовном судопроизводстве // Адвокатская практика. 2009. № 1. С. 15-18.



В.Л.  Кудрявцев, кандидат юридических наук, доцент



        Деятельность адвоката должна быть соответствующим образом юриди­чески оформлена.

        Сделать реальным выполнение адвокатом-защитником своей обязанно­сти по оказанию квалифицированной юридической помощи так же позволяет соглашение об оказании юридической помощи[1].

        Как верно пишет И.Н. Лукьянова, законодатель тем самым защищает интересы доверителя в отношениях  с адвокатом, распространяя на них нормы гражданского права и позволяя доверителю отстаивать свои права в отношениях с адвокатом[2].

       Поэтому не случайно, что недобросовестные адвокаты стараются из­бежать заключения соглашения об оказании юридической помощи в пись­менной форме, довольствуясь устным соглашением, что не соответствует по­ложениям ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Россий­ской Федерации» и служит основанием для дисциплинарного производства в отношении адвоката[3].

       Кроме того, как указано в одном из заключений квалификационной ко­миссии Адвокатской палаты г. Москвы, нарушение требований федерального законодательства к форме и содержанию соглашения  об оказании юридиче­ской помощи влечет за собой возникновение состояния неопределённости в правоотношениях адвоката и доверителя, восприятие доверителем адвоката не как независимого советника по правовым вопросам (п.1 ст. 2 закона об ад­вокатуре), а как лица, которое, пользуясь своими связями и знакомствами в правоохранительной системе, оказывает различного рода услуги неясной правовой природы[4].

     Следует также учитывать, что заключение соглашения об оказании юридических услуг в устной форме не лишает доверителя возможности от­стаивать свои права и предъявлять претензии к качеству оказанной юридиче­ской помощи.

     Если адвокат участвует в качестве защитника в уголовном судопроиз­водстве, то он  согласно ч. 4 ст. 49 УПК РФ допускается к участию в уголов­ном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера.

     В ордере согласно приказу Министерства юстиции РФ от 8 августа 2002 года № 217 «Об утверждении формы ордера» существует строка осно­вание выдачи ордера, в которой обязательно отражаются реквизиты согла­шения, документа о назначении. Соответственно, если  их нет, то ордер вы­дан незаконно, адвокат не может оказывать лицу квалифицированную юри­дическую помощь. Зная это обстоятельство, адвокаты обычно в ордерах сами вписывают реквизиты несуществующего соглашения  и оказывают лицу по­мощь. Именно эта запись как ни странно и служит в дальнейшем основанием для подтверждения того факта, что соглашение было заключено.

      Так, доверитель утверждала, что она в устной форме заключила с адво­катом соглашение об оказании юридической помощи её сыну при рассмотре­нии судами уголовного дела. Адвокат отрицал факт заключения им соглаше­ния  с доверителем и указывал, что защищал его без заключения соглашения – «решил помочь из добрых побуждений». Квалификационная комиссия по­считала, что адвокат осуществлял защиту  на основании соглашения с дове­рителем, заключённого в устной форме, так как адвокатом были получены ордера на защиту в судах первой и кассационной инстанций, которые затем были представлены адвокатом соответственно в районный суд г. Москвы и судебную коллегию по уголовным делам Мосгорсуда. В указан­ных ордерах, заполненных адвокатом собственноручно, в графе «Основание выдачи ор­дера»  вписано слово «соглашение»[5].

        Так, ч. 4 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Россий­ской Федерации» к существенным условиям соглашения об оказании юридической помощи относит:

       указание на адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполне­ние поручения в качестве поверенного (поверенных), а также на его (их) принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской па­лате;

       предмет поручения;

       условия выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридиче­скую помощь;

      порядок и размер компенсации расходов адвоката (адвокатов), связан­ных с исполнением поручения;

      размер и характер ответственности адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения.

      Согласно п. 3.2.  Постановления Конституционного Суда РФ от 23 ян­варя 2007 г. N 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответ­ственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева», «од­ним из распространенных видов услуг, оказание которых регулируется гла­вой 39 ГК Российской Федерации, являются правовые услуги, к которым от­носятся предоставление устных и письменных консультаций, составление юридических документов (исковых заявлений, отзывов, апелляционных и кассационных жалоб и т.д.), экспертных заключений, участие в разбиратель­стве судебных споров и т.д. Соответствующий договор может быть заключен как с адвокатским образованием (статьи 20 и 25 Федераль­ного закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Феде­рации"), так и с иными субъектами, которые согласно действующему законо­дательству вправе оказывать возмездные правовые услуги.

       Спецификой договора возмездного оказания правовых услуг, в частно­сти, является то, что в соответствии с этим договором "совершение опреде­ленных действий или осуществление определенной деятельности" направ­лено на отстаивание интересов услугополучателя в судах и иных государст­венных (юрисдикционных) органах, обязанных, как правило, принять реше­ние в отношении заявленного требования. Поэтому интересы заказчика, за­частую не ограничиваясь предоставлением собственно правовых услуг ис­полнителем, заключаются в достижении положительного результата его дея­тельности (удовлетворение иска, жалобы, получение иного благоприятного решения), что выходит за предмет регулирования по договору»[6].

       Итак, из данной правовой позиции Конституционного Суда РФ сле­дует, что, во-первых, на заключаемое адвокатом с клиентом соглашение об оказании юридической помощи распространяются положения Главы 39 ГК РФ; во-вторых, в предмет соглашения входят только совершение определен­ных действий или осуществление определенной деятельности.

       Поэтому не случайно, что  в информационном письме Высшего Арбит­ражного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1999 г. № 48 указано, что договор на оказание правовых услуг «может считаться заключённым, если в нём перечислены определённые действия, которые обязан совершить исполнитель, либо указана определённая деятельность, которую он обязан осуществить»[7].     

      Предмет поручения должен быть максимально конкретизирован: в нём  необходимо максимально подробно определять, какие действия должен со­вершить адвокат; срок, в течение которого он оказывает юридическую по­мощь, виды и количество документов правового характера, им составляемых, и т.п.[8],  поскольку общие фразы в описании предмета поручения, во-первых, вводят доверителя в заблуждение, рождают у него завышенные ожидания и как следствие способны привести к конфликту с клиентом[9]; во-вторых, приво­дят к неопределённости в вопросе, что должен, а что нет, делать адво­кат при исполнении своей обязанности по оказанию квалифицированной юридической помощи.

       Кроме того, «поскольку стороны в силу статьи 421 Гражданского ко­декса Российской Федерации вправе определять условия договора по своему усмотрению, обязанности исполнителя могут включать в себя не только со­вершение определенных действий (деятельности), но и представление заказ­чику результата действий исполнителя (письменные консультации и разъяс­нения по юридическим вопросам; проекты договоров, заявлений, жалоб и других документов правового характера и т.д.)» [10], то есть, и предоставление отчёта о проделанной работе может быть обязательным условием  в согла­шении  об оказании юридической помощи.

      В данном документе адвокат отражает что выполнено, исходя из пред­мета договора, то есть что сделано, в каком объёме, в какие сроки, какова стоимость, как в целом, так и отдельные действия, а так же то -  соответст­вуют ли они тем обязательствам, которые брал на себя адвокат. Если в со­глашении перечислены, какие документы он должен составить, то в акте они должны быть указаны  и приложены к нему их копии.        

      В конце акта следует обязательно отразить, что: «Услуги, оказанные адвокатом (Ф.И.О.) в качестве (кого –  представителя или защитника) где, кому (Ф.И.О.) по поводу чего в соответствии с соглашением об оказании юриди­ческой помощи  № ________ от    "__"__________ ____ г., выполнены в пол­ном объёме, отвечают требованиям, предъявляемым действующим законода­тельством РФ, в установленные сроки и надлежащим образом.  Претензий не имею».

       Итак, в данном акте (отчёте) о проделанной работе  могут найти,  с одной стороны то, что услуга оказана в полном объёме, своевременно и надлежащим образом и соответственно нет претензий к качеству её оказания, т.е. подтверждается факт оказания именно квалифицированной юридической помощи, а с другой – наличие претензий, в не выполнение услуги в полном объёме, не своевременно и т.д., то есть то, что квалифицированная юридическая помощь надлежащим образом не ока­зана.

      Исходя из этого, в  первом случае наличие соответствующего юридиче­ски оформленного акта может служить в дальнейшем средством защиты ад­воката от необоснованных и незаконных претензий доверителя по поводу выполнения адвокатом поручения,  а во втором – позволяют клиенту потре­бовать возвращения той части денежного вознаграждения, которая не была отработана, а также потребовать возмещения вреда за  не оказанную или не­качественно оказанную юридическую помощь.

       Если же данный акт был в качестве существенного условия соглашения об оказании юридической помощи, но не был составлен адвокатом и пред­ставлен клиенту, то это считается нарушением соглашения.

      Так, в качестве одного из обстоятельств,  подтверждающих недобросове­стное и неквалифицированное осуществление своих профессио­нальных обязанностей адвокатом, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты г. Москвы, назвала то, что адвокат О. не представил до­верителю А. отчет о проделанной работе[11].

      Кроме того, в обзоре дисциплинарной практики Совета Адвокатской палаты г. Москвы квалификационная комиссия отмечает, что надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителями предполагает предоставление  доверителю по требованию последнего (либо в соответствии с условиями соглашения об оказании юридической помощи – периодически) отчёта о проделанной адвокатом работе в форме, определённой соглашением сторон. При этом требования доверителя представить такой отчёт в письмен­ной форме предписаниям действующего законодательства не противоречит, наоборот, в случае спора предоставляет адвокату возможность более эффек­тивной защиты от претензий доверителя к качеству работы адвоката. Адво­кат обязан помнить, что при осуществлении профессиональной деятельности он обязан уважать права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей; соблюдать деловую манеру общения (п.2 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката)[12].

 

 


[1] См. об этом: Карманов А.Ф.  Соглашение об оказании юридической помощи  как форма реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2006; Кудрявцев В.Л. Реализация конституционно-правового института квалифицированной юридической помощи в деятельности адвоката (защитника)  в уголовном судопроизводстве / Под науч. ред. докт. юрид. наук, проф. В.Н. Григорьева. М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2008.

[2] Лукьянова И.Н. Соглашение об оказании юридической помощи // Адвокат: навыки профес­сионального мастерства / Под ред. Л.А. Воскобитовой, И.Н. Лукьяновой, Л.П. Ми­хайловой. М.: Волтерс Клувер, 2006. С.2.

[3] См. напр.: Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Челябинской области по дисциплинарному производству в отношении адвоката В. // Вестник Адвокат­ской палаты Челябинской области. 2007. № 1. С. 18-20.

[4] См.: Вестник Адвокатской палаты г. Москвы. 2004. № 11-12 (13-14). С. 6-27.

[5] См.: Вестник Адвокатской палаты г. Москвы. 2005. № 1 (15). С. 12-36.

[6] СПС Консультант плюс

[7] Информационное письмо Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1999 г. № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рас­смотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг» // СПС Консуль­тант плюс

[8] См.: Кучерена А.Г. Адвокатура: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2006. С. 281.

[9] Лукьянова И.Н. Соглашение об оказании юридической помощи // Адвокат: навыки профес­сионального мастерства / Под ред. Л.А. Воскобитовой, И.Н. Лукьяновой, Л.П. Ми­хайловой. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 7.

[10] Информационное письмо Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1999 г. № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рас­смотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг» // СПС Консуль­тант плюс

[11] Обзор дисциплинарной практики (по состоянию на 17.01.2006). Совет Адвокатской па­латы г. Москвы // СПС Консультант плюс

[12] См.: Вестник Адвокатской палаты г. Москвы. 2005. № 1 (15). С. 34-35.