Боруленков Ю.П. Юридическое познание, доказательство и доказывание. М., 2016

 

Боруленков Ю.П. Юридическое познание, доказательство и доказывание (методология, теория, практика): монография / под науч. ред. проф. В Н. Карташова. — М.: Юрлитинформ, 2016. — 536 с.

http://www.urlit.ru/Katalog/1729.html

Автор:
Боруленков Ю.П. — кандидат юридических наук, доцент, проректор Академии Следственного комитета Российской Федерации.

Рецензенты:
Аверин А. В. — доктор юридических наук;
Головкин Р. Б. — доктор юридических наук, профессор;
Третьякова О.Д. — доктор юридических наук, доцент.

Особенности современного правоприменения требуют переосмысления базовых общетеоретических подходов и обусловливают целесообразность создания комплексных теорий юридического познания, доказывания и доказательств, используемых в юридической практике. Настоящая работа является продолжением ранее опубликованных исследований автора и имеет основной целью системное освещение динамики, механизмов, логической структуры процесса познания в правовой сфере, то есть того, что является методологией и теорией юридического познания, в свете авторской информационно-интерпретационной концепции. в основе которой лежит отказ от упрощенного представления о его природе как отражении в сознании субъекта объективной реальности.

В монографическом исследовании юридическое познание рассматривается как искусство, проект (средство создания уникального продукта) и технология (процесс, нацеленный на определенный результат), а теории процессуального познания, доказательств и доказывания — как приложения (частные теории) общей теории юридического познания.

Результаты исследования будут полезны следователям, судьям, прокурорам, адвокатам в их практической деятельности, преподавателям при чтении лекций и проведении семинарских занятий, студентам и слушателям юридических вузов при подготовке научных докладов (сообщений), написании курсовых и дипломных работ.

УДК 343.14 ББК 67.410.204
ISBN 978-5-4396-1140-9

© Боруленков Ю.П., 2016 © Издательство «Юрлитинформ», 2016


Оглавление

Введение 3

Глава 1. МЕТОДОЛОГИЯ ЮРИДИЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ 15
§1.1. Общая характеристика методологии юридического познания 15
§ 1.2. Кризис методологии правоведения 41
§ 1.3. О многообразии методологических подходов юридического познания 54
§ 1.4. Логика юридического познания 62
§ 1.5. Язык и текст как средства выражения правовой мысли 81
§ 1.6. Философские основания юридической науки 113
§ 1.7. Психологические аспекты в методологии юридического познания 128
§ 1.8. Методологические основы социологических исследований сферы права 141
§ 1.9. Специальный юридический подход в познании правовой системы 156

Глава 2. ТЕОРИЯ ЮРИДИЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ 164
§ 2.1. Содержание, сущность и формы юридического познания 164
§ 2.2. Юридическое познание как элемент правовой культуры 230
§ 2.3. Технологии юридического познания как разновидность социальных технологий 259
§ 2.4. Цели юридического познания 292
§ 2.5. Индивидуальный и коллективный субъекты юридического познания 300
§ 2.6. Механизм детерминации юридического познания 350

Глава 3. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ В ТЕОРИИ И ПРАКСЕОЛОГИИ ЮРИДИЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ 365
§ 3.1. Диалектика юридического познания и доказывания 365
§ 3.2. Доказательства как инструментарий юридического познания 407
§ 3.3. Технологии доказывания посредством выводного знания 415
§ 3.4. Процессуальные действия в структуре юридического познания 435
§ 3.5. Аксиологические аспекты в процессе юридического познания и доказывания 447

Заключение 470
Библиографический список 471

 


Посвящается моим родителям
Петру Егоровичу и Надежде Ивановне
Боруленковым

 

Введение

 

Актуальность темы предпринятого исследования обусловлена изменениями, происходящими в экономической, политической и правовой сферах жизни российского общества. В настоящее время социально-экономическая и политическая действительность России объективно разворачивается в сторону рыночных отношений, происходит развитие гражданского общества и правового государства, которые функционируют на иных, нежели в прежних условиях, началах. Изменяются взаимоотношения государства и гражданина, что требует сосредоточения первоочередного внимания на обеспечении прав личности и социальной справедливости. Все это обуславливает необходимость концептуально нового подхода к проблемам организации юридического познания, представляющего собой обеспечительное средство правовой деятельности, относящееся к сфере явлений, создающих потенциальную возможность возникновения правовых последствий.

Юридическое познание есть одна из сложнейших теоретико-прикладных проблем, по своей сущности носящих глобальный и всеобъемлющий характер и являющихся в равной мере актуальными для конкретного индивидуума, государства и мирового сообщества в целом. Совершенствование и оптимизация познавательной юридической деятельности с необходимостью влекут изыскания более рациональных и эффективных путей, новых методов, подходов и средств. Особенности современного правоприменения требуют переосмысления базовых общетеоретических подходов, фундаментальных проблем и обусловливают создание комплексных теорий юридического познания, доказательств и доказывания, что открывает широкие возможности для решения многих частных и прикладных задач.

Настоящая работа является продолжением ранее опубликованных автором исследований «Теоретические основы процессуального познания» (Владимир, 2006), «Юридическое познание в процессуальной, оперативно-розыскной и частной детективной деятельности» (Владимир, 2009), «Юридическое познание: некоторые методологические, теоретические и праксеологические аспекты» (M., 2014) и имеет основной целью системное освещение динамики, механизмов, логической структуры процесса познания в правовой сфере, то есть того, что является методологией и теорией юридического познания, в свете авторской информационно-интерпретационной концепции, в основе которой лежит отказ от упрошенного представления о его природе как отражении в сознании субъекта объективной реальности. Именно это обусловило круг затрагиваемых автором проблем, последовательность их освещения и подходы к их решению.

Весьма важен гносеологический аспект в изучении проблематики юридического познания, в рамках которого возможно осуществить интерпретацию понятия «юридическое познание» в качестве общетеоретической категории. Зародившись сначала в рамках науки философии, термин «познание» впоследствии был рассмотрен в социологической науке, однако, учитывая его содержательные свойства, а также действительное практическое существование определенного явления в правовой действительности, он может быть включен в понятийно-категориальный аппарат юридической науки с соответствующим правовым наполнением. Конечно, о юридическом познании можно говорить с определенной долей условности, скорее, речь идет о познании в правовой сфере (познании правовой реальности, правовой жизни). Но поскольку термин «юридическое познание» предельно точно отражает свойства феномена, сформулированные в одноименном понятии, учитывая его достаточно широкое применение в правовой науке он наиболее приемлем для использования в качестве общеправовой категории.

Юридическое познание на общетеоретическом уровне определяется как опосредованный правом и культурно-историческими факторами научный и ненаучный, интеллектуальный и деятельностный творческий процесс получения и интерпретации социально значимой информации индивидуальным или коллективным субъектом, ориентированный на обладание достоверными сведениями (знаниями) о праве во всех его ипостасях и правовой среде, в их взаимодействии и пространственно-временном движении, в целях дальнейшего их использования в соответствии со своими социальными функциями и личностными интересами.

Общетеоретическое понимание юридического познания как совокупности определенных общественных отношений образует теоретико-методологическую основу для выделения в ней группы отношений, которые выступают как конкретные разновидности общего понятия «юридическое познание», в осмыслении которого в равной степени важны все образующие его компоненты.

Проблема методологии юридического познания связана с многоуровневостью последнего, подразделяющегося на научное (теоретическое) и ненаучное, в свою очередь включающее профессиональное (прикладное, практическое) и непрофессиональное (донаучное, обыденное, житейское). Юридическое познание — сложное многоаспектное явление, которое необходимо изучать с различных сторон, включая его социологическое, психологическое, государственно-организационное и нормативное проявления. Кроме того, юридическое познание представляется возможным рассматривать как искусство, как проект (создание уникального продукта) или ремесло (производственную деятельность).

Богатство содержания понятия «юридическое познание» определяется сложностью структуры юридической практики, многомерностью юридического процесса, который включает в себя процесс правообразования (правотворчества) и процесс правореализации, последний в свою очередь можно подразделить на юрисдикционный и неюрисдикционный юридические процессы. Кроме того, перед юридическим познанием стоит задача постижения сложных социальных явлений, например, различных аспектов частной жизни.

Трудности юридического познания объясняются сложным сочетанием целого комплекса различных сторон и факторов. В нем в единстве функционируют и взаимодействуют логическое и психологическое, сознательное и бессознательное, рациональное и иррациональное, продуктивное и репродуктивное, индивидуальное и социальное, а также активно проявляет себя человеческий фактор. Поэтому методология и теория юридического познания представляют собой единство философии, логики, методологии, лингвистики, психологии, социологии и других наук социально-гуманитарного блока, и целостный и многомерный подход требует анализа всех этих аспектов с целью более полного выявления специфики каждого из них. Естественно, что в каждом из этих измерений проблема обретает свой особый вид, диктует способы подхода к ней с учетом сложившихся традиций.

Следует подчеркнуть, что понятие методологии по объему не совпадает с системой методов. Мы исходим из понятия методологии как системы принципов и способов организации и построения деятельности, учитывающей тенденции дифференциации и интеграции научного знания. Методология юридического познания развивается в результате рефлексии организации познавательной деятельности, основных ее элементов, этапов, исследовательских процедур, в ней воплощен весь опыт эмпирического и научного познания правовой действительности людьми. Данную методологию следует рассматривать как исследование оснований, путей, закономерностей, принципов и методов, направленное на разработку положений, позволяющих выбирать средства и строить процедуры эффективного решения проблем и задач, возникающих в правовой сфере.

Для нас существенно, что понятие методологии предусматривает и подход к исследованию комплексного объекта. По существу речь идет о методологическом подходе в юридическом познании (если брать шире — о технологии юридического познания), позволяющем объединить в единое многоуровневое образование технику (средства), тактику (принципы, приемы, способы, методы, правила и т.п.), стратегию (планирование и прогнозирование, направления исследований) и методику (процедуры и т.д.).

Необходимость дальнейшей разработки проблем юридического познания требует переосмысления его природы, статуса, понятийного аппарата и возможностей модификации. Осуществление этих процессов происходит в современном философском и научном контекстах, с применением новых идей, представлений и понятий, с предложением иных интерпретаций и толкований познавательной деятельности и знания. Наивысший эффект возможен исключительно в рамках дифференцированного и интеграционного подходов на основе системного исследования, когда вопросы юридического познания изучаются комплексно в гносеологическом, аксиологическом, логическом, психологическом, социологическом, лингвистическом, правовом и других аспектах. Здесь представляется плодотворным для понимания природы гносеологии, имеющей вековые традиции, применить современные представления о бытии идеальных сущностей и виртуальной реальности.

Основная задача изучения юридического познания заключается в том, чтобы, учитывая его системные качества, связи с иными явлениями правовой жизни, характер развертывания во времени, многоуровневость организации, осуществить разработку концептуальных схем, позволяющих интегрировать эмпирические данные, методы исследования и понятия разных научных парадигм, раскрывающих новые возможности движения предмета. Разработка новых вариантов подходов, возможно, потребует уточнения представлений и о самом предмете исследования, что вызвано диалектикой предмета и метода.

Существует объективное внутреннее противоречие методологии социально-гуманитарных наук, в том числе и правоведения, — неизбежное присутствие субъекта познания в предмете исследования при необходимости обеспечения получения интерсубъективных знаний. Человек придает этому предмету исключительную сложность, поскольку здесь тесно переплетаются и взаимодействуют материальное и идеальное.

Известно, что существуют парадоксы и противоречия традиционной теории познания, в частности, отождествление познания с субъектно-объектными отношениями, субъекта — с «сознанием вообще» как с гарантом объективности знания. Переосмысление парадигмы «теория познания как теория отражения», осознание несводимости познавательной деятельности к отражательным процедурам требуют разработки таких представлений о юридическом познании, которые учитывают единство образного и знакового, отражательного и интерпретирующего моментов. Актуальна проблема — неосознанные и бессознательные компоненты познавательной деятельности и личностное неявное знание субъекта, природа и способы введения которых в когнитивный процесс требуют учета и герменевтического опыта.

Современная теория юридического познания нуждается в такой категории субъекта, когда он понимается в своей целостности, содержащей не только когнитивные, логико-гносеологические, но и экзистенциально-антрополого-нравственные, культурно-исторические и социальные качества, участвующие в познании. Эмпирический человек, полностью вытесненный «частичным» гносеологическим субъектом в традиционной теории познания, должен быть возвращен в современное учение о социально-гуманитарном юридическом познании.

Сложившийся классический идеал юридического познания с его специфической ролью — объективного и истинного познания — продолжает до сих пор разделяться и поддерживаться целым рядом ученых и исследователей. Ратуя за объективность, не все готовы реально в «глянуть на сам процесс юридического познания и допустить, что там существенно воздействие социально-психологических факторов на формируемое знание.

Мысль о возможности полного контроля за результатами познавательной деятельности в юридической сфере — не более чем иллюзия.

Взаимодействие субъектов в сфере юридического познания, имеющих самостоятельные интересы, разные цели и располагающих разными средствами, приводит к тому, что результат их действий не может быть в полном распоряжении и под контролем одного из них. Вместе с тем степень предвидения может быть разной, и если бы результаты познавательной деятельности нельзя было предсказать хотя бы в некоторой мере, то она была бы бессмысленной. Человек не может не проектировать будущее, в том числе и в правовой сфере, хотя реализация проектов никогда не совпадает полностью с замыслом.

Важнейшим аспектом научного понимания сущности юридического познания является представление о нем как о процессе — деятельности, протекающей во времени, последовательном совершении определенных действий субъекта на пути к достижению намеченного результата — этапов процесса, которые следует рассматривать как подсистемы действий определенной направленности, зависящие от типичных правовых ситуаций. Одним из неюридических методов, предполагающих изучение того или иного явления в качестве деятельности, состоящей из определенных элементов, является деятельностный подход.

Посредством деятельностного подхода представляется возможным исследовать собственно юридическое познание как конструирующую и конструируемую деятельность, а также и использовать его в качестве метода изучения отдельных феноменов правовой сферы. Поскольку юридическое познание есть деятельность по получению, хранению, переработке и систематизации осознанных конкретно-чувственных и понятийных образов правовой действительности, то речь идет о рассмотрении и объяснении с позиций деятельности правового феномена, непосредственно кажущегося недеятельным.

Цель любой юридической деятельности может быть достигнута только при условии наличия у субъекта полного набора теоретических и практических знаний о средствах, способах и приемах, использование которых приводит к достижению определенного результата. И деятельностный подход — это прямой выход на технологию — деятельность, в максимальной мере отражающую объективные законы предметной сферы и поэтому обеспечивающую наибольшее для данных условий соответствие результатов поставленным целям.

Юридическое познание представляет собой творческий процесс глубинного постижения изучаемого объекта и созидание его мысленного образа (модели) в виде определенной системы понятий о сущностных свойствах данного объекта. Адекватным воспроизведением сущности предмета может быть только его теория — гносеологический образ познаваемого предмета, принявший логическую форму.

Теория юридического познания — это концептуально организованное научное отражение всего предмета юриспруденции, уходящее своими гносеологическими и генетическими корнями в теорию права, методологическая основа и система мировоззренческих принципов, теоретических концепций, категорий и понятий, методов и связей, определений и терминов, обеспечивающих всестороннее исследование проблем юридического познания.

В рамках теории выявляется, определяется и разрабатывается вся общетеоретическая проблематика предмета и метода юридического познания в целом, его научной концепции и понятийного аппарата, по системы и структуры, его онтологических, гносеологических и аксиологических характеристик, его места и роли в системе юриспруденции. Юридическое познание по своим задачам, функциям, предмету и методу имеет общенаучное значение для юриспруденции в целом и начнется определенным способом производства и организации знаний в юридической сфере. В системе юридических наук оно занимает особое место, так как соединяет объект и субъект познания, в нем мысль совершает поворот на себя, в нем научное сознание человека становится его научным самосознанием. Юридическое познание входит в такую фазу своего развития, которая позволяет ему осмыслить себя как саморазвивающееся целое и поставить вопросы о закономерностях собственного становления. Поиск новых и обогащение арсенала существующих средств позволит теории юридического познания решать спою важнейшую внутреннюю задачу — сводить в единую систему все знание о своем предмете.

Логическая структура теории юридического познания включает ядро — это совокупность ее основных утверждений (тезисы, основные положения и т.п.), и приложения основных утверждений - совокупность суждений и операций, относящихся к конкретизирующему контексту.

Понятийно-категориальный аппарат составляет ядро теории юридического познания. Разработанные теорией юридического познания понятия и категории являются средством познания, понимания и интерпретации правовой реальности, а открытые ею законы — научной основой правового прогнозирования.

Приложения из основных положений выводятся с учетом возможных дополнительных ограничений и операционно-прагматических соображений. Внешняя приложимость теории юридического познания, задаваемая интерпретационными процедурами, обеспечивается не напрямую применением законов максимально общего уровня, а через особую область логически более частного знания, включающую содержательно-конструктивные элементы, различные уровни конкретизации, вплоть до построения специальных (частных) теорий, логически подчиненных исходной (например, теория доказательств).

Каждая из частных теорий (учений) также представляет собой систему теоретических положений (представлений), но более низкого уровня. Главная отличительная черта частной теории заключается в том, что она содержит не полномасштабное знание об объекте познания, а лишь знание о какой-то стороне, аспекте, части объекта (о том или ином элементе, компоненте этой деятельности).

В последние годы отмечено бурное развитие частных теорий юридического познания по самым различным направлениям. Совершенствование традиционных частных теорий и учений, формирование новых, ранее отсутствовавших теоретических концепций и конструкций идет в двух направлениях: а) формирование и развитие знания преимущественно о тех или иных сторонах познаваемой правовой действительности (например, развитие учения о правовой идеологии); б) разработка проблематики, связанной с собственно познавательными аспектами (например, «новая теория доказательств», теория криминалистического моделирования и пр.).

В контексте настоящего исследования следует различать между собой теорию юридического познания как форму организации научного знания, дающую целостное представление о закономерностях и существенных связях определенной области действительности, практическое юридическое познание (например, осуществляемое по конкретным юридическим делам) и обыденное юридическое познание. Отличие указанных форм юридического познания не означает их противопоставления, поскольку указанная теория является способом объяснения практического познания, что происходит на фоне обыденного правового сознания как результата освоения правовой действительности. Между теорией, практикой и обыденным правосознанием имеется глубокая взаимосвязь.

Адекватная теория юридического познания служит не только задачам познания и прогнозирования, оценки и критики правовой жизни, но и задает параметры правового конструирования, определяет технологию всех видов юридической деятельности.

Необходимость обеспечения результативности прикладного юридического познания и возможность его рассмотрения как производственного процесса выдвигают требование стандартизации этой деятельности, разработки специальных познавательных методик, форм и приемов, а также способов взаимодействия субъектов, что привело к привлечению термина «технология». Технологии как определенный тип знания выражаются в синтезе целей (характеристик желаемого), описаний реальных ресурсов (возможных средств) и нормативных предписаний (правила, следование которому позволяет, привлекая средства, достичь желаемого результата).

Технологизация познавательного процесса отражает направленность прикладных исследований на радикальное усовершенствование человеческой деятельности, повышение ее результативности, интенсивности, инструментальной и технической вооруженности и придает ему динамичный, целенаправленный и конструктивно-созидательный характер. Технологии, являясь связующим звеном между теорией и методологией, с одной стороны, и юридической практикой — с другой, обеспечивают научно обоснованный выбор оптимальных способов познания правовой сферы. Технологичность юридического познания означает переход на качественно новую ступень эффективности, оптимальности, наукоемкости познавательного процесса.

Как результат научного проекта, технология профессионального юридического познания — это описание, модель познавательного процесса, воспроизведение которого гарантирует успех юридических действий. Проектная или сценарно-проектная парадигма лежит в основе описания и проектирования технологий юридического познания, которые, будучи теоретически описанными и отчуждаемыми от объектов применения, могут рассматриваться как социальные технологии.

Технология юридического познания — это установленная последовательность юридических действий, процедур, операций и приемов, составляющих в совокупности целостную систему субъектных, инструментальных и методологических средств, применение которых в юридической практике на каждой стадии обеспечивает поэтапное решение сложных гносеологическую задач в условиях инвариантно протекающего под влиянием определенных социальных (объективных, субъективных) факторов познавательного процесса.

Реальный процесс юридического познания определяется многими факторами. А это значит, что для решения конкретной правовой проблемы возможно и необходимо разрабатывать и внедрять широкий набор технологий с использованием форм, методов и способов юридической познавательной деятельности. Следует подчеркнуть, что технология юридического познания, как и любой метод, инвариантна как к задаче деятельности, так и к процессуальной форме.

Технология профессионального юридического познания являет собой осуществляемый в регламентированных действующим законодательством порядке, последовательности и объеме процесс установления обстоятельств, имеющих правовое значение. В то же время технологическая структура юридического познания значительно шире процедурной, в смысле процессуальной формы, и раскрывается в системе процедурных, информационно-познавательных, познавательно- аналитических и тактических аспектов познавательной, организационной, плановой, управленческой деятельности, представляя единый технологический процесс. Вместе с тем разграничение указанных аспектов носит достаточно условный характер, так как данные элементы неизменно взаимодействуют на всех этапах юридического познавательного процесса.

Для юридической науки сама постановка вопроса о необходимости изучения прикладных технологий юридического познания, их истории, характеристик и реальных практик применения является полезной и дает импульс технологизации юридической деятельности с применением проектно-аналитических методик, адекватных поставленным задачам, что придаст столь желанную управляемость и создаст саму возможность моделирования юридических познавательных технологий, способных на твердом фундаменте теоретического знания перевести политические декларации в реальную и результативную юридическую практику.

Теории процессуального познания, доказательств и доказывания автором рассматриваются как приложения (частная теория) общей теории юридического познания. В работе предпринята попытка, основываясь на общих закономерностях познания действительности, особенностях юридического познания, результатах анализа действующего законодательства, выводах, содержащихся в трудах ученых и практических работников, выделить отправные понятия и положения процессуального познания, доказывания и доказательства, привести их в стройную систему, а затем, основываясь на них, рассмотреть различные вопросы темы, сохраняя их внутреннюю согласованность и целостность.

Прежде всего, требует своего принципиального разрешения вопрос о том, совпадают ли в процессуальном познании понятия «юридическое познание» и «доказывание». Прямое соотнесение логического понимания доказательства, с одной стороны, и существа процесса судопроизводства, с другой стороны, приводит нас к необходимости различать понятия процессуального познания и доказывания в юридическом смысле. Процессуальное познание в целом нельзя рассматривать как сквозной процесс накопления знаний некоего единого виртуального субъекта, осуществляющего познание в рамках юридического процесса от начальной и до конечной стадии. Каждый из субъектов осуществляет познание в рамках своих специфических функций и полномочий. В равной степени это относится и к доказыванию, которое мы определяем как деятельность по обоснованию утверждений сторонами.

Проблема процессуального познания — это проблема прежде всего средств и методов данного вида деятельности, ее логики. И вопрос в конечном счете сводится к способам обнаружения, выявления, анализa, конструирования фактов.

Обновление норм о процессуальном познании, доказывании и доказательствах неизбежно в условиях развития информационных технологий, при усилении функций судебной власти, при построении юридических процессов на принципе состязательности. Целенаправленное воздействие на оптимизацию структуры прикладного юридическою познания становится особенно актуально в настоящий период, когда оно понимается не как абстрактное познание, а как интеллектуальный инструмент, ориентированный на коррекцию общественных отношений.

Юридический процесс можно рассматривать с точки зрения интегрированной обработки данных — принципа организации работы с информацией в системе, при котором процессы или операции, ранее выполнявшиеся в различных участках технологической цепи, объединяются или оптимизируются с целью повышения эффективности системы.

Процессуальное право представляет собой когнитивную программу, в которой сконцентрированы данные опыта. Процессуальное доказательство не просто информация, а процедурное знание, которым обмениваются субъекты юридического познания и доказывания. Значение процессуальной процедуры — обеспечить эстафетное знание.

Информационный продукт как система юридически значимого знания и средство познания — это результат сознательной, целенаправленной, сравнительной, аналитической, оценочной мыслительной деятельности субъекта юридического познания. Информационные продукты как мысленные модели многовариантны. Являясь результатом предшествующих познавательных действий и процедур, будучи построенными, они становится средствами решения очередных задач в незавершенном процессе юридического познания.

Понятие «доказательство» является одним из центральных в теории доказательств и трактуется достаточно разнопланово. В настоящей работе доказательство рассматривается как средство процессуального познания и средство убеждения сторонами публичных субъектов процессуального познания, в двух его концепциях — как «доказательств- сведений» и «доказательств-фактов», соответствующих двум уровням человеческого познания мира: чувственно-практическому и рациональному (логическому).

Учитывая серьезность, обширность и многоплановость темы монографического исследования, осознавая сложность и многогранность проблемы, автор не стремился к постановке и рассмотрению всех ее аспектов. Работа посвящена исследованию наиболее значимых, базовых вопросов.


 

 

 

Заключение

 

Настал гот момент, когда следует подвести итоги проделанной работы В исследовании автор остановился лишь на основных моментах мира юридическою познания. Отчетливо осознавая всю сложность и многоаспектность темы, он не претендует на ее исчерпывающее и бесспорное освещение. Выполнение подобной задачи требует консолидации усилий не одного десятка ученых-правоведов и, быть может, целых научных коллективов настоящего и будущего. Вместе с тем думается, что приведенные в монографии положения создадут определенную основу для дальнейшего изучения этой важной проблемы общей теории государства и права, имеющей существенное научно-практическое значение для российской юриспруденции в целом.

В результате рассмотрения определенного в начале работы комплекса вопросов методологии и теории юридического познания представилось возможным сделать ряд выводов, отвечающих требованиям научной рациональности и всесторонности исследования, проведенного в рамках общеправового подхода. Анализ проблем современной теории юридического познания позволяет вывести его исследование на качественно новый межнаучный структурированно-теоретический уровень и за счет такого междисциплинарного анализа упростить научную разработку положений складывающейся методологии столь специфического вида социального познания.

Становится очевидна необходимость постановки вопроса о выделении нового, относительно самостоятельного раздела в обшей теории права, посвященного проблемам познавательной активности субъектов правоведения, аккумулирующим в себе как вопросы правовой гносеологии в целом, так и различные аспекты практической организации познавательного процесса.

Предлагаемая концепция отвечает всем науковедческим параметрам; это не самодостаточная теоретическая идея, а научное знание, разработанное на основе сложившихся доктринальных идей, взглядов, подходов, достижений и тенденций развития российской юридической науки.

Надеемся, что проделанная нами работа вызовет теоретический и практический интерес, поскольку многие из обсуждаемых проблем юридического познания, доказывания и доказательств обнаруживают существенные противоречия отечественного юридического процесса.

В свою очередь автор намерен и дальше продолжать работу в избранном научном направлении — в области дальнейшей разработки проблем методологии и теории юридического познания.

Автор будет рад принять отзывы, замечания и предложения о проделанной работе по адресу в Интернете (e-mail): boruIcnkov@bk.ru