Никаноров С.А. Процессуальное положение прокурора в сокращенных процедурах уголовного судопроизводства. Автореф. … дисс. канд.юрид.наук. М., 2015.

 

 

 

На правах рукописи

Никаноров Сергей Александрович

ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПРОКУРОРА В СОКРАЩЕННЫХ ПРОЦЕДУРАХ

УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

 

Специальность: 12.00.09 – Уголовный процесс

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

Москва – 2015



 

Работа выполнена в Нижегородской правовой академии на кафедре уголовного процесса и криминалистики

 

 

Научный руководитель:

Александров Александр Сергеевич,

доктор юридических наук, профессор

 

Официальные оппоненты:

Мичурина Оксана Валерьевна,

доктор юридических наук, профессор,

профессор кафедры уголовного процесса

Московского университета МВД России

имени В.Я. Кикотя

 

Камчатов Кирилл Викторович,

кандидат юридических наук,

ведущий научный сотрудник

Научно-исследовательского института

Академии Генеральной прокуратуры

Российской Федерации

 

 

Ведущая организация:

 

Балтийский федеральный университет

имени И. Канта

 

 

 

 

 

Защита состоится 19 февраля 2016 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д 521.023.02 на базе Московской академии экономики и права по адресу: 117105, Москва, Варшавское шоссе, д. 23.

 

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской академии экономики и права. Диссертация и автореферат размещены на сайте Московской академии экономики и права http://www.mael.ru

 

Автореферат разослан «___» января 2016 г.

 

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук, профессор                                             Ю.С. Харитонова

 

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

 

Актуальность темы исследования обусловлена происходящими в российском уголовно-процессуальном праве явлениями дифференциации уголовно-процессуальной формы, изменениями структуры уголовного судопроизводства, поэтапным введением и совершенствованием новых уголовно-процессуальных производств, включая сокращенное дознание, существенным преобразованием системы отношений между прокурором и органами предварительного следствия.

Изменение структуры преступности и снижение уровня многих видов преступлений мало отразилось на деятельности органов предварительного расследования и прокуратуры. Нагрузка на следователей и дознавателей постоянно нарастает из-за усложнения процедурных моментов, возросшего формализма и заорганизованности в деятельности судей, прокуроров и должностных лиц органов предварительного расследования. Между тем качество расследования уголовных дел, реальная защищенность прав личности остаются достаточно низкими. Активность правоохранителей в сфере уголовного досудебного производства во многом носит демонстрационный характер. Статистические данные о состоянии преступности и данных о противодействии преступности являются подтверждением этому. Так, за период января-декабря 2014 года на территории Российской Федерации зарегистрировано 2 166 399 преступлений. В целом по стране удельный вес тяжких и особо тяжких преступлений, из числа зарегистрированных, составляет 24,3%. Количество тяжких преступлений сократилось на 5% в сравнении с аналогичным периодом, а особо тяжких, наоборот, возросло на 7,4%; причем в некоторых регионах данный показатель значительно возрос по сравнению с аналогичным периодом. На фоне общего снижения количества зарегистрированных преступлений настораживает факт значительного роста преступлений террористической (на 70,5%) и экстремистской направленности (на 14,3%), по сравнению с аналогичным периодом. В 2014 году раскрыто 1 176 428 преступлений из числа находившихся в производстве, что на 5% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Не раскрытыми осталось 948 647 преступлений. 25,4% от общего количества нераскрытых преступлений приходится на тяжкие и особо тяжкие преступления.

Можно обоснованно предположить, что общественные отношения, складывающиеся в сфере расследования преступлений, имеют существенные недостатки, пробелы в праве, что также препятствует надлежащим образом осуществлять уголовную политику государства, направленную на повышение качества предупреждения, выявления, пресечения, расследования и раскрытия преступлений, повышения эффективности работы правоохранительных органов в целом.

Выделение в уголовном судопроизводстве сокращенных процедур расследования уголовных дел должно вести к оптимизации, достижению процессуальной экономии, более рациональному и экономному использованию ресурсов и средств, а также приближению к мировым стандартам справедливого уголовного судопроизводства. Однако все это возможно только на основе новой базовой модели досудебного производства по уголовным делам. Актуален вопрос об изменении структуры уголовного судопроизводства, перестройке системы органов уголовного преследования и их отношений с прокурором.

Дополнительно анализируемая проблематика приобретает особый интерес и значимость, учитывая уже принятые законодателем меры по рационализации и упрощению уголовно-процессуальных форм производства по уголовным делам, в том числе созданию сокращенного дознания.

Таким образом, актуальность темы исследования требует проведения всестороннего анализа сокращенных процедур и процессуального положения прокурора на досудебных стадиях уголовного судопроизводства для последующего совершенствования уголовно-процессуального законодательства и обеспечения эффективной правоприменительной практики.

Степень разработанности темы исследования. В юридической литературе по уголовному процессу исследованию проблем производства сокращенных процедур уделено особое место. Можно выделить труды, имеющие высокую научную и практическую значимость по данной проблематике. К их числу следует отнести исследования, проведенные Г.В. Абшилавой, З.Р. Агаевым, Н.Г. Александровым,  С.С. Алексеевым, Х.Д. Аликперовым, Н.Н. Апостоловой, М.О. Баевым, Д.П. Великим, А.Г. Волеводзом, О.В. Волынской, Л.А. Воскобитовой, И.В. Головинской, М.В. Головизниным, Л.В. Головко, М.А. Днепровской,    Е.А. Долей,    В.В. Дорошковым, Н.П.Дубовиком, И.Э. Звечаровским, А.В. Кищенковым, Н.М. Коршуновым, В.Ф. Крюковым, О.В. Масловым, Е.В. Мищенко, И.Л. Петрухиным, А.В. Пиюком, А.А. Плясуновой, В.М. Савицким, А.Ю. Смолиным, М.С. Строговичем,    Р.В. Тишиным,   В.Т. Томиным,   Т.В. Топчиевой, Т.В. Трубниковой, И.Я. Фойницким, А.Г. Халиулиным, В.В. Хатуаевой, С.С. Цыганенко и рядом других ученых-процессуалистов.

Учитывая тесную связь уголовного процесса и криминалистики, важной частью исследования стали наработки криминалистической тактики в деятельности прокурора при производстве сокращенных процедур, которые были раскрыты в работах О.Я. Баева, Р.С. Белкина, А.Н. Васильева,   В.Н. Исаенко,   Е.П. Ищенко,  С.К. Крепышевой,  С.П. Митричева, А.Р. Ратинова, А.А. Чебуренкова,  В.Ю. Шепитько,  А.А. Эксархопуло,  Н.П. Яблокова, С.Ю. Якушина и других.

Целью диссертационного исследования является выработка рекомендаций и предложений правового, организационно-структурного и иного характера по совершенствованию уголовно-процессуальной деятельности прокурора в сокращенных производствах по уголовным делам, оптимизации формы сокращенных процедур уголовного судопроизводства и повышению эффективности уголовного процесса в целом.

Для достижения поставленной цели были сформулированы следующие задачи:   

исследовать и проанализировать российское законодательство и источники международного права, регулирующие рассматриваемые в работе сокращенные процедуры уголовного судопроизводства и процессуальное положение прокурора в них;

изучить теоретико-методологические положения юридической науки о сокращенных процедурах уголовного судопроизводства, включая содержание задач, компетенции, функций прокурора при расследовании уголовных дел в рамках сокращенных процедур;

проанализировать общие положения, определяющие сущность сокращенных процедур уголовного судопроизводства и процессуального положения прокурора в них;

обратить внимание на имеющуюся специфику расследования уголовных дел посредством производства сокращенных процедур, включая особенности процессуального положения в них прокурора;

исследовать тактико-стратегические основы в деятельности прокурора, направленные на совершенствование его компетенции в рамках сокращенных процедур и повышение качества и эффективности уголовного процесса в целом;

изучить сокращенные процедуры и процессуальное положение прокурора в разрезе реализации международных стандартов упрощенного уголовного судопроизводства;

выяснить процессуальное положение прокурора при производстве сокращенных процедур в контексте прокурорско-надзорной деятельности и во взаимодействии с другими субъектами предварительного расследования и органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность;

обосновать необходимость приоритезации сокращенных процедур уголовного судопроизводства в целом и в деятельности прокуратуры в частности;

проанализировать тенденции и закономерности развития сокращенных процедур уголовного судопроизводства, выделить некоторые направления совершенствования сокращенных процедур, деятельности прокурора, его процессуального положения и организационно-правового статуса прокуратуры в целом;

рассмотреть проблемные вопросы, связанные с реформированием досудебного уголовного производства и повышением роли прокуратуры в расследовании уголовных дел.

Объектом исследования являются уголовно-процессуальные отношения, складывающиеся между прокурором и другими участниками сокращенных процедур уголовного судопроизводства.

Предмет исследования составляют нормы уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующие сокращенные процедуры уголовного судопроизводства, источники международного права и достижения юридической науки в этой области, а также деятельность прокурора и других участников сокращенных процедур уголовного судопроизводства.

Методологическую базу исследования составили общенаучные методы – анализ, синтез, классификация, сравнение, систематизация и обобщение, а также частные научные методы юриспруденции – сравнительно-правовой, правового моделирования, программированного изучения правоприменительной практики.

Нормативной и информационной базой исследования послужили общепризнанные нормы и принципы международного права, Конституция Российской Федерации, федеральные конституционные законы, уголовно-процессуальное, уголовное и иные законодательства, указы Президента РФ, постановления Пленума Верховного Суда РФ, подзаконные нормативные правовые акты и организационно-распорядительные акты Генерального прокурора РФ.

Теоретическую базу исследования сформировали научные наработки и достижения отечественных и зарубежных ученых в области уголовно-процессуального права по теме диссертации. Также использовались наработки науки уголовного права, криминалистики и других отраслей, касающиеся проблематики сокращенных процедур уголовного судопроизводства и процессуального положения прокурора в них.

Эмпирическую основу работы составили статистические данные Верховного Суда РФ, органов Прокуратуры РФ, МВД России, материалы 104 уголовных дел, производство по которым осуществлялось в форме сокращенного дознания в органах внутренних дел Нижегородской, Кировской и Ивановской областей; результаты социологического опроса 97 сотрудников прокуратуры и 136 следователей органов внутренних дел, проведенного в Нижегородской, Ивановской и Кировской областях. В диссертации проанализированы информационные ресурсы официальных сайтов правоохранительных органов, решения судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского и Владимирского областных судов, статистическая информация по итогам работы прокуратуры Нижегородской области и прокуратуры Кировской области.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в использовании нового подхода[2] к пониманию юридической природы, места и значимости досудебного производства по уголовным делам, роли прокурора в системе органов, представляющих сторону обвинения на досудебном производстве, значения сокращенных процедур в структуре уголовного процесса, средств повышения эффективности досудебного производства, направления дифференциации форм расследования уголовных дел.

Новизной отличается предложенное понятие сокращенной процедуры, равно как трактовка процессуального положения прокурора как участника, выполняющего ключевую роль в обеспечении режима законности при производстве по уголовным делам в сокращенных процедурах.

Автором предпринята попытка обосновать необходимость переосмысления места и роли прокурора в системе расследования уголовных дел, доказать практическую значимость тактико-стратегической составляющей в его деятельности. Впервые указанная проблематика рассмотрена с учетом наработок зарубежных исследователей, а также с опорой на теоретические положения криминалистики, психологии, уголовного права и др.

Проведен сравнительный анализ норм национального и международного права, регулирующих производство сокращенных процедур и роль прокурора в них, выявлены концептуальные различия в деятельности прокуратур, могущие влиять на достижение эффективности и рациональности расследования уголовных дел.

Впервые на уровне диссертации сформулированы предложения, обосновывающие целесообразность выделения сокращенных процедур уголовного судопроизводства в качестве приоритетной формы расследования уголовных дел; проанализированы возможные организационно-структурные меры оптимизации деятельности органов прокуратуры в системе расследования уголовных дел; проведена всесторонняя оценка тенденций и закономерностей позитивного влияния прокурорской деятельности на эффективное расследование уголовных дел, в том числе в рамках сокращенных процедур; рассмотрены основные доктринальные предложения по совершенствованию и реформированию уголовно-процессуального законодательства, регулирующего досудебное производство по уголовным делам.

Научная новизна результатов диссертационного исследования нашла свое отражение в основных положениях, выносимых на защиту.

1. В концептуальном плане сокращенные процедуры уголовного досудебного производства должны стать важнейшей деталью правового механизма противодействия преступности, призванного обеспечивать эффективное быстрое расследование и разрешение уголовных дел ввиду отсутствия спора сторон по существу. Развитие института упрощенных процедур может стать радикальным средством решения вопросов уголовного досудебного производства на длительную и краткосрочную перспективу, поскольку позволяет кардинально экономить силы, ресурсы, время государственных структур, задействованных в применении уголовного закона к преступникам, в условиях нарастающего дефицита бюджетных средств. Поскольку прокурор в концентрированном виде представляет сторону обвинения и одновременно является гарантом соблюдения законности как при достижении согласия со стороной защиты с обвинением, так и при поддержании обвинения в суде, постольку он должен играть ключевую роль в данных процедурах.

2. Сокращенные процедуры надо рассматривать как однопорядковые, родственные по своей правовой природе явления, производные от межотраслевого института «сделки». Обязательной стороной в уголовно-правовых сделках является прокурор. Именно он лица государства, руководствуясь законом и учитывая фактические обстоятельства дела, а также следственно-судебную ситуацию, определяет условия, основания и предмет такого рода «сделки» (соглашения). От прокурора полностью должно зависеть как заключение соглашения, организация досудебного производства и подготовка дела к рассмотрению в суде (в специальном правовом режиме), так и его реализация в суде с обеспечение вынесения законного, обоснованного, справедливого обвинительного приговора. Ввиду принципиального сходства все сокращенные процедуры целесообразно объединить в самостоятельном разделе «Сокращенное уголовное производство» и разместить его в части 2 УПК РФ «Досудебное производство». К числу сокращенных процедур, подлежащих включению в данный раздел, следует отнести дознание в сокращенной форме, особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением,  особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

3. Сокращенная процедура уголовного судопроизводства – это установленная законом особая форма, включающая требования к порядку расследования уголовного дела и его разрешения в суде первой инстанции, характеризующаяся наличием таких признаков, как договорная основа, самостоятельность, сжатые сроки, приоритетность, экономичность и эффективность, наличие поощрительной составляющей для лиц, в отношении которых она производится, но при обязательном соблюдении основополагающих принципов уголовно-процессуального права, сохранении системы процессуальных гарантий прав личности. К сущностным признакам любой такой процедуры относится не только обязательное участие прокурора на каждом ее этапе, но его ведущая процессуальная роль в разрешении всех процессуальных и материально-правовых вопросов, касающихся заключения и выполнения условий уголовно-правовой сделки с обвиняемым. Суд, удостоверившись в выполнении сторонами установленных законом условий заключения сделки и добровольности позиции обвиняемого, обязан вынести обвинительный приговор.

4. Недооценка значимости процессуального положения прокурора в стадиях досудебного производства и неоправданное сокращение его полномочий подрывают правовые основы института сокращенных производств. В этой связи целесообразно повышение роли прокурора в качестве публичного представителя государства в сфере уголовного судопроизводства, непосредственно осуществляющего уголовное преследование, руководящего им,  что может быть реализовано посредством:

предоставления дополнительных полномочий по расследованию уголовного дела прокурору, определив его исключительный процессуальный статус как представителя стороны обвинения и одновременно органа надзора за исполнением законов;

оптимизации досудебного производства, в том числе через развитие института сокращенных процедур на принципах целесообразности и рациональности, при сохранении гарантий прав и интересов участников уголовного процесса;

разработки механизмов как процессуального, так и организационного характера, способствующих достижению процессуальной экономии при реализации полномочий органов публичного уголовного преследования;

создания условий для полноценного, целенаправленного и согласованного взаимодействия органов прокуратуры с другими правоохранительными органами, уполномоченными на раскрытие и расследование преступлений, как процессуальными средствами, так и оперативно-розыскными;

осуществление комплекса мероприятий, направленных на модернизацию деятельности прокуратуры во всех стадиях и процедурах как полномочном органе обвинительной власти государства, наделенного дискреционными полномочиями по распоряжению уголовным преследованием - обвинением (уголовным иском);

принятие ФЗ «О статусе следователя», «О статусе прокурора» для закрепления процессуальной разницы их статуса и придания исключительности положению прокурора в уголовном судопроизводстве и сокращенных процедурах в особенности.

5. Введение института следственного судьи, который будет  осуществлять на досудебном производстве комплекс юрисдикционных функций, призвано оказать благотворное влияние на позиционирование и распределение полномочий между органом предварительного расследования и прокурором. Следственный судья должен участвовать только в полноформатном расследовании уголовного дела, то есть когда совершенно тяжкое или особо тяжкое преступление, обвиняемый неизвестен или не признает себя виновным. Во всех других производствах, которые должны проводиться в сокращенной форме, ведущим субъектом уголовного расследования должен быть прокурор. Следственный судья должен быть независимым органом судебного контроля за тем, чтобы переход на правовой режим сокращенного производства по делу осуществлялся прокурором в соответствии с законом, с соблюдением гарантий прав личности.

6. Участие следственного судьи в досудебном производстве образует неотъемлемое и эффективное условие обеспечения состязательности, проявляющееся в разрешении этим участником процесса следующих вопросов:

прекращение производства по уголовному делу в рамках сокращенной процедуры при удовлетворении возражения потерпевшего против такого производства;

принятие решения о снятии запрета на производство сокращенной процедуры в отношении несовершеннолетнего;

при прекращении уголовного преследования прокурором по любым основаниям, в случае расследовании уголовного дела в рамках сокращенной процедуры, разрешает жалобы потерпевшего; в том числе вправе по жалобе потерпевшего вынести постановление об обязывании любого органа государственной власти и его конкретного представителя обеспечить восстановление прав потерпевшего в случае их нарушения и исполнение решения, принятого по делу;

затребование представления от уполномоченного органа досудебного уголовного производства или других заинтересованных лиц дополнительной информации, сведений, документов при прекращении уголовного преследования (дела) по нереабилитирующему основанию;

осуществление судебного контроля за реализацией общих правовых положений относительно защиты и обеспечения прав и свобод человека и гражданина при производстве по уголовному делу в сокращенных процедурах.

7. Предпосылкой для создания общей правовой модели сокращенных процедур должна стать реформа предварительного расследования, которое исходя из состязательности и учитывая процессуальное положение прокурора в  состязательной конструкции уголовного процесса, должно иметь следующую структуру: 

осуществляться в рамках двух последовательных стадий уголовного процесса: стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования;

уголовное дело должно возбуждаться следователем, далее в разумный установленный законом срок постановление о возбуждении утверждается прокурором как официальным представителем государства со стороны обвинения либо им дается мотивированный отказ в возбуждении;

предварительное расследование должно осуществляться в форме предварительного следствия, где ведущую роль должен играть следственный судья, или в рамках сокращенных процедур;

судебный следователь должен иметь полномочие по инициативе лица, заинтересованного в исходе дела, принять решение о прекращении производства по делу в рамках той или иной сокращенной процедуры и переходе на правовой режим предварительного следствия;

окончательное решение о расследовании уголовного дела в рамках одной из сокращенных процедур принимает прокурор по результатам разрешения вопроса о возможности или невозможности расследования в рамках одной из сокращенных процедур посредством письменного протоколирования факта совершения преступления и согласия с ним правонарушителя сразу после возбуждения уголовного дела. Фиксация данного факта с участием прокурора делает возможным освобождение органа предварительного расследования от выполнения всех обычных процессуальных действий, направленных на обеспечение прав и законных интересов лица, подвергаемого уголовному преследованию на досудебном производстве, а также принятие процессуальных решений, сопровождающих досудебное производство по уголовному делу в обычном порядке;

разрешение основных вопросов, связанных с подготовкой к рассмотрению судом уголовного дела в особом порядке, полностью должно относиться к юрисдикции прокурора;

уголовное дело, расследованное в любой форме, направляется в суд для рассмотрения по существу только прокурором;

в ходе досудебного производства уголовное дело может быть прекращено по нереабилитирующему основанию только следственным судьей по инициативе прокурора или с его согласия, равно как по инициативе медиатора, иного представителя одной из заинтересованных в исходе дела сторон.

8. Изменение структуры органов прокуратуры, функций прокурора, правового положения прокурора в состязательном уголовном процессе может оказать положительное  воздействие на функционирование механизма расследования уголовных дел в целом  и повысить значение сокращенных процедур. В этой связи следует освободить прокуратуру от общего надзора и сосредоточить ее на выполнение функции уголовного преследования непосредственно или посредством организации деятельности органов предварительного расследования. Предлагается наделить прокуроров полномочиями на ведение уголовных дел, производство следственных действий. Кроме того, следует включить в структуру органов прокуратуры следственный аппарат. Наличие следственных полномочий у органов прокуроры позволит им оперативно решать вопросы, возникающие при производстве по уголовным делам в сокращенных процедурах, не вступая в отношения с органом предварительного расследования.

9. Механизм правового регулирования сокращенного производства в целом и отдельные сокращенные досудебные процедуры нуждаются в дальнейшем совершенствовании. Для этого необходима разработка концепции, включающей следующие основные положения:

принцип безусловной добровольности сторон при принятии прокурором решения о производстве по уголовному делу в рамках одной из сокращенных процедур; исключение принуждения к этому какой-либо из сторон, в том числе и через подключение правового механизма, субъектом которого будет следственный судья;

возможность или невозможность расследования в рамках одной из сокращенных процедур должна рассматриваться уже в стадии возбуждения уголовного дела с обязательной фиксацией этого факта в письменном виде - отдельным протоколом;

производство сокращенных процедур должно проводиться с учетом мнения потерпевшего, потерпевший должен иметь право изложить свою позицию по данному вопросу прокурору, а в случае отказа прокурора обжаловать его решение следственному судье;

по решению следственного судьи, принимаемого в конкретном случае по ходатайству стороны защиты, возможно снятие запрета на применение сокращенной процедуры в отношении несовершеннолетнего,  однако такое производство должно осуществляться прокурором;

расследование в рамках сокращенных процедур должно быть завершено в срок, установленный законом для каждой из процедур, однако прокурор должен быть наделен правом продления такого срока в разумных пределах, но не искажая самой сути такой процедуры;

уголовные дела, расследуемые в рамках сокращенных процедур, подлежат приоритетному надзору со стороны прокурора, что должно быть специально закреплено в законе и порождать для прокурора особую ответственность за обеспечение режима законности.               

10. Вывод о необходимости приоритезации сокращенных процедур уголовного судопроизводства как средства оптимизации досудебного производства по уголовным делам, где отсутствует уголовно-правовой спор по существу. Это обусловливается необходимостью процессуальной экономии, но в равной степени способствует охране интересов как обвиняемого, так и потерпевшего. Прокурор как субъект уголовной политики должен быть наделен дискреционными полномочиями на то, чтобы использовать сокращенные процедуры для максимально эффективного достижения целей уголовного процесса. Воплощение данного положения в праве может оказать непосредственное воздействие на состояние законности в сфере расследования уголовных дел, обеспечить рациональное использование сил и средств обвинительно-следственной власти, организации расследования в разумные сроки, может создать предпосылки для дальнейшей дифференциации уголовно-процессуальной формы, в том числе появления новых сокращенных процедур.

Теоретическая значимость исследования обусловлена результатами проведенного комплексного исследования современного состояния правового регулирования сокращенных процедур уголовного судопроизводства, процессуального положения прокурора в досудебном производстве в свете доктринальных положений об обвинительно-следственной власти и состязательной формы организации подготовки уголовного дела к рассмотрению в суде. Полученные теоретические положения, выводы, предложения и рекомендации создают почву для научной дискуссии по разработанной проблематике, могут представлять интерес для использования в теории уголовно-процессуальной науки и продолжения исследования по данному направлению, способствуют разработке предложений по преобразованию уголовного судопроизводства в соответствии с современными потребностями общества и государства.

Практическая значимость исследования заключается в том, что предложения и рекомендации практического плана могут быть использованы органами прокуратуры и иными правоохранительными органами в процессе реализации сокращенных процедур уголовного судопроизводства для оптимизации и совершенствования своей деятельности; они могут дать новое направление в толковании нормативных правовых актов, ее регламентирующих. Кроме того авторские наработки практического характера могут быть применены в процессе подготовки и повышения квалификации сотрудников прокуратуры и других правоохранительных органов.              

Апробация работы и внедрение результатов исследования. Диссертация подготовлена и обсуждена на кафедре уголовного процесса и криминалистики Нижегородской правовой академии (г. Нижний Новгород). Некоторые теоретические положения, выводы и практические рекомендации обсуждались на всероссийских и международных научно-практических конференциях. Апробация осуществлялась в различных формах путем внедрения отдельных положений исследования в научно-педагогическую деятельность Нижегородской правовой академии, а также в практическую деятельность органов прокуратуры.

Основные теоретические положения и выводы диссертации нашли отражение в шести научных публикациях автора общим объемом 2,16 п.л., в том числе четырех из которых были опубликованы в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации.

Структура работы, исходя из целей и задач диссертационного исследования, включает в себя введение, две главы, объединяющие шесть параграфов, заключение и соответствует требованиям, предъявляемым к объему подобного рода исследований.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

 

Во введении обосновывается выбор темы исследования, ее актуальность, определяются цели и задачи, объект и предмет исследования, научно-практическое значение, методология, нормативная и эмпирическая база исследования, рассматривается научная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту. 

Глава первая – «Общие положения о правовой организации сокращенных процедур уголовного судопроизводства и месте в них прокурора» – состоит из трех параграфов.

В первом параграфе – «Общая характеристика сокращенных процедур российского уголовного процесса в контексте процессуального положения прокурора в них» – исследуются основные положения, характеризующие сущность сокращенных процедур, рассматриваются различные точки зрения по вопросам определения юридической природы и понятия сокращенных процедур, а также по вопросу возможности дифференциации уголовно-процессуальной формы, дается соответствующая оценка процессуального положения прокурора, его роли при производстве сокращенных процедур.

Автором предлагается свое определение сокращенных процедур уголовного судопроизводства. Под сокращенными процедурами уголовного судопроизводства следует понимать, что это установленные в законодательном порядке процедуры расследования уголовных дел, характеризующиеся наличием таких признаков, как самостоятельность, сжатые сроки, приоритетность, экономичность и эффективность, с существенным изменением уголовно-процессуальной формы, но при обязательном соблюдении основополагающих принципов уголовно-процессуального права.

Сокращенные процедуры уголовного судопроизводства в исследовании рассматриваются как механизм упрощения уголовно-процессуальной формы, такое упрощение можно представить в виде дальнейшего развития идеи дифференциации и совершенствования уже имеющихся сокращенных процедур судопроизводства, таких как институт особого порядка судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, институт особого порядка судебного разбирательства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, институт дознания в сокращенной форме. Именно эту тенденцию можно наблюдать в настоящий момент.

В свете непрекращающихся дискуссий об оптимизации и модернизации уголовного процесса анализируется возможность коренного реформирования досудебного производства, на базе которого возможно создание новых форм суммарного производства.

Во втором параграфе – «Тактика и стратегия реализации прокурором сокращенных процедур в уголовном судопроизводстве» – автором обосновывается необходимость совершенствования процессуального положения прокурора в сокращенных процедурах уголовного судопроизводства, в том числе и в разрезе тактико-криминалистической составляющей в его процессуальной деятельности.

Учитывая, что качество расследования и достижение целей процесса зачастую зависит не только от соблюдения процессуальной формы, но и  от того, как это делается в тактическом плане, рассмотрение и придание важности вопросам тактики и стратегии реализации прокурором  сокращенных процедур как специфического правового инструмента уголовной политики, представляется целесообразным и соотносится в целом с назначением уголовного судопроизводства.

В свете особого значения прокурора в уголовном процессе и в сокращенных процедурах в том числе, сложности и ответственности его работы по обеспечению режима законности анализируются уголовно-процессуальная стратегия и тактика участия прокурора в осуществлении сокращенных процедур уголовного судопроизводства.

В параграфе исследуются прежде всего основные процессуальные инструменты, которыми прокурор обеспечивает режим законности в сокращенных производствах. Акцент делается на стратегической роли в заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, организации досудебного производства по такого рода уголовным делам в контексте последующего поддержания государственного обвинения. Кроме того, исследуются некоторые тактические аспекты в деятельности прокурора по процессуальному руководству органами дознания, в том числе при производстве дознания в сокращенной форме. Отмечается, что руководящая роль прокурора проявляется в определении направления дознания, принятии решения о применении сокращенных процедур в досудебном производстве по уголовному делу, влиянии на планирование расследования в формах дознания и сокращенного дознания, производства различных  процессуальных действий и принятия окончательного решения в ходе предварительного расследования.

Отмечается, что отделение прокуроров от практического участия в расследовании преступлений не позволяет им приобретать и совершенствовать свой криминалистический багаж за счет участия в осмотрах мест происшествий, вещественных доказательств, допросах и в других следственных действиях. Без такого багажа проблематично осуществлять действенный надзор за расследованием преступлений, своевременно выявлять его недостатки и обеспечивать их устранение, поддерживать государственное обвинение в суде.

В параграфе обосновывается значительное влияние психологических факторов на процесс расследования уголовных дел и в рамках производства сокращенных процедур, что приобретает особую важность в процессуальной деятельности прокурора при производстве по уголовному делу в сокращенных формах. Практическая значимость психологических компонентов в деятельности прокурора представляется интересной в целях правильной организации расследования уголовного дела, планирования и подготовки отдельных следственных действий, в том числе путем анализа компонентов следственной ситуации.

В третьем параграфе – «Правовой статус прокурора в сокращенных процедурах в свете международно-правовых стандартов уголовно-процессуальной деятельности прокуратуры» – проводится сравнительный анализ положений национального и международного права, касающихся производства сокращенных процедур, места и роли прокурора в них.

В параграфе обсуждается понятие института международно-правовых стандартов, распространяемых на уголовно-процессуальные производства; определение их содержания, юридической силы; их проявления в национальной правовой уголовно-процессуальной системе. Диссертантом рассматривается возможность восприятия международного опыта в части введения в уголовный процесс России института следственного судьи, стандартов взаимоотношений прокуратуры и криминальной полиции.

Международно-правовые стандарты играют немаловажную роль в сфере защиты прав человека, соблюдения гарантий и законных интересов участников сокращенных процедур и уголовного судопроизводства в целом. Между тем заслуживает внимания мнение о том, что использование положительного зарубежного опыта в России находится на неудовлетворительном уровне или, что наоборот – слепо следовать западным стандартам было бы вредным для России. Диссертант отстаивает позицию евроинтеграции и максимального  приближения к международно-правовым стандартам справедливого уголовного судопроизводства.

В числе международно-правовых стандартов специальному анализу подвергается рекомендация Комитета министров Совета Европы № R (2000) 19 «Комитет министров - государствам-членам о роли прокуратуры в системе уголовного правосудия» и рекомендация Комитета министров Совета Европы № 6 R (87) 18 «Относительно упрощения процедуры уголовного правосудия». Из проведенного в параграфе анализа делается вывод, что именно на прокурорах лежит ответственность за эффективность уголовного преследования, а вместе с тем и системы уголовного правосудия. Диссертантом особо подчеркивается, что при выполнении своих обязанностей прокуроры должны стараться, чтобы система уголовного правосудия функционировала так быстро, как это возможно.

В соответствии с Федеральным законом №19-ФЗ от 23.02.1996 года «О присоединении РФ к уставу Совета Европы» Российская Федерация становится членом Совета Европы и присоединяется к его уставу. Целью Совета Европы является достижение большего единства между его членами во имя защиты и осуществления идеалов и принципов, являющихся их общим достоянием, и содействие их экономическому и социальному прогрессу. Однако единство в вопросах организации деятельности органов прокуратуры и реализации сокращенных процедур достигнуто далеко не по всем ключевым вопросам. В этой связи автором делается вывод о том, что в Российской Федерации имеет место противоречие, проявляющееся в том, что прокурор отвечает за результативность расследования уголовного дела, но лишен основных полномочий по управлению предварительным следствием, по реализации уголовного преследования, а именно: по возбуждению и прекращению уголовного дела, проведению расследования, а также отдельных следственных и процессуальных действий.

Российская прокуратура обделена процессуальными полномочиями по сравнению с прокуратурами других развитых стран мира. Диссертант приходит к выводу, что подобное положение надо исправлять и формировать правовое положение российского прокурора в уголовном процессе по общепринятым международно-правовым стандартам.

Роль прокуратуры должна возрасти в разы, она должна стать «хозяйкой процесса» и сосредоточить в своих руках полную процессуальную власть. Одним из условий решения этой непростой задачи является одновременное введение института следственных судей и реформирование органов предварительного расследования и формы их деятельности. В противном случае может быть нарушено конституционное требование по осуществлению судопроизводства на основе состязательности процесса и равноправия сторон, которое целесообразно распространить и на досудебное производство.

В параграфе исследуются вопросы, связанные с введением института следственных судей в уголовный процесс России; анализируются позиции противников данного нововведения, аргументация его сторонников. Автор поддерживает проект создания данного института по модели, предложенной нижегородской школой процессуалистов. Диссертант отмечает, что решение вопроса о введении института следственных судей должно сопровождаться комплексным реформированием уголовного судопроизводства, в том числе и реформированием органов прокуратуры, значительным образом изменив ее статус.

Глава вторая – «Основные направления деятельности прокурора при расследовании уголовных дел в рамках сокращенных процедур уголовного судопроизводства» – состоит из трех параграфов и посвящена комплексному анализу положений, характеризующих основные направления в работе прокурора в рамках сокращенных процедур уголовного судопроизводства.

Первый параграф – «Прокурорский надзор за исполнением законов при производстве по уголовным делам в сокращенных процедурах» – посвящен главным образом рассмотрению теоретических аспектов деятельности прокурора при производстве по уголовным делам в сокращенных процедурах.

В параграфе анализируются правовое положение прокурора в правовых рамках отдельных сокращенных процедур. При этом за основу берется теоретическая модель организации обвинительной власти и ее деятельности в досудебных стадиях уголовного процесса.

Исследуются вопросы, касающиеся участия прокурора в начальной стадии уголовного процесса, которая имеет специфику в ряде сокращенных процедур.

Диссертантом обсуждается принципиальная проблема об организации и начального этапа досудебного производства в случае реформы предварительного расследования и роль прокурора в реформированной стадии возбуждения уголовного дела.

Диссертантом защищается позиция, согласно которой стадию возбуждения уголовного дела необходимо сохранить и сделать прокурора «хозяином» этой стадии, наделив его соответствующими дискреционными полномочиями.

Сокращенные процедуры уголовного судопроизводства, исследуемые автором, имеют некоторые особенности процессуальной формы, поэтому прокурорско-надзорная деятельность в рамках каждой из исследуемых процедур также имеет свои характерные черты, которые подвергаются анализу.

Во втором параграфе – «Координационная деятельность прокуратуры и взаимодействие прокурора, органов предварительного расследования и субъектов оперативно-розыскной деятельности в сокращенных уголовно-процессуальных производствах» – анализируются основные проблемы взаимодействия прокурора с другими субъектами уголовного преследования в сокращенных процедурах по уголовным делам.

В центре проведенного диссертантом анализа находится вопрос о координации деятельности органов уголовного преследования со стороны прокуратуры. По мнению диссертанта, осуществляя свою деятельность в целях решения общих задач, прокуратура взаимодействует и координирует деятельности правоохранительных органов, задействованных в расследовании преступлений. Любая деятельность, в том числе и взаимодействие прокурора с органами, осуществляющими дознание, предварительное следствие и оперативно-розыскную деятельность, имеет свои цели и задачи. В целом решение этих задач направлено на защиту прав и законных интересов граждан, организаций, потерпевших от преступлений. В контексте исследования сокращенных форм уголовного судопроизводства важную задачу взаимодействия составляет достижение скорейшего расследования уголовного дела, исходя из соображений эффективности и рациональности.

Другой важной задачей в процессе взаимодействия официальных  субъектов уголовного преследования является формирование и поддержание в адекватном состоянии современной системы расследования уголовных дел посредством применения сокращенных процедур уголовного судопроизводства. Роль прокурора в достижении данной задачи велика и обеспечение ее достижения должно являться постоянным приоритетом.

Положение прокуратуры в уголовно-процессуальном механизме расследования уголовных дел, ее социальное, политико-правовое предназначение таковы, что деятельность по взаимодействию и оказанию влияния на деятельность других правоохранительных органов есть элемент сущности прокуратуры как государственно-правового института.

В параграфе рассматриваются основные принципы, на основе которых можно осуществлять взаимодействие, а также объективные условия, при которых возможно достижение максимальной эффективности в результате взаимодействия государственных органов уголовного преследования при расследовании уголовного дела в форме сокращенных процедур.

Принимая во внимание специфику сокращенных процедур, необходимо предпринять серьезные меры по налаживанию информационного межведомственного взаимодействия, в том числе посредством интеграции автоматизированных информационных систем взаимодействия между правоохранительными органами. Для организации работы в данном направлении требуется значительное объединение усилий всех правоохранительных органов. По мнению диссертанта, сокращенные процедуры уголовного судопроизводства не могут надлежащим образом осуществляться без последовательного развития средств и методов рационализации расследования уголовных дел, внедрения современных информационных технологий, использования достижений науки и техники в данной области.

В параграфе анализируются формы взаимодействия органов прокуратуры и других органов уголовного преследования, в том числе уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности при реализации сокращенных процедур. Подчеркивается особая роль прокурора в процессе взаимодействия, заключающаяся в его усилиях и позитивном воздействии на установление тенденций применения определенных методик расследования уголовных дел, соответствующих фактическому состоянию и адекватности правоприменительной практики, учитывая специфику и принцип приоритетности применения сокращенных процедур уголовного судопроизводства для расследования уголовных дел, сосредоточивая в своей системе и систематически совершенствуя информацию по данным вопросам.

В третьем параграфе – «Сокращенные процедуры как приоритетная форма организации прокурором досудебного производства по уголовным делам» - автором обосновывается необходимость приоритезации сокращенных процедур уголовного судопроизводства, в том числе в деятельности органов прокуратуры, что должно быть соответствующим образом прописано и проинтерпретировано в юридической науке, практике и нормативных правовых актах.

  В параграфе рассматриваются теоретические положения и научные основы теории приоритетов, имеющиеся в юридической литературе, при том, что данная область является весьма специфической и не характеризуется большим числом исследований.

Сокращенные процедуры уголовного судопроизводства, рассматриваемые в диссертации, по мнению диссертанта, в общеюридическом смысле воплощают в себе идеи приоритета прав личности, соблюдения прав и свобод человека и гражданина при расследовании уголовных дел и одновременно в этой же связи могут являться приоритетным направлением деятельности прокуратуры в рассматриваемой сфере. Автором анализируется совокупность факторов, свидетельствующих об объективности установления исследуемой сферы правовых отношений в качестве приоритетной, отчего именно в этой области необходима реализация тех или иных первоочередных мер.

В параграфе подробно исследуются факторы, предшествующие выделению тех или иных приоритетных направлений, как правило, это экономические, социальные факторы, соответствующие политические решения, принятие федеральных законов и нормативных правовых актов, которые в дальнейшем ложатся в основу организации деятельности по развитию приоритетных сфер и направлений правоохранительной деятельности, прежде всего, в сфере уголовного судопроизводства.

С позиции диссертанта, сокращенные процедуры уголовного судопроизводства своим предназначением, специфической ролью, поэтапным развитием доказывают свою нужность для уголовного процесса и могут рассматриваться Генеральной прокуратурой как одно из приоритетных направлений реализации уголовной политики. Не менее важно официальное признание и закрепление данного приоритетного направления, хоть бы, например, в приказах генерального прокурора, а лучше – на уровне федерального законодательства. В качестве примера приводится положение, содержащееся в пункте 6 ст. 5 ФЗ от 25 декабря 2008 г. «О противодействии коррупции», где определено, что Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры в приоритетном порядке координируют деятельность органов внутренних дел, органов Федеральной службы безопасности, таможенных органов и других правоохранительных органов по борьбе с коррупцией и реализуют иные полномочия в области противодействия коррупции, установленные федеральными законами.

В продолжение темы о сокращенных процедурах уголовного судопроизводства как об одном из приоритетных направлений деятельности органов прокуратуры России диссертантом намечаются некоторые особенности проявления рационализации в направлении других приоритетов: по противодействию терроризму, организованной преступности и коррупции. Использование процедур, предусмотренных главами 40, 40.1 УПК РФ, может приобрести дополнительную актуальность и результативность при организации противодействия коррупционным и террористическим угрозам.

Диссертантом делается общий вывод о необходимости приоритезации сокращенных процедур уголовного судопроизводства в деятельности прокуратуры, что может оказать непосредственное воздействие на состояние законности в сфере расследования уголовных дел, обеспечить рациональное использование сил и средств и расследование в возможно короткие сроки.

В заключении излагаются основные положения и выводы по результатам исследования.

 



Основные научные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

 

Статьи, опубликованные в рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК при Министерстве образования и науки Российской Федерации

 

1. Никаноров С.А. Процессуальное положение прокурора при производстве дознания в сокращенной форме / С.А. Никаноров // Юридическая наука и правоохранительная практика. – 2014. – №4 (30). – С. 211-216.

2. Никаноров С.А. Влияние психологического фактора в сокращенных процедурах уголовного судопроизводства / С.А. Никаноров // Закон и право. – 2015. – №1. – С. 116-117.

3. Никаноров С.А. Прокурорский надзор в России: современное состояние и перспективы развития / С.А. Никаноров // Проблемы права. – 2014. – №4(47). – С. 169-174.

4. Никаноров С.А. Основы тактики реализации прокурором сокращенных процедур в уголовном процессе / С.А. Никаноров // Вестник Екатерининского Института. – 2014. – №4(28). – С. 74-78.

 

Статьи, опубликованные, в иных научных журналах и изданиях

 

5. Никаноров С.А. Заключение досудебного соглашения о сотрудничестве как сокращенная процедура уголовного процесса / С.А. Никаноров // Вестник Нижегородской правовой академии. – 2014. – №1. – С. 197-203.

6. Никаноров С.А. Вопросы процессуальной экономии в уголовном судопроизводстве Российской Федерации / С.А. Никаноров // Вестник Нижегородской правовой академии. – 2014. – №4. – С. 75-78.

  



[1] См.: Состояние преступности в России за январь-декабрь 2014 года: Статистический сборник / Подготовлен Генеральной прокуратурой России. М., 2015. URL: http://genproc.gov.ru/upload/iblock/581/2014.pdf

 


Поясните непосвященным

 Уважаемые коллеги!

Пожалуйста, поясните: счет 17 : 6 или 6 : 17? Победа или поражение при такой мощной пддержке?

не менее одной трети

Тут как не верти, разницы нет. Поражение в любом случае. Шесть против проголосовали. Одна треть. Хотя с другой стороны, может наука выиграла. Более жестких выступлений я еще не слышал. Криком кричали неофициальные оппоненты.

19 февраля 2016г.

Ну а19 февраля 2016 года - черный день. Для меня. Умер последний великий постмодернист У. Эко. Ну а мы с Никаноровым провалились на защите. Со счетом 17-6. Надо уметь проигрывать. И я благодарю официальных оппонентов : Оксану Валерьевну и Кирилла Викторовича, а также ведущую организацию и кто отозвался на автореферат за участие в игре. 

Особая благодарность - неофициальным оппонентам: Агутину, Гриненко, Гуляеву, Махову и другим. Они действительно неофициально подошли к участию в защите.

Игра продолжается

проф. Александров