Мемориал выдающихся ученых-процессуалистов: профессор М.А.Чельцов-Бебутов

  

Рис. 1. Герб князей Бебутовых.

Мемориал выдающихся ученых-процессуалистов: профессор М.А.Чельцов-Бебутов

М.А. Чельцов-Бебутов –  один из виднейших отечественных ученых в области уголовно-процессуального права, доктор юри­дических наук, профессор, автор знаменитого Курса уголовного процесcа.

 

Михаил Александрович Чельцов-Бебутов (1890 - 2 февраля 1973) был  выходцем из старинного княжеского грузинского рода, имеющего армянские корни. По преданию, его родоначальником  явился некто Бейбуд-бек, о котором упоминается в фир­мане 1621 года персидского Шаха Аббаса. Написание фамилии происходит, по-видимому, от тюркского слова  ”бебут“ – кривой кинжал с обоюдострым клинком. Звучание фамилии со временем изменялось: Бейбуд, Бебуд, Бебудян, Бебут и, наконец, Бебутов.[1]

Первые упоминания о роде Бейбудов, в качестве меликов (градоначальников) Тифлиса, содержатся в документах, датируемых 1646 г. В них упоминается мелик Энал, назначенный на должность самим персидским шахом Аббасом Младшим (1642-1666). Ещё несколько представителей рода Бейбудов занимали эту должность и оставили заметный след в истории Тифлиса. Так, мелик Ага (при крещении Василий) Бейбуд сопровождал малолетнего грузинского царевича Ираклия ко двору персидского шаха Надира. Последним должность мелика занимал Дарчи (Осип, Иосиф), в единственном уцелевшем на весь город доме которого после разорения Тифлиса Ага-Магомет-ханом в 1795 г. нашел приют последний грузинский царь Георгий.

Род Бебутовых получил княжеский титул еще в 1783 году по указу грузинского царя Ираклия II. Дворянское звание Бебутовых было подтверждено в 1826 году уже русским императором. И хотя герб  Бебутовых в Российской империи официально не утверждался, его изображения, указывающие на военные достижения Бебутовых, можно найти в рукописном «Кавказском гербовнике» В. Цихинского.[2]

http://mytbilisi.narod.ru/picture_gallery/asatiani/asatiani_k_79.jpg

В память о династии тифлисских меликов, почетных горожан и известных благотворителей одна из улиц города (б.Садова) во второй половине 19 века была переименована в Бебутовскую (в советское время она называлась  ул. Энгельса, теперь - Л. Асатиани). На этой улице сохранился дом, где жила семья Бебутовых.

http://mytbilisi.narod.ru/picture_gallery/asatiani/asatiani_k_01.jpg

 

Фамильная усыпальница князей Бебутовых была уничтожена вместе с Ходживанкским кладбищем в 30-е годы XXв.

Четверо сыновей последнего мелика Тифлиса Осипа Бебутова стали военными и отличились во многих сражениях.[3] Старший, Василий Осипович (1791-1858), выдающийся военачальник, участник многих сражений, генерал-лейтенант. Во время русско-турецкой войны Бебутов отличился при осаде Ахалциха. В 1816 году он служил под командованием генерала Ермолова на Кавказе, действуя со своими войсками в Северном и Нагорном Дагестане против самого Шамиля. В отсутствие Н.Н.Муравьева-Карсского и до приезда назначенного наместником Кавказа князя Барятинского (1854), он исполнял роль наместника, командовал Кавказским корпусом. За победу в сражении при Кюрюк-Даре в русско-турецкой войне, определившей исход всей кампании, Василий Осипович был награжден орденом Святого апостола Андрея Первозванного – высшим орденом Российской империи. Говорят, что Николай I, узнав об этой победе, сказал: «Князь Бебутов хочет удивить меня своей победой, я же удивлю его своей наградой».

Его младший брат, Давид Осипович (1793-1867) также был выдающимся воена­чальником, участником Кавказских походов и Крымской войны. Поступив в 1811 году юнкером в нарвский драгунский полк, он дослужился до звания генерал-лейтенента (1856).

Василий Осипович; Давид Осипович; Давид Осипович



В 1861 г. Давид Осипович Бебутов был назначен на пост Варшавского коменданта.

Очень интересна и неоднозначна фигура ещё одного родственника М.А Чельцова-Бебутова – Давида Иосифовича Бебутова (1859-1923), который окончил Пажеский корпус, служил офицером в лейб-гвардии Преображенском полку, был депутатом 1-ой Государственной Думы, принимал активное участие в ор­ганизации Партии народной свободы (кадетов), а в 1907 г. даже финансировал покушение террори­ста Азефа на Николая II.

Мать М.А. Чельцова-Бебутова - Евгения Валерьяновна Чель­цова.

Отец Михаила Александровича – Александр Михайлович, также был рус­ским генералом. Его жена, Евгения Валерьяновна Чельцова, русская по про­исхождению, принадлежала к известной дворянской семье.

Михаил Александрович Бебутов родился в 1890 г. в Тбилиси.

Выбор профессии в семье Бебутовых был определён заранее – или военные, или вра­чи. Михаила Александровича сначала привлекала профессия врача. Но на первом анатомическом занятии у него случился приступ бронхиальной астмы, и ему пришлось отказаться от этой профессии. Михаил Александрович очень любил театр и намеревался играть на сцене, но  по причине плохого зрения, ему пришлось пожертвовать и артистической карьерой. В 1914 году окончил с золотой медалью юридический факультет Киев­ского университета, а затем и аспирантуру при нем.

Братья Константин и Михаил Александровичи Бебутовы (слева направо).

После революции, в связи с враждебным отношением государства к представите­лям аристократических фамилий, Михаил Александрович взял фамилию матери и с тех пор был известен под фамилией Чельцов. В феврале 1919 года он добровольно ушел в ряды Кра­сной Армии, где служил до февраля 1920-го. Затем после демобилизации работал препо­давателем юридического факультета Института народного хозяйства в г. Киеве. В 1925 году ему было присвоено звание профессора, а в 1930-ом М.А. Чельцов переезжает в Москву, где с 1934 по 1937 годы работает в Прокуратуре СССР под началом заместителя, а затем Прокурора СССР А.Я.Вышинского. При этом он совмещал практическую деятельность с преподаванием в Московском юридическом институте. В 1941 году он защитил докторскую диссертацию «Положение личности в уголовном процессе». [4]

В годы Отечественной войны М. А. Чельцов-Бебутов преподавал в I государственном юридическом институте в г. Алма-Ата, а с 1943 года, снова работал в Московском

юридическом институте и во Всесоюзном институте юри­дических наук. Во Всесоюзном юридическом заочном институте (ныне Московский государственный юридический университет) про­фессор М. А. Чельцов-Бебутов работал с 1940 г.

 

М.А. Чельцов-Бебутов и его третья жена Н.В. Пикулик.

 

В послевоенные годы М.А. Чельцов ослеп. Однако это несчастье не остановило его успешную научную и педагогическую деятельность, в чем ему помогала его супруга – верный друг и помощник – Нина Владимировна Пикулик. В 1954-1957 годы М.А. Чельцов по заданию Министерства высшего образования СССР работает над фундаментальным Курсом советского уголовного процесса, успев опубликовать лишь первый его том. Кроме того, он написал ряд других крупных работ по советскому уголов­ному процессу, в том числе монографию «Проведение экспертизы в советском уголовном процессе» (1954), которые много лет были настольными книгами для юристов.

 

М.А. Чельцов-Бебутов в период работы в ВЮЗИ на кафедре уго­ловного процесса.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ия Михайловна в студенческие годы; Михаил Александрович  с сыном Александром; Александр Михайлович

 

У Михаила Александровича было двое детей: от первого брака Ия Михайловна (Чельцова) Леванидова (1914-2005), ставшая выдающимся ученым гидробиологом. и от второго брака – Александр Михайлович Чельцов-Бебутов (1922-1976), впоследствии крупный советский учёный-ор­нитолог.  

Скончался Михаил Александрович 2 февраля 1973 г. в Москве.

В послевоенные годы М. А. Чельцов-Бебутов опубли­ковал два учебника по советскому уголовному процессу (в 1948 и в 1951 годы), но особое значение имеет «Курс уголовного процесса. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государств», увидевший свет в 1957 году.  Конечно, сейчас кажутся справедливыми не все данные в нем политические оценки, требовавшиеся от каждого автора в "эпоху строительства коммунизма", а также ссылки на низвергнутые ныне авторитеты, однако в отечественной литературе не было и нет до сих пор труда, равного этому Курсу по глубине изучения исторического материала, богатейшему кругу использованных оригинальных источников, широте охвата стран и эпох. Это подлинная энциклопедия развития мирового уголовного судопроизводства: от его первых шагов до начала 20 столетия, без использования которой до сих пор невозможно не только изучение этой дисциплины, но и серьезное развитие его науки. Думается, что вряд ли кто-нибудь, когда-нибудь сможет создать лучшее произведение по глобальной истории судопроизводства, но… вполне достаточно и того, что оставил нам М.А.Чельцов-Бебутов.

Его можно  считать продолжателем реалистического направления, исходящего из сугубо публичного характера российского уголовного процесса. Представляется, что в этом отношении Михаил Александрович идейно всегда был более близок к Санкт-петербургской школе уголовного процесса, ставящей превыше всего общественный долг,  объективную истину и свободу мнений, у истоков которой стоял классик российской теории судопроизводства и старший современник нашего героя – И.Я.Фойницкий.

Как бывает в любую эпоху, поляризация научных направлений обычно персонифицируется в двух крайних выдающихся фигурах, олицетворяющих каждое из них. Такими гигантами в сфере отечественной теории уголовного процесса в середине 20 века, вне всякого сомнения,  являлись профессора М.А. Чельцов-Бебутов и М.С. Строгович. Они олицетворяли противоположные подходы к самой идеологии уголовного процесса. В то время среди юристов ходила такая шутка: «Если профессор Строгович говорит, что то, что должно быть [в идеале], на самом деле и существует, то профессор Чельцов то, что есть в реальности, полагает тем, что должно существовать». Как говорится, в каждой шутке есть доля правды, и в этой тоже. Однако было бы ошибкой понимать это так, что проф. Чельцов-Бебутов будто бы отличался конформизмом, безоговорочно одобряя все порядки советского судопроизводства. Скорее, его отношение к реальности было созвучно знаменитому утверждению Гегеля о том, что все действительное разумно, а все разумное действительно – в том смысле, что все происходящее в мире закономерно. Наличие в истории законов предполагает, что она не предоставлена случайности. Отсюда, вероятно, и такое внимание к истории, которое проявлял Михаил Александрович, видевший в ней поток закономерностей, несущий в себе, в числе других, и живительную струю права.

Как многие сейчас осознают, он был прав. Советский этап развития уголовного процесса нельзя объявить лишь веком обскурации, упадка  и заблуждений. Следует отдавать себе отчет в том, что без него было бы невозможно и современное судопроизводство, которое, несмотря на многие его изъяны и несовершенства, есть то, что только и могло произрасти в этом историческом ландшафте, а значит действительно и разумно, ибо закономерно. Это не значит, что надо навеки законсервировать «то, что есть». Напротив, необходимо перманентное развитие, но естественное и органическое, без легкомысленных заимствований и реформ «во чтобы то ни стало». Иными словами, мы можем и должны двигаться в том направлении, которое начертала нам история – просто потому, что другого не дано. И, следуя по собственному, уготованному нам пути, научиться видеть и понимать расставленные для нас судьбой знаки. Этому учил выдающийся российский  мыслитель и правовед Михаил Александрович Чельцов-Бебутов.

 

Профессор А.В.Смирнов, д.ю.н., заслуженный юрист РФ, советник Конституционного Суда РФ

 

 


[2] Рукописный гербовник, составленный в 1922 году неким В.Цихинским. Подлинник рукописи был утерян; сохранилась лишь копия второй части – "Тавадские роды" – (о существование второй части неизвестно), сделанная приблизительно в 1980-х годах и переданная семьей Абашидзе заместителю председателя Грузинского генеалогического общества И.Л. Бичикашвили. Гербовник включает 131 герб, 95 фамилий: в основном грузинских, за исключением восьми армянского и северокавказского происхождения, а также данные (не всегда достоверные) о некоторых родах (См.: Гулордава Д.А. Кавказский Гербовник В. Цихинского. // Гербовед.  № 44.  С.75 -87).

[3] См.: Вшивкова Т.С. Ия Михайловна Леванидова: к 100-летию со дня рождения (1 марта 1914 – 11 ноября 2005)./  Чтения памяти Владимира Яковлевича Леванидова. Vladimir Ya. Levanidovs Biennial Memorial Meetings.  2014. Вып.  6. [URL] http://www.biosoil.ru/levanidov/arts14/01vshivkova.pdf

 


О М.А.Чельцове

На мой взгляд, в тексте есть некоторые неточности. Отец Михаила Александровича (М. А.) был не генералом, а подполковником. Продвижению его по службе помешала ссора с архиереем; вдова М.А. обещала рассказать, в чем там было дело, да так и не собралась. После переворота М.А. не "взял" себе девичью фамилию своей матери - Чельцова, а добавил её к фамилии предков, поставив на первое место. По документам он стал Чельцовым-Бебуовым. Некоторые работы его выходили под фамилией "Чельцов", но не все. Вот я держу в руках небольшую книжку 1930 года издания "Анатоль Франс как криминалист", где на обложке и титульном листе стоит "М. Чельцов-Бебутов".

Петр Чельцов-Бебутов (внук М.А.).

Я отправил этот текст с чужого компьютера, поскольку у меня нет страницы на "В контакте". Мой адрес: pcheltsov@mail.ru, есть страница на ФБ.