Решняк М.Г. К вопросу о действии Уголовного кодекса Российской Федерации на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя

В настоящей статье выделяются и рассматриваются некоторые проблемные вопросы о темпоральном и территориальном действии российского уголовного законодательства на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя как новых субъектов Российской Федерации.

Автор не только рассматривает данные проблемы, но и предлагает пути их разрешения, опираясь при этом на действующее российское законодательство и практику его применения.

Решняк М.Г. К вопросу о действии Уголовного кодекса Российской Федерации на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя // Современное право. 2015. № 12. С. 121-124.

УДК-343

Решняк Мария Генриховна, профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин Международного юридического института, кандидат юридических наук, доцент e-mail: irbis-7375@yandex.ru

 

На основании Федерального конституционного закона от 21 марта 2014г. № 6-ФКЗ[1] в состав Российской Федерации была принята Республика Крым с образованием на ее основе двух новых субъектов - Республики Крым и города федерального значения Севастополя. Данное историческое событие одновременно породило множество политических, экономических, правовых и иных вопросов, среди которых выделим вопрос о территориальном и темпоральном действии Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ) применительно к отношениям, возникшим до и после воссоединения Крыма с Россией. В целях формирования правовой основы и разрешения возникших проблем применения российского уголовного и уголовно-процессуального законодательства на территориях указанных новых субъектов Российской Федерации был принят Федеральный закон от 5 мая 2014 г. № 91-ФЗ [2]. Однако складывающаяся правоприменительная практика показала наличие потребности в формировании научно обоснованных разъяснений ряда неоднозначных вопросов о действии положений УК РФ в Республике Крым и городе федерального значения Севастополе.

Как справедливо отмечает С.М. Оленников, относительно применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ) вопрос о его действии в сложившихся условиях изначально был вполне разрешим в соответствии с его статьями 2 и 4, устанавливающими, что производство по уголовному делу на территории России ведется в соответствии с законом, действующим на момент осуществления процессуальных действий, вне зависимости от места совершения преступления. Если же говорить о статьях УК РФ, регламентирующих его действие в пространстве, то в подавляющем большинстве случаев эти статьи не позволяют применять его для квалификации преступлений, которые были совершены на территории Республики Крым до 18 марта 2014 г.[4], то есть в период времени, когда она являлась частью территории другого государства - Украины.

Действительно, территориальный принцип является основополагающим при определении пространственных пределов действия уголовного закона, однако в ряде случаев интересы, охраняемые УК РФ, могут быть защищены и посредством реализации его положений, регламентирующих экстерриториальное действие данного нормативного правового акта, возможное при совершении преступления против интересов, охраняемых УК РФ, российским гражданином либо лицом без гражданства, постоянно проживающим в России, при отсутствии решения суда иностранного государства (принцип гражданства), а равно при совершении преступлений иностранным гражданином либо постоянно не проживающим в России лицом без гражданства против интересов нашей страны, российского гражданина или постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства (реальный принцип) или в случаях, предусмотренных международным договором (универсальный принцип), если данные лица не были осуждены в другом государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории России.

То есть УК РФ регламентирует возможность его применения к отношениям, возникшим на территории Республики Крым не только после включения последней в состав Российской Федерации в виде двух ее новых субъектов, но и в период до 18 марта 2014 г., когда данная территория еще была частью Украины, если эти отношения подпадают под условия указанных принципов экстерриториального действия уголовного закона. Однако данные принципы имеют весьма узкую сферу применения и не предназначены для урегулирования всех вопросов действия российского уголовного законодательства на территории, вошедшей в состав Российской Федерации после десятилетий существования в рамках правовой системы другого государства. Именно на разрешение этих вопросов и был направлен упомянутый выше Федеральный закон от 5 мая 2014 г. № 91-ФЗ, в котором можно выделить ряд положений, касающихся разрешения исследуемой нами проблемы.

Так, в соответствии со ст. 2 данного Закона преступность и наказуемость деяний, совершенных на территориях Республики Крым и города Севастополя до 18 марта 2014 г., определяются на основании российского уголовного законодательства, при этом поворот к худшему не допускается. Приведенное положение являет собой новеллу в современном уголовном законодательстве, поскольку распространяет действие УК РФ на отношения, возникшие и существовавшие на территории другого государства, вне зависимости от гражданства или места постоянного проживания виновных, а равно безотносительно к тому, нарушены ли были при этом интересы России, ее граждан или постоянно проживающих в нашей стране лиц без гражданства либо условия международного договора или нет.

То есть переход определенного административно-территориального образования в состав другого государства создал предпосылки для распространения на его территорию уголовного и иного законодательства последнего с применением общих правил действия национальных нормативных положений во времени и в пространстве. Более того, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в одном из своих апелляционных определений, в частности, нашла обоснованным постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 15 апреля 2014 г. об отмене решения суда от 27 ноября 2013 г. о временной выдаче Трушинского В.Ю. правоохранительным органам Украины. Судебной коллегией было установлено, что уголовное преследование Трушинского осуществлялось Сакской межрайонной прокуратурой Автономной Республики Крым Украины, на территории которой совершены инкриминируемые ему преступления. В соответствии с ч. 1 ст. 1 Федерального конституционного закона от 21 марта 2014 г. № 6- ФКЗ Республика Крым принята в Российскую Федерацию. Согласно п. 2 ч. 2 ст. 464 УПК РФ, в выдаче лица может быть отказано, если деяние, в связи с которым направлен запрос о выдаче, совершено на территории Российской Федерации. Данное положение закона корреспондирует с ч. 2 ст. 57 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. На основании изложенного, учитывая новые обстоятельства, возникшие в связи с принятием Республики Крым в состав Российской Федерации, и названные выше положения закона, Судебная коллегия посчитала, что Трушинский В.Ю. не может быть выдан правоохранительным органам Украины [3].

Как видим, в приведенном определении Судебной коллегии подчеркивается, что выдача лица Украине не должна производиться, если преступление совершено на территории бывшей Автономной Республики Крым, вошедшей в состав Российской Федерации, в том числе и в случаях, когда соответствующее деяние имело место до 18 марта 2014г. Полагаем, что данное положение нуждается в нормативном закреплении.

Учитывая то, что Украина, равно как и многие другие страны, не признали законность вхождения Автономной Республики Крым в состав России и продолжают рассматривать ее в качестве части украинской территории, правоохранительные органы России в обозримой перспективе также не могут рассчитывать на выдачу им лиц, совершивших преступление на данной территории до или после 18 марта 2014 г.

Согласно ч. 2 ст.6 Федерального закона № 91-ФЗ в случаях, когда судебное разбирательство по уголовному делу было начато до 18 марта 2014 г, оно должно продолжаться в порядке, установленном УПК РФ, при отсутствии оснований для возвращения уголовного дела прокурору в соответствии со статьей 237 этого Кодекса. По ходатайству прокурора деяния подсудимого подлежат переквалификации судом в соответствии с УК РФ, не ухудшающей положения подсудимого. При этом наказание назначается с учетом требований ст. 10 УК РФ, регламентирующей ретроспективное действие уголовного закона. Судебное разбирательство в судах первой и апелляционной инстанций по уголовному делу, подсудному суду, указанному в части третьей статьи 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, продолжается судом, рассматривающим данное дело. Комментируя данное нормативное положение, С.М. Оленников справедливо отмечает, что при разбирательстве дела в суде первой инстанции отсутствуют правовые основания для заявления ходатайства прокурора о «переквалификации судом» деяния подсудимого, так как на данной стадии вплоть до вынесения приговора судебной квалификации еще не существует. Прокурор вправе лишь инициировать изменение поддерживаемого им обвинения. Поэтому в ходе судебных разбирательств на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополь сложилась практика заявления прокурором ходатайств об изменении обвинения и приведении его в соответствие с УК РФ. Если же говорить о переквалификации деяния подсудимого судом по ходатайству прокурора, то она имела место в суде второй инстанции [4]. Полагаем, что на законодательном уровне следует закрепить, что по указанной категории уголовных дел на стадии судебного разбирательства производится изменение обвинения, тогда как переквалификация деяния судом осуществляется на последующих стадиях уголовного процесса.

В соответствии со ст. 8 рассматриваемого Федерального закона вступившие в законную силу судебные решения, принятые на территориях Республики Крым и города Севастополя до 18 марта 2014 г., имеют ту же юридическую силу (в том числе для целей исполнения уголовного наказания), что и судебные решения, принятые на территории России. При этом вступившие в законную силу судебные решения, вынесенные по уголовным производствам, признаются в части, касающейся их исполнения на территории Российской Федерации, в соответствии с российским законодательством. Если УК РФ предусматривает более мягкое наказание либо иным образом может улучшить положение осужденного, по его ходатайству или представлению прокурора, учреждения или органа, исполняющего наказание, судебное решение приводится в соответствие с российским законодательством в порядке, установленном статьями 397 и 399 УПК РФ. Данные предписания во взаимосвязи с предыдущими статьями Федерального закона № 91-ФЗ не отвечают на вопрос о том, может ли производиться квалификация или переквалификация содеянного до 18 марта 2014 г. по уголовному законодательству Украины в тех случаях, когда нормы УК РФ ухудшают положение обвиняемого. Полагаем, что по уголовным делам, возбуждаемым или находящимся в производстве после 18 марта 2014 г., квалификация всегда должна производиться по статьям УК РФ, украинское же законодательство подлежит учету только с позиции сравнения строгости наказания. Иначе говоря, суд, назначая наказание по уголовным делам о преступлениях, совершенных на указанных территориях до 18 марта 2014 г., не может ухудшить положение осужденного по сравнению с теми мерами и пределами наказания, которые он мог бы применить, следуя нормам УК Украины.

Как мы указали выше, Федеральный закон № 91-ФЗ предусматривает особый порядок признания судебных решений, вынесенных до 18 марта 2014 г. на основе уголовного законодательства Украины. Исполнение таких приговоров не нуждается в дополнительной процедуре их признания и принятия решения об исполнении. Если же УК РФ предусматривает более мягкое наказание либо иным образом способен улучшить положение осужденного, то по его ходатайству или представлению прокурора, учреждения или органа, исполняющего наказание, судебное решение подлежит приведению в соответствие с российским законодательством. Приговоры же судов других государств подлежат исполнению на территории нашей страны только после приведения их в соответствие с положениями УК РФ.

Изучение нормативно-правовой базы, регламентирующей особенности применения положений УК РФ на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополь, привело нас к выводу о том, что в настоящее время созданы правовые предпосылки для разрешения большинства проблемных вопросов о действии уголовного закона во времени и в пространстве, учитывающие особое геополитическое положение данных субъектов Российской Федерации. Вместе с тем отдельные положения нуждаются в уточнениях и дополнениях, в том числе связанных с регламентацией вопросов экстрадиции, освобождения от уголовной ответственности и наказания, условного осуждения, применения принудительных мер медицинского характера и конфискации имущества.

Полагаем, что данные вопросы входят в предмет регулирования именно уголовного законодательства, поэтому соответствующие положения целесообразно включить в содержание норм Общей части УК РФ. Кроме того, считаем целесообразным разработку постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, обобщающего практику разрешения судами вопросов о действии уголовного закона во времени и в пространстве, в том числе с учетом специфики новых субъектов Российской Федерации.

Список литературы:

1. Федеральный конституционный закон от 21 марта 2014 г. № 6-ФКЗ «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов - Республики Крым и города федерального значения Севастополя» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2014. № 12. Ст. 1201.
2. Федеральный закон от 5 мая 2014 г. № 91-ФЗ «О применении положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации на территориях Республики Крым и города
федерального значения Севастополя» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2014. № 19. Ст. 2296.
3. Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 17 апреля 2014г. по делу №86- АПУ14-7 // Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации: URL: http://supcourt.ru/stor_pdf.php?id=589776 (дата обращения: 16 ноября 2015г.).
4. Оленников С.М. Осуществление уголовной юрисдикции Российской Федерации на территории новых субъектов - Республики Крым и города федерального значения Севастополя // Мониторинг правоприменения: URL: http://monitoring.law.edu.ru/kategorii_del/uchet_prestuplenij_v_pravoohr... (дата обращения: 15 ноября 2015г.).


 

On the question of the Criminal Code of the Russian Federation in the Republic of Crimea and Sevastopol city of federal significance

Reshnyak Maria Genrikhovna, International Law Institute Criminal Law Subdepartment professor, Candidate of Legal Sciences, Associate professor e-mail: irbis-7375@yandex.ru

Summary : The article we allocated and considers some problematic issues of the temporal and spatial effect of Russian criminal legislation on the territory of the Republic of Crimea and the federal city of Sevastopol as the new subjects of the Russian Federation. The author not only examines these problems, but also offers ways of solving them, relying on the current Russian legislation and practice.

Keywords: federal city of Sevastopol, the criminal law, the retroactive effect of the criminal law, the Republic of Crimea.