Кудрявцев В.Л. Объективная сторона квалифицированного состава принуждения к даче показаний (ч. 2 ст. 302 УК РФ)

В статье В.Л. Кудрявцева рассматриваются теоретические и практические проблемы квалификации такого состава преступления, как принуждение к даче показаний.

 

Ключевые слова: преступления против правосудия, состав преступления, объективная сторона, квалификация преступлений, принуждение к даче показаний, уголовный процесс, доказательства, виды доказательств, допустимость доказательств, доказывание.

Кудрявцев В.Л. Объективная сторона квалифицированного состава принуждения к даче показаний (ч. 2 ст. 302 УК РФ): вопросы теории и практики // Адвокат. 2016. N 10. С. 53 - 59.

ОБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА КВАЛИФИЦИРОВАННОГО СОСТАВА ПРИНУЖДЕНИЯ К ДАЧЕ ПОКАЗАНИЙ (Ч. 2 СТ. 302 УК РФ):

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

 

Кудрявцев Владислав Леонидович, доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и процесса Санкт-Петербургского института (филиала) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России).

 

Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном Уголовно-процессуальным кодексом РФ, устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела (ч. 1 ст. 74 УПК РФ).

В качестве результата принуждения по ст. 302 УК РФ могут выступать такие доказательства, предусмотренные ч. 2 ст. 74 УПК РФ, как: показания подозреваемого, обвиняемого (п. 1); показания потерпевшего, свидетеля (п. 2); заключение и показания эксперта (п. 3); заключение и показания специалиста (п. 3.1); протоколы следственных и судебных действий (п. 5).

Протоколы следственных действий и протоколы судебных заседаний допускаются в качестве доказательств, если они соответствуют требованиям, установленным УПК РФ (ст. 83). В нашем случае допустимым доказательством будет только протокол одного из следственных действий, составленный в ходе предварительного расследования субъектом, производящим следственные действия, в ходе которых даются показания, - это следственный эксперимент (ст. 181 УПК РФ), очная ставка (ст. 192 УПК РФ), предъявление для опознания (ст. 193 УПК РФ), проверка показаний на месте (ст. 194 УПК РФ).

Как следует из диспозиции ч. 1 ст. 302 УК РФ, принуждение основано на незаконных действиях со стороны следователя или лица, производящего дознание, а равно другого лица с ведома или молчаливого согласия следователя или лица, производящего дознание. Анализ объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 и ч. 2 ст. 302 УК РФ, свидетельствует о применении при его совершении как психического, например угроз (ч. 1 ст. 302 УК РФ), так и физического насилия (ч. 2 ст. 302 УК РФ). При производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц (ч. 4 ст. 164 УПК РФ). Полученные таким путем доказательства считаются полученными с нарушением федерального закона (УПК РФ) и признаются недопустимыми (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, ч. 3 ст. 7, ст. 75 УПК РФ)1.

Принуждение к даче показаний или заключения применительно к ст. 302 УК РФ - это незаконные действия следователя или лица, производящего дознание, а равно другого лица с ведома или молчаливого согласия следователя или лица, производящего дознание, состоящие в том, чтобы путем физического и (или) психического насилия заставить потерпевшего вопреки его воле дать те показания или то заключение, которое от него требуют.

В литературе принуждение в контексте ст. 302 УК РФ рассматривается и по-иному. Так, П.С. Метельский пишет, что данное "общественно опасное деяние может быть совершено только путем активных действий, которые заключаются в оказании психического или физического воздействия на лицо, допрашиваемое в качестве подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля, а также на эксперта или специалиста (в последнем случае - к даче заключения или показаний) путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий" 2.

Объективная сторона квалифицированного состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 302 УК РФ, сформулирована так: "то же деяние, соединенное с применением насилия, издевательств или пытки". Альтернативные способы совершения преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 302 УК РФ: насилие, издевательства или пытки.

Первый способ преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 302 УК РФ, - насилие. С точки зрения русского языка насилие есть "применение физической силы к кому-нибудь" 3.

Под принуждением к даче показаний или заключению путем насилия (применительно к ч. 2 ст. 302 УК РФ) следует понимать незаконные действия следователя или лица, производящего дознание, а равно другого лица с ведома или молчаливого согласия следователя или лица, производящего дознание, состоящие в применении физической силы к потерпевшему, чтобы заставить его вопреки воле дать те показания или то заключение, которое от него требуют. Насилие по ч. 2 ст. 302 УК РФ охватывает побои, легкий или средней тяжести вред здоровью.

Рассмотрим пример. Как следует из Кассационного определения Верховного Суда РФ от 20 мая 2010 г. N 21-О10-4, "Хибиев С.М. признан виновным в том, что, являясь должностным лицом, представителем власти, старшим дознавателем отдела дознания ОВД <...>, проводящим дознание, с угрозой применения насилия и с применением насилия принуждал свидетеля Б. к даче показаний, чем совершил преступление против правосудия. Преступление совершено 15 марта 2007 года <...> при обстоятельствах, указанных в приговоре. В судебном заседании Хибиев виновным себя не признал... Вывод суда о виновности Хибиева в содеянном основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ и оценка которым даны в приговоре. Вина Хибиева в совершении преступления, за которое он осужден, подтверждается показаниями потерпевшего Б., который показал, что в 2007 году <...> его допрашивали по уголовному делу об обстоятельствах покушения на кражу металлических труб <...>, в котором подозревались Х. и К.

15 марта 2007 года его и Х. пригласил к себе в служебный кабинет для проведения очной ставки дознаватель Хибиев. Кабинет последнего располагался на первом этаже <...>. При проведении очной ставки он, Б., стал отрицать причастность Х. к указанному преступлению. Тогда Хибиев предложил Х. выйти из кабинета и закрыл за ним дверь на замок. После этого, выражаясь в его, Б., адрес нецензурными словами, Хибиев сказал, что "побьет" его за то, что он изменил свои показания, и сильно ударил его ладонью правой руки по голове в область левого уха, отчего он, Б., упал со стула и ударился головой о стену. От этого он, Б., потерял сознание, когда очнулся, спросил, за что Хибиев его ударил. Хибиев ответил, что ударил его за ложные показания, и еще два раза ударил его ладонью руки по голове в область левого уха. Затем Хибиев открыл дверь и позвал Х., а он, Б., в это время стряхивал со своей одежды пыль, которая попала на одежду, когда он падал. Он, Б., отпросился у Хибиева на улицу, и там его видел Ш., который сказал, что его ухо почернело, и спросил, что случилось. Он, Б., рассказал Ш., что его ударил Хибиев.

Затем его, Б., вновь позвал в кабинет Хибиев, и сказал, что будет допрашивать его с применением видеокамеры, а перед этим приедет эксперт. Когда приехал эксперт, Хибиев переговорил с ним о чем-то на балкарском языке, после чего его, Б., вновь допросил Хибиев, предварительно пригрозив, что в случае изменения показаний он привлечет его к уголовной ответственности. Допрос был заснят на видеокамеру, при этом съемка велась только с правой стороны. Он, Б., считает, что эксперт и Хибиев не хотели снимать его с левой стороны, чтобы не были зафиксированы причиненные ему телесные повреждения. В ходе допроса он, Б., боялся Хибиева, а поэтому был вынужден давать показания против Х. На следующий день он, Б., поехал в город <...> на судебно-медицинскую экспертизу, после чего обратился с заявлением в прокуратуру.

Такие же показания Б. давал на предварительном следствии на допросах, проведенных в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Показания потерпевшего Б., не имеющего оснований для оговора Хибиева, подтверждаются другими доказательствами, на которые суд сослался в приговоре, в частности показаниями свидетелей Ш., Х., К., Б., К., Г., которые полно изложены в приговоре, а также данными протокола осмотра места происшествия и видеозаписью допроса Б. от 15 марта 2007 года, по результатам просмотра которой суд пришел к выводу о том, что съемка следственного действия производилась таким образом, что фиксировалась только правая часть лица Б.

Свидетели Х. и К. показали, что шторы в кабинете Хибиева были сдвинуты неплотно, и они видели в окно, как Хибиев ударил Б. Вопреки доводам кассационных жалоб показаниям свидетелей К., Х., О., Г. в приговоре дана оценка, с которой судебная коллегия соглашается.

Согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы <...>, которая проводилась с 1 ноября по 14 ноября 2008 года (т. 2 л.д. 242 - 249), у потерпевшего Б. обнаружены ссадина и кровоподтек, ушиб мягких тканей ушной раковины и околоушной области слева, которые возникли от однократного удара рукой за 1 - 2 суток до освидетельствования экспертом 16 марта 2007 года. Эти повреждения квалифицируются как не причинившие вреда здоровью человека. Выставленный 16 марта 2008 года диагноз: левосторонний посттравматический острый катальный средний отит объективными данными слуховой функции не подтвержден. Это заключение экспертов, положенное в основу приговора, проверялось в судебном заседании и обоснованно не вызвало сомнений у суда, поскольку экспертиза проведена в соответствии с требованиями закона, компетентными лицами.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы кассационных жалоб осужденного и адвоката о том, что приведенное заключение экспертов нельзя признать допустимым доказательством, поскольку оно получено с нарушением требований закона.

Приведенные выводы экспертов вопреки доводам кассационных жалоб не вступают в противоречие с актом судебно-медицинского освидетельствования Б. N <...> от 16 марта 2007 года (т. 1 л.д. 4) и с заключениями экспертов N <...> от 23 марта 2007 г. и N <...> от 4 апреля 2007 года (т. 1 л.д. 13 - 14, 81 - 83).

Не противоречат приведенные выводы экспертов-медиков и показаниям потерпевшего Б. о том, что Хибиев нанес ему несколько ударов рукой по лицу, поскольку зафиксированные повреждения в области уха потерпевшего могли оставить по своей силе не все удары, а только один из них. Показания свидетеля Ш., видевшего кровь на левом ухе потерпевшего Б., не входят в противоречие с данными о наличии указанных выше повреждений у потерпевшего. Показания свидетелей Х. и К., видевших в окно через неплотно задвинутые шторы, как Хибиев наносил удары Б., также не противоречат показаниям потерпевшего Б. и приведенному заключению судебно-медицинской экспертизы, поскольку эти свидетели наблюдали имевшие место события только в течение определенного периода времени.

По этим основаниям судебная коллегия находит несостоятельными доводы кассационных жалоб осужденного и адвоката о том, что выводы суда основаны на противоречивых доказательствах.

При наличии приведенных выше и иных доказательств, полно изложенных в приговоре, суд сделал правильный вывод о достаточности доказательств вины Хибиева в совершении преступлений, за которые он осужден" 4.

В случае если при совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 302 УК РФ, причиняется тяжкий вред здоровью или смерть, требуется дополнительная квалификация по ч. 4 ст. 111 УК РФ или ст. 105 УК РФ.

В литературе высказана точка зрения, отождествляющая насилие с физическим насилием. В результате получается следующая картина: "Применение насилия есть умышленное, общественно опасное, противоправное воздействие со стороны других лиц на организм потерпевшего, осуществляемое против или помимо его воли физическим, химическим или биологическим путем, либо ограничение или лишение свободы, связанное с физическим воздействием, причиняющим боль, физические страдания либо легкий или средней тяжести вред здоровью, причиняемый в целях получения необходимых показаний (заключения)" 5.

С этой позицией нельзя согласиться, поскольку она безосновательно ставит знак равенства между насилием и физическим насилием.

Второй способ совершения преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 302 УК РФ, - это применение издевательств.

С точки зрения русского языка издевательство - "злая насмешка, оскорбление, а также оскорбительный поступок, поведение по отношению к кому-нибудь"6. Ключевым словом, раскрывающим "издевательство", как следует из его определения, является оскорбление, под которым понимается "тяжело обидеть, крайне унизить", "оскорбляющий поступок, оскорбляющие слова"7 .

Наличие грубой нецензурной брани с требованием дать показания или заключение расценивается как оскорбление в судебной практике и квалифицируется по ч. 1 ст. 301 УК РФ как "иные незаконные действия"8, а не по ч. 2 ст. 302 УК РФ. Причина здесь в том, что, хотя издевательство и раскрывается через оскорбление, но издевательство рассматривается как крайняя форма оскорбления, унижения.

Неслучайно в литературе правильно акцентируется внимание на том, что издевательство "может выражаться в особо унизительном обращении, циничном и грубом унижении достоинства человека, что причиняет ему моральные и физические страдания, например, высказывания в грубой, оскорбительной форме по поводу внешности, национальности, физических недостатков... и т.п." 9. Кроме того, издевательство может выражаться и в поступках, например в совершении непристойных телодвижений.

Под принуждением к даче показаний или заключению путем издевательств (применительно к ч. 2 ст. 302 УК РФ) следует понимать незаконные действия следователя или лица, производящего дознание, а равно другого лица с ведома или молчаливого согласия следователя или лица, производящего дознание, состоящие в крайнем унижении словом или (и) поступком потерпевшего с тем, чтобы заставить его вопреки воле дать те показания или то заключение, которое от него требуют.

В литературе "издевательство" применительно к ч. 2 ст. 302 УК РФ рассматривают по-иному, в частности, как:

а) то, что "является разновидностью психического насилия, т.е. воздействие на потерпевшего жестокими способами, глубоко унижающее его достоинство и причиняющее физические и нравственные страдания, применяемое с целью получения необходимых показаний" 10;

б) "умышленное причинение моральных и физических страданий и глубокое унижение человеческого достоинства независимо от формы осуществления издевательства и его длительности"11;

в) "совершение в отношении допрашиваемого, эксперта или специалиста действий циничного характера, глубоко оскорбляющих и унижающих человеческое достоинство потерпевшего и причиняющих ему моральные или физические страдания (это может выражаться в лишении его пищи, воды, сна, грубых высказываниях и т.д.)"12.

Третий способ совершения преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 302 УК РФ, - это пытки.

В русском языке пытка - это "физическое насилие, истязание при допросе"13.

Как указано в примечании к ст. 117 УК РФ, "под пыткой в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса понимается причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях". Согласно правилам языкового толкования, "если законодатель с помощью легальной дефиниции (определения данного в законе) или иным путем определил значение термина, то именно в этом смысле и следует его употреблять" 14.

В определении "пытки" в примечании к ст. 117 УК РФ говорится лишь о последствиях пытки - "причинение физических или нравственных страданий", но не говорится о том, каким образом, в результате каких действий они причиняются, а ведь именно это и позволяет отличить пытку от других сходных способов совершения преступления, предусмотренных ст. 302 УК РФ.

Чтобы разобраться в этом вопросе обратимся к международно-правовым документам, где раскрывается категория "пытка". Согласно ст. 1 Декларации о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятой Резолюцией 3452 (XXX) Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1975 г.:

Пытка означает любое действие, посредством которого человеку намеренно причиняется сильная боль или страдание, физическое или умственное, со стороны официального лица или по его подстрекательству с целью получения от него или от третьего лица информации или признаний, наказания его за действия, которые он совершил или в совершении которых подозревается, или запугивания его или других лиц. В это толкование не включаются боль или страдание, возникающие только из-за законного лишения свободы, ввиду состояния, присущего этому или вследствие этого, в той степени, насколько это совместимо с Минимальными стандартными правилами обращения с заключенными (ч. 1);

Пытка представляет собой усугубленный и преднамеренный вид жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания (ч. 2)15.

Еще одно понятие пытки дано в ч. 1 ст. 1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (заключена 10 декабря 1984 г. (ратифицирована Президиумом Верховного Совета бывшего СССР 24.01.1987))16, согласно которой "пытка означает любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия. В это определение не включаются боль или страдания, которые возникают лишь в результате законных санкций, неотделимы от этих санкций или вызываются ими случайно".

Ознакомление с определением понятия "пытка" в международно-правовых документах позволило прийти к выводу, что те последствия, которые изложены в примечании к ст. 117 УК РФ, наступают в результате, как отражено в ч. 2 ст. 1 Декларации о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятой Резолюцией 3452 (XXX) Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1975 г., "усугубленного и преднамеренного вида жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания".

Слово "усугубленный" обращает на себя внимание, и его значение заключается в этом определении в том, что это "усиленный, увеличенный"17 вид жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания.

Под принуждением к даче показаний или заключению путем пытки (применительно к ч. 2 ст. 302 УК РФ) следует понимать незаконные действия следователя или лица, производящего дознание, а равно другого лица с ведома или молчаливого согласия следователя или лица, производящего дознание, состоящие в усугубленном и преднамеренно жестоком, бесчеловечном или унижающем достоинство обращении с потерпевшим, причиняющем ему физические или нравственные страдания с тем, чтобы заставить его вопреки воле дать те показания или то заключение, которое от него требуют.

К пытке применительно к ч. 2 ст. 302 УК РФ можно отнести, в частности: лишение больного жизненно важных лекарств, перекрывание кислорода путем надевания полиэтиленового мешка на голову и т.п.

Вот и пример тому. В Кассационном определении Верховного Суда РФ от 30 марта 2007 г. N 9-007-3 указано:

"Оценив все эти и другие доказательства по делу в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины осужденных в том, что Бихтяев, работая следователем <...> РОВД, Аржаткин Н.А. участковым уполномоченным отделения милиции <...> и Шальнов - оперуполномоченным отделения милиции <...>, являясь членами оперативно-следственной группы по раскрытию преступления о краже поросенка в с. <...>, с ведома и молчаливого согласия следователя Бихтяева А.Н., проводившего расследование данного уголовного дела, осознавая, что они действуют вопреки ст. ст. 21, 22 Конституции РФ, ст. ст. 9, 75, 189 УПК РФ, ст. ст. 12, 13 Закона РФ "О милиции", ст. 1 Конвенции против пыток и других жестоких бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принудили свидетелей Т., Ш. и Н. к даче показаний по поводу хищения поросенка, путем применения к ним насилия, а со стороны Шальнова А.В. и пытки к Н., поскольку он надел на Н. противогаз и, перекрыв доступ воздуха, причинил ему физические страдания, также причинил Ш., в результате нанесения неоднократных ударов руками, ногами и резиновой палкой со значительной силой в жизненно важный орган - область живота, тупую травму живота в виде инфицированной гематомы (флегмоны) забрюшинного пространства справа и другие повреждения, от которых наступила смерть потерпевшего Ш.

При установленных обстоятельствах суд правильно квалифицировал действия Бихтяева, Аржаткина и Шальнова по ст. 302 ч. 2 УК РФ, а действия Шальнова также по ст. 111 ч. 4 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего" 18.

В литературе категорию "пытка" применительно к ч. 2 ст. 302 УК РФ рассматривают и по-иному, в частности, как:

а) "умышленное бесчеловечное обращение с лицом, непосредственно направленное на причинение сильной боли, жестоких душевных или физических страданий, не оправданных в данной ситуации, ломающих сопротивление человека или принуждающих его поступать против воли"19;

б) отличающейся "повышенной интенсивностью и длительностью причиняемых человеку физической боли и нравственных страданий. Помимо физического насилия она может проявляться в лишении потерпевшего пищи, воды, сна или отдыха, оставлении его без необходимых лекарств" 20;

в) "особая жестокость способов воздействия и причинение сильной боли, тяжких физических или нравственных страданий"21.

Состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 302 УК РФ, является формальным, и, соответственно, преступление считается оконченным с момента принуждения путем применения насилия, издевательств или пытки.

Для квалификации по ч. 2 ст. 302 УК РФ не имеет значения, каких показаний или какого заключения - ложного или правдивого - добивается субъект преступления, в результате какого следственного действия, до или во время следственного действия, какое доказательство по делу будет получено - обвинительное или оправдательное - и будет ли оно вообще получено. В подтверждение изложенного следует привести выдержку из приговора Верховного суда Республики Марий Эл по уголовному делу от 13 декабря 2011 г. N 2-22/2011, в котором указано:

"...Кроме того, суд учитывает, что, поскольку в диспозиции ст. 302 УК РФ говорится о "принуждении к даче показаний", то для квалификации действий по указанной статье не имеет значения к правдивым или ложным показаниям принуждалось лицо" 22.

 


1 См., напр.: Кудрявцев В.Л. Проблемы установления истины через механизм доказывания в контексте деятельности государственного обвинителя в суде // Журнал российского права. 2006. N 2. С. 61 - 70; Кудрявцев В.Л. Некоторые вопросы допустимости доказательств в контексте назначения уголовного судопроизводства в Российской Федерации // Российский следователь. 2012. N 24. С. 2 - 5.

2 Метельский П.С. Уголовная ответственность за принуждение к даче показаний (статья 302 УК РФ) // Вестник НГУ. Серия: Право. 2009. Т. 5. Вып. 2. С. 91.

3 Ожегов С.И. Словарь русского языка: ок. 57000 слов / Под ред. д-ра филол. наук, проф. Н.Ю. Шведовой. 14-е изд., стереотип. М.: Рус. Яз., 1982. С. 344.

4 СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения - 28.08.2016).

5 Калашникова А.А. Принуждение к даче показаний (ст. 302 УК РФ) // Преступления против правосудия / Под ред. А.В. Галаховой. М.: Норма, 2005; СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения - 28.08.2016).

6 Ожегов С.И. Словарь русского языка: ок. 57000 слов / Под ред. д-ра филол. наук, проф. Н.Ю. Шведовой. 14-е изд., стереотип. С. 215.

7 Ожегов С.И. Словарь русского языка: ок. 57000 слов / Под ред. д-ра филол. наук, проф. Н.Ю. Шведовой. 14-е изд., стереотип. С. 406

8 См., напр.: Кассационное определение Верховного Суда Российской Федерации от 16 февраля 2012 г. N 12-О12-5 // СПС "КонсультантПлюс". Документ опубликован не был (дата обращения - 28.08.2016).

9 См., напр.: Бриллиантов А.В., Косевич Н.Р. Комментарий к ст. 302 УК РФ // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: В 2 т. (постатейный) / Под ред. А.В. Бриллиантова. 2-е изд. М.: Проспект, 2015. Т. 2.

10 Калашникова А.А. Принуждение к даче показаний: уголовно-правовой аспект: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 21.

11 Авдеева Е.А. Принуждение к даче показаний: причины и меры предупреждения: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 14.

12 Метельский П.С. Уголовная ответственность за принуждение к даче показаний (статья 302 УК РФ) // Вестник НГУ. Серия: Право. 2009. Том 5. Вып. 2. С. 97.

13 Ожегов С.И. Словарь русского языка: ок. 57000 слов / Под ред. д-ра филол. наук, проф. Н.Ю. Шведовой. 14-е изд., стереотип. М.: Рус. Яз., 1982. С. 565.

14 Теория государства и права. Екатеринбург, 2004. Часть 2. С. 121.

15 СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения - 28.08.2016).

16 СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения - 28.08.2016).

17 Ожегов С.И. Словарь русского языка: ок. 57000 слов / Под ред. д-ра филол. наук, проф. Н.Ю. Шведовой. 14-е изд., стереотип. М.: Рус. Яз., 1982. С. 748.

18 СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения - 28.08.2016).

19 Тепляшин П.В. Некоторые вопросы конструирования состава преступления, предусмотренного ст. 302 УК РФ // Правовые проблемы становления и развития гражданского общества в России. Новосибирск, 2005. Ч. 2. С. 71.

20 Кондратов П.Е. Комментарий к статье 302 УК РФ // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв. ред. В.М. Лебедев. 13-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2013.

21 Калашникова А.А. Принуждение к даче показаний (ст. 302 УК РФ) // Преступления против правосудия / Под ред. А.В. Галаховой. М.: Норма, 2005.

22 https://rospravosudie.com/court-verxovnyj-sud-respubliki-marij-el-respub... (дата обращения - 28.08.2016).

См. о ч.1 ст. 302 УК РФ: Кудрявцев В.Л. Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 302 УК РФ «Принуждение к даче показаний»: некоторые уголовно-правовые и уголовно-процессуальные проблемы // Евразийская адвокатура. 2017. № 1 (26). С. 42-52. // http://www.iuaj.net/node/2171