Романова А.А. Современное апелляционное производство в уголовном процессе России. Автореф. дисс. … канд. наук. Н.Новгород, 2017.

 

 

 

 

На правах рукописи

 

 

 

РОМАНОВА Анастасия Андреевна

  

СОВРЕМЕННОЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПРОИЗВОДСТВО В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ

 

Специальность: 12.00.09 – уголовный процесс

 

 АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 Нижний Новгород - 2017

 

 

 

Работа выполнена в Нижегородской академии МВД России.


Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор Александров Александр Сергеевич

 

Официальные оппоненты:

Головинская Ирина Викторовна, доктор юридических наук, доцент, Владимирский юридический институт ФСИН России, профессор кафедры публично-правовых дисциплин;

Дикарев Илья Степанович, кандидат юридических наук, доцент, Волгоградский государственный университет, директор Института права

 

Ведущая организация:

 

Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева

 

 

Защита состоится 17 мая 2017 года в 11.00 на заседании диссертационного совета Д 203.009.01, созданного на базе Нижегородской академии МВД России, по адресу: 603950, г. Нижний Новгород, Бокс-268, Анкудиновское шоссе, д. 3. Зал ученого совета.

 

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке и на сайте Нижегородской академии МВД России: https://на.мвд.рф.

 

Автореферат разослан «___» ___________ 2017 года.

 

 

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                                        Е.А. Мамай



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

 

Актуальность темы исследования порождена необходимостью дальнейшего укрепления судебной власти, комплексного института судебной защиты, наиболее эффективным элементом которого является апелляция, и придания правосудию большей независимости и объективности. Апелляция является элементом уголовно-процессуальной системы и вместе с ней нуждается в системном преобразовании. Между тем оптимизация современного апелляционного судебно-правового механизма и реализация заложенного в нем потенциала сопряжены с рядом сложностей и препятствий. Выяснение причин таковых и разработка предложений по их, если не полному устранению, то хотя бы минимизации, составляют актуальную проблему для уголовно-процес­суальной науки, которая является предметом настоящего исследования.

В современной уголовно-процессуальной науке присутствуют различные подходы к пониманию природы уголовно-процессуальных явлений, в том числе апелляции. Важно подойти к решению проблемы, с которой сталкивается правовое строительство, не только с нормативистской позиции, но с позиции «критического реализма», то есть видеть апелляцию как сложившееся на данный момент реальное уголовно-процессуальное явление, но в сравнении с теоретической моделью «классической» апелляции.

Актуальным является освещение проблематики современного апелляционного производства в свете идеологической и политической борьбы за определение курса судебной реформы. Принятие идеологического и теоретического плюрализма, сложившегося в науке, не исключает необходимости идеологического выбора в пользу определенной модели апелляционного производства. На настоящий момент актуальной является защита ценностей состязательного уголовного судопроизводства и критика оппортунистических воззрений на апелляцию, которые искажают ее правовую сущность и назначение и мешают проведению системных преобразований правовой организации нашего уголовного судопроизводства.

Автор диссертации является сторонником состязательной модели уголовного процесса и оптимальную модель апелляционного производства видит частью данной идеальной модели. Поэтому при оценке сложившихся на практике судебно-правовых стандартов ведения уголовных дел в стадии апелляционного производства он усматривает подмену классической модели апелляции на квазиапелляционную модель. Наиболее ярко это проявилось в деятельности судов субъектов Российской Федерации, которые практически отказались от использования апелляционных технологий при пересмотре уголовных дел, а по сложившемуся обыкновению практикуют кассационный метод проверки. В практике судов второй инстанции по уголовным делам сложились два правовых стандарта ведения уголовных дел судами апелляционной инстанции – в судах низшего звена и вышестоящих судах. Выявленный в ходе исследования феномен «апелляционного полиморфизма»[1] составляет актуальную проблему и для науки, и для практики. Исследование феномена раздвоения апелляции, сложившегося на данном этапе правового развития, позволило полнее осмыслить своеобразие современной – смешанной «внутренней уголовно-процессуальной формы», в которой происходит применение норм уголовно-процессуального законодательства.

Актуальным является исследование проблематики апелляции в широком контексте трансформации полусоветской – переходной уголовно-процессу­альной формы в нечто иное, что соответствовало бы в большей степени европейским стандартам справедливого судебного разбирательства. Руководство страны с переводом механизма судебного контроля с кассационной на апелляционную модель связывало большие надежды реформирования механизма уголовно-процессуального регулирования общественных отношений. Однако сказался эффект обратного воздействия целого на частное: типа уголовного судопроизводства на один из уголовно-процессуальных институтов, а именно апелляцию.

Многолетний опыт, который наработала судебная власть по применению кассационного метода при пересмотре уголовных дел, а главное – общая правовая организация уголовного судопроизводства и лежащая в ее основе официальная правовая доктрина в совокупности определили специфические черты современной российской апелляции. На взгляд диссертанта, сложившееся правовое явление нельзя принимать как неизменное. Надо видеть его в развитии и возможности последующей трансформации.

Объяснение необходимости такого рода реформирования на примере отдельного института апелляции составляет злободневную задачу уголовно-процессуальной науки. Важно было показать, как уже на этапе разработки и принятия Федерального закона от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ в угоду интересам руководства судебной власти произошла подмена сущности апелляции[2] как повторного пересмотра уголовного дела по существу вышестоящим судом на процедуру, не требующую этого.

Сравнительно недолгая история современной русской апелляции по уголовным делам позволяет показать, как в ряде изменений исходной правовой модели пересмотра приговоров в вышестоящих инстанциях опять-таки из конъюнктурных соображений, но и под влиянием «следственного детерминизма», происходило разрушение классического стандарта апелляции, перерождение ее по типу «советской кассации», со свойственной ей технологией разработки «апелляционных оснований»[3] и принятия итоговых решений стадии.

В условиях острого идеологического противостояния актуальным для исследователя является сохранение объективности в изучении уголовно-процессуальных явлений и в том числе объяснении того, почему потенциал, имеющийся у апелляционной модели, на практике мало реализуется. Разумеется, причина не только и не столько в «менталитете» судей. Судьям, проводящим апелляционную процедуру, приходится действовать в определенных жизненных и производственных условиях. Представление об этих условиях дают данные официальной статистики: в 2013 году апелляционной проверке подверглись 39,6% рассмотренных судами уголовных дел, в 2014 г. – 37%, в 2015 г. – 36,34%, в 2016 г. – 35, 85%[4]. Получается, что апелляционное разбирательство проводится в более чем одной трети уголовных дел. Нельзя не признать того, что нагрузка на апелляционную инстанцию велика. Можно заключить, что при такой нагрузке использование настоящих «апелляционных технологий» оказывается трудновыполнимым предприятием. Исследование мнения судей, участвующих в апелляционном производстве, позволяет предположить, что система достигла предела своих возможностей, даже перейдя на «квазиапелляционный» режим работы[5]. Актуальным для управления правопримением и науки стало исследование тенденции к снижению случаев вмешательства суда апелляционной инстанции в «засиливание» как промежуточных, так и итоговых судебных решений по уголовному делу.

Актуальной стала проверка предположения, что после всех реформ роль суда второй инстанции в общей системе судебного контроля осталась в принципе прежней, что и при кассации: судебные ошибки выявляются апелляцией примерно в том же количестве, в свою очередь кассационно-надзорное производство стало аналогом прежнего надзорного судебного
механизма[6]; впрочем, иного и быть не может: судебно-контрольный правовой механизм должен оправдывать свое назначение. С другой стороны, более 60% апелляционных жалоб оказываются необоснованными, и их проверка заведомо превращается в пустую формальность. Изучение судебной практики свидетельствует о том, что активность судов апелляционной инстанции тратится в значительной мере вхолостую, а позитивный вклад в уголовное правосудие главным образом проявляется в виде изменения решения суда первой инстанции (в части наказания). Случаи непосредственного исследования доказательств при апелляционном пересмотре уголовных дел в судах субъектов Федерации происходят менее чем в 1% уголовных дел. Означает ли все это, что большую часть апелляционных жалоб можно «отсечь» еще на входе в систему апелляции? Обсуждение данного вопроса актуализировалось с недавних пор.

Диссертант считает крайне своевременным констатировать, что современное апелляционное производство не сумело развернуться в полную мощь и воплотиться в полноценную апелляционную процедуру проверки судебных решений, не вступивших в законную силу. Злободневным и важным, по мнению автора диссертации, является выдвижение гипотезы о наличии системной, институциональной причины «кассацизации», формализации современной российской апелляции[7]. Более подробное изучение данной актуальной проблематики составило часть проведенного исследования, преследовавшего цель в проработке института апелляции во всех его проявлениях, а главное – указать путь к системной реформе всей уголовно-процессуальной системы.

Ввиду достаточно противоречивого развития уголовно-процессу­ального законодательства современная система уголовного правосудия
испытывает серьезные трудности, которые открыто признаются судейским сообществом[8]. Имеет место разрыв между декларируемым в законе и реалиями, складывающимися в практике правоприменения. Единственный выход из кризисной ситуации видится в том, чтобы поменять всю уголовно-процессуальную модель, в том числе создать принципиально новый правовой механизм судебного контроля. Это делает актуальным выдвижение гипотезы об апелляционной модели как базовой судебно-контрольной процедуры и ее модификациях, «заточенных» на решение задач проверки решений, как не вступивших, так и вступивших в законную силу.

Наконец, актуально отстаивание ценностей «справедливого судебного разбирательства» применительно к современному апелляционному производству; возвращение ему сути «классической» апелляции в части определения состязательным путем предмета, пределов судебного разбирательства, широкого применения непосредственного способа разработки доказательственного материала, соблюдение запрета на поворот к худшему и т. д. и т. п. Так что главная актуальность исследования обусловлена потребностью в институциональных переменах апелляции в системе с другими институтами уголовно-процессуального права, в доктринальном переосмыслении пореформенного апелляционного производства.

Степень научной разработанности темы исследования. Во времена действия Устава уголовного судопроизводства 1864 г. апелляционная процедура нашла отражение в трудах И.Д. Беляева, С.И. Викторского, М.В. Духовского, Н.А. Неклюдова, Н.Н. Полянского, К.З. Постовского, Н.Н. Розина, В.К. Случевского, И.Я. Фойницкого, А.К. Фон-Резона и других.

В период отсутствия института апелляции в позитивном уголовно-процессуальном праве апелляционная форма изучалась отдельными авторами лишь в сравнительном разрезе ее с действующей на тот момент времени кассационной моделью.

После восстановления института апелляции в русском уголовном судопроизводстве в связи с созданием мировой юстиции апелляция стала предметом исследований В.А. Азарова, М. Адамайтиса, А.С. Александрова, С.И. Беззубова, Э.О. Безмельницыной, В.П. Божьева, В.В. Бородинова, В.Ю. Брянского, В.В. Дорошкова, В.Л. Головкова, А.А. Динера, К.Р. Климиной, Н.Н. Ковтуна, Н.А. Колоколова, Э.Ф. Куцовой, В.А. Лазаревой, Н.В. Лантух, И.Б. Михайловской, Н.Г. Муратовой, И.Л. Петрухина, А.В. Победкина, А.Н. Разинкиной, С.А. Савченко, И.К. Севастьяник, Н.Н. Сенина, Н.В. Сидоровой, О.А. Суховой, Т.В. Трубниковой, Н.С. Чувашовой, Н.И. Шелепанова, Т.А. Шмаревой, Е.С. Шмелевой, Ю.К. Якимовича и ряда других ученых.

После реформы механизма судебного контроля (Федеральный закон № 433-ФЗ) сущность и доктрина «новой апелляции», отдельные элементы этого института стали предметом научно-практического анализа в трудах М.Т. Аширбековой, А.Р. Белкина, Ю.П. Боруленкова, В.Ю. Брянского, В.М. Быкова, В.В. Вандышева, А.А. Васяева, О.В. Волколуп, Л.А. Воскобитовой, Л.В. Головко, И.С. Дикарева, А.Ф. Закотянской, О.А. Калякина, В.И. Качалова, О.В. Качаловой, К.Р. Климиной, Н.Н. Ковтуна, Н.А. Колоколова, А.В. Кудрявцевой, В.А. Лазаревой, Н.Н. Мазиной, Л.Ф. Мартыняхина, С.А. Насонова, И.И. Никитченко, О.Н. Палиевой, В.Д. Потапова, Н.Ю. Решетовой, Б.А. Ринчинова, С.В. Рудаковой, А.В. Смирнова, В.П. Смирнова, Д.В. Сопова, Т.Ю. Проскуриной, А.А. Тарасова, Н.Т. Тришиной, А.С. Червоткина, С.В. Юношева, Р.В. Ярцева и др.

Непосредственно проблемами современного апелляционного производства занимались: Б.А. Ринчинов «Производство по уголовным делам в суде апелляционной инстанции в период судебно-правовой реформы» (г. Москва, 2013 г.); К.А. Комогорцева «Рассмотрение уголовных дел в апелляционном порядке по уголовно-процессуальному законодательству Российской Федерации» (г. Москва, 2013 г.); Н.Н. Мазина «Апелляционное производство в современном уголовном процессе России» (г. Казань, 2015 г.); С.А. Трухин «Предмет и пределы апелляционного разбирательства уголовных дел» (г. Москва, 2016 г.), Е.Р. Крайнова «Хронодискретное общеправовое исследование института апелляции в Российской империи и Российской Федерации» (г. Н. Новгород, 2016 г.) и др. Диссертационные исследования, в которых отражены отдельные аспекты апелляционного производства: В.Д. Потапов «Основные начала проверки судебных решений в контрольно-проверочных стадиях и производствах уголовно судопроизводства России» (г. Москва, 2013 г.); К.В. Ивасенко «Пределы прав вышестоящих инстанций при проверке судебных решений в апелляционном, кассационном и надзорном производствах» (г. Москва, 2014 г.); Т.Г. Бородинова «Институт пересмотра приговоров в современном уголовно-процессуальном праве Российской Федерации» (г. Краснодар, 2016 г.); И.С. Дикарев «Надзорно-кас­сационная форма пересмотра судебных решений в уголовном процессе: теоретические основы и пути совершенствования» (г. Волгоград, 2016 г.) и др.

Благодаря усилиям многих поколений отечественных ученых, в целом проблематика апелляционного производства (с нормативистского подхода) изучена достаточно подробно. Реже встречаются в исследованиях попытки выйти за рамки действующего закона и рассмотреть перспективу модернизации правовой модели апелляции в ином измерении – реальной судебной практике. Признавая вклад своих предшественников в разработку апелляционной проблематики, следует отметить, что комплексного исследования проблем современного апелляционного производства как реального правового явления еще не было. В настоящей работе такая попытка предпринимается с учетом накопленного опыта правоприменения и последних изменений законодательства. В современных исследованиях остались незамеченными дифференциация апелляционной формы на различных уровнях судебной системы, явление апелляционного полиморфизма, сворачивание состязательных процедур, фундаментальные противоречия в отечественном праве, которые обнажились судебной практикой. Непосредственно указанные проблемные вопросы современного апелляционного производства стали основой настоящего диссертационного исследования.

Объектом исследования является система уголовно-процес­суальных отношений, складывающихся и функционирующих в связи с обжалованием и пересмотром в апелляционном порядке итоговых и промежуточных решений суда первой инстанции, не вступивших в законную силу, а также закономерности развития уголовно-процессуального института апелляции.

Предмет исследования – уголовно-процессуальные нормы, регулирующие апелляционное производство, практика судов апелляционных инстанций по уголовным делам, а также научные разработки, имеющиеся в российской уголовно-процессуальной науке по исследуемой теме.

Целями диссертационного исследования стали выявление реального правового состояния апелляционного производства по уголовным делам в настоящее время, переработка отдельных положений учения об апелляции, определение наиболее острых проблемных аспектов современного апелляционного производства и разработка комплекса мер по их устранению или минимизации в контексте существующего контрольно-надзорного механизма, и, наконец, выработка предложений по созданию новой апелляции как части системы более справедливого уголовного судебного производства.

Для достижений этих целей были поставлены и решены следующие основные задачи:

1) изучить спектр научных воззрений на апелляцию, имеющихся в отечественной процессуалистике;

2) проанализировать и выработать собственное представление о сущности и назначении современного апелляционного производства;

3) определить новые содержательные моменты в общих условиях современного апелляционного производства через призму принципов уголовного процесса (прежде всего – диспозитивности);

4) дать оценку предмету и пределам апелляционного производства с позиции законодателя и складывающейся в настоящее время судебной практики;

5) изучить проблемные моменты в процессуальном положении субъектов, наделенных правом апелляционного обжалования, и сформулировать собственные предложения по их законодательной конкретизации;

6) проанализировать заложенный в законодательстве потенциал суда апелляционной инстанции по пересмотру решения суда, не вступившего в законную силу, по правилам суда первой инстанции и существующие для этого препятствия, связанные с судебным усмотрением;

7) рассмотреть особенности пересмотра в апелляционном порядке приговоров, постановленных на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, и предложить свое видение такого порядка на фоне предстоящего реформирования «суда присяжных»;

8) дать оценку возможности пересмотра судом апелляционной инстанции итогового судебного решения, постановленного в особом порядке судебного разбирательства;

9) разработать систему предложений по совершенствованию правового регулирования стадии апелляционного производства;

10) определить общие параметры перспективы судебно-контрольного механизма, основанного на модели апелляции.

Научная новизна исследования заключается в том, что были исследованы реалии современного апелляционного производства, выявлены существующие на практике правовые феномены (например, «апелляционного полиморфизма»), на которые ранее не обращалось внимания. Новизной отличается авторская концепция «новой апелляции» со свойственной ей технологией судебного доказывания, которая основана на достижениях нижегородской школы процессуалистов; воззрения автора, касающиеся общих свойств апелляции, правового положения ряда субъектов апелляционного производства, в том числе «осужденного», «оправданного». Восполнен недостаток в учении о системной роли апелляции в общей модели механизма судебного контроля и создании «процессуального фильтра» в стадии апелляционного производства. Отличаются новшеством предложения автора по решению отдельных проблем апелляционного производства, а именно: (1) дается оценка одному из наиболее значимых этапов судебного разбирательства в суде апелляционной инстанции – судебному следствию, который оказывает непосредственное влияние на результат рассмотрения дела судом апелляционной инстанции; (2) обосновывается необходимость пересмотра судебного решения, постановленного на основании вердикта коллегии присяжных заседателей в апелляционном порядке по общим правилам, а также возможность пересмотра приговора суда, постановленного в особом порядке судебного разбирательства в суде апелляционной инстанции.

Теоретическая значимость исследования определяется как системой теоретических положений, разработанных и обоснованных автором, так и итоговыми выводами и предложениями, которые призваны послужить необходимой основой для дальнейших теоретических исследований проблем апелляционной проверки, а также в качестве доводов к согласованию позиций и мнений в российской уголовно-процессуальной доктрине.

Практическая значимость работы состоит в том, что сформулированные в работе предложения и рекомендации могут найти непосредственное применение в практической деятельности судебных органов, органов прокуратуры и адвокатуры. Отдельные положения диссертации могут быть использованы в правотворческой деятельности при совершенствовании уголовно-процессуального законодательства.

Методологию и методы исследования составляют общенаучные и частнонаучные методы познания, используемые в науке уголовного процесса. Основными методами выступают методы диалектики, абстракции, аналогии, обобщения, классификации, логики. Кроме общенаучных методов познания, в работе использованы специальные методы: исторический, сравнительно-правовой, формально-юридический, социологический, метод моделирования, гипотетико-дедуктивный и иные методы научного познания.

Основные положения диссертационного исследования, выносимые на защиту:

1. На настоящий момент в реальном уголовном процессе сложились две модели апелляционной проверки судебных решений по уголовным делам. Одна практикуется в районных (городских) судах с момента восстановления института апелляции в нашем процессе, то есть с момента введения в УПК РСФСР 1960 года в 2000 году института мировых судей и апелляционного порядка обжалования судебных решений, не вступивших в законную силу. Данная модель представляет собой «полную апелляцию» – классическую процедуру, которая имеет корни в Уставе уголовного судопроизводства. Другая сложилась в судах субъектов Российской Федерации и в Верховном Суде Российской Федерации в ходе применения норм главы 45.1 УПК РФ и представляет собой «неполную» апелляцию, а по сути – кассацию с примесью апелляционных элементов. Следовательно, имеет место эффект дифференциации апелляционной уголовно-процессуальной формы.

Данное различие в практике толкования и применения норм главы 45.1 УПК РФ сложилось в силу как организационно-материальных причин (нехватка времени и пространства для ведения полной апелляции), так и в силу инерции правовой традиции – привычки судей федеральных судов высших звеньев судебной системы использовать метод кассации.

Научная доктрина создавшееся в сфере правоприменения положение объяснить не может, отсюда безрезультативные споры о правовой природе современного апелляционного производства, конкуренции учений о полной или неполной апелляции. Особо вредными следует признать попытки теоретического оправдания свертывания состязательных процедур в апелляционном производстве, которое распространилось в судах высшего звена судебной системы.

Надо прямо признать, что замысел законодателя на создание единого апелляционного порядка пересмотра всех судебных решений по уголовным делам не удался. Созданная модель апелляционного производства оказалась на практике недееспособной и не отвечает назначению уголовного судопроизводства.

Требуется системное изменение всего судебно-контрольного механизма, в основу которого должна быть положена классическая апелляционная модель.

2. Отсутствие действенных мер, направленных на уменьшение количества рассматриваемых судом апелляционной инстанции материалов, свидетельствует о необходимости создания своего рода процессуального фильт­ра – процедуры предварительного отбора апелляционных отзывов на предмет их соответствия стандарту «классической апелляции». Необходимо исключить автоматический запуск апелляционного механизма одним только фактом подачи апелляционной жалобы (представления). За основу процедуры отбора «апелляционных поводов» предлагается взять процедуру, существующую в «надзорно-кассационном производстве»: 1) изначально судья изучает поступившие апелляционные отзывы по документам, приложенным к ним, либо по материалам истребованного судьей уголовного дела; 2) впоследствии выносит постановление о передаче либо отказе в передаче апелляционных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда апелляционной инстанции.

3. Анализ тенденции изменений законодательства, а также позиций Конституционного Суда РФ и Пленума Верховного Суда РФ, произошедших после начала действия главы 45.1 УПК РФ, а также судебной практики позволили диссертанту сделать ряд выводов относительно основных правовых параметров апелляционной процедуры – общих условий апелляционного производства. Главный вывод состоит в том, что в целом правовой режим апелляционной процедуры претерпевает изменения относительно модели «классической апелляции», имеет место сворачивание принципов состязательного судебного разбирательства: непосредственности, гласности, равноправия сторон и пассивности председательствующего.

Наиболее ярко эта тенденция проявилась в изменении смысла запрета на поворот к худшему в стадии апелляционного производства: первоначальное смысловое ядро данного общего свойства апелляции, закрепленного в статье 389.24 УПК РФ.

Новый правовой стандарт допустимости возвращения уголовного дела судом прокурору сформировался под влиянием постановления Конституционного Суда РФ от 2 июля 2013 г. № 16-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Республики Узбекистан Б.Т. Гадаева и запросом Курганского областного суда»[9].

Современное уголовно-процессуальное право допускает возможность того, чтобы суд апелляционной инстанции возвратил уголовное дело прокурору для усиления обвинения и получения новых обвинительных доказательств. Такое положение негативно оценивается диссертантом.

4. Признак сокращения и ущемления основополагающих процессуальных гарантий прав личности в стадии апелляционного производства диссертант усматривает и в ограничении действия презумпции невиновности обвиняемого. В нормах уголовно-процессуального закона прямо предусмотрено, что апелляционному пересмотру подлежат судебные решения, не вступившие в законную силу. Закрепление в норме статьи 389.1 УПК РФ за обвиняемым, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, не вступивший в законную силу, статуса «осужденного» до рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции автоматически: 1) констатирует факт доказанности вины обвиняемого в совершенном преступлении; 2) предопределяет исход апелляционной проверки, что в общей совокупности свидетельствует об ущемлении конституционного права обвиняемого, закрепленного в ст. 49 Конституции РФ.

Для разрешения данного противоречия предлагается за лицами, в отношении которых вынесен приговор, не вступивший в законную силу, признать статус обвиняемого.

5. Правовая организация рассмотрения уголовного дела и, прежде всего, судебного следствия в апелляционной инстанции по действующему законодательству предоставляет суду широкие дискреционные полномочия по принятию решений, ограничивающих действие состязательности, непосредственности как неотъемлемых атрибутов судебной стадии уголовного судопроизводства, где дело разрешается по существу. Диссертант отстаивает позицию о необходимости предоставления участникам уголовно-процес­суальных отношений как со стороны защиты, так и со стороны обвинения большего объема прав, необходимых для защиты своей позиции по делу в суде апелляционной инстанции.

В связи с этим предлагаем ограничить конкретными нормативными предписаниями пределы усмотрения суда при принятии решений, касающихся определения предмета и пределов судебного следствия, отдельных судебных действий.

6. Предстоящее реформирование института «суда присяжных» только укрепило необходимость расширения полномочий суда апелляционной инстанции по пересмотру приговоров, постановленных на основании вердикта коллегии присяжных заседателей. Существующая система пересмотра указанных решений суда по своей правовой сути представляет собой кассационный пересмотр. С целью предоставления полноценной возможности апелляционной инстанции для реализации заложенного в ней потенциала необходимо закрепить право суда апелляционной инстанции пересматривать приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, в том числе ввиду несоответствия фактическим обстоятельствам дела.

7. Вывод о необходимости проверки соответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела в случае обжалования в апелляционном порядке решений, принятых в особом порядке (то есть в результате реализации так называемой «согласительной процедуры» фактообразования), по причине их несправедливости. В связи с тем, что сторона (стороны) оспаривает(ют) справедливость акта правосудия, суд апелляционной инстанции может быть поставлен перед необходимостью проведения повторного (дополнительного) доказывания его фактических оснований.

8. Совокупность представленных теоретических выводов развивается в следующих положениях юридико-технического характера, выносимых на защиту:

8.1. Для того, чтобы устранить законодательные противоречия по определению субъектов, которым принадлежит право апелляционного обжалования, предлагается в части 1 статьи 389.2 УПК РФ слова «сторонами» заменить словами «лицами, указанными в статье 389.1 УПК РФ».

8.2. В целях уточнения уголовно-процессуального статуса осужденного, оправданного как обвиняемого, в отношении которого вынесен обвинительный либо оправдательный приговор, который не вступил в законную силу, и законодательного закрепления полного перечня субъектов, обладающих правом апелляционного обжалования в соответствии с действующим уголовно-процес­суальным законодательством, предлагается в части 1 статьи 389.1 УПК РФ слова «осужденному, оправданному» заменить словами «обвиняемому, в отношении которого вынесен обвинительный либо оправдательный приговор».

Также считаем необходимым перечень апеллянтов дополнить субъектами, которых Верховный Суд РФ указал в своем постановлении от 27.11.2012 № 26 (пункт 2).

8.3. В рамках дальнейшей реализации предложенных изменений, закрепленных в положении 8.2., выносимом на защиту, необходимо уточнить перечень оснований, в соответствии с которыми лицо признается обвиняемым, и дополнить часть первую статьи 47 УПК РФ новым пунктом следующего содержания: «4) постановлен обвинительный либо оправдательный приговор, не вступивший в законную силу.».

8.4. Для соблюдения принципа равноправия сторон и предоставления равных возможностей как стороне обвинения, так и стороне защиты считаем целесообразным признать обязательным и не зависящим от усмотрения суда участие лиц, указанных в пункте 2 части 1 статьи 389.12 УПК РФ в заседании суда апелляционной инстанции, за исключением ситуаций, предусмотренных частями 4 и 5 статьи 247 УПК РФ, либо случаев, когда они письменно отказались от такого участия.

8.5. В целях систематизации уголовно-процессуальных норм, закрепляющих существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые порождают отмену или изменение судебного решения, предлагается статью 389.17 УПК РФ дополнить новой частью, в которую включить существенные нарушения, указанные в части 1 статьи 389.25 УПК РФ.

8.6. Считаем целесообразным поместить в единую норму, а именно статью 389.27 УПК РФ все исключительности, касающиеся оснований отмены или изменения приговоров, постановленных на основании вердикта коллегии присяжных заседателей либо в особом порядке.

8.7. Предлагается исключить часть 1.1. статьи 389.22, 389.25 УПК РФ для того, чтобы гармонизировать правовой механизм с учетом предложенных изменений законодательства, которые содержатся в положениях 8.5, 8.6, вынесенных на защиту.

Степень достоверности результатов исследования подтверждается:

– качественным совпадением авторских результатов с отдельными данными и выводами, опубликованными в монографических и иных работах, выполненных в науке уголовного процесса, а также других процессуальных отраслях отечественного правоведения по вопросам апелляционного производства по уголовным делам и судебного контроля;

– соответствием авторской позиции и предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства общему смыслу уголовно-процессуального закона и основам российской правовой системы, решениям Конституционного Суда РФ, общепризнанным нормам и принципам международного права, относящимся к проблематике исследования;

– эмпирической базой исследования, которую составили статистические данные о деятельности судебных органов в период с 2013 по 2016 годы; статистическая отчетность Генеральной прокуратуры РФ и Судебного департамента при Верховном Суде России; материалы 83 уголовных дел, решения по которым были отменены или изменены в порядке апелляции, а также 687 материалов апелляционных проверок за 2013–2015 годы во Владимирском и Нижегородском областном судах; данные интервьюирования 91 судьи областных и районных судов, 114 прокуроров, 149 адвокатов в Приволжском и Центральном федеральных округах.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования нашли отражение в девяти научных публикациях автора общим объемом 3,3 п. л. Они докладывались на международных научно-практических конференциях: «Компромисс в праве: теория, практика, техника» (V Бабаевский форум) (г. Н. Новгород, 30 мая 2015 г.); «Эффективность юридических процедур: теория, практика, техника» (VI Бабаевский форум) (г. Н. Новгород, 20–21 мая 2015 г.); «Новая теория уголовно-процессуальных доказательств» (г. Н. Новгород, 20–21 мая 2015 г.); «Научная школа уголовного процесса и криминалистики Санкт-Петербургского государственного университета и современная юридическая наука» (г. Санкт-Петербург, 10–11 июня 2015 г.); «Судебная власть в России: становление и развитие» (г. Симферополь, 22–25 июня 2015 г.); Международном круглом столе «Законотворческая, интерпретационная, правоприменительная техника в контексте культуры и межкультурной коммуникации» (г. Н. Новгород, 24–25 сентября 2015 г.). Материалы исследования внедрены в практическую деятельность Нижегородского областного суда; также они используются при проведении учебных занятий по дисциплинам «Уголовно-процессуальное право (Уголовный процесс)» в Нижегородской академии МВД России и «Уголовный процесс», «Особенности судебного разбирательства уголовных дел», «Судебное рассмотрение отдельных категорий уголовных дел» в Приволжском филиале Российского государственного университета правосудия.

Структура диссертации определена предметом, целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих 6 параграфов, заключения, списка литературы и приложения.

Основное Содержание работы

 

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы исследования, раскрывается степень научной разработанности проблемы, определяются цели и задачи, объект и предмет исследования, раскрываются методология, эмпирическая и теоретическая основы, показывается научная новизна работы, формулируются положения, выносимые на защиту, характеризуется теоретическая и практическая значимость диссертации, приведены сведения об ее апробации.

Глава первая «Теоретико-методологические основы исследования апелляционного производства в современном уголовном процессе России» включает три параграфа.

В первом параграфе «Общая характеристика правового механизма апелляционного производства в уголовном процессе» автором затрагиваются вопросы о сущности и назначении современного апелляционного производства.

Автором проводится сравнительный анализ апелляционной и кассационной правовой организации деятельности суда второй инстанции и выясняются преимущества первой, которые и стали причиной перехода на нее. Отдельное внимание диссертантом уделено вопросу целесообразности (полезности) апелляционной процедуры. Целесообразность апелляционной процедуры заключается непосредственно в ее процессуальных возможностях по отношении к другим методам проверки судебных решений, в присущих только ей правовых инструментах.

Однако вступление в силу обновленного порядка проверки судебных решений не приблизило российскую судебно-инстанционную систему к европейским стандартам и не избавило от своих фундаментальных недостатков, так как потенциал нового процессуального института реализуется далеко не в полной мере. Суды апелляционной инстанции часто отказывают сторонам в применении апелляционных инструментов: проведении следственных (судебных) действий и непосредственном исследовании доказательств.

Проведенное в ходе исследования интервьюирование федеральных судей, рассматривающих уголовное дело в апелляционной инстанции, показало, что позитивно оценивают результаты реформы 68% судей районных судов и 25% судей областных судов. При этом 70% опрошенных судей областных судов считают, что прежний – кассационный – порядок был лучше существующего апелляционного, из которых половина опрошенных полагает целесообразным вернуть прежнюю форму (кассацию).

Автором обосновывается вывод о неоднородности правовой природы апелляционного производства в современных условиях. Наработанная годами кассационная практика пересмотра уголовного дела сказалась на реорганизации апелляционной уголовно-процессуальной системы. Проведенный анализ судебной практики по пересмотру судебных решений в апелляционном порядке районными судами и судами субъектов Российской Федерации за 2013–2015 гг. позволил констатировать существование двух моделей апелляционного производства в уголовном процессе, которые реализуются на различных уровнях. Таким образом, автором обосновывается феномен «апелляционного полиморфизма».

Автором обосновывается необходимость более детальной регламентации подготовительного этапа судебного разбирательства в апелляционной инстанции. Предложено создать своеобразный фильтр, позволяющий суду апелляционной инстанции по аналогии с иными контрольно-надзорными инстанциями принимать решения о передаче апелляционных отзывов для рассмотрения в судебном заседании суда апелляционной инстанции при наличии оснований для пересмотра судебных решений в апелляционном порядке. В параграфе излагаются основные конструктивные элементы указанной процедуры.

Во втором параграфе «Общие свойства апелляционного производства» исследуются основополагающие нормативно-правовые требования к уголовно-процессуальной деятельности в стадии апелляционного производства.

Автор исходит из того, что общие условия того или иного уголовно-процессуального явления неразрывно взаимосвязаны с системой принципов уголовного судопроизводства и общим строем уголовного процесса.

В результате анализа различных подходов к пониманию принципов уголовного судопроизводства делается выбор в пользу доктринальной системы принципов, предложенной проф. В.Т. Томиным. Она положена в основу авторской трактовки системы общих свойств уголовно-процессуальной апелляции. В параграфе проанализированы способы «перевоплощения» и проявления принципов уголовного процесса в общих свойствах апелляции.

Обращаясь к рассмотрению общих свойств апелляции, автор указывает на неприемлемость подхода, основанного на подмене понятий «свобода обжалования» и «право апелляционного обжалования». По мнению диссертанта, тем самым нивелируются отдельные элементы, составляющие основу свободы обжалования, и презюмируется лишь право (возможность) на апелляционный пересмотр.

Диспозитивное начало в полной мере находит свое проявление в уголовно-процессуальном институте апелляции. Материальная диспозитивность выражается в законодательной возможности апелляционного обжалования решений суда первой инстанции, так как апеллянты, будучи субъектами диспозитивности, обладают свободой распоряжения своим правом как на подачу жалобы, так и на определение ее предмета и пределов. К субъектам диспозитивности следует отнести всех участников, наделенных правом апелляционного обжалования, в том числе и иных лиц, чьи права и законные интересы были нарушены судебным решением, а также государственного обвинителя и прокурора.

В третьем параграфе «Субъекты права апелляционного обжалования судебных решений» проводится детальный анализ правового положения лиц, которые вправе инициировать апелляционный пересмотр уголовного дела.

В параграфе прежде всего нашло обоснование положение о том, что прокурор выступает самостоятельным субъектом права на обжалование судебных решений, не вступивших в законную силу, в апелляционном порядке. Предлагается включение прокурора в перечень субъектов такого права, равно как и в число обязательных участников рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции. Диссертантом исследуется, какие препятствия и затруднения существуют для реализации данного положения в позитивном уголовно-процессуальном праве.

Обращается особое внимание на проблему оправданности одновременного участия в суде апелляционной инстанции двух представителей органа прокуратуры, а именно: государственного обвинителя и прокурора, подавшего апелляционное представление (или прокурора, явившегося в суд апелляционной инстанции для поддержания представления, поданного «государственным обвинителем», другим прокурором (нижестоящим). Современная правовая доктрина, воплощенная в действующем законе, допускает такого рода плюрализм. Представляется, что право апелляционного обжалования должно быть предоставлено обоим субъектам, как прокурору, так и государственному обвинителю. В досудебных стадиях контрольно-надзорные функции реализует прокурор, а в судебных стадиях государственный обвинитель обеспечивает законность и обоснованность предъявленного обвинения, реализуя вместе с тем правозащитную деятельность.

Автором отстаивается позиция о недопустимости использования понятий «осужденный», «оправданный» в стадии апелляционного разбирательства. По его мнению, в силу закона имеет место несоответствие уголовно-процессуального статуса осужденного, оправданного его фактическому положению при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции. На этапе апелляционного обжалования судебного решения таких субъектов, как осужденный и оправданный, существовать не может, хотя бы потому, что судебное решение еще не вступило в законную силу. Сообразно действию презумпции невиновности обвиняемого, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, нельзя признать осужденным. Делается вывод о том, что необходимо внести изменения в часть первую статьи 389.1 УПК РФ и уточнить уголовно-процессуальный статус лица, в отношении которого решался основной вопрос по уголовному делу.

В параграфе обосновывается обязательность участия в судебном заседании субъектов, указанных в пункте 2 части первой статьи 389.12 УПК РФ и предлагается проект поправок в указанную норму. Кроме того, данные эмпирических изысканий позволяют заключить, что норма, содержащаяся в части третьей статьи 389.12 УПК РФ относительно явки в судебное заседание некоторых участников, не всегда является препятствием для рассмотрения уголовного дела. На практике суды отказывают в удовлетворении ходатайства осужденного на участие в судебном заседании, а также в случае неявки осужденного, участие которого ранее было признано обязательным, в судебное заседание, не признают таковое препятствием для рассмотрения уголовного дела.

Глава вторая «Проблемы правовой организации апелляционного производства в уголовном процессе России» состоит из трех параграфов.

В параграфе первом «Судебное следствие в современном апелляционном производстве по уголовным делам» исследуется проблематика представления и исследования доказательств в суде апелляционной инстанции.

Автор исходит из того, что судебное доказывание составляет основное содержательное ядро апелляционного производства. Обоснованность такого вывода заключается в том, что именно в судебном следствии происходит формирование оснований для принятия судом апелляционной инстанции решений по делу, как промежуточных, так и итоговых.

Через анализ стандартов судебного следствия, сложившихся в суде апелляционной инстанции, наглядно проявляется дуализм процедуры проверки судебных решений, не вступивших в законную силу. Первая модель апелляционного производства реализуется на уровне районных судов и представляет собой «полную» апелляцию, включающую более или менее полное следствие, а вторая модель функционирует в судах субъектов Федерации и наиболее походит на «неполную» апелляцию, или на кассацию с примесью апелляционных элементов.

Диссертант исходит из того, что судебное следствие, то есть расследование судом с участием сторон фактических обстоятельств дела, должно иметь место во всех судебных процедурах, где судом принимается решение итоговое или промежуточное, по главному вопросу уголовного дела или вспомогательному, но главное – связанных с оценкой фактов. В апелляционном производстве по самой его сути должно проводиться судебное следствие. Однако только при одном принципиальном условии, а именно: если на этом настаивает сторона или обе стороны для того, чтобы обосновать фактическими материалами свои утверждения
перед судом.

Основное препятствие для установления практики проведения судебного следствия в современном апелляционном производстве состоит в нежелании председательствующего (и отсутствии реальной возможности) проводить расследование обстоятельств дела. И даже предписываемый законом «ревизионный» метод апелляционной проверки на деле превращается в кассационную – формализованную процедуру исследования документов, содержащих доказательственную информацию. Между тем проведение судебного следствия заново в объеме, необходимом для формирования внутреннего убеждения судьи, на основе судебного доказывания, произошедшего в судебном заседании, должно стать реальностью судопроизводства, войти в «обыкновение» суда апелляционной инстанции. Только тогда институт апелляции будет выполнять свое подлинное назначение в уголовном процессе. По мнению диссертанта, чтобы сделать это, надо освободить суд апелляционной инстанции от бессодержательных, формальных апелляционных жалоб. Предметом апелляционной проверки во всеоружии технологий доказывания должны быть только те дела, которые этого заслуживают по предварительной оценке и решению судьи, который должен быть уполномочен это делать в рамках контрольной процедуры отбора уголовных дел для запуска апелляционного механизма.

Во втором параграфе «Пересмотр в апелляционном порядке приговоров, постановленных на основании вердикта коллегии присяжных заседателей» анализируются особенности действия апелляционного правового механизма по делам, которые были рассмотрены судом с участием присяжных заседателей.

Законодатель создал модель «абсолютной апелляции», допустив к апелляционному пересмотру все решения суда первой инстанции, включая приговоры, вынесенные судом с участием присяжных заседателей. Это весьма спорное решение с позиции классической уголовно-процессуальной мысли. В целом автор считает неправильным допущение пересмотра судебных решений, постановленных на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, в суде апелляционной инстанции. Однако ввиду сложившихся реалий, созданных уголовно-процессуальным законом, нужно ставить вопрос о совершенствовании имеющегося правового механизма пересмотра приговоров, постановленных судом с участием присяжных заседателей. В связи с этим диссертант предлагает поместить в отдельную статью уголовно-процессуальные нормы, касающиеся особенностей пересмотра приговора, постановленного на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, а также оснований и правовых последствий отмены и изменения такого приговора. Такая правовая конструкция сделает более эффективным правоприменение.

В параграфе излагается позиция автора по отдельным элементам существующего правового механизма апелляционной проверки приговоров, вынесенных судом с участием присяжных заседателей. Диссертантом критикуется существование такого апелляционного основания для пересмотра приговоров, вынесенных судом с участием присяжных заседателей, как «несправедливость приговора», однако предлагать исключить это основание, по-видимому, будет неконструктивным. Изучение судебной практики позволило автору выделить специальные правовые стандарты существенности нарушений уголовно-процессуального закона, которые приводят к безусловной отмене или изменению приговора, вынесенного судом с участием присяжных заседателей.

Особое внимание обращено на возможные новые проблемы действия существующего механизма апелляции ввиду предстоящего реформирования «суда присяжных». Автор полагает, что целесообразным было бы создание новой системы апелляционных оснований для новой модели суда присяжных с учетом зарубежного опыта.

В третьем параграфе «Пересмотр в апелляционной инстанции судебных решений, постановленных в особом порядке судебного разбирательства» проводится анализ особенностей апелляционной проверки судебных решений, поставленных в особом порядке.

Автором диссертации дается скептическая оценка концепции о договорном способе установления фактов по уголовным делам. Предпочтение отдается доктрине активности судьи и «несвязанность» его внутреннего убеждениями позицией сторон. Если стоять на этой основе, то надо признать, что суд апелляционной инстанции также активен и также не может быть ограничен формальными ограничениями для проверки фактических обстоятельств дела, если поставлены под сомнения факты, положенные в основу обвинительного приговора, постановленного в особом порядке судебного разбирательства. Однако отмена существующего запрета на апелляционное обжалование по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 389.15 УПК РФ (равно как и игнорирование его), ведет к слому всей правовой конструкции особого порядка судебного разбирательства. Этот институт обессмысливается. Этого нельзя допустить. Поэтому нужна «золотая середина», а именно: при сохранении запрета на использование общего апелляционного основания «несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела» допустить разумные изъятия из него и тем самым оправдать проведение в суде апелляционной инстанции судебного следствия для установления, проверки фактических обстоятельств по делу для устранения судебных фактических ошибок, несправедливости, неправильного применения уголовного закона.

Находит обоснование авторский подход к правовой организации апелляционной проверки итоговых судебных решений, выносимых в формате особого порядка судебного разбирательства, который состоит в том, чтобы, с одной стороны, сохранить запрет, сформулированный в статье 389.27 УПК РФ, но с другой, – допустить возможность исследования судом апелляционной инстанции в первую очередь тех фактов, которые были предметом (ограниченного) судебного следствия и повлияли на применение уголовного закона, вид и размер наказания, и в конечном итоге на справедливость приговора. Кроме того, предлагаемая концепция полной апелляции не исключает установления и любых иных фактических обстоятельств и проверки выводов суда на соответствие этим обстоятельствам.

Автор приходит к выводу о необходимости проверки соответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела в случае обжалования в апелляционном порядке решений, принятых в особом порядке (то есть в результате реализации так называемой «согласительной процедуры» фактообразования) по причине их несправедливости. В связи с тем, что сторона (стороны) оспаривает(ют) справедливость акта правосудия, суд апелляционной инстанции может быть поставлен перед необходимостью проведения повторного (дополнительного) доказывания его фактических оснований.

В заключении подводятся итоги исследования и определяются направления дальнейшей работы по исследуемой теме.

 

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

Статьи в российских рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК при Минобрнауки России:

  1. Романова, А. А. Изъятия из запрета на поворот к худшему в стадии апелляционного производства по уголовному делу / А. А. Романова // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2015. – № 2 (30). – С. 182–186.
  2. Романова, А. А. Пересмотр в суде апелляционной инстанции приговора, постановленного на основании вердикта коллегии присяжных заседателей / А. А. Романова // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2015. – № 4 (32). – С. 274–279.
  3. Романова, А. А. Прокурор в стадии апелляционного производства по уголовному делу / А. А. Романова // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. – 2015. – № 4 (68). – С. 125–128.
  4. Романова, А. А. К вопросу об отмене оправдательного приговора, постановленного на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, в суде апелляционной инстанции / А. А. Романова // Уголовное право. – 2016. – № 1. – С. 112–114.

 

Иные статьи:

  1. Шоникова, А. А. (Романова, А. А.) К вопросу о круге лиц, наделенных правом апелляционного обжалования в уголовном процессе России / А. А. Шоникова (А. А. Романова) // Проблемы юридической науки в исследованиях докторантов, адъюнктов и соискателей : сборник научных трудов / под ред. М. П. Полякова, Д. В. Наметкина. – Нижний Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2014. – Вып. 20. – С. 159–163.
  2. Шоникова, А. А. (Романова, А. А.) Субъекты права на подачу апелляционной жалобы на решения суда первой инстанции, не вступившие в законную силу / А. А. Шоникова (А. А. Романова) // XIX Нижегородская сессия молодых ученых: гуманитарные науки [сессия посвящена 300-летию со дня основания Нижегородской губернии: доклады] : сборник научных трудов / отв. за вып. И. А. Зверева. – Княгино : НГИЭИ, 2014. – С. 186–189.
  3. Романова, А. А. Реализация принципа диспозитивности на стадии апелляционного обжалования судебного решения / А. А. Романова // Вестник Нижегородской правовой академии – 2015. – № 4 (4). – С. 81–83.
  4. Романова, А. А. К вопросу о примирении сторон в суде апелляционной инстанции / А. А. Романова // Проблемы юридической науки в исследованиях докторантов, адъюнктов и соискателей : сборник научных трудов / под ред. М. П. Полякова, Д. В. Наметкина. – Нижний Новгород : Нижегородская академия МВД России, 2015. – Вып. 21. – С. 191–196.
  5. Романова, А. А. К вопросу о правовой культуре «профессиональ­ных» участников судебного разбирательства суда апелляционной инстанции / А. А. Романова // Проблемы юридической науки в исследованиях докторан­тов, адъюнктов и соискателей : сборник статей / под ред. М. П. Полякова, Д. В. Наметкина. – Нижний Новгород : Нижегородская академия МВД России, 2016. – Вып. 22. – С. 159–165.

 Общий объем опубликованных работ – 3,3 п. л.

  

Тираж 110 экз. Заказ № ___

 Отпечатано в отделении полиграфической и оперативной печати

Нижегородской академии МВД России.

603950, Нижний Новгород, Бокс-268, Анкудиновское шоссе, 3

 


[1] Проявившийся в различиях по (1) технологиям доказывания и принятия решений судом второй инстанции (в том числе реальном наличии элементов судебного следствия, непосредственного исследования доказательств), (2) формированию предмета и пределов судебного разбирательства, (3) организации судебного заседания и пр.

[2] Подробнее см. об этом: Пояснительная записка к проекту федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации». URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/ %28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=402468-5&02 (дата обращения: 25.09.2016).

[3] Очередным примером создания нежизнеспособного нового апелляционного основания стало основание, введенное Федеральным законом от 3 июля 2016 г. № 322-ФЗ. См.: О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросу совершенствования порядка судопроизводства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве: федеральный закон от 3 июля 2016 г. № 322-ФЗ // Российская газета. 2016. 8 июля.

[4] Сведения Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации. URL: http://www.cdep.ru/ (дата обращения: 17.01.2017); Статистические данные Верховного Суда Российской Федерации. URL: http://www.supcourt.ru/ (дата обращения: 17.01.2017).

[5] Данные, полученные в ходе интервьюирования судей судов субъектов Федерации, говорят о том, что судьи просто физически не могут пересмотреть тот объем уголовных дел, которые поступают в апелляционную инстанцию. Большинство из проин­тервьюированных судей согласились с ведением своего рода «процессуального фильтра», который позволял бы им отбирать те уголовные дела, по которым надо действительно проводить полноценную апелляционную процедуру.

[6] Процент дел, пересмотренных в эти годы в кассационном порядке, колеблется в пределах 1–3% уголовных дел; а в надзорном проверке – менее 0,1% дел.

[7] Использование сути кассационного метода проверки судебных решений, не вступивших в законную силу, очевидно, объективно детерминировано сложившейся уголовно-процессуальной системой, существующими правовыми стандартами правоприменения и неформальными детерминантами поведения судей.

[8] Всероссийский съезд судей. 6 декабря 2016 г. // URL: http://kremlin.ru/events/president/ news/53419 (дата обращения: 16.12.2016).

[9] Вновь Конституционный Суд РФ подтвердил свою позицию по данному вопросу в определении от 14 января 2016 г. № 15-О «По запросу Курганского областного суда о проверке конституционности положений статьи 252, части первой статьи 389.13, части третьей статьи 389.20 и части первой статьи 389.24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // СПС КонсультантПлюс (дата обращения: 30.03.2016).

 


См.: Полный текст диссертации.


Краткое резюме по автореферату и диссертации:

Избранная автором тема диссертационного исследования представляется актуальной и значимой. Апелляционное производство позволяет выявить и устранить судебные ошибки еще до вступления судебного решения в законную силу, а потому данная работа представляется особенно перспективной,ее назначением должно являться усовершенствование, переформатирование стадии апелляционного производства. Изложенный А.А. Романовой материал позволяет изучить сущность и содержание данной стадии в ретроспективе, разглядеть множество имеющихся проблемных вопросов:1) обжалованию подлежат приговоры, постановленные на основании вердикта коллегии присяжных заседателей. Однако: в суде 1-й инстанции представители от народа выразили свое мнение от лица всего общества, это мнение не может быть заменено позицией судей-профессионалов; 2) рассмотрена качественная сторона апелляционного производства: полная и неполная апелляция и др. Особенно импонирует предложение ученого о целесообразности закрепления за лицом, в отношении которого вынесен приговор, не вступивший в законную силу, статуса ОБВИНЯЕМОГО и др. Работа является серьезным подспорьем для преподавателей, в том числе при подготовке к семинарским занятиям. Спасибо Ученому за проделанный труд!!!