Трефилов А. А. Уголовный процесс зарубежных стран. Том 2. М., 2018. С. 1006.

Трефилов А. А. Уголовный процесс зарубежных стран. Том 2. Военное уголовное судопроизводствоШвейцари; Ювенальное уголовное судопроизводство Швейцари; Противодействие коррупции в швейцарской юстици; Правоохранительные органы и правосудие в кантонах Ааргау и Берн. М., 2018. С. 1006.

Настоящая монография продолжает авторскую 15-томную серию научных работ, посвящённых комплексному исследованию уголовного судопроизводства и правоохранительных органов немецко- и испаноязычных государств, а также стран СНГ.  

В томе 2 рассмотрены военное и ювенальное уголовное судопроизводство в  Швейцарии, противодействие коррупции в системе юстиции, а также особенности правоохранительных органов и правосудия в кантонах Ааргау и Берн. Работа может быть полезна всем, кто интересуется российским и зарубежным уголовным процессом, вопросами организации отечественных и иностранных правоохранительных органов, уголовно-процессуальной лексикой швейцарского диалекта немецкого языка, правовой системой Швейцарии и её кантонов, а также их культурой.

Трефилов Александр Анатольевич - кандидат юридических наук, старший научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации (ИЗиСП). Электронный адрес для научной переписки: trefilovaa1989@gmail.com

Рецензенты:

  • Алексеева Т.М. - кандидат юридических наук, государственный гражданский служащий, старший преподаватель кафедры уголовно-правовых дисциплин МФЮУ
  • Коротаевская А.А. - старший преподаватель кафедры иностранных языков юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

Оглавление

Вступление 10

Раздел 1 27

Глава 1. Концептуальные основы военного уголовного судопроизводства Швейцарии 27

§ 1. История военного уголовного процесса. Дискуссия об упразднении военной юстиции. Источники военного уголовно-процессуального права....28

§ 2. Основы военного уголовного права 33

§ 3. Принципы военного уголовного процесса 37

§ 4. Субъекты военного уголовного процесса 41

§ 5. Доказывание и следственные действия 50

§ 6. Меры принуждения 52

§ 7. Предварительное производство 54

§ 8. Подготовка дела к судебному разбирательству 65

§ 9. Производство в суде первой инстанции 67

§ 10. Пересмотр приговоров и иных судебных решений 75

§ 11. Исполнение приговоров 81

Глава 2. Концептуальные основы ювенального уголовного судопроизводства Швейцарии 84

§ 1. История ювенального уголовного процесса. Кантональные модели его организации. Источники современного ювенального уголовно-процессуального права 86

§ 2. Основы ювенального уголовного права 94

§ 3. Общие положения ювенального уголовного процесса 104

§ 4. Принципы ювенального уголовного процесса 108

§ 5. Субъекты ювенального уголовного процесса 111

§ 6. Меры принуждения 117

§ 7. Досудебное (предварительное) производство 121

§ 8. Производство в суде первой инстанции 124

§ 9. Пересмотр приговоров и иных судебных решений 129

§ 10. Исполнение приговора 129

§ 11. Ювенальное уголовное судопроизводство в Швейцарии и России: компаративный анализ. Правовые подходы, которые:

a) есть в России, но отсутствуют в Швейцарии 131

b) есть в Швейцарии, но отсутствуют в России 132

Глава 3. Противодействие коррупции в швейцарской юстиции 137

§ 1. Система антикоррупционного законодательства 139

§ 2. Процессуальные механизмы, содействующие борьбе с коррупцией 143

§ 3. Ответственность за коррупционные правонарушения:

a) дисциплинарная ответственность 147

b) уголовная ответственность 149

Глава 4. Уголовный процесс и правоохранительные органы в кантонахАаргау и Берн: история, современное состояние 155

Часть 1. История уголовного судопроизводства 158

§ 1. Общая характеристика отменённых УПК кантонов Ааргау и Берн 158

§ 2. Принципы уголовного процесса 159

§ 3. Субъекты уголовного процесса 167

§ 4. Доказывание и следственные действия 177

§ 5. Меры принуждения 179

§ 6. Предварительное производство 183

§ 7. Подготовка дела к судебному разбирательству 191

§ 8. Производство в суде первой инстанции 192

§ 9. Пересмотр приговоров и иных судебных решений 196

Часть 2. Современная система правоохранительных органов 204

§ 1. Суд 204

§ 2. Прокуратура 209

§ 3. Адвокатура 211

Часть 3. Преступность 220

Вместо заключения 222

Приложение 1. Иллюстрации (Ааргау) 224

Приложение 2. Иллюстрации (Берн) 232

Приложение 3. Статистические данные о преступности в Ааргау и Берне в сравнении с другими кантонами 241

Приложение 4. Статистические данные о преступности в Ааргау 248

Приложение 5. Статистические данные о преступности в Берне 253

Приложение 6. Обзор нормативных источников 286

Приложение 7. Обзор доктринальных источников 290

Приложение 8. Терминология уголовного процесса Швейцарии, кантонов Ааргау и Берн 298

Приложение 9. Перевод на русский язык ст. 1-11 Военного УК Швейцарии1927 года 346

Приложение 10. Перевод на русский язык ст. 1-21, 68, 70 швейцарского Федерального закона о защите населения и гражданской обороне 2002 года 355

Приложение 11. Перевод на русский язык Военного УПК Швейцарии 1979 года 365

Приложение 12. Перевод на русский язык Постановления об осуществлении военного уголовного судопроизводства 1979 года 437

Приложение 13. Перевод на русский язык Ювенального УПК Швейцарии 2009 года 471

Приложение 14. Перевод на русский язык Ювенального УК Швейцарии 2003 года 494

Приложение 15. Перевод на русский язык утратившего силу УПК Ааргау 1958 года 520

Приложение 16. Перевод на русский язык Конституции Ааргау 1980 года 621

Приложение 17. Перевод на русский язык Закона Ааргау об организации судов 2011 года 665

Приложение 18. Перевод на русский язык утратившего силу УПК Берна 1995 года 689

Приложение 19. Перевод на русский язык Конституции Берна 1993 года...845 Приложение 20. Перевод на русский язык Закона Берна об организации судебных органов и прокуратуры 2009 года 890

Раздел II ... 935

§ 1. Тесты к томам 1-2 935

§ 2. Задачи к томам 1-2 955

§ 3. top-100 вопросов уголовно-процессуальной компаративистики 987

Раздел III

Немецко-язычные доклады и статьи автора монографии, подготовленные в 2017 году 995


 

Вступление

Настоящая монография продолжает авторскую 15-томную серию научных работ, посвящённых комплексному исследованию уголовного судопроизводства и правоохранительных органов немецко- и испаноязычных государств, а также стран СНГ. Выражаем надежду, что данные исследования хотя бы отчасти восполнят пробелы в российской уголовно-процессуальной компаративистике, а также будут способствовать дальнейшему изучению судопроизводства в зарубежных правопорядках.

Последовательность изложения материала во всех томах предполагается одинаковой: вначале приводится монографическое исследование, затем - перевод на русский язык уголовно-процессуальных кодексов, законов о судебной системе, а также других важнейших нормативно-правовых актов. Перевод представлен в виде постатейной таблицы, чтобы читателю было легче понять используемую автором терминологию, а также самостоятельно оценить качество перевода. Кроме того, каждый том содержит фотографии зданий судебных и других правоохранительных органов, а также актуальные статистические данные о преступности.

В томе 1 рассмотрены основные положения уголовно-процессуальной компаративистики, исследованы: современное судопроизводство в Швейцарии по УПК 2007 года, основные принципы правосудия по уголовным делам, доказывание, следственные действия, меры принуждения, движение дела по стадиям, исполнение приговоров и другие вопросы.

В томе 2 проанализированы современное военное и ювенальное уголовное судопроизводство в Швейцарии, противодействие коррупции в системе юстиции, а также особенности правоохранительных органов и правосудия в кантонах Ааргау и Берн. К данной монографии прилагается сборник задач (казусов), а также перечень из 100 компаративно-значимых вопросов уголовного процесса (ранее он был опубликован в томе 1, однако мне показалось целесообразным его модернизировать). Данная работа может быть полезна всем, кто интересуется российским и зарубежным уголовным судопроизводством, вопросами организации отечественных и иностранных правоохранительных органов, уголовно-процессуальной лексикой швейцарского диалекта немецкого языка, правовой системой Швейцарии и её кантонов, указанных выше, а также их культурой.

1. Актуальность ювенального уголовного процесса Швейцарии не вызывает никаких сомнений. В данном государстве принят и действует Ювенальный УПК, не имеющий аналогов в других правопорядках. Большинство российских юристов, психологов, педагогов давно пришли к тому, что уголовное судопроизводство в отношении взрослых и детей должны вестись дифференцировано, то есть по разным правилам. Много ли сделал для реализации такого подхода отечественный законодатель? Достаточно ли для эффективного функционирования ювенальной юстиции одной главы УПК РФ или же необходим самостоятельный автономный комплексный акт (Кодекс)? Какие полезные подходы можно обнаружить в швейцарской правовой системе в части уголовного правосудия по делам несовершеннолетних?

2. Военный уголовный процесс Швейцарии также представляет интерес для компаративного анализа. При изучении русско-язычной библиографии нам удалось обнаружить всего один источник, изданный в начале XX века . Позднее данный вопрос не поднимался в монографиях, журнальных статьях, иных публикациях ни разу, о чём можно судить по общедоступным каталогам библиотек. Крайне мало литературы по этой теме и в самой Швейцарии. Как известно, последнюю войну она вела в 1499 году, когда отделялась от Священной Римской Империи. Мы не будем лукавить и убеждать читателя в актуальности данной темы. Она, по нашему мнению, действительно, является мало актуальной3, но при этом достаточно интересной (как известно, любопытство - главный двигатель компаративистики).

Кроме того, поскольку мы поставили цель системно рассмотреть уголовно-процессуальное право Швейцарии, нельзя, проанализировав «общий» и ювенальный УПК, пройти мимо «военного». Насколько последний кодекс отличается от первых двух? Данные различия имеют концептуальный характер, связаны со многими важнейшими институтами или же они касаются лишь отдельных процессуальных норм? Затрагивают ли данный Кодекс новейшие тенденции развития уголовного судопроизводства или же он «законсервировался» и остаётся неизменным? Есть ли объективные причины для принятия Военного УПК в России?

3. Противодействие коррупции является актуальным направлением уголовной политики любого цивилизованного государства. Вдвойне досадно, когда тот, кто призван бороться с преступными деяниями, сам берёт и даёт взятки, допускает злоупотребление должностными полномочиями и их превышение. Почему в Швейцарии в 2016 году зарегистрировано только 10 случаев получения взятки4? В чём лекарство от коррупции? Какие средства её предупреждения (уголовно-правовые, процессуальные, криминологические и т.д.) были разработаны в этой стране и из года в год показывают свою эффективность? Не взять ли нам на вооружение некоторые из них?

4. Совсем непонятным и лишённым смысла может показаться читателю обстоятельное исследование полностью отменённых в 2011 году уголовно- процессуальных кодексов кантонов Ааргау и Берн, перевод которых на русский язык прилагается к настоящему изданию. Предвосхищая возможные вопросы, отмечу, что данные акты позволяют лучше понять генезис действующего единого УПК Швейцарии. Отдельные нормы его разработчики позаимствовали из прежних кантональных актов, другие - из кодексов соседних государств, наконец, третьи - не имеют каких-либо аналогов и являются результатом работы кодификационной комиссии. Как повлияли УПК Ааргау и Берна на единый УПК Швейцарии? Какие воплощённые в них подходы актуальны и в настоящее время, а какие показали свою неэффективность? Что полезного можно извлечь из отменённых кантональных кодексов российскому законодателю? Не лукавят ли Конституция Швейцарии и единый УПК этой страны, утверждая, что уголовный процесс отныне находится в исключительном ведении федерации? Какие вопросы судоустройства и судопроизводства по-прежнему регулируются непосредственно на кантональном уровне? Как устроена современная система правоохранительных органов в кантонах Ааргау и Берн? Мы попробуем найти ответы на данные вопросы в нашем исследовании, которое в этой части предметно и методологически находится одновременно на стыке сразу двух наук: уголовного процесса и истории государства и права.

Почему именно эти немецко-язычные кантоны взяты для компаративного анализа? С целью обеспечения репрезентативности. В настоящее время Берн - условная столица Швейцарии (тем не менее Конституция этой страны официально не закрепляет за каким-либо городом указанный статус), а Ааргау - скорее, «провинциальный» кантон. Берн - крупный деловой, финансовый и туристический «бизнес-центр», Ааргау - прежде всего, сельский, аграрный кантон. Берн имеет долгую историю, он образован в 1353 году; Ааргау - напротив, достаточно молодой регион, возникший в период наполеоновских войн в 1803 году5 (к слову говоря, нынешняя территория Ааргау ранее была частью Берна6). Население кантона Берн составляет почти 1 млн. человек, а в Ааргау проживают лишь 600 тыс. Площадь кантона Берн7 - 5959 км.2, у Ааргау в 4 раза меньше -1403,8 км.2 Берн - один из самых криминальных кантонов: в 2015 году он после Цюриха, Во и Женевы занял 4 место по количеству совершённых преступлений (55.935); Ааргау, напротив, находится в середине списка (26.876). Ясное дело, что преступность в этих кантонах в силу географических, социологических и других условий различается, а средства борьбы с ней, в том числе процессуальные механизмы, не могут быть одинаковыми. Наконец, отметим, что Берн - двуязычный кантон, в котором официальный статус имеют немецкий и французский языки (ч. 1 ст. 6 кантональной Конституции) , в Ааргау государственным языком является только немецкий (§ 71а кантональной Конституции). Указанное обстоятельство обусловило заметное влияние французского права на уголовный процесс Берна (далее оно достигло кантона Ааргау, в котором мы также находим его следы).

В 2016-2017 годах тема российско-швейцарского сотрудничества в сфере борьбы с преступностью, а также уголовный процесс рассматриваемого государства отнюдь не потеряли свою актуальность в силу ряда практических и теоретических причин.

Практические причины. Во-первых, в 2017 году был назначен новый посол Швейцарии в России. Им стал Ив Росье - известный дипломат и юрист, ранее проходивший службу в Министерстве иностранных дел, а также в течение 8 лет руководивший Федеральным ведомством социального страхования. Швейцарско-российский правовой портал отмечает, что «впервые дипломат такого высокого ранга займет место главы посольства Швейцарии в Москве» 9. В этой связи выражаем надежду на дальнейшее тесное сотрудничество данных государств по широкому кругу вопросов, в том числе в сфере уголовного судопроизводства.

Во-вторых, Россия и Швейцария продолжают текущее, повседневное сотрудничество по уголовным делам, ибо предпосылки для этого имеются. Так, по утверждению «Новой газеты», в сентябре 2016 года «после возбуждения уголовного дела в отношении бывшего полковника МВД России Дмитрий Захарченко на швейцарских счетах его родственников обнаружены около 300 млн. евро»10. Возврат данной суммы (если информация о ней всё-таки соответствует действительности) потребует составления юридически обоснованного запроса об оказании правовой помощи в соответствии с положениями УПК России и Швейцарии, а также нормами международного права.

23 декабря 2017 года швейцарские, украинские и российские СМИ сообщили, что в аэропорту Женевы по запросам российских властей задержан экс-премьер Украины Арсений Яценюк11. По данным Следственного комитета РФ, в 1990-ых гг. он воевал на территории Чеченской республики против федеральных вооружённых сил. Пресс-служба экс-премьера сообщила, что срок задержания составил не более 10 минут, после чего его отпустили.

Кроме того, 29 сентября 2017 года СМИ сообщили, что в Швейцарии снята с аукциона картина Ивана Айвазовского «Море», которая была похищена из собрания музея-заповедника «Дмитровский Кремль» ещё в 1976 году. Её стоимость оценивается приблизительно в 1 млн. долларов. В настоящее время МВД России ведёт работу по её возвращению на территорию РФ12.

В-третьих, для того, чтобы на территории Швейцарии нашим соотечественникам российские консульские учреждения и адвокаты могли оказывать надлежащую правовую помощь, им необходимо обладать достаточными знаниями уголовного процесса этой страны, в том числе относительно его кантональных особенностей. Согласно Ежегодному полицейскому криминально-статистическому отчёту (Polizeiliche Kriminalstatistik. Jahrbericht) , в 2016 году в Швейцарии привлечены к уголовной ответственности 202 россиянина. Из них 96 - постоянно пребывающие, 41 - ищущие убежище, 65 - иные граждане РФ (прежде всего туристы).

В российской прессе широко освещался следующий случай. 23 марта 2016 года в Базеле был арестован россиянин, работавший сотрудником охранного предприятия. «По версии следствия, он, не предупредив полицию и организаторов всемирной часовой выставки «Baselworld», заложил муляж взрывного устройства, а затем громко закричал, что в экспозиционном зале обнаружена бомба. Это вызвало беспокойство среди участников и посетителей выставки и последующую панику. На место происшествия прибыла полиция, которая выяснила, что речь идет о ложной тревоге. Эвакуация людей из экспозиционного зала не проводилась, но участников закладки «бомбы» арестовали. Обвиняемые объясняют свои действия необходимостью проверить эффективность мер по обеспечению безопасности выставки после серии терактов в Бельгии»14.

Швейцарское издание «20 minuten» сообщает, что 15 августа 2017 года двое болельщиков московского футбольного клуба ЦСКА избили мигранта из Туниса на вокзале швейцарского города Берн. Инцидент произошел после того, как тунисец вытянул кошелек у одного из российских фанатов и пытался с ним убежать. Мигранта с тяжелыми черепно-мозговыми травмами доставили в больницу, а его сообщника и болельщиков задержали. Отмечается, что на вокзал фанаты пришли после матча ЦСКА с местным клубом «Янг Бойз»15 (статья озаглавлена «ZSKA-Fan schlagt Taschendieb spitalreif»).

В-четвёртых, совершаемые в Швейцарии преступления затрагивают правомерные интересы российских граждан и юридических лиц. Так, РБК сообщает, что 13 октября 2016 года в аэропорту Женевы в связи с телефонным терроризмом на длительное время был задержан вылет самолёта авиакомпании «Аэрофлот» в Москву. «После этого пассажиров доставили в терминал для дополнительного досмотра. Сотрудники аэропорта также проводят дополнительный осмотр самолета и багажа пассажиров. По предварительной информации, полиция ... задержала и допрашивает звонившего»16. В данном случае имеются основания для предъявления гражданского иска в уголовном процессе, опять же по нормам УПК рассматриваемого государства.

В-пятых, Федеральным законом от 03.07.2016 УПК РФ был дополнен главой 51.1 (ст. 446.1-446.5), которая предусматривает прекращение уголовного дела или уголовного преследования с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. Не нужно быть компаративистом, чтобы увидеть иностранные корни данного процессуального института. Различные упрощённые, ускоренные, суммарные производства, предполагающие сокращение доказывания, и, наконец, так называемое «почтовое» правосудие, в котором доказывание не ведётся вовсе, стали трендом современной уголовно-процессуальной политики в большинстве развитых правопорядков. Соответствующие новеллы мы видим в УПК большинства как романо-германских, так и англосаксонских государств . Отвечает ли рассмотренная выше новелла назначению российского уголовного процесса? Корректно ли произведено заимствование из иностранных правопорядков? Ответы на эти вопросы невозможны без тщательного компаративного анализа зарубежного опыта (в том числе УПК Швейцарии и законодательства её кантонов).

Безусловно, правовая рецепция необходима, но только там, где для неё действительно имеются объективные причины. Важно поддерживать баланс между заимствованными и исконно национальными правовыми нормами. Но как его рассчитать? Немецкий юрист Р. Иеринг имел превосходное чувство юмора и объяснял с иронией, почему необходимость рецепции имеет объективный характер: «Прекратить заимствование извне и присудить организм к развитию изнутри значит умертвить его, ибо развитие изнутри начинается только у трупа» . Иначе говоря, любая система, в том числе правовая, должна подпитываться за счёт других окружающих её систем. Одновременно с этим, по справедливому замечанию белорусского компаративиста А.В. Егорова, «отсутствие унификационной планомерности и неосмотрительность в корректировке национальных правовых систем могут привести к их правовой мутации»19. От себя добавлю, что появление генно-модифицированных институтов может на клеточном (нормативном) уровне повредить здоровью национальной правовой системы. Осторожность при заимствовании иностранных норм должна быть не меньшей, чем при переливании крови20.

К сказанному уместно добавить мысль учёных, представителей Сибирского федерального университета А.С. Барабаша и А.С Брестера, которые справедливо пишут, что уголовно-процессуальный закон - не самодостаточный феномен, это элемент культуры соответствующего народа. Если в силу каких-либо причин вводится уголовно-процессуальная форма, являющаяся продуктом развития другого народа, то у неё нет шансов на будущее, так же как нет их у субтропического растения, пересаженного из своей родной почвы в тундру21.

Кроме того, в ноябре 2017 года Министерством юстиции РФ был разработан проект Федерального закона «О внесении изменений в Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с реализацией Концепции развития сети служб медиации до 2017 года в целях реализации восстановительного правосудия в отношении детей, в том числе, совершивших общественно опасные деяния, но не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность в Российской Федерации». Законом предлагается дополнить УПК РФ статьей 58.1 «Примиритель». Данный термин будет обозначать лицо, обладающее специальными знаниями, допускаемое наряду с законными представителями, защитниками к участию в производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, в целях примирения несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого с потерпевшим. Предлагается урегулировать участие примирителя в ходе досудебного производства по уголовному делу (ст. 426.1) и в судебном заседании (ст. 428.1). Данные нормы достаточно интересно сопоставить с положениями Ювенального УПК Швейцарии, принятого 20 марта 2009 г. (действует в редакции от 1 января 2015 г.).

Непрекращающиеся в России дискуссии о введении всеобщей (обязательной) адвокатской монополии по всем категориям дел также направляют интерес исследователя к опыту иностранных государств. Существует ли такой подход в уголовном процессе Швейцарии (в том числе военном и ювенальном) и её кантонов? Мы обязательно затронем этот вопрос.

В-шестых, уголовно-процессуальное право в рассматриваемом правопорядке в обозначенный период также претерпело, пусть и не многочисленные, но очень важные изменения. Так, Lenta.ru сообщает, что «жители Швейцарии в ходе референдума поддержали инициативу о расширении полномочий спецслужб и других правоохранительных органов. 25 сентября 2016 года в поддержку новшества, по предварительным данным, выступили 65,5 % проголосовавших. Противникам этой меры, опасавшимся нарушения гражданских свобод, не удалось заручиться поддержкой большинства ни в одном из 26 кантонов или полукантонов. Согласно выносившемуся на референдум закону, власти получают право прослушивать телефоны, следить за электронной почтой, вести наблюдение на частной территории. Все это, по мнению сторонников инициативы, позволит повысить безопасность в условиях террористической угрозы. В правительстве утверждают, что спецслужбы будут использовать эти новые полномочия примерно раз в месяц ради слежки за наиболее подозрительными людьми. Закон о наблюдении был принят еще в прошлом году, но так и не вступил в силу, поскольку его противникам удалось собрать число подписей, необходимое для его пересмотра» 22

Не лишним будет отметить, что в Швейцарии, в отличие от Франции, Бельгии и других европейских стран, практически отсутствует проблема терроризма. Более того, в УК этой страны даже нет такого состава (в ст. 260quinquis установлена ответственность только за финансирование терроризма). Как это можно объяснить? Система профилактики данного сегмента преступности однозначно представляет интерес для российской криминологической науки.

Теоретические причины. В 2016 году на страницах авторитетного российского журнала «Закон» развернулась острая полемика относительно отдельных институтов уголовного процесса Швейцарии, а также методологии его изучения. В ответ на мою статью «Соотношение принципов in dubio pro reo и in dubio pro duriore в уголовном процессе Швейцарии и России»23 (в данной монографии она публикуется на немецком языке) вышла статья адвоката В.В. Клювганта «Обвинительный уклон по латыни (заметки на статью А.А. Трефилова)»24, а вскоре и статья профессора Л.В. Головко «Принцип in dubio pro duriore и теория неустранимых сомнений, или о пользе изучения швейцарской уголовно-процессуальной доктрины»25.

Данная дискуссия показывает отсутствие единого устоявшегося методологического подхода к сравнительно-правовым исследованиям, а также неоднозначность выводов, к которым можно прийти в процессе изучения иностранного судопроизводства и его принципов.

Отметим и ряд интересных публикаций об уголовном процессе Швейцарии, подготовленных магистрантами и аспирантами высших учебных заведений в данный период (2016-2017 гг.)26. В январе 2018 года с большим интересом рецензировал статью к.ю.н., доцента А.А. Брестера и магистранта А.С. Быковской «Принципы упрощения уголовного судопроизводства на примере Швейцарии и Германии», направленную ими в Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения (издаётся в ИЗиСП при Правительстве РФ). Опыт этой страны всё чаще рассматривается и в диссертационных исследованиях. Не могу не обратить внимание и на три недавно подготовленные и изданные фундаментальные работы по уголовному процессу Великобритании , Франции и Китая ; не менее интересен перевод УПК Саудовской Аравии от 16 октября 2001 года на русский язык30. Благодаря этим и другим монографиям, в настоящее время можно говорить о расцвете уголовно-процессуальной компаративистики в российской науке.

Кроме того, отдельные вопросы, исследуемые во 2 томе настоящей работы, обсуждались на Конгрессе сравнительного правоведения 1 -2 декабря 2016 года (тема: «Современное правосудие: национальное и международное изменения») , а также в ходе работы XII Международной школы- практикума молодых ученых-юристов 24-25 мая 2017 года (тема: «Композиция правового пространства: динамика обновления») , которые состоялись в Институте законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ. Автор настоящей монографии сделал научные сообщения о тенденциях развития швейцарского уголовного процесса на VI Международной научно-практической конференции «Вклад молодых учёных в развитие правовой науки в Республики Беларусь», состоявшейся 2 июня 2017 года в Национальном центре законодательства и правовых исследований РБ (доклад «Роль суда при рассмотрении дела по существу: опыт Швейцарии») , а также на Международной научно-практической конференции «Уголовный процесс как средство обеспечения прав человека в правовом государстве», состоявшейся 9-12 ноября 2017 года в Белорусском государственном университете при участии Берлинского университета имени Гумбольдта (доклад «Принцип уважения человеческого достоинства в уголовном процессе Швейцарии»)34. 17-20 октября 2017 г. на юридическом факультете МГУ профессор кафедры уголовного права и уголовного процесса юридического факультета Базельского университета, профессор Сабине Глесс прочла на немецком языке курс лекций по вопросам расследования и предупреждения преступлений в сфере киберпреступности35.

Автор выражает благодарность читателям 1 тома настоящей монографии за доброжелательную и конструктивную критику, а также за предложения, рекомендации и советы.


 

1 Всякое начало трудно (немецкая пословица).

2 Военно-судебное законодательство западно-европейских государств: Германия и Швейцария // пер. с нем. А.С. Лыкошина. СПб, 1901.

Обычно авторы во вступлении обосновывают актуальность избранной темы, но это не тот случай.

4 При столь низких цифрах более точно говорить не о «коррупции» как сегменте преступности, а об отдельных случаях совершения преступлений коррупционной направленности.

5 По словам профессора А.С. Автономова (частная беседа), «в Ааргау Наполеона вспоминают с благодарностью, в то время как в других кантонах отношение к нему нейтральное».

6 В данном случае мы имеем в виду кантон Берн, а не город Берн.

7 По словам профессора А.С. Автономова (частная беседа), «когда-то кантон Берн охватывал половину Швейцарии».

8 Согласно ч. 2 ст. 2 Конституции Берна, кантон взаимодействует с федерацией и другими кантонами и рассматривается в качестве посредника между немецко-язычной и франко-язычной Швейцарией.

9 URL: http://swiss-rus.ru/news/policy/novyy-posol-shveycarii-v-moskve—iv... (последний просмотр: 01.01.2018).

10 URL: http,://www.novayagazeta.ru/news/1707067.html (последний просмотр: 01.01.2018).

11 Например: https://rg.ru/2017/12/23/eks-premer-ukrainy-iaceniuk-byl-zaderzhan-v-aer... zhen evy.html (последний просмотр: 01.01.2018).

12 URL: http://www.interfax.ru/world/581072 (последний просмотр: 01.01.2018).

13 URL: http://www.suchtmonitoring.ch/docs/library/bundesamt_fur_statistik_bfs_k... (последний просмотр: 01.01.2018).

14 URL: http://msjev.net/2016/03/23/rossiyanina-kotoryiy-zalozhil-mulyazh-bombyi... v-shveytsarii/ (последний просмотр: 26.09.2017).

15 URL: http://www.20min.ch/schweiz/bern/story/ZSKA-Fan-schlaegt-Taschendieb-spi... 27116747 (последний просмотр: 26.09.2017).

16 URL: http://www.rbc.ru/rbcfreenews/57ff954b9a79470fc0b94817 (последний просмотр: 16.10.2017).

Уголовно-процессуальная политика большинства современных государств (прежде всего, речь идёт о развитых правопорядках) такова, что они становятся всё менее кровожадными, но всё более жадными. Один мой друг-адвокат мне предлагает написать статью «Пополнение бюджета как назначение и новая функция уголовного процесса». Впрочем, навряд ли её напечатают в каком-нибудь солидном издании.

18 Иеринг Р. Дух римского права на различных ступенях его развития. СПб., 1875. С. 36.

19 Егоров А.В. Сравнительное правоведение. Минск, 2015. С. 219.

20 Барабанов П.К. Уголовный процесс Франции. М., 2016. С. 54.

21 Барабаш А.С., Брестер А.С. Метод российского уголовного процесса. СПб, 2013. С. 19 и 35.

22 URL: https://lenta.ru/news/2016/09/25/referendum/ (последний просмотр: 26.09.2017).

23 Трефилов А.А. Соотношение принципов in dubio pro reo и in dubio pro duriore в уголовном процессе Швейцарии и России // Закон. 2016, № 3. С. 117-123.

24 Клювгант В.В. Обвинительный уклон по латыни (заметки на статью А.А. Трефилова) // Закон. 2016, № 6. С. 74-78.

25 Головко Л.В. Принцип in dubio pro duriore и теория неустранимых сомнений, или о пользе изучения швейцарской уголовно-процессуальной доктрины // Закон. 2016, № 8. С. 72-84.

26 Быковская А.С. Приказ о наказании в Швейцарии и особый порядок в РФ как формы упрощённого производства по уголовным делам // Электронный сборник материалов Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Проспект Свободный-2016». Красноярск, 2016. С. 17-19; Байбиков Р.Р. Сравнительно-правовые аспекты порядка проведения допроса в уголовном процессе Швейцарии и России // Актуальные вопросы противодействия преступности: теория и практика: сборник научных статей участников международной научно-практической конференции. Коломна, 2016. С. 18-22.

27 Барабанов П.К. Уголовный процесс в Великобритании. М., 2015.

28 Барабанов П.К. Уголовный процесс Франции. М., 2016.

29 Захарова В.К. Досудебное производство в уголовном процессе Российской Федерации и Китайской Народной Республики. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. М., 2017.

30 Уголовно-процессуальный закон Королевства Саудовская Аравия. Перевод на русский язык П.А. Гусёновой. М., 2016.

31 URL: http://www.izak.ru/vi-mezhdunarodnyj-kongress-sravnitel-nogo-pravovedeni... (последний просмотр: 26.09.2016).

32 URL: http://www.izak.ru/xii-mezhdunarodnaya-shkola-praktikum-molodyh-uchenyh-... (последний просмотр: 01.06.2017).

33 URL: http://www.izak.ru/institute/events/vi-mezhdunarodnaya-nauchno-praktiche... (последний просмотр: 28.10.2017).

34 URL: http://www.izak.ru/institute/events/mezhdunarodnaya-nauchno-prakticheska... (последний просмотр: 28.10.2017).

35 URL: http://www.law.msu.ru/node/54725 (последний просмотр: 28.10.2017).