Бурмагин С.В. Как обосновать переход на альтернативную меру пресечения, когда следователь ходатайствует о заключении под стражу

  Статья посвящена проблеме обоснования и мотивирования в досудебном производстве судебных решений об избрании меры пресечения, призванных обеспечить баланс защиты свободы обвиняемого и интересов правосудия. В работе исследуется получившая распространение ситуация, когда суды, отказывая в безосновательном ходатайстве следователя о заключении под стражу, альтернативно избирают обвиняемому домашний арест при отсутствии для этого достаточных оснований, приводятся примеры ненадлежащего мотивирования таких решений. В целях адекватного и эффективного выбора меры пресечения автор раскрывает метод дифференцирования единых оснований применения мер пресечения по степени угрозы («степени риска») совершения обвиняемым противоправных действий, предусмотренных ст.97 УПК РФ, и предлагает использовать на практике конкретный алгоритм выработки судебного решения об избрании меры пресечения на основе этого метода.

  Бурмагин Сергей Викторович - кандидат юридических наук, доцент, федеральный судья в отставке

Бурмагин С.В. Как обосновать переход на альтернативную меру пресечения, когда следователь ходатайствует о заключении под стражу // Уголовный процесс. - 2018. - № 10. - С. 60 - 69.

 
Извлечение:

Как разграничивать основания для избрания альтернативных мер пресечения

Справедливости ради следует признать, что выявленные судебные ошибки вызваны не только субъективными причинами. Есть проблемы с доказыванием вероятностных выводов о возможном наступлении негативных для нормального ведения уголовного производства последствий. Кроме того, сложно разграничить юридические основания для различных мер пресечения.
Хотя применение конкретной меры пресечения имеет свои особенности, и для каждой из них законодатель установил специальные условия и дополнительные основания, все они, как уже было отмечено, имеют общие, «базовые» основания (ст. 97 УПК).
В таких условиях нормативно-правового регулирования главным, если не единственным критерием разграничения оснований для применения заключения под стражу и домашнего ареста, как верно отмечает О. В. Качалова, является «степень риска: бегства, продолжения преступной деятельности, угрозы безопасности участников процесса, риск воспрепятствования расследованию»[8]. Полагаем, что данный подход применим и к ситуациям разграничения любых мер пресечения.
 
[8] Качалова О. В. Как разграничить основания для применения заключения под стражу и домашнего ареста // Уголовный процесс. 2017. № 5. С. 9.
 
«Степень риска» или «степень угрозы для беспрепятственного осуществления уголовного судопроизводства» — весьма оценочный критерий, но другого, видимо, не дано. Нужно оценить адекватность, соразмерность избираемой меры пресечения уровню опасности совершения обвиняемым (подозреваемым) действий, на предотвращение которых направлены меры пресечения, а также характеру и степени вреда интересам правосудия, который может быть причинен этими действиями.
Суд в каждом случае должен определить и сопоставить «степень риска» и те предупредительные возможности, которые потенциально заложены в каждой из мер пресечения. Эти потенции различны. Очевидно, что максимальный эффект устранения препятствий для осуществления судопроизводства обеспечивает заключение под стражу. Менее эффективны наиболее мягкие меры пресечения — личное поручительство и подписка о невыезде.
Пленум Верховного Суда РФ ориентирует суды на то, что в качестве оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу могут быть признаны такие фактические обстоятельства, которые свидетельствуют о реальной возможности совершения обвиняемым, подозреваемым действий, указанных в ст. 97 УПК (п. 5 постановления от 19.12.2013 № 41), то есть ведет речь об установлении высокой степени вероятности («степени риска») их совершения.
Представляется, что «степень риска» определяется, исходя не только и не столько из фактических обстоятельств, подтверждающих юридические основания применения мер пресечения, заложенные в ст. 97 УПК, сколько на основе других данных, которые в соответствии со ст. 99 УПК следует дополнительно учитывать в качестве обстоятельств, значимых для выбора меры пресечения. Это данные о характере и тяжести инкриминируемого деяния, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, о его возрасте, состоянии здоровья и семейном положении, роде занятий, посткриминальном поведении и многое другое. Именно они позволяют дифференцировать «степень риска» и подобрать наиболее адекватную сложившейся ситуации меру пресечения. Например, воспрепятствование правосудию, его вероятность, а значит и «степень риска» значительно ниже в тех случаях, когда обвиняемый (подозреваемый) признает себя виновным, дает признательные показания, и совершенно ничтожны в случае явки с повинной и активного способствования раскрытию и расследованию преступления.
 

Алгоритм действий судьи при разрешении вопроса о мере пресечения

При рассмотрении вопроса об избрании меры пресечения, в том числе при «переходе» от строгой к более мягкой, судам целесообразно придерживаться следующего алгоритма действий:
1) проверить соблюдение общих (процедурных) условий применения меры пресечения, без соблюдения которых рассмотрение ходатайства по существу не имеет смысла;
2) установить наличие или отсутствие предусмотренных ч. 1 ст. 97 УПК оснований применения меры пресечения (для положительного решения — минимум одного);
3) оценить уровень угрозы для беспрепятственного производства по делу, «степень риска» совершения обвиняемым (подозреваемым) противоправных действий, на предупреждение которых нацелены меры пресечения, т. е. вероятность (большая, средняя, незначительная и т. п.) наступления этих негативных последствий;
4) убедиться в соразмерности запрошенной следователем меры пресечения с точки зрения ее соответствия уровню угрозы и необходимости обеспечения баланса публичных и частных интересов;
5) проверить соблюдение особых условий и дополнительных оснований, установленных для конкретной избираемой меры пресечения;
6) при отсутствии таких условий и дополнительных оснований либо чрезмерной жесткости (излишней репрессивности) предложенной меры пресечения отказать в ходатайстве, а при необходимости - выбрать альтернативную, но более мягкую меру пресечения (домашний арест, запрет определенных действий, залог).
Использование предложенного алгоритма на основе метода «оценки степени риска» позволяет полно и последовательно реализовать все необходимые познавательно-оценочные этапы формирования внутреннего убеждения судьи, правильно структурировать и логично изложить описательно-мотивировочную часть принимаемого решения.
 

 
С полным текстом статьи можно ознакомиться в печатном издании или на сайте журнала «Уголовный процесс» - https://e.ugpr.ru/article.aspx?aid=671815