Зуев С.В. Электронные доказательства, используемые в уголовном процессе. 4-я видеолекция

Представляем четвертую видеолекцию доктора юридических наук Зуева Сергея Васильевича из запланированного курса лекций "Основы теории электронных доказательств".

 

 
Электронные записи, электронная почта, файлы обработки информации, файлы с изображениями все чаще становятся важными доказательствами по уголовным делам. Кроме того, электронные свидетельства включают записи, хранящиеся сетевыми или интернет-провайдерами. Указанные цифровые следы остаются далеко не только при совершении киберпреступлений... При этом существующая форма (тип) уголовного процесса предполагает соответствие используемых доказательств четким и жестким критериям, в том числе допустимости.
Следует отметить, что уголовно-процессуальное доказывание оказалось не вполне готовым к «электронным» изменениям в общественной жизни. В практическую и научную деятельность вводятся новые явления материального мира, что влечет формирование новых понятий. Как происходит с любыми новыми объектами, их понимание различными людьми отличается в зависимости от уровня вовлеченности, интересов, профессиональной принадлежности и т.д. Электронное доказывание сейчас находится «в стадии осмысления и теоретического обоснования». При этом уголовный процесс, как правоограничительная деятельность, не может позволить себе вольную трактовку понятий, связанных с правами и свободами человека.
В соответствии с примечанием 1 к ст. 272 УК РФ, под компьютерной информацией понимаются сведения (сообщения, данные), представленные в форме электрических сигналов, независимо от средств их хранения, обработки и передачи. Указанное определение, возможно, вполне достаточное для целей материального права, оказывается неполным для целей процессуального, имеющего своей задачей, в том числе, разграничение информации, имеющей различный характер формирования, и, соответственно, различный правовой режим определения ее достоверности. В связи с этим высказываются предложения о включении в УПК РФ новой статьи по закреплению электронной информации как особого вида доказательства.
Однако, несмотря на существенные особенности электронная информация вполне может быть представлена в виде одного из традиционных доказательств – вещественного доказательства или иного документа. Совершенно обоснованные предложения по организации электронного документооборота в уголовном судопроизводстве и замены аналоговой формы фиксации полученных в ходе производства расследования сведений на цифровой формат не влияют на характер формируемых в результате таких действий сведений – их источником остается лицо, производящее следственные действия и гарантирующее правильность зафиксированной информации. Что же касается вещественных доказательств и иных документов, то специфика формирования содержащейся в них цифровой информации – вне зависимости от производства по делу – требует дополнительных гарантий их достоверности.
Цифровую информацию, зафиксированную на материальном носителе, невозможно однозначно воспринимать органами чувств человека, тем более ее нельзя подписывать собственноручно или идентифицировать без соответствующих программно-аппаратных средств...
С точки зрения юридической практики подавляющее большинство Европейских судей воспринимают электронные доказательства эквивалентом традиционных доказательств. Большинство юристов признают их одним из видов, а не особенным доказательством...
Среди преимуществ электронных доказательств выделяется то, что электронные доказательства предлагают информацию, которая является точной, полной, ясной, истинной, объективной и нейтральной, учитывая, что она исходит из электронного элемента, в котором нет никакой субъективности, если сравнивать ее, например, с заявлениями, сделанными свидетелями, которые могут быть противоречивыми... Вместе с тем, профессионалы в области права отмечают сложности с установлением юридической ценности таких доказательств в результате трудностей из-за незнания процедуры обработки данных и различий в толковании законов в этом отношении. Эти трудности возникают из-за отсутствия ясного и систематического регулирования данных правоотношений, а также отсутствия однородного мнения юристов. Кроме того, специалисты выражают опасения, связанные с уязвимостью и легкостью, с которой электронными доказательствами можно манипулировать, что является одним из неудобств при определении их подлинности. Некоторые полагают, что электронные документы являются очень «техническими» доказательствами, которые не понятны судьям и прокурорам, и их трудно объяснить, что приводит к отказу от использования их в суде. Они также указывают на трудности сохранения электронных доказательств и недостаточности информации о том, как правильно их хранить...
Таким образом, существующая в настоящее время практика обращения с указанными доказательствами неминуемо приводит к нарушениям прав граждан, вовлекаемых в уголовное судопроизводство, невозможности равноправного участия сторон в доказывании, препятствует реализации их активности в достижении их процессуальных целей. Все это говорит о необходимости дальнейшего законодательного определения электронного носителя информации, а также установления единообразного, понятного и логичного порядка процессуальных действий, производимых с ними [1].
 

[1] Цит. По книге: Основы теории электронных доказательств: монография / под ред. докт. юрид. наук С.В. Зуева. М., 2019. С. 253-270. (Подробнее см.: http://urlit.ru/Katalog/2444-.html).
 

Литература

Антонов В.А., Старичков М.В. Электронные носители как источники криминалистически значимой информации // Криминалистика: вчера, сегодня, завтра: сб. науч. тр. Вып. 3–4. Иркутск, 2013. С. 123–127.
Булыжкин А.В., Васюков В.Ф. Изъятие электронных носителей информации при расследовании преступлений: нерешенные проблемы правового регулирования и правоприменения // Российский следователь. 2016. № 6. С. 3–8.
Васюков В.Ф., Малышева Н.А. Применение специальных знаний при производстве отдельных следственных действий с использованием электронных устройств // Обеспечение прав и законных интересов граждан в деятельности органов предварительного расследования: сб. статей Межведомственного круглого стола и Всероссийского круглого стола. Орел, 2017. С. 147-153.
Гаврилин Ю.В. Электронные носители информации в уголовном судопроизводстве // Труды Академии управления МВД России. 2017. № 4 (44). С. 45-50.
Гареева Э.Р., Тувалбаева Р.И. Участие специалиста при изъятии электронных носителей информации // Аллея науки. 2017. Т. 4. № 9. С. 744–747.
Григорьев В.Н. Результаты смены парадигмы в исследованиях уголовного процесса // Вестник Всероссийского института повышения квалификации сотрудников МВД РФ. 2017. № 2 (42). С. 38-46.
Григорьев В.Н., Максимов О.А. Некоторые вопросы использования электронных носителей информации при расследовании уголовных дел // Полицейская деятельность. 2018. № 1. С. 1-8.
Забавина А.Ю., Киселев Е. А. Проблемы законодательной регламентации использования данных спутниковых навигационных систем в раскрытии и расследовании преступлений // Российский следователь. 2015. № 4. С. 7–11.
Козловский П.В., Седельников П.В. Участие специалиста в изъятии электронных носителей // Научный вестник Омской академии МВД России. 2014. № 1(52). С. 17–19.
Олиндер Н.В. К вопросу о доказательствах, содержащих цифровую информацию // Юридический вестник Самарского университета. 2017. Т. 3. № 3. С. 107-110.
Орлов Ю.К. Современные проблемы доказывания и использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве: науч.-учеб. пособие. М., 2016. С. 44–53.
Пастухов П.С. О развитии уголовно-процессуального доказывания с использованием электронных доказательств // Седьмой Пермский конгресс ученых-юристов: сб. науч. ст. М., 2017. С. 558-566.
Пастухов П.С. Электронное вещественное доказательство в уголовном судопроизводстве // Вестник Томского государственного университета. 2015. № 396. С. 149-153.
Першин А.Н. Электронный носитель информации как новый источник доказательств по уголовным делам // Уголовный процесс. 2015. № 5. С. 48–54.
Тарасов А.А. Эксперт и специалист в уголовном процессе России: монография. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2017.