Александрова И.А. Отзыв на диссертацию Федорова С.Г. «Уголовная ответственность за незаконный оборот наркотиков: проблемы теории и практики»

 Если коротко, то диссертация Федорова С.Г. «Уголовная ответственность за незаконный оборот наркотиков: проблемы теории и практики» является компиляцией диссертации: Щербаков А.Д. Уголовно-правовое противодействие незаконному обороту наркотиков в России и США: сравнительно-правовое исследование: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2016.

 
Александрова И.А., д.ю.н., профессор кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права Нижегородской академии МВД России.
 
 

«КРАЖА» Часть вторая, она же содержательная – уголовно-правовая или «интеллектуальный плагиат», как основа содержания диссертации С.Г. Федорова

 
 
 
Если коротко, то диссертация Федорова С.Г. «Уголовная ответственность за незаконный оборот наркотиков: проблемы теории и практики» является компиляцией диссертации: Щербаков А.Д. Уголовно-правовое противодействие незаконному обороту наркотиков в России и США: сравнительно-правовое исследование: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2016.
PV В ряде частей своей диссертации С.Г. Федоров заимствовал идеи у других авторов. Так, параграф об антинаркотической политике он украл у Зиновьева В.В. Антинаркотическая политика России: уголовно-правовые и криминологические аспекты: дис. … канд. юрид. наук. Саратов. 2016. (об этом будет сказано в заключении).
Использовалось самая примитивная технология – rewriting – то есть переписывание чужого текста с тем, чтобы достичь нужный процент оригинальности, определяемый системой Антиплагиат. Практикуемая нерадивыми студентами при написании курсовых и дипломных работ.
Своих мыслей, новизны - ноль, равно как и самостоятельности исследования, что в эмпирическом, что и в теоретическом отношениях.
Доказательствами этого утверждения являются следующие факты.
I.Начнем с положений, выносимых С.Г. Федоровым на защиту.
1. Положение пятое, выносимое Федоровым на защиту, краденное.
Положение № 5 (стр. 9) сформулировано Федоровым следующим образом: «5. Необходимость системного подхода к оптимизации уголовного законодательства требует единой регламентации криминальных посягательств в отношении всех предметов, оборот которых определяется Федеральным законом от 8 января 1998 года № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах», что возможно посредством включения всех указанных предметов в структуру диспозиций, описывающих содержание различных видов наркопреступлений.
В этой связи предлагается:
1) включить в структуру диспозиций ст. 2282 и ст. 229 УК РФ специальный предмет преступления – «аналоги наркотических средств и психотропных веществ».
Первая часть предложения - по редакции статьи 2282 УК РФ - заимствована у Щербакова (с. 94) «Предметом этого преступления не являются аналоги наркотических средств и психотропных веществ, что представляется пробелом, требующим восполнения…». И далее у него же (с. 94) «Подробно вопрос об определении предмета преступления, предусмотренного ст. 229 УК РФ, рассмотрен в статье Любавиной М.А.» (Любавина М.А. Признаки хищения специальных предметов (ст. 229 УК РФ) // Журнал Криминалистъ. 2011. No 1 (8). С. 24-29 ).
У Щербакова есть вывод (с. 65) «Опасность этого преступления заключается в том, что его совершение создает непосредственную угрозу поступления наркотиков в незаконный оборот. Соответственно, все эти преступления нарушают установленный в целях ограждения здоровья населения режим, запрещающий немедицинское потребление наркотиков и ограничивающий оборот наркотиков специальными правилами, для этого установленными».
Таким образом, положение заимствовано у Щербакова (хотя идея вообще-то не нова – о том же самом писала А.А. Вяземская: «аналоги наркотических средств и психотропных веществ» является оценочным понятием, а термин «производные наркотических средств и психотропных веществ» содержит количественный критерий. Предпочтительно использование количественного критерия, а не оценочного понятия». (См.: Вяземская Анна Александровна «Незаконный оборот наркотиков по уголовному законодательству Российской Федерации (ст. 230-233 УК) и Нидерландов (сравнительно-правовое исследование)»: автореферат диссертации … канд.юрид. наук. М., 2015 г.).
 
NB Один из оппонентов, думаю, легко узнает это шедевр мысли, так как оппонировала, как минимум, по трем диссертациям с аналогичной тематикой
 
2. Положение № 6 (с. 9) также заимствовано у Щербакова
Сравните. Федоров пишет: «6. В целях оптимизации содержания ст. 228 УК РФ, совершенствование формулировки в диспозиции использовать термин «владение» вместо установленных в настоящее время «приобретение», «хранение», «перевозка» и «переработка», для которых он является общим».
В диссертации Щербакова (с. 10-11) имеется аналогичные по смыслу положения, только более аргументированные ссылками на зарубежное законодательство: «5. Костяк федеральных уголовно-правовых норм о противодействии обороту наркотиков в США составляют §§ 841-844 тома 21 Свода законов США (USC). § 844 USC 21 предусматривает наказание за простое владение (simple possession) наркотиком. В России сходную функцию выполняет ст. 228 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку наркотиков без цели сбыта. Сравнение показывает казуистичность формулировки российского закона. Историческое исследование приводит к выводу, что эта казуистичность – социально не обусловленное следствие многочисленных изменений законодательства. Эта казуистичность влечет ошибки при применении закона.
6. С одной стороны, объективную сторону ст. 228 УК РФ целесообразно обобщить. С другой стороны, термин «владение» представляется чрезмерно общим, его использование может повлечь ошибки в практике, в частности, привлечение лица к ответственности по факту нахождения на его земельном участке дикорастущей конопли или мака при отсутствии умышленной вины. Гражданин, не злоупотребляющий наркотиками и не культивирующий их, не обязан изучать, какие именно растения запрещены законом».
Таким образом, интеллектуальная «заслуга» Федорова состоит в том, что он украл мысль у своего более продвинутого в знании американского законодательства партнера и выдал его вывод за свой. Аргументация выдвинутых Щербаковым положений, которая имеется в оригинале, просто опущена. Федоров как бы своим умом дошел до всего.
 
3. Федоровское положение № 8 (с. 10), выносимое на защиту, по содержанию является кражей мысли у Щербакова.
Это показывает сравнение.
Федоров: «8. Применение различных по своему содержанию юридически значимых терминов при определении предмета контрабанды в уголовном законодательстве стран-участниц ЕврАзЭС, является серьезным негативным фактором, снижающим результативность сотрудничества в борьбе с контрабандой наркотиков, что свидетельствует о необходимости унификации соответствующих положений уголовного законодательства указанных государств».
В тексте Щербакова на стр. 97 написано «Исследуя законодательство стран-участниц ЕАЭС, приходим к выводу о серьезных различиях в нормах о контрабанде наркотиков…». На странице 98-ой Щербаков продолжает: «Диспозиции этих статей сходны с диспозицией утратившей силу ст. 188 УК РФ. Санкции статей серьезно различаются. Предмет преступления также определен разными терминами… …представляется целесообразным на уровне стран-государств участников ЕАЭС выработать единую, унифицированную норму, имплементировав ее в национальное законодательство стран-участниц, а также принять единый Перечень видов и размеров наркотиков».
Таким образом, три из положений, выносимых Федоровым на защиту, прямо заимствованы у Щербакова.
Об остальных положениях, выносимых Федоровым на защиту можно сказать, что они пустые, повторяют банальности вроде предложения о восстановлении – при формулировке диспозиции одной статьи УК - признака «заведомости» знания возраста несовершеннолетнего (от которого отказался законодатель в 2009, 2012 годах в целях усиления уголовной ответственности)  (см.: положение № 11), или банальности - «о социальной обусловленности криминализации любых его проявлений» (положение № 1) и пр.
Вывод: предложения по изменению законодательства заимствованы у других авторов. Прочие положения – общие рассуждения. Новизны нет.
Тем самым не выполнен пункт 9 "Положения о присуждении ученых степеней" (утв. Постановлением Правительства РФ от 24.09.2013 N 842 (ред. от 01.10.2018, с изм. от 26.05.2020) "О порядке присуждения ученых степеней" ) (далее Положение) о том, что в рукописи должно содержаться решение научной задачи, имеющей значение для развития уголовного права, либо изложены новые решения и разработки, имеющие существенное значение для развития страны.
Никаких решений автором самостоятельно не предложено.
 
II. Плагиат по содержанию
Рукопись по большей части представляет собой пересказанную ее автором диссертацию Щербакова. Присваивая изученный Щербаковым материал, Федоров использует его источники (часто в той же последовательности как изложено в диссертации Щербакова), его поясняющий текст без ссылки на диссертацию Щербакова.
Иными словами плагиатор Федоров переписал текст Щербакова, искажая его смысл в меру своего недомыслия, а сноски, где приводятся научные источники, якобы изученные им, полностью скопировал.
В этом может убедиться любой, сопоставив эти два текста.
Пример «творческого» переписывания текста Щербакова А.Д.
Текст Щербакова
Текст Федорова
(с. 104-106) Верховный Суд РФ понимает под «склонением» «любые умышленные действия, в том числе однократного характера, направленные на возбуждение у другого лица желания их потребления (в уговорах, предложениях, даче совета и т.п.), а также в обмане, психическом или физическом насилии, ограничении свободы и других действиях, совершаемых с целью принуждения к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов лицом, на которое оказывается воздействие».
 
 
 
Для установления факта оконченного преступления не требуется, чтобы склоняемое лицо фактически употребило наркотик, т.е. является преступлением с формальным составом и может считаться окоченным с момента завершения действий, которые были направлены на побуждение лица употребить наркотик.
Такая трактовка момента окончания преступления критикуется в литературе, отмечается, что «склонение как специальный вид подстрекательства предполагает такое воздействие на другое лицо, в результате которого оно сделало попытку или фактически потребило наркотическое средство или психотропное вещество. В указанной в постановлении ситуации речь должна идти о покушении на преступление» (Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). Исправлен, дополнен, переработан / под ред. д-ра юрид. наук, проф. А.И. Чучаева. – М., 2014. С. 424. )
Критикуется сам термин «склонение», проводится аналогия склонения с «вовлечением» (ст. ст. 150 и 151 УК РФ) (Щукин А.М. К вопросу о склонении к потреблению наркотических средств психотропных веществ или их аналогов // [Электронный ресурс] / Режим доступа:URL: http://e-koncept.ru/author/947. )
В целом данная критика представляется убедительной и обоснованной. В подавляющем большинстве изученных приговоров квалификация деяния по ст. 230 УК РФ происходила уже после свершившегося факта потребления потерпевшим лицом того или иного вида наркотика.
Типичным примером квалификации деяния по ч. 1 ст. 230 УК РФ может служить приговор от 17 декабря 2014 г. No 1-253/2014, вынесенный Кудымкарским районным судом Пермского края в отношении Г. Г., зная о запрете свободного оборота на территории РФ наркотиков и желая склонить Б. к употреблению наркотиков, «умышленно начал воздействовать на сознание и волю гр. Б., уговаривая его употребить наркотик, изготовленный кустарным способом из растений мака. Доверяя Г., Б. согласился употребить указанный наркотик, который был введен ему инъекционным путем».
 (Приговор по уголовному делу No 1-253/2014 от 17.12.2014 года // [Электронный ресурс] /Режим доступа: URL: https://rospravosudie.com/court-kudymkarskij-gorodskoj-sud-permskij-kraj.... ) …
Иногда следственные и судебные органы допускают ошибки при квалификации содеянного. Приговором Кстовского городского суда Нижегородской области от 3 апреля 2015 г. по делу No 1-17/2015
Т. был осужден по п. «в» ч. 2 ст. 230 УК РФ за склонение к потреблению наркотических средств двух и более лиц. Несмотря на все уговоры, П.1 и П.2 отказывались употреблять указанный наркотик. Тогда Т. самостоятельно употребил наркотик и, демонстрируя отсутствие каких-то неблагоприятных последствий, убедил П.1 и П.2 в безвредности употребления указанного наркотика. После этого они употребил указанное вещество и, спустя некоторое время, были доставлены в приёмное отделение ЦРБ. Квалифицируя содеянное по ч. 2 ст. 230, суд не учел того обстоятельство, что преступление совершено в отношении несовершеннолетних и подлежит квалификации по п. «а» ч. 3 этой статьи.
(Приговор по уголовному делу No 1-17/2015 от 03.04.2015 года // [Электронный ресурс] / Режим доступа: URL: https://rospravosudie.com/court-kstovskij-gorodskoj-sud-nizhegorodskaya-.... )
Серьезные сложности в практике имеют место при квалификации склонения к потреблению по совокупности со статьями 228 и 228.1 УК РФ. Приговором по уголовному делу No 1-1375 от 16 сентября 2015 г., вынесенным Курганским городским судом Курганской области в отношении Л. (Приговор по уголовному делу No 1-1375/15 от 16.09.2015 года // [Электронный ресурс] / Режим доступа:URL: https://rospravosudie.com/court-kurganskij-gorodskoj-sud-kurganskaya-obl.... ) …
 Данный пример показывает, как правоприменитель пытается на практике смягчить чрезмерную суровость предусмотренного законом наказания. Верховный Суд РФ при этом не рассматривает совместное потребление наркотиков в качестве сбыта лишь в случае, когда наркотик совместно приобретен для совместного потребления (п. 13 Постановления от 15 июня 2006 No 14).
Примером склонения к употреблению наркотика, повлекшим тяжкие последствия, может служить приговор по уголовному делу No 1-42 от 19 июля 2011 года, вынесенный Караидельским районным судом Республики Башкортостан, в отношении гр. Н (Приговор по уголовному делу No 1-42 от 19.07.2011 года // [Электронный ресурс] / Режим доступа: URL: https://rospravosudie.com/court-karaidelskij-rajonnyj-sud-respublika-bas... 102437851. ) …
Полагаю, что опасность вовлечения лица в потребление наркотиков серьезно недооценена. По существу, это более активная форма распространения наркотиков, чем ординарный сбыт (в США склонение к потреблению наркотиков охватывается понятием их распространения наряду со сбытом). … В настоящее время данная норма скорее смягчает ответственность за активное продвижение наркотиков, чем усиливает ее. Очевидно, что если после приобретения наркотика лицо склоняет другого человека к его употреблению, приобретение не может быть «совместным».
(с. 147-149) Позиция Верховного Суда РФ, выраженная в том, что «…для признания преступления оконченным не требуется, чтобы склоняемое лицо фактически употребило наркотическое средство, психотропное вещество или их аналог», является уязвимой ввиду возможности субъективного подхода к ее толкованию, что обусловило полемику в научной среде. Уговоры, насилие, изъявление желания употребить наркотики, совершения приготовительных действий склоняемого – все эти факты, укладываясь в изложенную формулировку, определяют разное время совершения преступления.
Несмотря на наличие иных мнений, относительно момента окончания склонения другого лица к потреблению наркотиков и психотропных веществ (А.Д. Щербаков утверждает, что «для установления факта оконченного преступления не требуется, чтобы склоняемое лицо фактически употребило наркотик, т.е. является преступлением с формальным составом и может считаться оконченным с момента завершения действий, которые были направлены на побуждение лица употребить наркотик». (См.: Щербаков А.Д. Указ. соч. – С. 104.), по мнению автора, целесообразно применение следующего подхода.
Устанавливая момент окончания склонения, необходимо исходить из умысла виновного, который направлен на потребление другим лицом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. О реализации указанного умысла свидетельствует факт совершения любых действий склоняемым лицом, обусловленных желанием употребления наркотиков, которые находятся в причинно-следственной связи с действиями склоняющего. Это может быть как непосредственное употребление сразу после склонения, так и совершение им действий, создающих условия потребления (поиск наркотиков или денег на их приобретение, покупка специальных инструментов или оборудования, приобретение прекурсоров и т.п.). В случае, если после совершения всех действий, которые склоняющий считал достаточными, лицо склоняемое никак не проявило желания употребления наркотиков, действия виновного подлежат квалификации как покушение на склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов.
Принимая во внимание, отсутствие в постановлении Пленума ВС РФ от 15 июня 2006 года № 14 положений, определяющих правила определения момента окончания деяния, выраженного в склонении к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, необходимо в него включить п. 27.1 следующего содержания:
«27.1. Квалификация склонения к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, как оконченного состава преступления, возможна с момента приготовления или покушения склоняемым на употребление наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. В случае, если после совершения всех действий, которые склоняющий считал достаточными, лицо склоняемое никак не проявило желания употребить наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги, действия виновного подлежат квалификации как покушение на склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов».
Изучение правоприменительной практики по делам о склонении к потреблению наркотиков, в целом свидетельствует о едином подходе субъектов уголовной юстиции к толкованию рассматриваемой диспозиции, а ошибки при квалификации соответствующих деяний, как правило, обусловлены содержанием квалифицированных составов.
(Приговором Кстовского городского суда Нижегородской области от 3 апреля 2015 г. по делу № 1-17/2015208 Т. был осужден по п. «в» ч. 2 ст. 230 УК РФ за склонение к потреблению наркотических средств двух и более лиц. Несмотря на все уговоры, П.1 и П.2 отказывались употреблять указанный наркотик. Тогда Т. самостоятельно употребил наркотик и, демонстрируя отсутствие каких-то неблагоприятных последствий, убедил П.1 и П.2 в безвредности употребления указанного наркотика. После этого они употребили указанное вещество и, спустя некоторое время, были доставлены в приёмное отделение ЦРБ. Квалифицируя содеянное по ч. 2 ст. 230, суд не учел того обстоятельство, что преступление совершено в отношении несовершеннолетних и подлежит квалификации по п. «а» ч. 3 этой статьи. (См.: Приговор по уголовному делу № 1-17/2015 от 3 апреля 2015 года. ‒ URL: https://rospravosudie.com/court-kstovskij-gorodskoj-sud-nizhegorodskaya-oblast-s/act-469596561 (Дата обращения: 29.01.2020).)
 
 
Особый цинизм плагиатора проявился в следующем приеме. Он намеренно искажает предложения обкрадываемого им, приводя цитату (с. 36, 112, 135, 144, 147, 177), где воспроизводит мысли Щербакова, вырвав их из контекста, а затем сам же критикует их (либо приписав себе предложения выводы Щербакова, либо используя откровенное вранье о своем авторстве), симулируя тем самым научный поиск и дискуссию.
Еще пример такого рода
Щербаков А.Д. Уголовно-правовое противодействие незаконному обороту наркотиков в России и США: сравнительно-правовое исследование
 
Федоров С.Г. Уголовная ответственность за незаконный оборот наркотиков: проблемы теории и практики
 
(с. 35) Уложение о наказаниях уголовных и исполнительных. Его особенности: во-первых, запрет на сев мака был введен на ограниченной части территории Российской Империи – Приамурское генерал-губернаторство и Забайкальская область Иркутского генерал-губернаторства; во-вторых, состав нарушения и санкция за это деяние устанавливались в статьях 57.17 – 57.18 Устава о наказаниях налагаемых мировыми судьями, где вводилась ответственность для владельцев и арендаторов земель на указанных территориях, в случае, если на их землях будут обнаружены посевы мака … в Уложение о наказаниях уголовных и исполнительных вводилась ст. 869.2 предусмотревшая ответственность за изготовление, приобретение, хранение и сбыт курительного опия, а равно трубок и других приспособлений для курения. Также вводилась ответственность для лиц, предоставляющих помещения для опиекурения.
 
 
ГА РФ Ф.159. О.1. Д.106.
 
Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917- 1952 гг. / под ред. Проф. И.Т. Голикова. - М., 1953. С. 15
Федоров А.В. Сильнодействующие и ядовитые вещества как предмет преступления: история и современность (1917 - 2008 гг.) // Наркоконтроль. 2008. № 2. С. 2-3.
 
(с.36) внесения в Уложение о наказаниях уголовных и исполнительных поправок, содержанием которых являлись положения, устанавливающие ответственность за посев мака (ст. 57.17 и ст. 57.18) (здесь федоровский ОБМАН! Правильно у Щербакова) Необходимо отметить географические ограничения применительно к применению указанных норм. Ответственность за культивирование мака была предусмотрена не на всей территории страны, а только в Приамурском генерал-губернаторстве и Забайкальской области Иркутского генерал-губернаторства. Также в Уложение была включена новая норма – ст. 869.1 (Тут Федоров, проявив авторскую инициативу, но вводит в заблуждение. В ст. 869.1 Ответственность за несоблюдение требований… приготовления азотной кислоты и торговли оною Правильно у Щербакова), в соответствии с которой устанавливалась ответственность за изготовление, приобретение, хранение и сбыт курительного опия, инструментов для его потребления, а также предоставление помещения для курения.
См.: Государственный архив РФ Ф 159.0.1. Д. 106.
Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917 – 1952 гг. / под ред. проф. И.Т. Голикова. – М., 1953. – С. 15. 
Федоров А.В. Сильнодействующие и ядовитые вещества как предмет преступления: история и современность (1917 – 2008 гг.) // Наркоконтроль., 2008. № 2. – С. 2–3. 
 
Можно продолжить примеры и далее. Но не будем более утомлять читателя.
Подробный список некорректных заимствований Федоровым из диссертации Щербакова приводится в Приложении к данному отзыву.
Здесь же хотелось бы подчеркнуть особенности авторства плагиатора. Федоров проявил такую гаденькую черту: не просто заимствовать, а исказить смысл, написанного Щербаковым и приписывать ему того, что тот не утверждал и за это его же критиковать. То есть еще ударить обкраденного им человека.
Такого рода циничный факт фиксируем на с. 113-114 рукописи Федорова. Автор критикует САМОГО Щербакова А.Д. Автор рукописи, делая ссылку на страницу 64, где отсутствует толкование Щербаковым А.Д. оконченного состава преступления в форме хранения наркотика, следом излагает свое якобы авторское мнение по данному вопросу (цитируя решение краевого суда). Авторское мнение, аргументируется тем же решением краевого суда из примера судебной практики подобранного Щербаковым А.Д. (с. 67) для иллюстрации позиции суда не основанной на законе. Примененные приемы и средства автора рукописи для создания мифа о ее научности уникальны – критика небылицы, кража интеллектуальной собственности, использование непристойного метода спора «приписывание своему собеседнику то, что он не имел в виду».
Так, на с. 147-148 как точка зрения ученого выдается текст диссертации Щербакова А.Д. со ссылкой на конкретную с. 104, вырванный из контекста его рассуждений о трактовках момента окончания преступления (ст. 230 УК РФ). Позиция Щербакова А.Д., который обосновал ее не только оценкой доктринальных источников, но и изученными приговорами квалификации деяния по ст. 230 УК РФ, выдается в рецензируемой рукописи за авторское мнение. При этом совершенно бессовестно один из четырех практических примеров Щербакова А.Д. (с. 105) представляется автором рукописи как собственный (см.: Приложение).
Еще отмечу, что «хотелка» Федорова часто несообразна его «могелке». Низкий профессиональный и общекультурный уровень проявляется постоянно, когда он отходит от щербаковского текста и пытается вставить свое мнение и т.д. Все эти неуклюжие попытки федоровского «творчества» выделены мною (См.: указ. Приложение).
III. По научным источникам надо сказать отдельно.
Создается впечатление, что Федоров большинство из них не читал, а все взял с чужих слов – главным образом того же Щербакова.
В этом убеждают следующие примеры.
Плагиат из списка литературы
В списке литературы Федорова указано 5 источников – приговоров судов, которые якобы были им найдены и изучены. При описании их он ссылается на сайт rospravosudie.com
Между тем, 17 июля 2018 года Роскомнадзор заблокировал сайт rospravosudie.com за незаконное распространение персональных данных.
Автор обращался 29 января 2020 года к НЕ СУЩЕСТВУЮЩЕМУ САЙТУ!!!
         Якобы изученные уголовные дела (с. 24, 220) – это приговоры из чужой диссертации: Щербаков А.Д. Уголовно-правовое противодействие незаконному обороту наркотиков в России и США: сравнительно-правовое исследование: дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2016.
См., например: с. 220 диссертации А.Д. Федорова:
58.Приговор по уголовному делу № 1-139/2015 от 23 ноября 2015 г.) ‒ URL: https://rospravosudie.com/court-sudebnyj-uchastok-56-rajona-imeni-lazo-x... (Дата обращения: 29.01.2020).  
У Щербакова: «приговор по уголовному делу No 1-139/2015 от 23.11.2015 года в отношении Я., вынесенный мировым судьей судебного участка No 56 района имени Лазо Хабаровского края» (с. 109)
59. Приговор Кстовского городского суда Нижегородской области от 3 апреля 2015 г. по делу № 1-17/2015208 (ошибка!) Это тот же приговор что и 60.!
60. Приговор по уголовному делу № 1-17/2015 от 3 апреля 2015 года. ‒ URL: https://rospravosudie.com/court-kstovskij-gorodskoj-sud-nizhegorodskaya-oblast-s/act-469596561 (Дата обращения: 29.01.2020). (У Щербакова: «Приговором Кстовского городского суда Нижегородской области от 3 апреля 2015 г. по делу No 1-17/2015»  (с.105).
61. Приговор Лефортовского районного суда г. Москвы по уголовному делу № 1-272/2015 от 8 сентября 2015 г. – URL: https://rospravosudie.com/court-lefortovskij-rajonnyj-sud-gorod-moskva-s/act-498526654  (У Щербакова: «приговором по уголовному делу No 1-272/2015 от 8 сентября 2015 г. Лефортовского районного суда г. Москвы, вынесенным в отношении М., указанный гражданин был признан виновным в организации и содержания притона» (с. 117)
62. Приговор судебного участка Гурьевского района Калининградской области по уголовному делу № 1-14/2015 от 29 января 2015 г. – URL: https://rospravosudie.com/court-2-j-sudebnyj-uchastok-gurevskogo-rajona-... (Дата обращения: 29.01.2020) -__У Щербакова: «приговор по уголовному делу No 1-14/2015 года от 29 января 2015 г., вынесенный мировым судьей 2-го судебного участка Гурьевского района Калининградской области в отношении Д.» (с. 123).
И так далее. Все «творчество» Федорова свелось к добавлению к щербаковским источникам ссылки на несуществующий сайт.
В общем, данная часть рецензируемой рукописи не просто вторичный текст, а представляет собой переписанные (и присвоенные) из диссертации Щербакова А.Д. источники, как свои - первоисточники. При чем даже сами заимствованные источники представлены в той же последовательности, правда в меньшем количестве.
Вывод таков: Федоров воспользовался источниками из вторых рук, а не сам их нашел, изучил и осмыслил.
Таким образом, еще одной из базовых характеристик состоятельности диссертации как научного произведения нет.
IV. Самостоятельная эмпирическая составляющая в диссертации Федорова отсутствует, точнее она также заимствована у Щербакова.
Доказательства эту следующие.
1. Сравним представленные Федоровым результаты, якобы проведенные соцопросов с аналогичными материалы, что были у Щербакова
 
Щербаков А.Д. Уголовно-правовое противодействие незаконному обороту наркотиков в России и США: сравнительно-правовое исследование
(Приложение 8 – с. 252-254)
Федоров С.Г. Уголовная ответственность за незаконный оборот наркотиков: проблемы теории и практики
(Приложение 12 – с. 248-250)
Результат, полученный в ходе опроса пациентов
ГКУЗ ДЗМ «МНПЦН»
 
Наименование показателя
 
Результаты анкетирования лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы за преступления в сфере незаконного оборота наркотиков
Содержание вопроса
Ответ
 
 
 
 
Возрастная группа:
 
 
 
Ваш возраст на момент совершения преступления?
 
 
 
 
 
 
 
Уровень образования:
 
 
Уровень Вашего образования?
 
 
 
 
 
 
 
Профессия/специальность:
 
 
Ваш род деятельности на момент совершения преступления?
 
 
 
 
 
 
 
 
Наличие семьи и ребенка (в т.ч.
сожители):
 
Ваше семейное положение?
 
 
Есть ли у Вас дети?
 
 
По каким статьям было привлечение к ответственности:
 
 
Какое преступление вы совершили?
(укажите статью УК РФ)
 
 
 
 
 
 
 
 
Привлечение к привлечения к ответственности:
 
Привлекались ли Вы ранее к уголовной ответственности? (если да, то сколько раз)
 
 
 
Срок не употребления наркотиков (самый большой):
 
Укажите как часто Вы употребляли наркотики?
 
 
 
 
 
 
 
 
Наркотик, потребляемый к моменту госпитализации:
Если вы употребляли наркотики, то какие?
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Мотив, подвигнувший к употреблению:
Почему вы решили попробовать наркотик?
 
 
 
 
 
 
 
 
Возраст первого употребления наркотика:
 
В каком возрасте вы первый раз
попробовали наркотик
?
 
 
 
 
 
 
 
 
Попытки прекращения потребления наркотиков:
 
По Вашему мнению, можно ли излечиться от наркотической зависимости?
 
 
 
 
 
 
 
Причины продолжения употребления:
 
Будете ли Вы употреблять наркотики
после
отбытия наказания?
 
 
 
 
 
Вывод напрашивается один: Федоров «передрал» анкету у Щербакова.
 
Проводил ли он реально опрос? Из всего уже вышесказанного напрашивается предположение, что «нет, не проводил».
2. У Федорова есть несколько Приложений, которые призваны продемонстрировать результаты обобщения им статистических данных.
Так, приложение «Статистические данные с 2009- 2018 г.» взято Федоровым со страницы 65 диссертации Щербакова, где им представлена  Презентации изучения статистических данных за 2016 г. (Федоров только добавил – 2018).
Приложение 2, имеющееся в диссертации Федорова, повторяет диаграмму «Число преступлений, предусмотренных статьей 228 УК РФ в период 2009 – 2015 г.» на с. 73 дис. Щербакова.
Приложение 3(Федорова) имеет своего близнеца нас. 85 дис. Щербакова: «Число преступлений, предусмотренных статьей 228УК РФ и зарегистрированных за период 2009 – 2015 г.»
Федоровское Приложение 4 является копией Диаграммы Щербакова, имеющейся на странице 92-ой «Число преступлений, предусмотренных статьей 229 УК РФ и зарегистрированных за период 2009 – 2015 г».
Приложение 5 (из дис. Федорова) повторяет «Число преступлений, предусмотренных статьей 2291 УК РФ и зарегистрированных за период 2009 – 2015 годов» в диссертации Щербакова на с. 96.
Приложение 6, имеющееся в дис. Федорова имеет свое зеркальное отражение в схеме «Число преступлений, предусмотренных статьей 230 УК РФ и зарегистрированных за период 2009 – 2015 г» на с. 103 дис. Щербакова.
Приложение 7 у Федорова копирует «Число преступлений, предусмотренных статьей 231 УК РФ и зарегистрированных за период 2009 – 2015 г» (с.107 дис. Щербакова). Отмечу авторское – федоровскоре извращение : показатели по возбужденным делам – выбиваются из общей цепочки данных. Однако, количественно они почему-то такие же как показатели числа преступлений, предусмотренных статьей 231 УК РФ.
Федоровское Приложение № 8 копия с «Число преступлений, предусмотренных статьей 233 УК РФ и зарегистрированных за период 2009 – 2015 г»  (с. 119 дис. Щербакова).
И так все приложения. Разница в виде диаграммы, которая выбирается в один клик на компьютере и в том, что в диаграммы добавлена данные за 2-3 года с 2016 по 2018 год. Напомним, что защищается соискатель в 2021 году.
Короче, Федоров не особо себя утруждал: вытащил из текста Щербакова понравившийся ему материал в виде диаграмм и таблиц и затолкал их себе в виде Приложений.
В целом характеризую почерк плагиатора Федорова можно сказать так, если в диссертации  Щербакова основной изобретения нового стало сравнительно-правовое исследование, то Федорову, который не мог повторить такой ход, оставалось обосновывать свои выводы ссылками на некую исследованную им практику. Основой для аргументации ссылки на якобы проведенные эмпирические исследования, но их не было, судя по всему.
Но по судебной практике мы убедились в том, как он выдал чужие изыскания за свои. По социологии – использовал, как минимум, чужую анкету. Даже представление статданных заимствовал (некорректно).
Итак, нет ни основания диссертации, ни собственных, оригинальных научных вывод из этого основания.
Это уродливый клон текста Щербакова.
 
В завершение надо добавить, что помимо Щербакова Федоров не пощадил и другого автора - Зиновьева.  Если на Щербакова ссылался хотя бы и в извращенных целях, то Зиновьева он и вовсе обидел – сослался лишь разок, уклоняясь об прямого цитирования. См.: с. 64-65 «В общественном сознании необходимо сформулировать позицию, что социальные лифты не работают в отношении субъектов, употребляющих наркотики. Необходимо выработать четкую информационную политику по формированию общественного отношения к наркотикам, как к абсолютному злу, с привлечением средств массовой информации, представителей блогосферы, использованием возможностей социальных сетей и иных медиа и интернет-ресурсов. В целях обеспечения участия общественности в реализации мероприятий, составляющих содержание антинаркотической политики, необходимо включить в перечень ее субъектов самостоятельные институты гражданского общества, участие которых является обязательным условием успешной борьбы с любыми негативными проявлениями, характеризующими социальную среду, в том числе с проблемой наркомании и наркопреступности. См. об этом: Зиновьев В.В. С. 68-71. 
Выработанный результат исследования другими учеными представляется в рукописи как авторские мнение (С. 31, 37, 40, 44, 52 и т.д.). Так, на с. 57 рецензируемой рукописи читаем: «По мнению автора, наиболее оптимальным определением комплекса взаимосвязанных мероприятий, направленных на противодействие употреблению и распространению наркотических средств и психотропных веществ, является «антинаркотическая политика» – дефиниция, которая не только согласуется с большинством современных научных воззрений, но и с содержанием нормативных установлений, регламентирующих деятельность государства, направленную на снижение экспансии наркопреступности». Зиновьев В.В. (с. 24 автореферата дис. … Зиновьев В.В.) пишет: «Отмечается, что в научной литературе политику по борьбе с незаконным оборотом наркотиков называют по-разному: государственно-правовая политика противодействия наркотизации российского общества (Е.Е. Тонков); наркополитика (Г.В. Зазулин); политика защиты населения от наркотизации (М.Ю. Воронин); антинаркотическая политика (Н.А. Фролова). Наиболее приемлемым, по мнению диссертанта, является использование термина «антинаркотическая правовая политика», тем более, что в ряде нормативно-правовых актов применяется именно эта категория. На основе анализа сформулированных в юридической науке дефиниций антинаркотической правовой политики дается авторское понимание этого явления (положение 5, выносимое на защиту)».
В чем разница? В переформулировании чужого текста. При этом даже аргументация так называемого «авторского мнения» списана с чужого текста и выдается за свою. См., например: отобранные доктринальные источники на с. 56-57 рецензируемой рукописи «Е.Е. Тонковым определяется соответствующая деятельность как «государственно-правовая политика противодействия наркотизации общества» (Тонков Е.Е. Государственно-правовая политика противодействия наркотизации российского общества. – СПб., 2004. – С. 24.)… Г.В. Зазулиным определяется рассматриваемая деятельность как «наркополитика» (Зазулин Г.В. Наркополитика различных стран Европы. Позиция России. // Наркоэпидемия. Политика. Менеджмент. – СПб., 2003. – С. 24–30.)… М.Ю. Воронин, в рамках своего диссертационного исследования, аргументирует необходимость определения рассматриваемой деятельности государства как «политика защиты населения от наркотизации» (Воронин М.Ю. Криминологическая политика защиты населения от наркотизации: дис.… д-ра юрид. наук. – М., 2010. – С. 14.)» и диссертации Зиновьева В.В. на с. 49-50 «…такие как государственно-правовая политика противодействия наркотизации российского общества (См.: Тонков Е.Е. Государственно-правовая политика противодействия наркотиза- ции российского общества. СПб., 2004. С. 25. )… наркополитика (См.: Зазулин Г.В. Наркополитика различных стран Европы. Позиция России // Наркоэпидемия. Политика. Менеджмент. СПб., 2003. С. 24–30. )…политика защиты населения от наркотизации (См.: Воронин М.Ю. Криминологическая политика защиты населения от наркотизации: дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2010. С. 14. )»
Целью такого приема является дезинформация научной общественности о научной деятельности – о якобы проведенном анализе подобранного якобы самим автором рукописи материала.
Автор рукописи единожды сослался на В.В. Зиновьева (с. 78), однако весь текст (с. 60-84) Глава 1. § 3. «Антинаркотическая политика современной России: общая характеристика и правовые основы» переписан с его диссертации (с. 79-104) и ссылки на якобы изученные автором рукописи источники из Главы 1. § 3. тоже из текста Зиновьева. И именно «Проведенное исследование современного состояния отечественной антинаркотической политики, в совокупности с критическим анализом правовых основ ее реализации» (с. 82) В.В. Зиновьевым () и его предложения автор рукописи выдает за свои, вместе с собственным – «8.Изучение нормативного регулирования противодействия незаконному обороту наркотиков в Российской Федерации в целом позволяет утверждать о наличии законодательной базы, позволяющей оперативно и адекватно реагировать на изменения складывающейся наркоситуации» (с. 84).
Выводы
Если порочна часть, то порочно и целое, в которую она входит. Большая часть диссертации Федорова представляет собой интеллектуальный плагиат, замаскированный плагиат, но сути - то же воровство.
Руководствуясь этим, полагаю, что доказала, что по диссертации можно сделать следующие выводы.
Новизны нет. Самостоятельность С.Г. Федорова как автора, как исследователя ничтожны.
Аргументация у него надуманная, искусственная не имеющая под собой оснований. Сами его выводы и предложения суть перефраз других авторов.
Все положения вторичны, заимствованы из других диссертаций.
Не имеют ни практической, ни теоретической ценности.
С.Г. Федоров не может претендовать на получение степени кандидата.
Это очередная непристойная в научном отношении диссертация, которая выходит из недр кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права НА МВД РФ.
Профанация научной деятельности.
Я была лишена умышленными действиями начальника кафедры М. Степанова и предсовета В. Баранова возможности открыто и гласно как положено по правилам высказать свою точку зрения, осуществить как полагается критику, и изобличить плагиатора.
Теперь это сделает публика.
Оппоненты и ведущая организация тоже должны это знать и сделать выводы, чтобы не мараться в дерьме.
Третью – заключительную часть нашего совместного выступления предоставлю профессору Александрову -
На уровне обобщений о том, кому это выгодно, чтобы так работал механизм нижегородского Диссовета, под названием «Смазка».
 
Приложение
Федоров С.Г. Уголовная ответственность за незаконный оборот наркотиков: проблемы теории и практики
Щербаков А.Д. Уголовно-правовое противодействие незаконному обороту наркотиков в России и США: сравнительно-правовое исследование: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2016.
 
(с.29) В 90 и 91 аятах 5 суры Корана написано: «90. О те, которые уверовали! Воистину, опьяняющие напитки, азартные игры, каменные жертвенники (или идолы) и гадальные стрелы являются скверной из деяний дьявола. Сторонитесь же ее, - быть может, вы преуспеете. 91. Воистину, дьявол при помощи опьяняющих напитков и азартных игр хочет посеять между вами вражду и ненависть и отвратить вас от поминания аллаха и намаза». –
 
URL: http://quran-online.ru (дата обращения: 28.01.2020)
(с. 27) в 90 и 91 аятах 5 суры написано: «90. О те, которые уверовали! Воистину, опьяняющие напитки, азартные игры, каменные жертвенники (или идолы) и гадальные стрелы являются скверной из деяний дьявола. Сторонитесь же ее, – быть может, вы преуспеете. 91. Воистину, дьявол при помощи опьяняющих напитков и азартных игр хочет посеять между вами вражду и ненависть и отвратить вас от поминания Аллаха и намаза.»
 
Коран // [Электронный ресурс] / Режим доступа:
URL: http://quran-online.ru.
 
(с. 29) Запрещение Кораном употребления спиртных напитков заставило искать какое-нибудь иное средство, которое, подобно спиртным напиткам, могло бы приводить в хмельное состояние. На первом ряду из них стоит курение гашиша (анаша) и опия (афиюн), а потом – внутреннее употребление различных препаратов, приготовляемых из этих средств. Привычка употребления наркотических средств начинается нередко в детстве и встречается у людей весьма различных возрастов».
 
(См.: Кушелевский В.И. Материалы для медицинской географии и санитарного описания Ферганской области: Т. II. – Новый Маргелан, 1891. – URL: http://rus-turk.livejournal.com/153623.html. (Дата обращения: 29.01.2020).
(с.28) Запрещение Кораном употребления спиртных напитков, заставило изощриться народный ум и искать какое-нибудь другое средство, которое, подобно спиртным напиткам, могло бы приводить в хмельное состояние. На первом ряду из них стоит курение гашиша (наша) и опия (афиюн), а потом – внутреннее употребление различных препаратов, приготовляемых из этих средств»… «Привычка употребления наркотических средств у туземцев начинается нередко в детстве и встречается у людей весьма различных возрастов.     
 
Кушелевский В.И. Материалы для медицинской географии и санитарного описания Ферганской области. Том II. — Новый Маргелан, 1891. // [Электронный ресурс] / Режим доступа: URL: http://rus- turk.livejournal.com/153623.html.
(с. 34) по мнению Р.А. Козлова, употребление наркотиков на территории Средней Азии рассматриваемого периода характеризовалось как социальное бедствие
 
 
См.: Козлов Р.А. Употребление опьяняющих веществ в Средней Азии в XIX–XX вв. (по коллекциям МАЭ РАН). – URL: http://www.kunstkamera.ru/files/lib/5-02-026468-7/5-02-026468-7_06.pdf (Дата обращения: 29.01.2020).
(с. 29) В статье Козлова Р.А. указано, что: «По данным русскоязычных источников, употребление наркотиков на территории Средней Азии уже на рубеже XIX–XX вв. носило характер социального бедствия»
 
Козлов Р.А. Употребление опьяняющих веществ в Средней Азии в XIX-XX вв. (по коллекциям МАЭ РАН) // [Электронный ресурс] / Режим доступа: URL: http://www.kunstkamera.ru/files/lib/5-02-026468- 7/5-02-026468-7_06.pdf.
 
(с. 36-37) ОБМАН! Большинством теоретиков революция 1917 года определяется как начало нового этапа формирования отечественного законодательства в части уголовно-правовой охраны общественных отношений от незаконного распространения наркотиков
 
Колесник О.В. Уголовно-правовые меры борьбы с наркоманией в СССР: автореф. дис.…канд. юрид. наук. – М., 1978. – С. 13. На этой страницы о другом!
Галузин А.Ф., Лошкарев В.В. Антинаркотизм и нарколоббизм: теория, история, современность. - М., 2012. С. 126.
(с. 18) В исследовании О.В. Колесник приводятся следующие четыре этапа развития отечественного уголовного законодательства в области противодействия незаконному обороту наркотиков
 
 
 
Колесник О.В. Уголовно-правовые меры борьбы с наркоманией в СССР: автореф. дис... канд. юрид. наук. М., 1978. С.13.
 
Галузин А.Ф., Лошкарев В.В. Антинаркотизм и нарколоббизм: теория, история, современность. - М., 2012. С. 126.
 
(с.36) внесения в Уложение о наказаниях уголовных и исполнительных поправок, содержанием которых являлись положения, устанавливающие ответственность за посев мака (ст. 57.17 и ст. 57.18) ОБМАН!!! См.: Щербаков). Необходимо отметить географические ограничения применительно к применению указанных норм. Ответственность за культивирование мака была предусмотрена не на всей территории страны, а только в Приамурском генерал-губернаторстве и Забайкальской области Иркутского генерал-губернаторства. Также в Уложение была включена новая норма – ст. 869.1 (ОБМАН Ответственность за несоблюдение требований… приготовления азотной кислоты и торговли оною!!!, ), в соответствии с которой устанавливалась ответственность за изготовление, приобретение, хранение и сбыт курительного опия, инструментов для его потребления, а также предоставление помещения для курения.
См.: Государственный архив РФ Ф 159.0.1. Д. 106.
Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917 – 1952 гг. / под ред. проф. И.Т. Голикова. – М., 1953. – С. 15. 
Федоров А.В. Сильнодействующие и ядовитые вещества как предмет преступления: история и современность (1917 – 2008 гг.) // Наркоконтроль., 2008. № 2. – С. 2–3. 
(с. 35) Уложение о наказаниях уголовных и исполнительных. Его особенности: во-первых, запрет на сев мака был введен на ограниченной части территории Российской Империи – Приамурское генерал-губернаторство и Забайкальская область Иркутского генерал-губернаторства; во-вторых, состав нарушения и санкция за это деяние устанавливались в статьях 57.17 – 57.18 Устава о наказаниях налагаемых мировыми судьями, где вводилась ответственность для владельцев и арендаторов земель на указанных территориях, в случае, если на их землях будут обнаружены посевы мака … в Уложение о наказаниях уголовных и исполнительных вводилась ст. 869.2 предусмотревшая ответственность за изготовление, приобретение, хранение и сбыт курительного опия, а равно трубок и других приспособлений для курения. Также вводилась ответственность для лиц, предоставляющих помещения для опиекурения.
 
 
ГА РФ Ф.159. О.1. Д.106.
 
Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917- 1952 гг. / под ред. Проф. И.Т. Голикова. - М., 1953. С. 15
Федоров А.В. Сильнодействующие и ядовитые вещества как предмет преступления: история и современность (1917 - 2008 гг.) // Наркоконтроль. 2008. № 2. С. 2-3.
 
(с. 38 ) Ввиду того, что УК РСФСР 1922 года разрешал применение аналогии закона (на что было прямо указано в содержании ст. 10 УК РСФСР 1922 г.), уголовная ответственность за оборот наркотиков чаще всего устанавливалась по норме, определяющей наказание за приготовление сильнодействующих и ядовитых веществ (ст. 215 УК РСФСР 1922 г.) Позднее в структуру указанной статьи были внесены изменения, содержанием которых являлось включение альтернативных признаков объективной стороны, выраженных в хранении и сбыте предмета преступления.
 
Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917–1952 гг. / под ред. И.Т. Голякова. – М. 1953. – С. 117–143.
(С.41) Стоит отдельно подчеркнуть, что на уровне РСФСР при принятии УК 1922 года в его текст была включена только статья 215, касавшаяся вопроса незаконного приготовления ядовитых и сильнодействующих веществ лицом, не имеющим на то права. Постановлением 2-ой сессии ВЦИК X созыва от 10 июля 1923 года, наряду с многочисленными корректировками положений других статей, изменению была подвергнута также и статья 215 – теперь к приготовлению ядовитых и сильнодействующих веществ лицом, не имеющим на то права, добавлялось хранение и сбыт таких веществ лицом, не обладавшим на то правом
Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. / под ред. И.Т. Голякова. - М. 1953. С. 117-143.
 
(с. 38) Специальная норма, определяющая ответственность за оборот наркотиков, была включена в структуру уголовного закона только в 1924 году, когда постановлением ВЦИК и СНК от 15 декабря 1924 года «О дополнении УК РСФСР 1922 г. статьей 140-д» Уголовный кодекс был дополнен статьей 140-д, определяющей юридические предпосылки установления ответственности за изготовление, хранения в целях сбыта и сбыт отдельных видов наркотиков без разрешения, совершения указанных деяний в виде промысла, а также за содержание притона для их употребления
(с. 42) Декретом ВЦИК и СНК от 22 декабря 1924 г. УК РСФСР дополнен ст. 140-д, предусмотревшая ответственность за изготовление, хранение в целях сбыта и непосредственно сбыт кокаина, опия, морфия, эфира и других одурманивающих веществ без надлежащего разрешения, а также за совершение указанных деяний в виде промысла и за содержание притона, где производится сбыт означенных веществ.
 
(с. 40)Второй УК РСФСР, вступивший в силу с 1 января 1927 года (УК РСФСР 1926 г… в нем содержались положения, определяющие принудительное лечение наркоманов, а ответственность за незаконный оборот была установлена в ст. 104…
 
 
 
 
Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917–1952 гг. / под ред. И.Т. Голякова. – М., 1953. – С. 257 – 313. 
(С.42-43) УК РСФСР 1926 г. содержал две статьи, посвященные уголовно- правовому противодействию незаконному обороту наркотиков: ст. 104 – предусмотревшая ответственность за изготовление, хранение с целью сбыта и непосредственный сбыт кокаина, опия, морфия, эфира и других одурманивающих веществ без надлежащего разрешения, а также совершение
Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917–1952 гг. / под ред. И.Т. Голякова. – М., 1953. – С. 257 – 313. 
 
(с. 41) В первой редакции УК РСФСР 1960 года содержал три нормы (Не ВЕРНО!!!), в рамках которых криминализация деяний так или иначе была обусловлена действиями с наркотиками (ст. 224, 225 и 226)…
ЗАТЕМ ТЕКСТ (С. 43) ПОВТОРЯЕТ ЩЕРБАКОВА (с. 46)
 
 
Позднее Законом РСФСР от 25 июля 1962 года ст. 224 УК РСФСР была подвергнута редакции, выраженной в ее делении на три части по критерию специфики предмета и признаков объективной стороны
 
Ведомости Верховного Совета РСФСР 1962 г. No 29, ст. 449.
 
(с. 45) Первоначальная редакция УК РСФСР 1960 г. содержала две статьи, посвященные противодействию незаконному обороту наркотиков: ст. 224 «Изготовление или сбыт ядовитых или наркотических веществ» и ст. 226 «Содержание притонов и сводничество»….
 
(с. 47) Законом РСФСР от 25 июля 1962 года статья 224 была подвергнута изменениям и уже состояла из трех частей, где предусматривалась ответственность за:
 
Ведомости Верховного Совета РСФСР 1962 г. No 29, ст. 449.
(с. 46) В частности, в структуру Уголовного кодекса были включены ст. 2241, 2242, 2261 и 2262, а ст. 224 и 225 были изложены в новой редакции…
Новая редакция ст. 224 в качестве предмета преступления определяла только наркотические вещества, а содержащиеся ранее альтернативные предметы, определяемые как «сильнодействующие и ядовитые вещества», были включены во вновь принятую ст. 2262 Уголовного кодекса. Объективная сторона, описанных в рамках ст. 224 и 2262, была дополнена альтернативными признаками, выражающимися в перевозке и пересылке указанных в них веществ.
 
 
 
Ведомости Верховного Совета РСФСР. – 1974. – № 29. – Ст. 782.
 
Левицкий Г. Ответственность за незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозку, сбыт сильнодействующих и ядовитых веществ // Социалистическая законность. – 1978. – № 4. – С. 36–39.
(с. 51) В развитие Указа были внесены изменения и в УК РСФСР введены статьи 2241, 2242, 2261 и 2262, статьи 224 и 225 изложены в новой редакции. .. К примеру, в ст. 3 Указа содержалось конкретное перечисление видов конопли, культивирование которой могло привести к привлечению к уголовной ответственности, тогда как ст. 225 обобщила эти категории под наименованием «запрещенные к возделыванию культуры, содержащие наркотические вещества», указывая только 4 вида основных культур. В отдельную статью – 2262 было выделено преступление, касавшееся незаконного изготовления, приобретения, хранения, перевозки или сбыта сильнодействующих и ядовитых веществ .
Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1974, No 29, ст. 782.
Более подробно вопрос освещен: Левицкий Г. Ответственность за незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозку, сбыт сильнодействующих и ядовитых веществ // Социалистическая законность. 1978. No 4. С. 37-39.
 
(с. 49) К базовым документам, определяющим международную политику противодействии распространению наркотиков, можно отнести следующие нормативные акты: Единую Конвенцию о наркотических средствах от 30 марта 1961 года, Конвенцию о психотропных веществах от 21 февраля 1971 года, Конвенцию ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ от 20 декабря 1988 года
(С. 53) Фундаментальное значение для формирования отечественной системы уголовно-правовых норм в области противодействия незаконному обороту наркотиков сыграло принятие Россией обязательств в рамках трех основополагающих международных документов в данной области: Единой конвенции о наркотических средствах 1961 г.; Конвенции о психотропных веществах 1971 г. и Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г
 
(С. 67) Учитывая заявленную к рассмотрению в рамках настоящего исследования проблематику, остановимся на характеристике основных нормативных документов, определяющих международную антинаркотическую политику
(с. 52) Рассматривая вопрос становления национального уголовного законодательства в области противодействия незаконному обороту наркотиков, нельзя не отметить роль международных актов, оказавших влияние на этот процесс в России …
Текст приводится по копии, хранящейся в архиве министерства иностранных дел Великобритании // [Электронный ресурс]: Режим доступа / URL: http://treaties.fco.gov.uk/docs/fullnames/pdf/1921/TS0017%20%281921%29%2... THE%20INTL%20OPIUM%20CONVENTION,%201912,%20&%20SUBSEQUENT%20RELATIVE%20PAPER S.pdf . Подробно вопрос анализа положений Конвенции см.: Анисимов Л.Н. Наркотики: правовой режим. Международно-правовые и внутригосударственные проблемы регулирования производства, применения и распространения наркотических и психотропных веществ. – Ленинград, 1974. С. 10 - 12, 20 - 32.
Подробное рассмотрение вопросов международных актов: Корякова Я.И. Международно- правовой обзор законодательства в области незаконного оборота наркотиков // Вестник Амурского государственного университета. 2014. Вып. 66 : Сер. Гуманитар. науки. С. 31 - 37. Гасанов Э. Г. Уголовно- правовые и криминологические проблемы с преступлениями, связанными с наркотиками (антинаркотизм): автореферат дисс....док. юрид. наук. – М., 2000. С. 3 – 4. Bertil Arne Renborg International drug control: a study of international administration by and through the League of Nations. - Carnegie Endowment for International Peace, Washington D.C., 1947. Pp. 24-45. John Collins Regulations and Prohibitions: Anglo - American Relations and International Drug Control, 1939 -1964. (Thesis) – London School of Economics – London, 2015. Pp. 95-120. В данном диссертационном исследовании подробно рассматривается вопрос участия США и Великобритании в создании международной системы по противодействию незаконному обороту наркотиков после «падения в 1939 году системы, выстроенной Лигой наций и требующей своего качественного и количественного разрешения». S. K. Chatterjee Legal Aspects of International Drug Control – Hague, 1981. Pp. 142 - 168, 168 – 172.
Более подробно по вопросу влияния конвенций на национальное законодательство: Федоров А.В. Международный комитет по контролю над наркотиками и его доклад // Наркоконтроль. 2006. No 4. С. 27 – 31. Федоров А.В. Первая Международная конвенция о контроле над наркотиками // Наркоконтроль. 2007. No 4. С. 37 – 43. Федоров А.В. К 100-летию системы международного контроля над наркотиками // Российский ежегодник международного права. 2008. Т. 2009. С. 89. Федоров А.В. Определение наркотических средств и психотропных веществ в Конвенциях ООН и его значение для борьбы с контрабандой // Ученые записки Санкт-Петербургского имени В.Б. Бобкова филиала Российской Таможенной академии. 2012. No 4 (44). С. 98 – 136. Родичева Т.П. Ответственность за незаконный оборот наркотиков в истории уголовного права // Российский следователь. 2005. No 7. С. 51 – 53. Каминская И.А. Правовые нормы формирования перечня лекарственных средств, подлежащих предметно-количественному учету // Медицинское право. 2016. No 1. С. 27 – 31.
(с.93) Э.Г. Гасанов определяет здоровье как «нормальное положительное физическое и духовное (психическое) состояние и функционирование организма, соответствующее позитивным биологическим началам и свойствам (качествам), приобретенным в условиях и в результате воздействия окружающей природной и социальной среды».
 
(Гасанов Э.Г. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с преступлениями, связанными с наркотиками (антиаркотизм): дис. … д-ра юрид. наук. – Баку, 2000. С. 171 – 172.);
 
Иной точки зрения придерживается А.Е. Шалагин, который под здоровьем понимает «естественную, абсолютно непреходящую ценность, занимающую самую верхнюю ступень на иерархической лестнице ценностей, а также в системе таких категорий человеческого бытия как интересы и идеалы, гармония, красота, смысл и счастье жизни, труд и ритм жизнедеятельности».
 
(Шалагин А.Е. Уголовно-правовая охрана здоровья населения в РФ / под ред. д-ра юрид. наук. Ф.Р. Сундурова. – М., 2013. С. 10.)
(С. 63) Э.Г. Гасанов определяет здоровье как «нормальное положительное физическое и духовное (психическое) состояние и функционирование организма, соответствующее позитивным биологическим началам и свойствам (качествам), приобретённым в условиях и в результате воздействия окружающей природной и социальной среды»
 
Гасанов Э.Г. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с преступлениями, связанными с наркотиками (антинаркотизм): дисс... док. юрид. наук. – Баку, 2000. С. 171-172.
 
А.Е. Шалагин предлагает рассматривать здоровье как «естественную, абсолютно непреходящую ценность, занимающая самую верхнюю ступень на иерархической лестнице ценностей, а также в системе таких категорий человеческого бытия, как интересы и идеалы, гармония, красота, смысл и счастье жизни, труд и ритм жизнедеятельность
 
Шалагин А.Е. Уголовно-правовая охрана здоровья населения в РФ / под ред. д.ю.н. Ф.Р. Сундукова – М., 2013. С. 10.
 
(с. 94)В связи с этим совершенно оправданным является мнение В.В. и С.В. Ткаченко, которые утверждают, что «характерным для объекта преступлений против здоровья населения является отсутствие персонификации потерпевших, присущей преступлениям против личности».
(Ткаченко В.В., Ткаченко С.В. Уголовная ответственность за незаконный оборот наркотиков: монография. – Барнаул, 2011. С. 76 – 78.)
 
(С. 64) В работе В.В. Ткаченко и С.В. Ткаченко отмечается что «характерным для объекта преступлений против здоровья населения является отсутствие персонификации потерпевших, присущей преступлениям против личности…
 
Ткаченко В.В., Ткаченко С.В. Уголовная ответственность за незаконный оборот наркотиков: монография. – Барнаул 2011. С. 76-78.
(С. 112-113) в соответствии с Постановлением Президиума Красноярского краевого суда от 19 мая 2015 г. № 44у-98/2015134 гражданин был признан виновным в незаконном хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, то есть совершил деяния, предусмотренные ч. 2 ст. 228 УК РФ. Обстоятельства дела свидетельствовали, что гражданин Ч. 3 октября 2013 года в 15:30 приобрел для личного потребления без цели сбыта наркотическое средство в крупном размере. Приобретение происходило под наблюдением оперативных сотрудников ФСКН РФ, которые в 15:40 задержали гражданина Ч. и обнаружили у него указанное средство. Изменяя квалификацию деяния на ч. 3 ст. 30 ч. 2 ст. 228 УК РФ, Президиум отметил, что «практически непосредственно после приобретения наркотического средства Ч. был задержан, а наркотическое средство изъято из незаконного оборота. Таким образом, у Ч. по независящим от него обстоятельствам не возникло реальной возможности владения наркотическим средством, в связи с чем вывод суда о том, что им было совершено оконченное преступление, правильным признать нельзя». (См.:
 
Постановление Президиума Красноярского краевого суда от 19 мая 2015 г. № 44у-98/2015 // СПС «КонсультанПлюс».) 
(С.66-67) Иная позиция содержится в Постановлении Президиума Красноярского краевого суда от 19 мая 2015 г. No 44у-98/2015 Ч., был признан виновным в незаконном хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, т.е. совершил деяния, предусмотренные ч. 2 ст. 228 УК РФ. Обстоятельства дела свидетельствовали, что гражданин Ч. 03.10.2013 года в 15:30 приобрел для личного потребления без цели сбыта наркотическое средство в крупном размере. Приобретение происходило под наблюдением оперативных сотрудников ФСКН РФ, которые в 15:40 задержали гражданина Ч. и обнаружили у него указанное средство. Изменяя квалификацию деяния на ч. 3 ст. 30 ч. 2 ст. 228 УК РФ, Президиум отметил, что «практически непосредственно после приобретения наркотического средства Ч. был задержан, а наркотическое средство изъято из незаконного оборота. Таким образом, у Ч. по независящим от него обстоятельствам не возникло реальной возможности владения наркотическим средством, в связи с чем, вывод суда о том, что им было совершено оконченное преступление, правильным признать нельзя…
 
Постановление Президиума Красноярского краевого суда от 19.05.2015 года No 44у-98/2015 // СПС «КонсультанПлюс».
 
(с. 117) Данное обстоятельство важно виду того, что в юридической литературе отражены позиции относительно необходимости отождествления переработки как изготовления наркотика
 
 
См.: Майоров А.А., Малинин В.Б. Наркотики: преступность и преступление. – СПб, 2002. – С. 134.
(с. 68) В юридической литературе дискуссионным является вопрос о том, правильно ли рассматривать «переработку» в качестве самостоятельного уголовно наказуемого деяния, либо она является частью процесса изготовления наркотика
Майоров А.А., Малинин В.Б. Наркотики: преступность и преступление. – СПб., 2002. С. 134.
 
(С. 119) По мнению С. Гусева, решающим условием эффективного противодействия распространению наркомании является установление источников изготовления и распространения наркотиков и выявление всех лиц, их распространяющих. (См.: Гусев С.И.  Наркомания: тревожные тенденции // Социалистическая законность. – 1988. – № 2. – С. 12 – 17.); С изложенным мнением солидарен Е.Л. Харьковский, который справедливо указывал, что «в центре наркотической преступности находится сбытчик наркотических средств и психотропных веществ, в частности – изготовитель в целях сбыта и сбывающий указанные средства и вещества. Он, на наш взгляд, представляет источник наркотизма, и конечный путь оборота наркотиков – их реализацию, что впоследствии приводит к заболеванию наркоманией». Харьковский Е.Л. Уголовная ответственность за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ. – М., – 2003. – С. 160.)
(С. 73) В научной литературе единодушно мнение о крайней степени общественной опасности преступлений, связанных с незаконным сбытом и производством наркотиков. Е.Л. Харьковский справедливо указал, что «в центре наркотической преступности находится сбытчик наркотических средств и психотропных веществ, в частности – изготовитель в целях сбыта и сбывающий указанные средства и вещества. Он, на наш взгляд, представляет источник наркотизма, и конечный путь оборота наркотиков – их реализация, что впоследствии приводит к заболеваемости наркоманией»
С. Гусев отмечал, что «решающее условие в такой борьбе – установление источников изготовления и распространения наркотиков, выявление всех лиц, их распространяющих. Не решив этого главного вопроса, нельзя рассчитывать на успех»
Гусев С. Наркомания: Тревожные тенденции // Социалистическая законность. 1988. No 2. С. 12- 17.
Харьковский Е.Л. Уголовная ответственность за незаконный оборотом наркотических средств и психотропных веществ. – М., 2003. С. 160.
 
(С. 120) Например, по мнению М.А. Любавиной, незаконное производство наркотиков целесообразно определять как «…умышленное совершение незаконных действий, направленных на цикличное (непрерывное или систематическое) получение готовых у потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в целях сбыта и извлечения незаконной прибыли». (Любавина М.А. Квалификация незаконного производства наркотических средств психотропных веществ или их аналогов // Криминалистъ. – 2015. – № 1 (16). – С. 9.)
По мнению А.И. Ролик, изложенная позиция обусловлена тем обстоятельством, что производство в контексте ст. 2281 УК РФ понимается как процесс, а не его результат, что обусловлено общественной опасностью самих действий, направленных на серийное получение наркотиков. (См.: Ролик А.И. Преступление, предусмотренное ст. 2281 УК РФ: спорные вопросы характеристики // Lex Russica. – 2014. – № 9. – С. 1080.)
(с. 74) М.А. Любавина предлагает определять незаконное производство наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов как «умышленное совершение незаконных действий, направленных на цикличное (непрерывное или систематическое) получение готовых к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в целях сбыта и извлечения незаконной прибыли». Любавина М.А. Квалификация незаконного производства наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов // Криминалистъ. 2015. No 1 (16). С. 9. Таким образом, под производством понимается «процесс, а не результат этого процесса. Это обусловлено общественной опасностью самих действий, направленных на серийное получение наркотиков»
Ролик А.И. Преступление, предусмотренное ст. 2281 УК РФ: спорные вопросы характеристики // Lex Russica. – 2014. – № 9. – С. 1080
 
(С. 124)Аналогичную проблему обусловило изменение подхода Верховного Суда РФ к оценке сбыта наркотиков, выявленного в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий. Первая редакция постановления Пленума ВС РФ от 15 июня 2006 года № 14 отражала позицию, которая в полной мере была согласована с положениями уголовного закона и определяла, что в ситуациях, когда сбыт наркотиков осуществлялся в ходе ОРМ «проверочная закупка», содеянное подлежит квалификации по ч. 3 ст. 30 и соответствующей части ст. 2281 УК РФ ввиду изъятия предмета преступления из незаконного оборота, что в полной мере нашло отражение в судебной практике. Однако позднее Верховный Суд РФ изменил свою позицию и определил, что такие действия подлежат квалификации как оконченный сбыт. Учитывая, что никаких законодательных предпосылок, выраженных в изменениях признаков состава ст. 2281 УК РФ или Федерального закона от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», не было, можно сделать вывод об отсутствии оснований для изменения алгоритма квалификации…
Необходимо указать на то, что некоторыми теоретиками оправдывается изложенная Верховным Судом позиция, например, Л. Драпкин, Р. Вафин, Я. Злоченко, Э. Иванов, В. Кучеренко, утверждают, что «в уголовном законе для признания сбыта наркотиков законченным преступлением не требуется наступления определенного результата, к которому лицо стремится. Такой результат находится за рамками состава преступления». (Основные направления противодействия транснациональному организованному криминальному наркобизнесу: монография / Л. Драпкин, Р. Вафин, Я. Злоченко, Э. Иванов, В. Кучеренко / под общ. ред. Е.П. Ищенко. – М., – 2003. – С. 338.)
(С. 78) Сбыт окончен в момент передачи предмета приобретателю. Ранее сбыт, пресеченный в ходе ОРМ, квалифицировался по правилам о фактической ошибке как покушение на преступление (ч. 3 ст. 30 ч. 1. ст. 228.1 УК РФ). Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015 года No 30 «О внесении изменений в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года No 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» предписывает квалифицировать такой сбыт уже в качестве оконченного преступления. Полагаю, эта небесспорная трансформация позиции высшей судебной инстанции может быть обусловлена стремлением к унификации толкования норм уголовного законодательства (с учетом изменения квалификации взяток, пресеченных в ходе ОРМ)
И далее: «в случае проведения ОРМ «проверочная закупка» все признаки объективной стороны преступления лицом выполнены, оно доведено до конца в том смысле, в каком этого требует закон» (Козаченко Е.Б.)… «в уголовном законе для признания сбыта наркотиков законченным преступлением не требуется наступления определенного результата, к которому лицо стремится. Такой результат находится за рамками состава преступления»
Основные направления противодействия транснациональному организованному криминальному наркобизнесу: Монография / Л. Драпкин, Р. Вафин, Я. Злоченко., Э. Иванов, В. Кучеренко / под общ. ред. Е.П. Ищенко. – М., 2003. С. 338.
 
(С. 131) Аналогичного мнения придерживается А.В. Бриллиантов, полагающий, что «уничтожение, как последствие нарушения правил оборота наркотиков не причиняет вред основному объекту рассматриваемого преступления – здоровью населения». (Бриллиантов А.В. Квалификация действий по уничтожению наркотических средств // Законность. – 2008. – № 6. – С. 17–20.
 
(С.88-89) Правильной представляется позиция А.В. Бриллиантова, «уничтожение как последствие нарушения правил оборота наркотиков не причиняет вред основному объекту рассматриваемого преступления – здоровью населения»
Бриллиантов А.В. Квалификация действий по уничтожению наркотических средств // Законность. 2008. No 6. С. 17-20.
 
(С. 130) Железнодорожный районный суд г. Воронежа 19 сентября 2014 года осудил фельдшера бригады скорой медицинской помощи гражданина Е. по ч. 1 ст. 2282 УК РФ за то, что он небрежно уложил медицинские боксы, что привело к последующему небрежному хранению и утрате наркотика вследствие разбития ампул. (См.: Приговор по уголовному делу от 19 сентября 2014 г. № 1-182/2014. – URL: https://rospravosudie.com/court-zheleznodorozhnyj-rajonnyj-sud-g-voronezha-voronezhskaya-oblast-s/act-489549104 (Дата обращения: 29.01.2020).
(С. 87) Железнодорожный районный суд г. Воронежа 19 сентября 2014 г. осудил фельдшера бригады скорой медицинской помощи Е. по ч. 1 ст. 228.2 УК РФ за то, что он небрежно уложил медицинские боксы, что привело к последующему небрежному хранению и утрате наркотика вследствие разбития ампул
 Приговор по уголовному делу от 19.09.2014 года No 1-182/2014 // [Электронный ресурс] / Режим доступа: URL: https://rospravosudie.com/court-zheleznodorozhnyj-rajonnyj-sud-g-voronez... oblast-s/act-489549104.
 
(с. 133) Автор солидарен с мнением Д.В. Токманцева и С.М. Малькова, утверждающих, что «…суждения о хищении наркотических средств и психотропных веществ должны исходить из общего понятия хищения чужого имущества», что позволяет сделать вывод о пробельности судебного комментария. Анализ позиции Верховного Суда РФ, изложенной в Постановлении, свидетельствует о неоправданном сужении содержания понятия «хищение» ввиду отсутствия формулировки «обращение в свою пользу». Очевидно, что определяя соответствующие деяния в отношении наркотиков как «хищения», законодатель целенаправленно применил собирательную дефиницию, имея в виду все его формы, в том числе посредством которых имущество выбывает из распоряжения собственника не по причине изъятия, а вследствие обращения в пользу субъекта или третьих лиц (присвоение или отдельные способы мошеннического завладения).
Токманцев Д.В., Мальков С.М. Признаки хищения наркотических средств или психотропных веществ // Уголовное право. – 2014. – № 6. – С. 79 – 83.
(с. 94) Тем не менее, понятие хищения как преступления против собственности в целом пригодно и для определения признаков хищения применительно к ст. 229 УК РФ. Оно позволяет отграничить хищение, напр., от временного завладения. Д.В. Токманцев и С.М. Мальков правильно предлагают раскрывать смысл хищения наркотических средств «с помощью двух терминов в комплексе – «изъятие» и «обращение». «Именно совокупность терминов «изъятие» и «обращение» имеет определенный технико- юридический смысл, наиболее удачно обозначает общественно опасное деяние, в результате которого виновный получил возможность незаконного владения (распоряжения) наркотиками и, следовательно, должна составлять основу объективной стороны рассматриваемого преступления»
Токманцев Д.В., Мальков С.М. Признаки хищения наркотических средств или психотропных веществ // [Электронный ресурс] / URL: http://отрасли-права.рф/article/9561.
 
(С. 141) Автор солидарен с мнением А.Я. Кромовой, утверждающей, что «в настоящее время контрабанда наркотиков является одним из основных факторов постоянного роста их незаконного оборота в России, что в целом провоцирует различные асоциальные проявления в обществе». (Кромова А.Я. Контрабанда наркотиков (ст.2291УК РФ): монография / под ред. С.М. Кочои. – М., 2014. – С. 5
(С. 97) Как справедливо отмечает А.Я. Кромова, «в настоящее время контрабанда наркотиков является одним из основных факторов постоянного роста их незаконного оборота в России, что в целом провоцирует различные асоциальные проявления в обществе» . Кромова А.Я. Контрабанда наркотиков (ст.2291УК РФ): монография / под ред. С.М. Кочои. – М., 2014. – С. 5
 
(с.141-142) том числе вопросов уголовно-правовой охраны на территории государств – членов Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС. Исследование положений уголовного законодательства Республики Армения, Республики Беларусь, Республики Казахстан и Кыргызской Республики, которые, наряду с Российской Федерацией, являются странами–участницами ЕврАзЭС, свидетельствует об отсутствии единого подхода к вопросам уголовно-правовой охраны общественных отношений от контрабанды наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих указанные средства и вещества, а также инструментов и оборудования, используемых для изготовления наркотиков… объектов. В Республике Армения – это экономическая сфера (ст. 215 УК РА), в Республике Беларусь – экономическая деятельность (ст. 228 УК РБ), в Республике Казахстан – общественная безопасность и общественный порядок (ст. 286 УК РК), а уголовный закон Кыргызской Республики относит контрабанду наркотиков к преступлениям против экономики (ст. 204 УК КР).
См.: Уголовный кодекс Республики Армения. – URL: http://www.parliament.am/ legislation.php?sel=show&ID=1349&lang=rus#22 (Дата обращения: 29.01.2020).
См.: Уголовный кодекс Республики Беларусь. – URL: http://etalonline.by/ ?type=text&regnum=HK9900275#innerNavigate_2069 (Дата обращения: 29.01.2020).
См.: Уголовный кодекс Республики Казахстан. – URL: http://online.zakon.kz/ Document/?doc_id=1008032#sub_id=2500000 (Дата обращения: 29.01.2020).
См.: Уголовный кодекс Кыргызской Республики. – URL: http://online.adviser.kg/ Document/?doc_id=30222833&mode=all (Дата обращения: 29.01.2020).
(С. 97) Исследуя законодательство стран-участниц ЕАЭС, приходим к выводу о серьезных различиях в нормах о контрабанде наркотиков. Различен и подход к пониманию сущности охраняемых общественных отношений посредством норм уголовного законодательства. Так, новый УК Республики Казахстан 2014 г. фиксирует указанное деяние в ст. 286 «Контрабанда изъятых из обращения предметов или предметов, обращение которых ограничено», которая помещена в главу о преступлениях против общественной безопасности и общественного порядка : УК Республики Армения (как и ранее действующая редакция российского кодекса) относит это деяние в ст. 215 к преступлениям в экономической сфере : в УК Республики Беларусь норма о контрабанде наркотиков (ч. 2 ст. 228) помещена в главу о преступлениях против порядка осуществления экономической деятельности и дополнена нормой об их перемещении через государственную границу при отсутствии признаков контрабанды (преступление против здоровья населения, ст. 328.1: в УК Кыргызской Республики данное преступление (ст. 204) расположено в главе о преступлениях против экономики .
Уголовный кодекс Республики Казахстан // [Электронный ресурс] / Режим доступа: URL: http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=1008032#sub_id=2500000.
Уголовный кодекс Республики Армения // [Электронный ресурс] / Режим доступа: URL: http://www.parliament.am/legislation.php?sel=show&ID=1349&lang=rus#22
Уголовный кодекс Республики Беларусь // [Электронный ресурс] / Режим доступа: URL: http://etalonline.by/?type=text&regnum=HK9900275#innerNavigate_2069.
Уголовный кодекс Кыргызской Республики // [Электронный ресурс] / Режим доступа: URL: http://online.adviser.kg/Document/?doc_id=30222833&mode=all.
(С. 143) В качестве примера, отражающего критические замечания в отношении нормативного содержания контрабанды наркотиков, можно привести позицию А.И. Коробеева и А.И. Ролика, по мнению которых применение термина «инструменты или оборудование, находящиеся под специальным контролем и используемые для изготовления наркотических средств или психотропных веществ» не согласуются с положениями Федерального закона от 8 января 1998 г. «О наркотических средствах и психотропных веществах». (См.: Коробеев А.И., Ролик А.И. Борьба с наркоконтрабандой: проблемы законотворчества и правоприменения // Уголовное право. – 2014. – № 6. – С. 36–41.)
(С. 99) Коробеев А.И. и Ролик А.И. критикуют термин «инструменты или оборудование, находящиеся под специальным контролем и используемые для изготовления наркотических средств или психотропных веществ». Использованные в ст. 229.1 УК РФ слова «для изготовления» не согласуются с формулировкой «для производства и изготовления» в ст. 8 Федерального закона от 8 января No 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» и утвержденном Правительством РФ 22 марта 2001 г. перечне. Эта критика представляется необоснованной, поскольку производство предметов с неизбежностью предполагает их изготовление.
Коробеев А.И., Ролик А.И. Борьба с наркоконтрабандой: проблемы законотворчества и правоприменения // Уголовное право. 2014. No 6. С. 36 – 41.
(с. 143-144) А.Я. Кромова предлагает определить в качестве отягчающих вину признаков применение насилия либо угрозу применения насилия, опасного для жизни и здоровья, а также специальную цель, выраженную в последующем сбыте наркотика. (См.: Кромова А.Я. Контрабанда наркотиков (ст.2291 УК РФ): монография / под ред. С.М. Кочои – М., 2014. – С. 112–113); Аналогичного мнения о включении специальной цели (только выраженной в сбыте наркотиков) в структуру квалифицирующих признаков придерживается и А.Е. Шалагин. (См.: Шалагин А.Е. Незаконный оборот наркотиков – угроза национальной безопасности. – М., 2015. – С. 122.)
(с. 102-103) А.Я. Кромова предлагает включить в число квалифицирующих признаков применение насилия, опасного (и не опасного) для жизни или здоровья, угрозу применения такого насилия, указать цель контрабанды – с целью последующего сбыта, а также ввести единое укрупненное понятие наркотика, толкование к которому привести в примечании к данной статье
Кромова А.Я. Контрабанда наркотиков (ст.2291 УК РФ): монография / под ред. С.М. Кочои – М., 2014. – С. 112–113,
Предложение о введении в качестве квалифицирующего признака цели сбыта также выдвигается в работе Шалагина А.Е.
Шалагин А.Е. Незаконный оборот наркотиков – угроза национальной безопасности. – М., 2015. – С. 122.
 
(С.144) C позиции А.И. Ролика, «момент окончания данного преступления будет определяться в зависимости от формы и способа перемещения предмета контрабанды (ввоз, вывоз, пересылка), а также приемов осуществления контрабанды (с сокрытием от таможенного контроля, с недостоверным декларированием и т.д.)». (См.: Ролик А.И. Наркоконтрабанда: проблемы квалификации в свете нового уголовного законодательства России // Таможенная политика России на Дальнем Востоке. – 2014. – № 4 (69). – С.48–60.)
(С. 100) А.И. Ролик полагает, что «момент окончания данного преступления будет определяться в зависимости от формы и способа перемещения предмета контрабанды (ввоз, вывоз, пересылка), а также приемов осуществления контрабанды (с сокрытием от таможенного контроля, с недостоверным декларированием и т.д.)»
Ролик А.И. Наркоконтрабанда: проблемы квалификации в свете нового уголовного законодательства России // Таможенная политика России на Дальнем Востоке . 2014. No4 (69). С.48-60
 
(С. 148-149) Приговором Кстовского городского суда Нижегородской области от 3 апреля 2015 г. по делу № 1-17/2015208 Т. был осужден по п. «в» ч. 2 ст. 230 УК РФ за склонение к потреблению наркотических средств двух и более лиц. Несмотря на все уговоры, П.1 и П.2 отказывались употреблять указанный наркотик. Тогда Т. самостоятельно употребил наркотик и, демонстрируя отсутствие каких-то неблагоприятных последствий, убедил П.1 и П.2 в безвредности употребления указанного наркотика. После этого они употребили указанное вещество и, спустя некоторое время, были доставлены в приёмное отделение ЦРБ. Квалифицируя содеянное по ч. 2 ст. 230, суд не учел того обстоятельство, что преступление совершено в отношении несовершеннолетних и подлежит квалификации по п. «а» ч. 3 этой статьи. (См.: Приговор по уголовному делу № 1-17/2015 от 3 апреля 2015 года. ‒ URL: https://rospravosudie.com/court-kstovskij-gorodskoj-sud-nizhegorodskaya-oblast-s/act-469596561 (Дата обращения: 29.01.2020).
(С. 105) Иногда следственные и судебные органы допускают ошибки при квалификации содеянного. Приговором Кстовского городского суда Нижегородской области от 3 апреля 2015 г. по делу No 1-17/2015 Т. был осужден по п. «в» ч. 2 ст. 230 УК РФ за склонение к потреблению наркотических средств двух и более лиц. Несмотря на все уговоры, П.1 и П.2 отказывались употреблять указанный наркотик. Тогда Т. самостоятельно употребил наркотик и, демонстрируя отсутствие каких-то неблагоприятных последствий, убедил П.1 и П.2 в безвредности употребления указанного наркотика. После этого они употребил указанное вещество и, спустя некоторое время, были доставлены в приёмное отделение ЦРБ. Квалифицируя содеянное по ч. 2 ст. 230, суд не учел того обстоятельство, что преступление совершено в отношении несовершеннолетних и подлежит квалификации по п. «а» ч. 3 этой статьи.
Приговор по уголовному делу No 1-17/2015 от 03.04.2015 года // [Электронный ресурс] / Режим доступа: URL: https://rospravosudie.com/court-kstovskij-gorodskoj-sud-nizhegorodskaya-oblast-s/act-469596561.
 
(С. 149-150) На практике встречаются факты отступления от подобного алгоритма квалификации. Об этом, например, свидетельствует приговор по уголовному делу № 1-139/2015 от 23 ноября 2015 г. в отношении Я., вынесенный мировым судьей судебного участка № 56 района имени Лазо Хабаровского края. Я. обнаружил на своем земельном участке площадку размером 4,0 м х 4,0 м, находящуюся с левой стороны от сарая у кустов смородины, а также на площадке размером 1,5 м х 1,0 м, находящуюся у дровяника, произрастающие растения конопля общим количеством 60 штук. Объективная сторона преступления выразилась в том, что «гр. Я. не принял мер к уничтожению обнаруженных наркосодержащих растений, а оставил их произрастать, при этом умышленно, незаконно обкосил триммером вокруг них сорную траву, а на некоторых растениях общипал верхушечные части для разрастания растений вширь, тем самым обеспечил наилучшие условия для их произрастания». (См.: Приговор по уголовному делу № 1-139/2015 от 23 ноября 2015 г.) ‒ URL: https://rospravosudie.com/court-sudebnyj-uchastok-56-rajona-imeni-lazo-x... (Дата обращения: 29.01.2020).
(С. 109-110) Типичным примером квалификации деяния по ч. 1 ст. 231 УК РФ можно считать приговор по уголовному делу No 1-139/2015 от 23.11.2015 года в отношении Я., вынесенный мировым судьей судебного участка No 56 района имени Лазо Хабаровского края Я. обнаружил на своем земельном участке площадку размером 4,0 м х 4,0 м, находящуюся с левой стороны от сарая у кустов смородины, а также на площадке размером 1,5 м х 1,0 м, находящуюся у дровяника, произрастающие растения конопля общим количеством 60 штук. Объективная сторона преступления выразилась в том, что «гр. Я. не принял мер к уничтожению обнаруженных наркосодержащих растений, а оставил их произрастать, при этом умышленно, незаконно обкосил триммером вокруг них сорную траву, а на некоторых растениях общипал верхушечные части для разрастания растений вширь, тем самым обеспечил наилучшие условия для их произрастания».
Приговор по уголовному делу No 1-139/2015 от 23.11.2015 года // [Электронный ресурс] / Режим доступа: URL: https://rospravosudie.com/court-sudebnyj-uchastok-56-rajona-imeni-lazo-x... 224681520.
 
(С. 151) Например, Л.Е. Чистова, считает целесообразным понимать под культивированием группу взаимообусловленных деяний: посев наркосодержащих растений – их выращивание – оптимизация агротехники и селекционирование. (См.: Чистова Л.Е. Способы введения в незаконный оборот наркотических средств, психотропных, сильнодействующих веществ // Экономика, социология и право. – 2015. – № 11. – С.110-115.) По мнению автора, подобные подходы сужают возможности практических органов и усложняют практику применения ст. 231 УК РФ, ввиду чего перспективы их применения вызывают сомнение.
(С. 110-111) В работе Чистовой Л.Е. предлагается раскрывать категорию «культивирование» через трехзвенную группу противоправных действий посев наркосодержащих растений – выращивание наркосодержащих растений – выведение новых сортов, повышение урожайности, т.е. развитие агротехнических практик и условий выращивания.
В законе основания для узкого толкования «культивирования» отсутствуют, любое выращивание названо культивированием. Приведенный пример из практики также свидетельствует о том, что суды толкуют «культивирование» широко
Чистова Л.Е. Способы введения в незаконный оборот наркотических средств, психотропных, сильнодействующих веществ // Экономика, социология и право . 2015. No 11. С.110-115
 
 
(с. 152) приговором по уголовному делу № 1-272/2015 от 8 сентября 2015 г. Лефортовского районного суда г. Москвы, вынесенным в отношении М., указанный гражданин был признан виновным в организации и содержании притона. Было установлено, что М. в целях реализации своего преступного умысла подыскал граждан А., Б., В. и Г., которые употребляли наркотики, и предоставлял им для этих целей жилище, получая в качестве оплаты часть наркотика, который употреблялся с этими гражданами. (См.: Приговор по уголовному делу № 1-272/2015 от 08 сентября 2015 г. – URL: https://rospravosudie.com/court-lefortovskij-rajonnyj-sud-gorod-moskva-s/act-498526654 (Дата обращения: 29.01.2020).
(с. 117) приговором по уголовному делу No 1-272/2015 от 8 сентября 2015 г. Лефортовского районного суда г. Москвы, вынесенным в отношении М., указанный гражданин был признан виновным в организации и содержания притона Было установлено, что М. в целях реализации своего преступного умысла, подыскал граждан А., Б., В. и Г., которые употребляли наркотики и предоставлял им для этих целей жилище, получая в качестве оплаты часть наркотика, который употреблялся с этими гражданами. Приговор по уголовному делу No 1-272/2015 от 08.09.2015 // [Электронный ресурс] / Режим доступа: https://rospravosudie.com/court-lefortovskij-rajonnyj-sud-gorod-moskva-s/act-498526654
 
(С. 153) И.И. Курылева определяет притон как «помещение, систематически или на длительный срок предоставляемое для немедицинского потребления накротических средств лицами и используемое ими для этих целей». (Курылев И.И. Расследование уголовных дел об организации или содержании притонов для потребления наркотических средств: автореф. дис. …канд. юрид. наук. – М., 1990. – С. 12–13.)
(С. 114) И.И. Курылева понимает притон более широко как «помещение, систематически или на длительный срок предоставляемое для немедицинского потребления наркотических средств лицами и используемое ими для этих целей»
Курылев И.И. Расследование уголовных дел об организации или содержании притонов для потребления наркотических средств: автореф...дисс. канд. юрид. наук. – М., 1990, С. 12-13.
 
(С. 153) Г.Л. Осипов, который под притоном понимает «укрытие как естественного, так и исскусственного происхождения, включая жилые и нежилые помещения, строения и иные сооружения, приспособленные для предоставления одним и тем же либо разным лицам для немедицинского потребления наркотических средств или психотропных веществ». (Осипов Г.Л. Борьба с притоносодержательством в области потребления наркотических средств и психотропных веществ (уголовно-правовой и криминологический аспекты): автореф. дис.…канд. юрид. наук. – М., 2011. – С. 10.)
(С. 113) Г.Л. Осипова определяет притон: «укрытие как естественного, так и искусственного происхождения, включая жилые и нежилые помещения, строения, и иные сооружения, приспособленные для предоставления одним и тем же либо разным лицам для немедицинского потребления наркотических средств или психотропных веществ»
Осипов Г.Л. Борьба с притоносодержательством в области потребления наркотических средств и психотропных веществ (уголовно-правовой и криминологический аспекты): автореф.... дисс. кан. юрид. наук. – М., 2011. С. 10.
 
(С. 153) С.И. Земцова и О.А. Суров считаеют необходимым рассматривать понятий притона с двух позиций: как место употребления наркотиков и как место, где наркотики не только употребляются, но и изготавливаются. (См.: Земцова С.И., Суров О.А. О некоторых элементах предмета доказывания при расследовании преступлений, связанных с организацией либо содержанием притонов или систематическим предоставлением помещений для потребления наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов // Современное право. – 2014. – № 10. – С.115–120.)
(С. 118) позиция Земцовой С.И. и Сурова О.А., которые предлагают разделять все притоны на две категории: притоны как места употребления наркотиков и притоны как «варочные», т.е. здесь происходит совмещение, как употребления, так и изготовления наркотика
Земцова С.И., Суров О.А. О некоторых элементах предмета доказывания при расследовании преступлений, связанных с организацией либо содержанием притонов или систематическим предоставлением помещений для потребления наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов // Современное право. 2014. No 10. С.115-120
 
(С. 154) Особые меры контроля в отношении наркотических и психотропных веществ обусловили необходимость принятия специального документа, определяющего форму, порядок заполнения и учета рецептурных бланков на получение указанных веществ. (См.: Приказ Минздрава России от 1 августа 2012 г. № 54н «Об утверждении формы бланков рецептов, содержащих назначение наркотических средств или психотропных веществ, порядка их изготовления, распределения, регистрации, учета и хранения, а также правил оформления»: [зарегистрировано в Минюсте России 15 августа 2012 г. № 25190] // Российская газета, № 192. – 22 августа 2012 г.) В соответствии с указанным документом рецептурные бланки на получение наркотических или психотропных веществ изготавливаются на специальной бумаге установленного цвета и размера, имеют серию и номер, обладают повышенной защитой и являются документами строгой отчетности.
 
(С. 120-121) Приказом Министерства здравоохранения РФ от 1 августа 2012 г. No 54Н утверждена Форма No 107/у-НП «Специальный рецептурный бланк на наркотическое средство или психотропное вещество». а также определен порядок заполнения указанных бланков, их производства и хранения. В приказе Министерства здравоохранения РФ от 20.12.2012 года No 1175н подробно разъяснен порядок назначения, формы бланков, порядок их учета и хранения наркотических и психотропных лекарственных препаратов. Рецепт понимается как «официальный документ, который составляется на бланке особого образца, имеет атрибуты, не присущие обычному рецептурному бланку, и подлежит особому учету» … Приказ Минздрава России от 01.08.2012 года No 54н «Об утверждении формы бланков рецептов, содержащих назначение наркотических средств или психотропных веществ, порядка их изготовления, распределения, регистрации, учета и хранения, а также правил оформления» (Зарегистрировано в Минюсте России 15.08.2012 года No 25190) // Российская газета, No 192, 22.08.2012
 они обладают повышенной полиграфической защитой и являются документом строгой отчетности.
 
(С. 155) См.: Майоров А.А., Малинин В.Б. Наркотики: преступность и преступления. – СПб., 2002. – С. 206
Л.Г. Скрипчинко, И.А. Каминская, И.Н. Тюренков, определяют незаконный порядок выдачи рецепта как «нарушение установленных правил оформления назначение наркотических или психотропных веществ без соответствующих медицинских показаний либо больному наркоманией». (Скрипниченко Л.Г., Каминская И.А., Тюренков И.Н. Уголовная ответственность за преступления в сфере легального оборота наркотических средств и психотропных веществ // Вестник Росздравнадзора. – 2012. – № 1. – С. 63–68.) 
(С. 122) Майоров А.А., Малинин В.Б. Наркомании: преступность и преступления. – СПб., 2002. С. 206.
В статье Скрипниченко Л.Г. указывается, что под незаконной выдачей следует понимать «нарушение установленных правил оформления или содержащих назначение наркотических средств или психотропных веществ без соответствующих медицинских показаний либо больному наркоманией» Скрипниченко Л.Г., Каминская И.А., Тюренков И.Н. Уголовная ответственность за преступления в сфере легального оборота наркотических средств и психотропных веществ // Вестник Росздравнадзора. 2012. No1. С. 63-68.
 
(С.155) приговор по уголовному делу № 1-14/2015 года от 29 января 2015 года, вынесенный мировым судьей 2-го судебного участка Гурьевского района Калининградской области в отношении Д248. Д., будучи врачом-психиатром, получил от своего коллеги рецептурные бланки формы № 148-1/у-88, серии 039 Л № 418386 и серии 039 Л № 418386, проштампованные оттисками печати учреждения здравоохранения, где он работал. После этого он заполнил указанные бланки, указав в них данные Ж., и передал их К., который получил по ним в аптечном учреждении лекарственный препарат «Сибазон», содержащий в своем составе психотропные вещества: диазепам и фенобарбитал. Эти препараты были использованы К. для лечения своей матери Ж. (См.: Приговор по уголовному делу № 1-14/2015 от 29 января 2015 г. – URL: https://rospravosudie.com/court-2-j-sudebnyj-uchastok-gurevskogo-rajona-kaliningradskoj-oblasti-s/act-221763861 (Дата обращения: 29.01.2020).
(С. 123) приговор по уголовному делу No 1-14/2015 года от 29 января 2015 г., вынесенный мировым судьей 2-го судебного участка Гурьевского района Калининградской области в отношении Д . Д., будучи врачом-психиатром, получил от своего коллеги рецептурные бланки формы No 148-1/у-88, серии 039 Л No 418386 и серии 039 Л No 418386, проштампованные оттисками печати учреждения здравоохранения, где он работал. После этого он заполнил указанные бланки, указав в них данные Ж., и передал их К., который получил по ним в аптечном учреждении лекарственный препарат «Сибазон», содержащий в своем составе психотропные вещества: диазепам и фенобарбитал. Эти препараты были использованы К. для лечения своей матери Ж.
Приговор по уголовному делу No 1-14/2015 от 29.01.2015 года // [Электронный ресурс] / Режим доступа :URL: https://rospravosudie.com/court-2-j-sudebnyj-uchastok-gurevskogo-rajona-... s/act-221763861.
 
(С.180) Необходимо отметить, что позиция автора относительно необходимости включения аналогов в число предметов преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 229 УК РФ, разделяется представителями научной общественности. В частности, А.Е. Шалагин утверждает, что отсутствие аналогов в содержании диспозиции указной нормы является законодательным пробелом. (См.: Шалагин А.Е. Ответственность за хищение либо вымогательство наркотиков (уголовно-правовой и криминологический аспекты) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2014. – №11-2 (49). – С.197–201.)
(С. 94) Предметом этого преступления не являются аналоги наркотических средств и психотропных веществ, что представляется пробелом, требующим восполнения, как правильно отмечает А.Е. Шалагин
Шалагин А.Е. Ответственность за хищение либо вымогательство наркотиков (уголовно-правовой и криминологический аспекты) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики . 2014. No11-2 (49). С.197-201.
 
(С. 187) В связи с этим автор солидарен с позицией А. Ролика, который утверждал, что в случае, если сбыт наркотиков осуществляется путем их пересылки, ответственность должна наступать только за сбыт без указания на пересылку; указание и на пересылку, и на сбыт в этой ситуации будет приводить к нарушению положений УК РФ о недопустимости привлечения к уголовной ответственности дважды за одно и то же преступление. (См.: Ролик А.И. Преступление, предусмотренное ст. 2281 УК РФ: спорные вопросы характеристики // Lex Russica. – 2014. – № 9. – С. 1084.)
(с. 82)А.И. Ролик обоснованно полагает, что в случае, если сбыт наркотиков осуществляется путем их пересылки, ответственность должна наступать только за сбыт без указания на пересылку, указание и на пересылку, и на сбыт в этой ситуации будет приводить к нарушению положений УК РФ о недопустимости привлечения к уголовной ответственности дважды за одно и то же преступление
 
Ролик А.И. Преступление, предусмотренное ст. 2281 УК РФ: спорные вопросы характеристики // Lex Russica. – 2014. – № 9. – С. 1084.

 

Предыдущая часть  - https://www.iuaj.net/node/3015.


См. Ответ на данный отзыв: Ложь во зло юриспруденции злокачественное и неизлечимое хобби профессоров Александровых) - https://www.iuaj.net/node/3027