Ионов В.А. Наложение ареста на имущество при производстве предварительного расследования по уголовным делам об экономических преступлениях. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2010.




На правах рукописи

ИОНОВ Владимир Алексеевич



НАЛОЖЕНИЕ АРЕСТА НА ИМУЩЕСТВО ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ОБ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЯХ




Специальность: 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика;
оперативно-розыскная деятельность

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук

Нижний Новгород – 2010
 

 

Работа выполнена на кафедре уголовного процесса Нижегородской академии МВД России.

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Александров Александр Сергеевич

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, доцент Агутин Александр Васильевич; кандидат юридических наук, доцент 
Ивенский Андрей Иванович

Ведущая организация: Сибирский юридический институт МВД России


Защита состоится «____» октября 2010 года в 9 часов на заседании диссертационного совета Д-203.009.01 при Нижегородской академии МВД России по адресу: 603144 г. Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, д. 3. Зал ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородской академии МВД России.


Автореферат разослан «____»______________ 2010 года.



Ученый секретарь
диссертационного совета
кандидат юридических наук, доцент Миловидова М.А.

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. По широко распространенному мнению, экономическая преступность превратилась в одну из опаснейших угроз национальной безопасности России. В Указе Президента России
«О стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» в числе основных источников угроз национальной безопасности в сфере государственной и общественной безопасности указывается рост преступных посягательств, направленных против экономической безопасности, а также связанных с коррупцией1. 18 февраля 2010 года на расширенном заседании Коллегии МВД России по итогам работы органов внутренних дел в 2009 году Президент РФ Д.А. Медведев также отметил, что принципиальным направлением остается борьба с экономической преступностью, а также с криминальным давлением на бизнес и незаконным захватом собственности. Им же была приведена и неутешительная статистика: в рамках борьбы с экономической преступностью и коррупцией в 2009 году правоохранительными органами было выявлено свыше 429 000 преступлений, 172 800 из них относятся к категории тяжких и особо тяжких2.
Ввиду чрезвычайного характера угрозы назрела потребность в модернизации уголовной политики в области противодействия экономической преступности. При этом необходимо решить целый комплекс актуальных задач, связанных с созданием универсального правового механизма защиты имущественных интересов государства, общества и личности от преступных посягательств. В числе первоочередных задач речь идет об изменении концептуального подхода российского законодательства к регламентации ареста, конфискации имущества, полученного преступниками. Для создания атмосферы «невыгодности» совершения преступлений корыстной направленности в сфере экономики важно установить такой порядок, при котором незаконное завладение имуществом не будет приносить пользы приобретателям, им нельзя будет пользоваться, а значит, будет подорвана основа экономической преступности в ее наиболее опасных проявлениях. Система отчетности о доходах и расходах населения должна быть прозрачной. Правоохранительные органы должны иметь право потребовать доказывания самим преступником законности происхождения его имущества (собственности).
В рамках своего предмета уголовно-процессуальная наука призвана содействовать выработке действенных средств, обеспечивающих неотвратимость имущественной ответственности за экономические преступления, в том числе с учетом Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года3. В связи с этим актуальным стало комплексное исследование, направленное на совершенствование института наложения ареста на имущество как наиболее действенного при обеспечении исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий, возможной конфискации имущества.
Еще одним фактором, актуализирующим избранную тему, является то, что действующее законодательство, регулирующее отношения по поводу недвижимости, ценных бумаг, характеризуется большим количеством нормативных актов, иногда противоречащих друг другу. Преступники достаточно успешно пользуются пробелами и противоречиями закона, недостаточной подготовленностью правоохранителей для того, чтобы уйти от возмещения вреда, причиненного преступлением, и сохранить в своей собственности имущество, полученное незаконным путем. В уголовно-процессуальной науке указанный круг проблем изучен слабо. Необходим системный анализ действующего законодательства, с тем чтобы предложить правоприменителю четкий алгоритм действий по розыску имущества, подлежащего аресту, доказыванию того, что оно получено в результате преступных действий, по наложению ареста на это имущество, по хранению и управлению арестованным имуществом, определению его дальнейшей судьбы.
Злободневными будут конкретные положения, рекомендации, способствующие совершенствованию теории и практики института наложения ареста на имущество при производстве предварительного расследования по уголовным делам об экономических преступлениях.
Степень научной разработанности проблемы. Проблемы наложения ареста на имущество в уголовном судопроизводстве привлекли к себе внимание многих ученых. Значительный вклад в разработку ее внесли: В.А. Азаров, С.А. Александров, Г.В. Аршба, Ф.Н. Багаутдинов, Б.Т. Безлепкин,
Б.Б. Булатов, И.Е. Быховский, В.М. Быков, А.Г. Волеводз, B.Г. Власенко,
Н.И. Газетдинов, С.П. Гришин, А.П. Гуляев, П.С. Ефимичев, С.П. Ефимичев, З.З. Зинатуллин, З.Д. Еникеев, А.Г. Мазалов, В.В. Кальницкий, З.Ф. Коврига, В.М. Корнуков, Ф.М. Кудин, Ю.Д. Лившиц, В.В. Николюк, Е.С. Никулин, И.Л. Петрухин, В.Я. Понарин, А.П. Рыжаков, А.В. Смирнов, С.В. Смирнов, И.Б. Тутынин, А.Г. Халиулин, B.C. Шадрин, С.А. Шейфер, А.В. Шмо-
нин и др.
Однако единства мнений по ключевым вопросам института наложения ареста на имущество в уголовном процессе среди ученых нет. Кроме того, вне поля зрения отечественных ученых, занимающихся проблемами наложения ареста на имущество, традиционно находятся многие виды имущества, правовой режим которых отличается новизной и нестабильностью.
Объект исследования – закономерности правового регулирования общественных отношений, складывающихся при наложении ареста на имущество в ходе расследования уголовных дел об экономических преступлениях.
Предмет исследования – уголовно-процессуальные нормы, регулирующие деятельность органов предварительного расследования, прокуратуры, суда, а также других органов и лиц при наложении ареста на имущество; практика реализации этих уголовно-процессуальных норм; все многообразие мнений и суждений, высказанных в научной литературе по теоретическому и практическому аспектам применения данной меры уголовно-процессуально-
го принуждения, способной пресечь неправомерную деятельность лиц, а вместе с тем способа собирания доказательств, средства обеспечения возмещения вреда от преступления, исполнения приговора в части конфискации имущества.
Целью исследования в практическом плане была выработка практических рекомендаций для государственных органов уголовного преследования, осуществляющих досудебное производство по уголовным делам об экономических преступлениях, а именно: где и как разыскивать имущество обвиняемых, как правильно накладывать арест на те или иные виды имущества, как доказывать необходимость ареста определенного имущества, как правильно хранить арестованное имущество, как обеспечить соблюдение имущественных прав заинтересованных лиц. В теоретическом плане преследовалась цель обосновать необходимость смены идеологии борьбы с последствиями экономической преступности, в том числе обосновать возможность возложения бремени доказывания законности происхождения всего имущества на самого преступника, чья вина доказана в совершении экономических преступлений.
Для достижения этих основных целей необходимо было решить следующие задачи:
– оценить концептуальный фундамент существующего правового механизма восстановления экономических отношений, нарушенных преступлениями;
– проанализировать последние изменения законодательства, касающиеся наложения ареста на имущество, ценные бумаги;
– выявить наиболее характерные ошибки, совершаемые органами предварительного расследования при наложении ареста на имущество по уголовным делам об экономических преступлениях;
– обобщить положительный опыт, накопленный органами предварительного расследования по наложению ареста на имущество;
– изучить наложение ареста на имущество в системе мер уголовно-процессуального принуждения и следственных действий, осмыслить правовую природу данного процессуального действия;
– обосновать межотраслевой и полифункциональный характер института наложения ареста на имущество по уголовным делам;
– показать особенности наложения ареста на отдельные виды имущества, как-то: всевозможные виды ценных бумаг, различные объекты недвижимости и пр.;
– осмыслить возможные пути совершенствования института наложения ареста на имущество в свете сравнительно-правового анализа нормативного материала из других отраслей права, а также законодательства зарубежных стран;
  – предложить свое видение общей концепции уголовно-процессуальных и иных правовых средств, подлежащих использованию при восстановлении имущественных отношений, нарушенных экономическими преступлениями.
Методологическая основа исследования представлена общенаучным методом диалектического материализма и частными методами научного познания: индуктивным, дедуктивным, анализа, синтеза, историческим, социологическим, структурно-функциональным, статистическим, сравнительным и другими. Работа базируется на достижениях современной общеправовой, уголовно-процессуальной и экономической мысли.
Теоретической базой исследования послужили фундаментальные разработки общей теории права, науки уголовно-процессуального, уголовного, гражданского, административного права, гражданского и арбитражного процессов, оперативно-розыскной деятельности, криминалистики.
  Нормативную базу исследования составили: Конституция РФ, федеральные конституционные законы, нормы действующего уголовно-процессуального, оперативно-розыскного, уголовного, административного, гражданского процессуального и иного федерального законодательства, а также подзаконные нормативные акты, постановления и определения Конституционного Суда РФ, постановления пленумов Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, имеющие отношение к проблеме наложения ареста на имущество. В качестве источников нормативной информации были также использованы законодательные памятники и проекты законов, несущие в себе информацию по данной проблеме.
Эмпирическая и иная информационная база исследования. Источниками информации о практике ареста имущества по уголовным делам послужили: официальные и неофициальные материалы, содержащие статистическую и фактическую информацию о результативности действий правоохранительных органов по возмещению преступного вреда и конфискации имущества осужденных; журнальные и газетные публикации, публикации на интернет-сайтах, содержащие фактическую информацию о проблемах наложения ареста на имущество, а также справочно-правовые системы «Гарант» и «КонсультантПлюс». Эмпирическая база исследования включает в себя также результаты изучения 140 уголовных дел (архивных и находившихся в производстве органов предварительного расследования дел в 2006–2009 гг. на территории Нижегородской области и Пермского края, Удмуртской Республики); данные анкетирования и интервьюирования следователей (215 человек), работающих в правоохранительных органах Приволжского федерального округа.


Научная новизна исследования определяется рядом обстоятельств: во-первых, комплексным подходом к изучению всех потенциальных объектов имущества, которые могут быть арестованы по уголовному делу, и алгоритма юридических и организационных действий правоприменителя; во-вторых, новизной нормативного материала, впервые подвергшегося научному исследованию в рамках специальности 12.00.09; в-третьих, авторской позицией, сочетающей в себе фундаментальные разработки науки уголовного процесса, основополагающие положения концепции судебной реформы, Конституции РФ, общепризнанные нормы и принципы международного права.


Новизна результатов диссертации конкретизируется в положениях, выносимых на защиту:
1. На осужденного за совершение корыстного преступления, причинившего крупный имущественный ущерб, должно быть возложено бремя доказывания законности происхождения всей собственности, принадлежащей как ему лично, так и его близким родственникам. Неспособность доказать это должна влечь за собой установление факта незаконного обогащения и конфискацию имущества, находящегося в собственности или фактическом владении осужденного.
2. Арест на имущество обвиняемых и на имущество иных лиц, приобретших его преступным путем, должен налагаться как в ходе производства по делу, так и после осуждения обвиняемого и принятия решения о конфискации имущества – по мере обнаружения имущества, образующего доходы осужденного за преступление экономической направленности, или имущества его близких родственников, приобретенного на средства из неустановленных источников.
3. Следует дополнить УПК РФ нормами, по которым применение конфискации имущества по судебному решению будет осуществляться автономно от производства по делу о преступлениях, в результате которых были извлечены преступные доходы. В законе следует предусмотреть право компетентных государственных органов принимать решение о наложение ареста на обнаруживаемое имущество, в том числе и не только подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, но и осужденного лица, так как применение конфискации и наложение ареста на имущество ограничено жесткими рамками производства по делу о преступлении, от его возбуждения до вынесения судом обвинительного приговора.
4. Представлена авторская классификация ценных бумаг, в основу которой легли особенности правового режима их выпуска и обращения, предопределяющие специфику их розыска, порядка наложения ареста и последующего хранения (управления): 1) предъявительская документарная;
2) обыкновенная именная документарная; 3) именная бездокументарная с ведением реестра владельцев; 4) именные и предъявительские с депозитарным учетом; 5) ордерная документарная. В диссертации разработаны рекомендации по составлению процессуальных документов, которыми оформляется наложение ареста на каждый из этих видов ценных бумаг.
5. Ввиду того, что понятие «имущество» включает в себя не только конкретные вещи, но и имущественные права, необходимо допустить арест имущественных прав для обеспечения гражданского иска и возможной конфискации имущества.
6. Межотраслевой институт наложения ареста на имущество в уголовном процессе – это одновременно и элемент правовосстановительного механизма уголовного судопроизводства, и мера процессуального принуждения, позволяющая пресечь преступную деятельность обвиняемого, а также неправомерное поведение лиц из его окружения, и способ обеспечения гражданского иска и исполнения приговора в части конфискации имущества, а кроме того, средство получения доказательств по делу.
7. Для эффективного и своевременного наложения ареста на «электронные деньги» предусмотреть полномочия следователя запрашивать сведения у оператора электронной платежной системы об их наличии у лица, подозреваемого в совершении преступления, временно блокировать эти средства с последующим обращением в суд с ходатайством о наложение ареста. Блокировка «электронных денег» подозреваемого по решению следователя возможна не более чем на 24 часа, по истечении которых это ограничение должно быть либо снято, либо на данные денежные средства наложен арест в порядке статьи 115 УПК РФ.
8. Комплекс предложений по совершенствованию действующего законодательства:
– внести дополнение в статью 115 УПК РФ следующего содержания: «суд, принявший решение о наложении ареста на недвижимое имущество, в трехдневный срок направляет заверенную копию решения о наложении ареста в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество»;
– ввести в статью 115 УПК РФ положение о том, что «следователь должен быть наделен правом обязать обвиняемого провести государственную регистрацию объектов самовольной постройки либо осуществление регистрации обязана провести Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр)»;
– включить в статью 115 УПК РФ часть 31: «следователь вправе запросить сведения в электронных платежных системах о наличии «электронных денег» у подозреваемого в совершении преступления и заблокировать их на 48 часов»;
– дополнить статью 116 УПК РФ следующим положением: «арест на ценные бумаги либо их сертификаты налагается по месту нахождения имущества либо по месту учета прав владельца ценных бумаг, в том числе на лицевой счет доверительного управляющего с соблюдением требований статьи 115 настоящего Кодекса»;
– расширить содержание статьи 308 УПК РФ «Резолютивная часть обвинительного приговора» за счет включения следующего предписания:
«81) решение о конфискации имущества денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, перечисленных в статье 1041 УК РФ, или приведших к незаконному обогащению»;
– предусмотреть в числе нарушений уголовно-процессуального закона, приведенных в части 2 статьи 381 УПК РФ, несоблюдение обязанностей судьей, следователем, дознавателем по разъяснению потерпевшему о возможности предъявить гражданский иск, применения мер обеспечения гражданского иска в виде наложение ареста на имущество виновных в преступлении лиц, по признанию потерпевшего гражданским истцом;
– внести изменение в Федеральный закон от 21 июля 1997 года № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» в виде положения, разрешающего получение информации о праве собственности на недвижимое имущество в период до возбуждения уголовного дела. При этом данная информация должна предоставляться лишь по решению суда, чтобы не нарушались конституционные права граждан на неприкосновенность частной жизни.


Теоретическая значимость работы. Разработанные автором положения могут содействовать решению конкретной существенной проблемы уголовно-процессуальной науки и в своей совокупности создать теоретико-методологические предпосылки для изменения политики в сфере борьбы с преступлениями экономической и коррупционной направленности.
Практическая значимость исследования. Разработанные автором рекомендации могут быть использованы для совершенствования действующего законодательства. Кроме того, предлагаются меры по улучшению существующих уголовно-процессуальных норм, регулирующих наложение ареста на имущество обвиняемых и иных лиц, приобретших имущество (владеющих имуществом) преступным путем.
Предложения автора воплотились в систему практических рекомендаций правоохранительным органам по розыску и наложению ареста на различные виды имущества при производстве предварительного расследования по уголовным делам об экономических преступлениях. Положения и выводы диссертации могут быть использованы в учебно-практических пособиях, лекционных курсах, а также при составлении учебных программ и спецкурсов в высших учебных заведениях юридического профиля.
Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и выводы диссертации докладывались на научно-практических конференциях и семинарах, проводимых как в Нижегородской академии МВД России, так и в других вузах в период с 2007 по 2010 год, используются в учебном процессе Нижегородской академии МВД России, а также в деятельности правоохранительных органов Нижегородской области. По теме исследования автором опубликованы 6 научных статей общим объемом 1,41 п. л.
Структура диссертации обусловлена объектом, предметом, целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих 6 параграфов, заключения и библиографии.




ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

 


 


Во введении обосновывается актуальность темы, определяются степень ее разработанности, а также цель и задачи, объект и предмет диссертационного исследования; раскрываются его методика и методология, научная новизна, теоретическая и практическая значимость; приводится характеристика эмпирической базы работы; формулируются основные положения, выносимые на защиту; излагаются данные по апробации полученных результатов.


Первая глава «Понятие, сущность и назначение наложения ареста на имущество в уголовном судопроизводстве» состоит из трех параграфов, в которых рассмотрены правовые и теоретические основы института наложения ареста на имущество.
В первом параграфе «Наложение ареста на имущество как элемент правовосстановительного механизма в уголовном судопроизводстве» проводится системный анализ правовой природы института наложения ареста на имущество как части правового механизма восстановления имущественных отношений, нарушенных экономическим преступлением, который существует в уголовном судопроизводстве.
Анализируемый правовой институт включает в себя нормы различных отраслей права, и его сущность и назначение нельзя свести только к принуждению. На самом деле институт наложения ареста на имущество в уголовном процессе выполняет несколько функций: правозащитную, пресекательную, информационную и др.
Обосновывается точка зрения, согласно которой сквозная целевая направленность должна пронизывать общие нормы, правовые институты и конкретные нормы права, исключая возможные коллизии в правовом регулировании.
При рассмотрении данного вопроса, полагаем, надо исходить из универсализма правовых средств, которые применяются в отраслях процессуального права: гражданский процесс, уголовный процесс; исполнительное производство; производство по делам об административных правонарушениях. Должны быть одинаковые подходы законодателя и применяться одни правовые средства реализации наложения ареста на имущество, подчеркиваем, в том числе и на имущественные права.
В данном параграфе акцент сделан на правовосстановительном аспекте названного института, который исследуется в свете правоприменительной практики и высказанных в литературе точек зрения.
Анкетирование следователей показало, что только 15,4% из них считают возмещение вреда, причиненного преступлением, своей задачей. Статистика свидетельствует о довольно низкой эффективности деятельности правоохранительных органов по возмещению причиняемого экономическими преступлениями ущерба собственности государства, а также отдельных лиц. И одной из основных причин, негативно влияющих на возмещение ущерба, причиненного преступлением, является неумелое использование компетентными органами такого инструмента, как наложение ареста на имущество, а также недостатки данного правового инструмента.
Изучение материалов уголовных дел, результатов анкетирования, а также сведений из других источников позволяет заключить, что при осуществлении данного процессуального действия правоприменителем зачастую совершается ряд ошибок, в результате которых страдает своевременность и полнота восстановления нарушенных преступлением отношений, ущерб становится невосполнимым. У правоохранительных органов отсутствует императивная установка на принятие мер по восстановлению имущественных отношений. Обеспечение возмещения вреда, причиненного преступлением, не рассматривается задачей предварительного расследования.
В диссертации раскрываются иные причины, в результате которых ущерб от экономических преступлений не возмещается в полной мере:
– на практике зачастую арест на имущество для обеспечения исполнения приговора в части будущего (еще не заявленного) гражданского иска не производится, то есть существует мнение, что в действующем УПК РФ не закреплена возможность применения наложения ареста на имущество для обеспечения исполнения приговора в части будущего (еще не заявленного) гражданского иска4;
– своевременно не разъясняются права потерпевшему о возможности предъявить гражданский иск, во время заявить требование о принятии мер по обеспечению гражданского иска, оказать содействие в розыске имущества, подлежащего аресту.
Отсутствие гражданского иска в уголовном деле негативно сказывается не только на процессе правовосстановления, но и на процессе доказывания фактических обстоятельств дела, входящих в предмет доказывания. В связи с этим показан доказательственный потенциал наложения ареста на имущество обвиняемого.
Наложение ареста на имущество как элемент правовосстановительного механизма есть правовое средство, посредством которого реализуется возможность в полной мере восстановить отношения, пострадавшие в результате преступления. Обеспечение возмещения вреда, причиненного преступлением, следует рассматривать задачей предварительного расследования.
Обосновывается позиция, согласно которой пока не наложен арест на имущество, до тех пор правовосстановительный механизм не будет в полной мере функционировать, так как эффективность, полнота восстановленных отношений (имущественного или неимущественного характера) зависят в первую очередь от своевременности принятия еще в ходе досудебного производства по уголовному делу обеспечительных мер. Этот вывод подтверждается мнением опрошенных следователей, 76% которых считают, что для наиболее полного возмещения ущерба, причиненного преступлением, необходимо проводить наложение ареста на имущество в числе неотложных следственных действий.
При наличии ущерба от совершения экономического преступления обязательно должен ставиться вопрос о наложении ареста на имущество. Ведущую роль в инициировании ходатайства, возбуждаемого перед судом о наложении ареста на имущество, за счет которого может быть возмещен вред от преступления, должна принадлежать прокурору.
Назрела острая потребность в принятии мер, направленных на укрепление процессуального положения потерпевшего, а также участников процесса, представляющих интересы государства, – прокурора, гражданского истца, когда им выступает налоговый орган: в законе им должно быть предоставлено право ставить непосредственно перед судом вопрос о наложении ареста на имущество обвиняемых и (или) других лиц, приобретших имущество преступным путем.
В силу принципа публичности компетентные государственные органы обязаны принять все необходимые меры для возмещения вреда, причиненного преступлением, и обеспечить посредством наложения ареста на имущество возможность этого возмещения, а также исполнения приговора в виде конфискации. Во всех случаях при наличии ущерба, причиненного преступлениями имущественным интересам государства или общественных организаций, органы предварительного расследования, прокуратура должны в императивном порядке принимать меры обеспечения не только заявленного, но и возможного в будущем гражданского иска.
  Во втором параграфе «Концептуальные основы уголовно-процессуального института ареста имущества, полученного преступным путем» анализируются уголовно-процессуальные принципы, определяющие сущность рассматриваемого правового института. В числе этих принципов затронуты принципы законности, публичности, а также правовые идеи диспозитивности и целесообразности; показано, в чем конкретно проявляется тот или иной принцип в институте наложения ареста на имущество в уголовном процессе. 
Особое внимание уделено критическому рассмотрению принципа презумпции невиновности. Выдвигается тезис о необходимости пересмотра основного правила данной презумпции о том, что бремя доказывания и соответственно бремя опровержения любых утверждений, заявлений обвиняемого лежит на обвинителе. Предлагается вернуться к классической трактовке данного правила, которая состоит в том, что каждая из сторон обязана самостоятельно доказывать свои утверждения и свои требования к суду. Если обязанность доказывания вины обвиняемого лежит на обвинителе, то после того как это будет сделано и подсудимый будет признан виновным в совершении тяжкого или особо тяжкого корыстного преступления, причинившего значительный имущественный вред, осужденный должен будет доказывать суду необходимость освобождения из-под ареста имущества и, следовательно, доказать его непреступное происхождение.
Большинство опрошенных следователей (66,7%) сообщили, что данные изменения позволят эффективно бороться с экономической преступностью, вместе с тем 87,5% следователей указали, что не накладывали арест на имущество в соответствии со статьей 115 УПК РФ для осуществления его возможной конфискации.
Предметом специального рассмотрения в параграфе явился вопрос о наложении ареста на имущество с целью обеспечения исполнения приговора в части конфискации. Исследование норм международного права, законодательства развитых европейских стран, практики применения конфискации в России позволило сделать следующий вывод: чтобы конфискация имущества стала подлинно эффективным средством в борьбе с экономическими преступлениями, а наложение ареста на имущество полностью оправдывало свое предназначение в механизме ее применения, необходим пересмотр позиции законодателя к конфискации имущества.
Институт конфискации имущества, основой которого служит глава 151 УК РФ, требует совершенствования. Это объясняется тем, что применение конфискации имущества, которая признана законом иной отличной от наказания мерой уголовно-правового характера, не имеет надлежащего уголовно-процессуального обеспечения. Порядок применения отдельных норм этой главы, в частности статьи 1042 УК РФ «Конфискация денежной суммы в замен имущества», не определен вообще. Между тем для применения конфискации имущества институт наложения ареста на имущество, основой которого являются нормы статей 115, 116 УПК РФ, наиболее приспособлен.
В настоящее время сложилась практика, когда в порядке конфискации может быть взыскано только такое имущество, которое образует доходы от преступной деятельности виновного и соответственно является вещественным доказательством, на что указывает содержание статей 308, 309 УПК РФ, устанавливающих содержание резолютивной части обвинительного приговора. Напрашивается вывод, что это не только ограничивает возможности наложения ареста на имущество, но и существенно осложняет таковое. Получается, что наложить арест в обеспечение конфискации имущества можно только на те предметы, которые могут быть признаны вещественным доказательством участия подозреваемого или обвиняемого в совершении конкретного преступления корыстной направленности. В то же время имущество, образующее доходы от преступной деятельности, может к моменту принятия мер обеспечения конфискации возникнуть в новом имущественном контексте.
В основу нового подхода должна быть положена идея о переносе бремени доказывания законности обладания имуществом, образующим доходы из неустановленных источников, в случае привлечения его обладателя к уголовной ответственности за преступления корыстной направленности, на сторону защиты. Перераспределение бремени доказывания может затрагивать и иных отличных от подозреваемого и обвиняемого лиц, являющихся обладателями такого имущества, чьи интересы, как следует из части 3 статьи 115 УПК РФ, могут быть затронуты наложением ареста на имущество. Данные изменения в праве позволят в полной мере возмещать ущерб и восстанавливать нарушенные права как частных лиц – потерпевших, так и права государства и общества. Это ключевой момент в работе правоохранительного механизма по уголовным делам об экономических и коррупционных преступлениях, так как без коренной перемены взглядов законодателя на правила распределения бремени доказывания того, на какое имущество может быть обращено взыскание, нельзя говорить о начале какой-либо серьезной борьбы с преступностью в сфере экономики. В диссертации приводится аргументация данного тезиса со ссылками на международно-правовые акты и законодательство зарубежных стран.
Предполагается существенно расширить пределы наложения ареста на имущество за счет того, что может быть подвергнуто аресту имущество осужденного, а не только подозреваемого или обвиняемого, уже по окончании процесса. Это особенно важно в тех случаях, когда имущество, подлежащее конфискации, будет обнаруживаться не в ходе досудебного уголовного преследования лица по обвинению в совершении преступления корыстной направленности или в суде, а через некоторое время после его осуждения за эти преступления. Указанная мера могла бы стать оптимальным решением проблемы взыскания доходов, в том числе и от коррупционных преступлений.
После внесения изменений в институты наложение ареста, конфискации, они станут эффективным фактором в борьбе не только с экономическими преступлениями, коррупцией, но и другими тяжкими преступлениями, в том числе связанными с незаконным оборотом наркотиков, терроризмом и пр.
В заключение параграфа затрагивается вопрос о совершенствовании процессуального законодательства путем имплементации в него международно-правовых стандартов, содержащихся в документах ООН и Совета Европы.
В третьем параграфе «Наложение ареста на имущество в системе мер процессуального принуждения и средств доказывания при производстве предварительного расследования по уголовным делам об экономических преступлениях» продолжается анализ правовой природы исследуемого института, проблемных моментов в его процедуре, установленной законом, и в правоприменительной практике.
Изучение работ, посвященных проблемам наложения ареста на имущество, материалов уголовных дел позволяет выделить характерные ошибки, допускаемые при наложении ареста на имущество по уголовным делам, в том числе нарушения прав обвиняемых, эксцессы правоприменителя при выполнении данного процессуального действия.
Диссертант рассматривает и уточняет назначение процессуального института, закрепленного в статьях 115, 116 и других УПК РФ, а также нормах других отраслей права. Приводит новые аргументы в пользу того, что при наложении ареста на имущество решается задача по собиранию и фиксации доказательств. В связи с тем, что наложение ареста на имущество оформляется протоколом (ч. 8 ст. 115 УПК РФ), этот протокол составляется с выполнением требований статей 166 и 167 УПК РФ и может иметь доказательственное значение по уголовному делу.
При применении института наложения ареста на имущество реализуется пресекательная мера, направленная на пресечение и предотвращение неправомерного поведения обвиняемого и его окружения по сокрытию, растрате имущества, полученного незаконным путем.
На примерах из правоприменительной практики доказывается, что неотложность наложения ареста на имущество является одним из важнейших условий результативности данного процессуального действия. Предвидя арест имущества, подозреваемый, обвиняемый, иные заинтересованные лица принимают меры к сокрытию имущества путем его перемещения к знакомым и родственникам, перерегистрации на них строений и транспортных средств, снятия денежных сумм со счетов, «сбрасывания» всех активов предприятия на подставных лиц, перевода ценных бумаг в доверительное управление, распродажи ценных бумаг, товаров, перевода за рубеж средств, нажитых преступным путем, и т. п.
Органы предварительного расследования должны противопоставить неправомерному поведению обвиняемого и его пособников адекватные меры, носящие упреждающий характер. Согласно части 5 статьи 165 УПК РФ наложение ареста на имущество перечислено среди следственных действий, но особенно важно, что в исключительных случаях, когда производство, в том числе наложение ареста на имущество, указанное в части 1 статьи 1041 УК РФ, не терпит отлагательства, указанные следственные действия могут быть произведены на основании постановления следователя без получения судебного решения.
Диссертант отстаивает тезис о том, что следователь вправе обосновать ходатайство о наложении ареста на имущество, находящееся у других лиц, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого данными, полученными в результате оперативно-розыскной деятельности.
Изучение практики применения наложения ареста на имущество позволяет заключить, что данный процессуальный институт может выступить эффективным средством противодействия преступной деятельности, в частности рейдерским захватам собственности.
В настоящее время органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность до возбуждения уголовного дела, не наделены правом получения информации от Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр) о праве собственности на недвижимое имущество. Данное положение существенно осложняет работу правоприменителям, препятствует эффективному наложению ареста на недвижимость. Поэтому обосновывается необходимость введения в Федеральный закон от 21 июля 1997 года № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» положения, разрешающего получение информации о праве собственности на недвижимое имущество в период до возбуждения уголовного дела.
Кроме того, в параграфе показано, что одной из причин, влияющих на эффективность применения наложения ареста, в зависимости от видов имущества является своевременное и правильное определение круга участников, как обязательных, так и факультативных, имеющее важное процессуальное и тактическое значение.


Глава вторая «Процессуальный порядок, тактика розыска и ареста отдельных видов имущества при производстве предварительного расследования по уголовным делам об экономических преступлениях» состоит из трех параграфов и посвящена рассмотрению нормативных и прикладных проблем наложения ареста на отдельные виды имущества в ходе досудебного производства по уголовному делу.
Первый параграф «Розыск и наложение ареста на различные объекты недвижимого имущества при расследовании уголовных дел об экономических преступлениях» посвящен особенностям розыска и ареста данного вида имущества, порядку взаимодействия следователя с государственными органами, осуществляющими регистрацию объектов недвижимого имущества.
Диссертант выявляет типичные ошибки, допускаемые правоприменителем при наложении ареста на недвижимость, которые приводят к отмене ареста на данный вид имущества. Имущество не является собственностью обвиняемого, а используется по договору аренды, лизинга. Арест накладывается на весь объект недвижимого имущества, а правообладателю принадлежит только доля в праве общей долевой собственности. Законодатель, сохраняет должнику и лицам, находящимся на его иждивении, условия, необходимые для их нормального существования и жизнедеятельности, предусматривает виды имущества должника, на которое взыскание обращено быть не может (ст. 446 ГПК РФ): земельные участки, на которых расположено жилое помещение; жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.
Автор отмечает, что законодательство, регулирующее отношения в сфере оборота недвижимости, характеризуется большим количеством нормативных актов, зачастую противоречащих друг другу, а также пробелов в нем, что преступники и используют для уклонения от возмещения вреда по гражданскому иску или конфискации имущества. Проведенный опрос показал, что 7,2% следователей в своей практике накладывали арест на объекты недвижимости, не делали этого 72%, остальные воздержались от ответа.
Анализируется ситуация, в результате которой имущество на момент ареста не прошло государственную регистрацию, например, незавершенное строительство либо обвиняемый вложил добытые преступным путем средства в самовольную постройку. Диссертантом рассматривается данная проблема, и предлагаются пути ее решения.
Специально исследуются особенности взаимодействия органов предварительного расследования с регистрирующими органами – с учетом масштабной реформы по созданию единой системы государственного кадастрового учета, регистрации прав на недвижимое имущество и формированию базовых пространственных данных. Недавно три службы – Росрегистрация, Роснедвижимость и Роскартография – были объединены в одно ведомство Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр). Данное обстоятельство существенно отразилось на алгоритме действий следователя по получению достоверной, полной информации о собственниках, арендаторах, а также месте нахождения имущества и его характеристиках. Эти сведения будут оказывать немаловажное значение при рассмотрении судом ходатайства о наложении ареста на данный вид имущества.
На примерах изученных уголовных дел анализируются проблемы наложения ареста, когда преступники, не являясь собственниками недвижимого имущества, полученного преступным путем, оформляют его на подставных лиц. Делаются рекомендации следователям по повышению эффективности следственных действий по установлению имущества, подлежащего аресту, а также наложению ареста на это имущество обвиняемых.
Диссертант изучает особенности розыска недвижимого имущества, находящегося в собственности у обвиняемого, путем взаимодействия с государственными органами, организациями и частными фирмами: Федеральной службой государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр), Финансовой службой по финансовому мониторингу, Федеральной налоговой службой, страховыми учреждениями, нотариатом, риелтерскими фирмами и др.
Раскрывает особенности применения наложения ареста на земельный участок, которые заключаются в следующем:
1) в плане расследования по уголовному делу следователь должен предусмотреть специальный раздел, касающийся мероприятий, преследующих эту цель;
2) своевременно направлять запросы в государственные организации, учреждения и частные фирмы с целью получения наиболее полных объективных данных о наличии, местонахождении, стоимости недвижимого имущества, принадлежащего обвиняемому (впоследствии они будут указаны в решении суда о наложении ареста);
3) устанавливать, круг лиц, на которых фигурант по делу оформил свою собственность, собирать путем проведения комплекса следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий данные, указывающие на преступное происхождение находящегося у них имущества, принадлежность имущества лицу, обвиняемому в совершении преступления;
4) в постановлении о возбуждении ходатайства должны быть приведены доказательства, подтверждающие необходимость и обоснованность проведения ареста, в резолютивной части постановления должно быть четко указано, какое именно имущество и какой стоимостью необходимо арестовать;
5) с целью поддержания ходатайства в суде обеспечить участие следующих лиц: представителя органа государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории регистрационного округа по месту нахождения недвижимого имущества; кадастрового инженера; а также других лиц, которые могут дать необходимые пояснения об обстоятельствах, способных повлиять на принятие решения судом: лица, у которого находится имущество, при наличии оснований полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого, его адвоката; обвиняемого, его защитника; гражданского истца;
6) при осуществлении ареста на недвижимость могут быть обнаружены предметы, которые будут являться вещественными доказательствами, поэтому они должны быть подробно отражены в протоколе ареста;
7) принятие решения о передаче имущества на хранение.
В судебном заседании при рассмотрении ходатайства обязательно участие прокурора, который дает заключение по поводу необходимости удовлетворения ходатайства. С целью достижения единства позиций прокурора и органов предварительного следствия вопрос о наложении ареста на имущество, о возбуждении ходатайства требует предварительного согласования с надзирающим прокурором.
Проводится анализ особенностей регистрации арестов недвижимого имущества, ошибок при подготовке ходатайства перед судом о проведении данного процессуального действия, в результате которых государственная регистрация арестов (запрещений) не производится.
Второй параграф «Особенности розыска и наложения ареста на отдельные виды движимого имущества при производстве предварительного расследования по уголовным делам об экономических преступлениях» посвящен анализу норм российского законодательства и предписаний актов международного права, регламентирующих наложение ареста на отдельные виды имущества.
Автор обращает внимание на пробелы и противоречия в законодательстве, которые преступники используют для уклонения от возмещения ущерба, причиненного в результате совершенного преступления, в том числе и для легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем.
В частности указывается, что понятие «имущество» в гражданском праве имеет весьма объемное смысловое значение. В самом широком значении оно охватывает вещи, имущественные права и имущественные обязанности. В статье 76 Федерального закона от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» закреплено обращение взыскания на дебиторскую задолженность, а также в статье 75 вышеуказанного закона закреплено обращение взыскания на имущественные права, в том числе на долгосрочную аренду недвижимого имущества, исключительное право на результат интеллектуальной деятельности и др.
Диссертант отстаивает позицию, что сквозная целевая направленность должна пронизывать общие нормы, правовые институты и конкретные нормы права, исключая возможные коллизии в правовом регулировании. Необходимо исходить из универсализма правовых средств, которые применяются в отраслях процессуального права: гражданский процесс, уголовный процесс; исполнительное производство; производство по делам об административных правонарушениях. Должны быть одинаковые подходы законодателя и применяться одни правовые средства при регламентации наложения ареста на все виды имущества, в том числе и на имущественные права.
Проводя исследование регулирования оборота «электронных денег», автор приходит к выводу: в связи с тем, что данные средства платежа не являются реальными деньгами в России, их выпуск и оборот не урегулированы, (важно отметить, что они не оставляют достаточных идентификационных следов для доказывания противоправной деятельности), данный инструмент широко используется для совершения преступлений, ухода от возмещения ущерба, конфискации. В результате активного развития систем безналичных расчетов путем использования нетрадиционных средств платежа диссертант рассматривает особенности ареста «электронных денег».
Так, первое, на что необходимо обратить внимание следователю, электронные платежные системы должны быть зарегистрированы в России или иметь официальное представительство. Другая особенность – в связи с высокой ликвидностью этого имущества: даже ограничение свободы обвиняемого не сказывается на возможности перевода «электронных денег», получения наличных денежных средств в любом регионе России.
  Для достижения целей, которые обеспечиваются применением института наложения ареста на имущество, актуально использовать часть 5 статьи 165 Уголовно-процессуального кодекса РФ «Судебный порядок получения разрешения на производство следственного действия», так как наложение ареста на имущество указано в числе следственных действий, которые в исключительных случаях, не терпящих отлагательства, могут быть произведены на основании постановления следователя без получения судебного решения, но с учетом наложения ареста на имущество, указанное в части 1 статьи 1041 Уголовного кодекса РФ.
На практике этот вопрос решается следующим образом: направляется письмо за подписью руководителя следственного органа с ходатайством о предоставлении информации, указывающей на наличие у обвиняемого либо подозреваемого «электронных денег», обращающихся в электронных платежных системах, и блокировке средств на электронном счете подозреваемого, обвиняемого. Но это решение вопроса содержит изъяны. (Опрос следователей показал, что на электронные деньги арест не накладывался ими ни разу, хотя 5% отметили, что запросы такого рода направлялись.)
Автор отстаивает позицию, когда необходимо соблюдать принцип законности, так как пока вышеуказанные действия правоприменителей находятся за пределами правового поля. Принятие решения в уголовном судопроизводстве по аналогии, в отличие от гражданского законодательства, не должно применяться. Пока правовой механизм наложения ареста на «электронные деньги» не урегулирован, действия следователя могут быть обжалованы в суде, и этот механизм не будет применяться вообще.
  В связи с тем, что оборот «электронных денег» в России не урегулирован в полной мере, подготовлен законопроект о Национальной платежной системе, в котором заложена норма, что надзирать за организациями, выпускающими «виртуальные банкноты», сможет Центробанк. В проекте есть специальная глава, посвященная «электронным деньгам». Изменения после принятия данного законопроекта следует вносить и в уголовно-процессуальное законодательство для устранения пробелов, которые используют преступники. 
По мнению диссертанта, положительный результат правоприменителем без проведения превентивных ограничительных мер достигнут не будет, так как за короткий промежуток времени (средства переводятся практически мгновенно) обвиняемый может осуществить операции с данным «финансовым инструментом». С целью защиты прав граждан блокировка средств для обращения в суд с ходатайством о наложении ареста возможна, но не более чем на 24 часа, по истечении которых либо она должна быть снята, либо наложен арест.
Рассмотрены источники информации, указывающие на наличие у обвиняемого ими подозреваемого «электронных денег», обращающихся в электронных платежных системах:
1) письменный договор, заключенный с электронной платежной системой; 
2) сведения в официальных представительствах электронной платежной системы;
3) информация на жестком магнитном диске персонального компьютера обвиняемого.
Получение информации о средствах, находящихся в электронных платежных системах, возможно не только по возбужденному уголовному делу с разрешения суда, а также и в рамках доследственной проверки, путем направления официального письма за подписью руководителя следственного органа либо начальника органа дознания оператору электронной платежной системы. В законодательстве России прямого указания об ограничении предоставления сведений о средствах на электронных счетах и их владельцах правоохранительным органам на стадии проведения доследственной проверки до возбуждения уголовного дела нет.
В работе предлагаются тактико-криминалистические комбинации проведения следственных действий: обыск, выемка персонального компьютера (жесткого диска) с последующей экспертизой с целью получения дополнительной информации о наличии или отсутствии установленных терминалов (программного обеспечения для доступа к электронному кошельку) платежных систем на данном компьютере, номеров электронных кошельков. Одновременно с проведением экспертизы направляются запросы в официальные представительства электронных платежных систем, имеет ли данное лицо либо группа лиц электронные кошельки, зарегистрированные на их имена. Данный комплекс мероприятий позволит достичь положительного эффекта при наложении ареста на этот вид имущества.
Основываясь на статистических данных, автор приходит к выводу, что платежные карты, являясь одним из основных средств безналичных расчетов, дают возможность для ухода от возмещения ущерба и конфискации. На примере одного вида банковских карт – предоплаченных рассмотрены особенности наложения ареста. По предоплаченным картам, в отличие от других видов банковских карт, договор банковского вклада с физическим лицом не заключается, также и по дорожным чекам открытие банковского счета не предусмотрено. Физические лица проводят по ним операции за счет средств в рублях или иностранной валюте, внесенных в кредитную организацию.
В банке клиента нет информации о вложенных финансовых средствах в предоплаченные карты и дорожные чеки, поэтому по запросу следователя о финансовых средствах подозреваемого либо обвиняемого будет получен отрицательный ответ. Необходимо разыскать указанные финансовые инструменты у обвиняемого, а арест накладывать на них, как и на ценные бумаги, на предъявителя.
В третьем параграфе «Розыск и арест ценных бумаг в ходе досудебного производства по уголовным делам об экономических преступлениях» освещены вопросы розыска и ареста ценных бумаг, на которые может быть обращено взыскание по решению суда.
В параграфе проанализирована нормативно-правовая база функционирования современного российского рынка ценных бумаг, выявлены пробелы в уголовно-процессуальном законодательстве, позволяющие скрыть рассматриваемый вид имущества от ареста. Знания эти необходимы сотрудникам правоохранительных органов, чтобы осуществлять процессуальные действия юридически грамотно, эффективно и своевременно.
Предлагается авторская классификация ценных бумаг, в основу которой легли особенности их правового режима, обусловливающие специфику и порядок наложения ареста на отдельные разновидности ценных бумаг. Классификация ценных бумаг дана:
1) по субъектам прав, удостоверенных ценной бумагой (предъявительская, именная, ордерная);
2) по физической форме (документарная и бездокументарная);
3) по способу фиксации прав владельца ценной бумаги.
Далее по каждому виду ценных бумаг определяются обязательные реквизиты, особенности их учета и хранения, так как от данной специфики зависят особенности подготовки следователем ходатайства перед судом о наложении ареста на ценные бумаги с указанием всех конкретных, фактических обстоятельств уголовного дела, по которым суд будет принимать решение об ограничении распоряжения ценными бумагами, в том числе, если есть необходимость, и ограничении осуществления прав, вытекающих из владения ими.
Детальная проработка указанных вопросов позволит правоприменителю провести четкое и своевременное наложение ареста на ценные бумаги без угрозы причинения ущерба хозяйствующим субъектам, а также создаст предпосылки для обеспечения конфискации и возмещения вреда, причиненного преступлением.
На вопрос о том, накладывали ли они арест на ценные бумаги, 15,3% опрошенных следователей ответили положительно, отрицательно ответили на него 75,1% опрошенных.
На вопрос о своей осведомленности относительно того, какие действия необходимо предпринять при наложении ареста на именные бездокументарные ценные бумаги с ведением реестра владельцев и с депозитарным учетом, положительно ответили 22,8% опрошенных следователей, отрицательно – 48,3%; остальные воздержались от ответов.
Автором подробно рассматриваются особенности розыска, подготовки проведения, непосредственно ареста и хранения данного вида имущества, а также специфика составления протокола, так как указанные в части 3 статьи 116 УПК РФ обязательные требования в отдельных случаях не согласуются с объективным их существованием.
Так, при наложении ареста на предъявительские документарные ценные бумаги, например, государственную облигацию, облигацию, банковскую сберегательную книжку на предъявителя, сведения о документе, удостоверяющем право собственности на данные ценные бумаги, законодательством не предусмотрены.
Делается вывод, что арест ценных бумаг не должен препятствовать совершению действий по их погашению, выплате по ним доходов, их конвертации или обмену на иные ценные бумаги, если такие действия предусмотрены условиями выпуска арестованных ценных бумаг.

В заключении кратко обобщается проведенное исследование, излагаются основные выводы, к которым пришел автор.
Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих работах автора:

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России для публикации результатов диссертационных исследований:

1. Ионов В.А., Иванов А.С. Проблемы наложения ареста на недвижимое имущество при производстве предварительного расследования (уголовно-процессуальный, оперативно-розыскные аспекты) // Адвокатская практика. 2007. № 6. С. 27–29.
2. Ионов В.А. Наложение ареста на недвижимое имущество в соответствии со ст. 115 УПК РФ как средство обеспечения экономической безопасности // Экономическая безопасность России: политические ориентиры, законодательные приоритеты, практика обеспечения: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2008. № 2 (9). С. 67–72.
Иные публикации:
3. Ионов В.А. Проблемы реализации национального проекта «Доступное и комфортное жилье – гражданам России» в Нижегородской области (уголовно-процессуальный и социально-экономический аспекты) // Национальное достояние России: история, политика, экономика, право. Н. Новгород: Стимул – СТ, 2007. С. 200–212.
4. Ионов В.А. Тактика розыска и ареста отдельных видов имущества при расследовании уголовных дел об экономических преступлениях // Экономическая безопасность России: политические ориентиры, законодательные приоритеты, практика обеспечения: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2007. № 7. С. 48–50.
5. Ионов В.А. Наложение ареста на имущество как средство обеспечения эффективного противодействия легализации преступных доходов // Легализация преступных доходов как угроза экономической безопасности России: теория, практика, техника гармонизации международно-правовых и национальных механизмов противодействия: сборник статей. Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2009. С. 690–694.
  6. Ионов В.А. Участники иной меры процессуального принуждения – наложение ареста на имущество (недвижимость), предусмотренной ст. 115 УПК РФ // Проблемы реформирования российского законодательства: история и современность: сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции, 2009. Тамбов: Издательство Р.В. Першина, 2009. 
С. 332–337.

Общий объем опубликованных работ – 1,41 п. л.

 

 


 


 

1 См.: Российская газета. 2009. 19 мая.
2 См.: Российская газета. 2010. 19 февраля.
3 Ратифицирована Федеральным Собранием (Федеральный закон от 8 марта 2006 г.
№ 40-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2006. № 12, ст. 1231).
4 Из опрошенных следователей 69,7% придерживаются данной позиции и только 28% указали обратное, остальные не дали ответа.

 


 Автор в своем исследование

 

Автор в своем исследование коснулся актуальной для
российского правосудия темы. Не все выводы данного исследования являются
бесспорными, но это и хорошо, у тех исследователей, которые имеют иной взгляд
на данную проблему, есть хорошая возможность оппонировать в своих работах,
вносить свои предложения. В свою очередь ,это несомненно обогатит российскую
уголовную юстицию.  Проблема, как
справедливо отмечено автором, состоит в том, что российской уголовное
правосудие более или менее научилось применять карательные меры, тем не менее,
вопросы возмещения ущерба, конфискации имущества находятся в зачаточном
состоянии.

Следует отметить, что российская экономика активно
интегрируется в международную экономику, которая представляет собой
разнообразные правовые институты, незнакомые, в том числе российскому
правосудию. И если провести сравнение законодательных  изменений гражданско-правовой отрасли
законодательства и уголовной отрасли, очевиден будет вывод о том, что
уголовно-правовая отрасль в силу разнообразных причин несвоевременно реагирует
на изменения, происходящие в окружающем мире. Данное обстоятельство напрямую
влияет на эффективность работы правоохранительных органов. Имеющиеся научные
работы слишком концептуальны, современные реалии требуют подробного исследования
которое, как мне кажется, и попытался сделать автор. 

Заслуживает внимания положение в научной работе
автора, в котором он пытается сделать конфискацию имущества, автономной от
производства по делу о преступлениях, в результате которых были извлечены
преступные доходы. Весьма спорным представляется предложение автора, по
изменению ст. 115 УПК РФ, в котором он предлагает наделить следователя правом
обязывать виновного проводить государственную регистрацию самовольной
постройки. Отечественный уголовный процесс не может влиять на дачу показаний
обвиняемого, не говоря уже о том, чтобы обвиняемый озаботился процедурой
регистрации самовольной постройки. Данная норма будет «мертвой», тем более, что
никакой санкции за ее нарушение автор не предлагает. Кроме того, весьма
затруднительно обвиняемому будет регистрировать самовольную постройку,
находясь, например,   во время
предварительного следствия под стражей. 
Думается, что этот вопрос должен быть решен как-то иначе.

Формулировка «следователь вправе
запросить сведения в электронных платежных системах…», будет выглядеть
корректнее, если следователь будет вправе не запросить, а получить сведения.
Запросить информацию следователю никто не может запретить, а вот получит ли он
ее, нужно смотреть законодательство, регулирующее данный вид отрасли
гражданского права.

Автор предлагает предусмотреть в числе
нарушений уголовно-процессуального закона несоблюдение обязанности лицами,
осуществляющими уголовное преследование по разъяснению возможности предъявления
гражданского иска и применения своевременных мер по обеспечению гражданского
иска в виде наложения ареста на имущество. В данном случае целесообразнее
предусмотреть институт компенсации потерпевшему убытков, вызванных
несоблюдением данной процессуальной нормы, подобные нормы известны
отечественному законодательству, в частности, в законе «Об исполнительном
производстве» существует правовой институт, позволяющий кредитору взыскивать
денежные средства со службы судебных приставов, если их действия повлекли за
собой невозможность исполнения судебного решения.

Также возможно разработать правовой
механизм, обязывающий обвиняемого сообщать об имуществе, которое добыто
преступным путем, а также имущество, на которое может быть наложен арест. В случае  исполнения обвиняемым данной обязанности,
предусмотреть возможность существенного смягчения наказания.

Автор, к сожалению, ограничился только
исследованием возможности изменения уголовно-процессуальных норм, однако,
тесная связь института ареста на имущество с гражданско-правовыми отраслями
диктует необходимость внесения изменений в гражданское законодательства.
Например, предусмотреть дополнительные возможности для признания сделок
недействительными, при совершении сделок с имуществом, на которое мог быть
наложен арест. Определить субъекта, который может обратиться в суд от имени
государства за признанием указанных сделок недействительными, эта форма
правового реагирования, как мне думается, может быть очень эффективным
инструментом в руках правоохранительных органов.

Тема, поднятая автором, чрезвычайно
актуальна для российского правосудия, надеюсь, что автор не остановится на данной
работе и свои  дальнейшие исследования
посвятит еще более глубокому изучению данной проблемы.

 

 

 

 

официальный отзыв на автореферат

официальный отзыв на автореферат см.: http://www.iuaj.net/node/502 

О положениях выносимых на защиту

Касательно положений выносимых на защиту.

п. 1. На осужденного за совершение корыстного преступления, причинившего крупный имущественный ущерб, должно быть возложено бремя доказывания законности происхождения всей собственности, принадлежащей как ему лично, так и его близким родственникам. Неспособность доказать это должна влечь за собой установление факта незаконного обогащения и конфискацию имущества, находящегося в собственности или фактическом владении осужденного.

- Почему лишь на осужденного? Что это за процесс будет после завершления судебного разбирательства?

- Почему лишь осужденный будет обязан доказывать законность происхождения собственности, принадлежащей его близким родственникам. Ведь имущество то близких родственников. Имеет смысл, возможно, и близких родственников привлекать в качестве участников уголовно-процессуальных отношений. Но, думается и в этом случае, радикально проблема не будет решена. Будут оформлять имущество на иных близких и контролируемых лиц.

- Что следует понимать под фактческим владением осужденного? Ведь в таких случаях будут затронуты законные права и интересы третьих лиц.

2. Арест на имущество обвиняемых и на имущество иных лиц, приобретших его преступным путем, должен налагаться как в ходе производства по делу, так и после осуждения обвиняемого и принятия решения о конфискации имущества – по мере обнаружения имущества, образующего доходы осужденного за преступление экономической направленности, или имущества его близких родственников, приобретенного на средства из неустановленных источников.

- Следует накладывать арест не только на имущество обвиняемых но и подсудымых. Спорным является положение, что такой арест может накладываться и после осуждения обвиняемого по мере обнаружения имущества. Такой подход противоречит обязанности уполномоченных государстовм органов быстро и в полной мере выявлять и устанавливать все обстоятельства подлежащие доказыванию. Такая тенденция снимает с государства отвественность, огрнаичивает право собственности осужденного. Ведь всегда можно, пока он жив, или в пределах сроков давности задавать ему вопросы о законности происхождения его имущества, а также имущества его близких. Дети будут нести отвественность за преступления родителей. Где то это уже было, но оооочень давно!

- Что значит "преступления экономической направленности"?

- В каком порядке будут устанвливаться законность источников просихождения имущества?

3. Следует дополнить УПК РФ нормами, по которым применение конфискации имущества по судебному решению будет осуществляться автономно от производства по делу о преступлениях, в результате которых были извлечены преступные доходы. В законе следует предусмотреть право компетентных государственных органов принимать решение о наложение ареста на обнаруживаемое имущество, в том числе и не только подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, но и осужденного лица, так как применение конфискации и наложение ареста на имущество ограничено жесткими рамками производства по делу о преступлении, от его возбуждения до вынесения судом обвинительного приговора.

- Что значит автономно? Думается, что это приведет к нарушению положений Конвенции о судебном разбирательстве в разумные сроки.  Ведь такой подход может приводить к повторным производствам, что неминуемо влечет за собой увеличение сроков судебного разбирательства. См. автореф. дисс. д.ю.н. Калинкиной о повторных производствах в уголовном процессе

Безусловном обладает научной новизной предложенная автором в п. 6 концепция определния правовой природы межотраслевого института - наложения ареста на имущество.

Важное практическое значение имеют и предложения диссертанта изложенные в п. 8.

Что же касается незарегистрированных самостроев, то обязвать их зарегистрировать необходимо как фактического собственника так и соотвествующий регистрирующий орган. Ведь без подачи заявления регистрирующий орган не зарегитсрирует, но и после подачи заявления названный орган может по тем или иным причинам не регистрировать, умышленно медлить в регистрации и т.п. Имеет смысл в законе установить сроки выполнения такой обязанности.

В целом в работе освещены ряд ключевых теоретических и практических проблем реализации института наложения ареста на имущество в уголовном судопроизводстве

Действительно. Почему лишь

Действительно. Почему лишь осужденный должен отдуваться. Пусть отчитываются все родственники (близкие, дальние и ранее даже незнакомые), а заодно и друзья (в том числе соседи). А чтобы не смогли увильнуть от дачи объяснений, их можно задержать, а ежели упорствовать будут, то и арестовать.

Но если вдуматься, здесь есть интересный момент, если, например, один из родственников всех остальных "вложит", то с ним можно заключить определенное соглашение и все имущество ему оставить (в том числе и подлежащее конфискации). Более того, ему можно часть изъятого отдать, для поощрения подобных действий. К тому же законодательная база к этому уже заложена.

Какой будет процесс? Процесс будет инквизиционный. Поэтому уже будет неважно, каким законом данный процесс предусматривается.

В данном случае, нас это волновать не должно, т.к. в соответствии с заявленной темой, все это относится к наложению ареста на имущество ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ. Поэтому, упоминание о каком-то постсудебном разбирательстве, вероятно, сформулировано на всякий случай (до кучи).

Хотя конечно же не совсем ясно, почему установление расходования средств, нажитых непосильным преступным путем, должно осуществляться после вступления приговора в законную силу, т.е., фактически, уже за рамками уголовного судопроизводства. Ведь, если я не заблуждаюсь, это должно существовать в рамках доказывания не только суммы хищения (что обязательно для квалификации), но и самого факта хищения.

Также поддерживаю вопрос об ограничении такого порядка только преступлениями экономической направленности (хотя это можно объяснить специализацией учебного заведения, где подготовлена диссертация).

В положении, выносимом на

В положении, выносимом на защиту за номером первым, отсутствует новизна (оно даже не успело стать хорошо забытым старым). К тому же для его реализации, недурно было бы отменить презумпцию невиновности, изменив, соответственно, Конституцию.