Козявин А.А. Влияние типа уголовного процесса на происхождение и развитие нравственно-го конфликта в уголовно-процессуальной деятельности

Козявин А.А., доцент кафедры
уголовного процесса и криминалистики Юго-Западного государственного
университета, г. Курск, канд. юрид. наук, доцент

 

ВЛИЯНИЕ ТИПА УГОЛОВНОГО
ПРОЦЕССА НА ПРОИСХОЖДЕНИЕ И РАЗВИТИЕ НРАВСТВЕННОГО КОНФЛИКТА В
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ[1]

 

Нравственный конфликт в
уголовном процессе – явление феноменального характера. Перефразируя слова академика
В.Н. Кудрявцева, нравственный конфликт, являясь разновидностью социального
конфликта, есть противоборство двух или нескольких субъектов, обусловленное
противоположностью (несовместимостью) их интересов, потребностей, систем ценностей
или знаний[2],
касающихся нравственной оценки окружающего мира, человека в нем, его действий и
мыслей по отношению к себе и к окружающим. Нравственный конфликт – это активная
динамическая стадия проявления и разрешения нравственных противоречий. Мораль
как система мировоззренческая, духовная, как социальный регулятор поведения человека
на основе общих идей о добре, справедливости и гуманизме особенно выявляет свою
противоречивую ценностную природу именно в условиях экстремальных. А к таковым,
безусловно, уголовно-процессуальная деятельность может быть отнесена. Таким образом,
нравственный конфликт имеет четко выраженную связь с правовыми отношениями, складывающимися
при разрешении уголовных дел.

На возникновение и
трансформацию нравственных противоречий в конфликт, а также на его разрешение в
уголовном процессе оказывают влияние различного рода социальные, аксиологические,
правовые, экономические и прочие факторы, однако фундаментальное значение для его
возникновения и развития имеет системная среда его протекания, коей в историческом
масштабе является, безусловно, тип уголовного процесса.

Понятие типа уголовного
судопроизводства – один из сложных вопросов в науке уголовного процесса. Его
теоретическая и практическая притягательность благодаря работам дореволюционных,
советских и современных юристов, в частности А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского,
привели к формированию целостного учения о типах, формах и видах уголовного
судопроизводства – типологии уголовного процесса.

Тип уголовного процесса
определяется местом личности в уголовно-процессуальных отношениях с
государством и уполномоченными им публично-правовыми органами и должностными
лицами и способен оказывать существенное воздействие на возникновение и
развитие нравственного конфликта в уголовно-процессуальной деятельности.

Основной аксиологической
направленностью частно-состязательного (первого исторически возникшего) типа
уголовного процесса было создание условий для удовлетворения частного интереса,
которое в наибольшей степени зависело от собственных активных действий потерпевшего-обвинителя.
По сути, под защиту бралась индивидуалистическая система ценностей, приоритет
личности над общественным благом, субъективно-эгоистическое представление о
справедливости, а нравственный конфликт в контексте конкретных межличностных
отношений имел следующие ярко выраженные особенности.

Во-первых, нравственное
противоречие, из которого вырастал конфликт, заключалось в разнонаправленности
оценки справедливости обстоятельств уголовного дела сторонами: преступности и
аморальности деяния, его последствий, доказанности, должной в такой ситуации
ответственности.

Во-вторых, нравственный
конфликт практически не касался ценностей гуманизма, ибо обращение к ним
исключало бы необходимость в уголовном преследовании.

В-третьих, такой конфликт
концентрировался вокруг личности обвинителя и обвиняемого, не касаясь
судьи-арбитра, т.е. специфичен был его субъектный состав.

В-четвертых, из известных науке
пяти стратегий поведения в конфликтной ситуации (избегания, соперничества,
приспособления, компромисса и сотрудничества)[3]
в нравственном конфликте обвинительный процесс стимулировал соперничество,
приспособление и компромисс. Соответственно, здесь практически исключалась
такая форма выхода из конфликта, как насилие.

Общая аксиологическая
направленность розыскного типа уголовного процесса выражалась, напротив, в
лишении какой-либо процессуальной субъектности обвиняемого, потерпевшего,
свидетелей, в узурпации государством права на толкование основных нравственных
ценностей – справедливости и гуманизма, в отрицании индивидуалистической
морали, в защите ценностей коллективизма. Это сразу же сказалось на характере
нравственных конфликтов в уголовном процессе. Они потеряли связь с
правоотношениями, ибо личность в розыскном судопроизводстве превратилась в
объект исследования, но сохранились в рамках нравственных отношений, т.к.
активная фаза противостояния между чиновником и частным лицом случалась более
чем часто.

Важнейшими особенностями
возникновения и протекания нравственного конфликта в розыске являлись,
во-первых, его не конкретно-личностный, а системный характер, ибо в противостояние
вступали частный интерес и представляемый чиновником интерес системы – абстрактный
«интерес дела». В современном российском уголовном процессе он особенно ярко
проявляет себя как интерес «отчетности и статистики».

Во-вторых, нравственное
противоречие, из которого вырастал конфликт, заключалось в непринятии природой
человека насилия как основного процессуального средства, обеспечивающего
решение задач уголовного судопроизводства. Именно в розыске актуализировалась
ценность гуманизма.

В-третьих, уголовное
судопроизводство розыскного типа имеет чрезвычайно высокую формально-правовую
определенность, оно бюрократизировано и подчинено императивному методу регулирования.
В такой ситуации оно лишь консервирует конфликт, подавляя свободу и
ответственный подход личности к его компромиссному или консенсуальному разрешению.

В-четвертых, в нравственном
конфликте розыск стимулирует такие стратегии поведения в конфликтной ситуации,
как избегание конфликта и приспособление (конформизм). Соответственно, здесь главенствует
такая форма выхода из конфликта, как принуждение. Сам конфликт, часто не
получая полного разрешения, консервирует носимое нравственное противоречие и
создает условия для его дальнейшей эскалации.

Впоследствии розыскные системы
континентальной Европы в период буржуазных революций приобрели важнейшие
свойства демократичности и состязательности, стали смешанными, или публично-состязательными,
соединив в условиях реальной потребности в правах человека и в адекватной
государственной власти положительные черты состязательного и розыскного уголовно-процессуальных
порядков.

С точки же зрения влияния на
нравственный конфликт ресурсы розыска позволяют быстро снимать напряженность
конфликтной ситуации, мешающей производству по делу. Особенно это касается дел
о преступлениях высокой степени и характера общественной опасности, доказывание
обстоятельств которых не под силу частному обвинителю. В то же время состязательность
способна разрешить конфликт окончательно и без близких или отдаленных последствий.
Смешанный (публично-состязательный) уголовный процесс, стал, безусловно,
сложнее, и в нем субъектная система нравственного конфликта стала
трехсторонней: потерпевший – обвиняемый – государство. Однако он стал обладать
возможностями воздействовать на конфликт, присущими как обвинительному типу уголовного
процесса, так и розыскному.

Таким образом, важнейшей
задачей ближайшего времени является определение должного баланса между
публичностью уголовного процесса и его частными началами путем деформализации
процессуальных процедур, в частности процесса представления сторонами доказательственной
информации, и расширения социального сотрудничества между следователем, потерпевшим
и обвиняемым на досудебных стадиях уголовного процесса через применение переговорных
технологий.

 


[1]
Подготовлено с использованием гранта Президента Российской Федерации для
государственной поддержки молодых российских ученых МК-4149.2009.6.

[2]
Юридический конфликт: сферы и механизмы (Юридическая конфликтология. Часть II) / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев.
М., 1994. С. 5.

[3]
Кузьмина М.Н. Юридический конфликт: теория и практика разрешения. М., 2008. С.
21.