Кошелева И.С. Значение категорий понятийного аппарата при расследовании преступлений, совершённых медицинскими работниками

 

Кошелева И.С., прокурор учебно-методического отдела
Прокуратуры Саратовской области, кандидат юридических наук

 

 

 

Значение категорий понятийного аппарата при расследовании
преступлений, совершённых медицинскими работниками

 

Расследование и судебное рассмотрение уголовных дел о
преступлениях, совершённых медицинскими работниками вследствие ненадлежащего исполнения
ими своих профессиональных обязанностей, отличается значительной сложностью, обусловленной
рядом объективно существующих обстоятельств. Процесс познания совершенного
преступления, анализ и оценка собранной информации связаны с использованием следователем,
государственным обвинителем и судом понятийного аппарата, не являющегося
привычным для них, и постоянной необходимостью обращения к специальным знаниям.

Деятельность по расследованию данной категории уголовных дел
предполагает изучение большого массива несистематизированных нормативных актов органов
государственной власти в области охраны здоровья. Распространенное, подчас
излишнее доверие следователя и суда к заключению судебной экспертизы,
отсутствие надлежащей проверки данного доказательства приводит к тому, что
следователи, государственные обвинители, а нередко и суд необоснованно кладут
данное доказательство в основу обвинения или приговора.

Современный период развития правовых сообществ
характеризуется формированием отдельной категории юристов (адвокатов), которые,
помимо юридического, имеют высшее медицинское образование, и, соответственно,
ориентируются в расследуемом уголовном деле не исключительно на основе
привлечённых специальных знаний, а на базе своих собственных.

Анализ публикаций последних лет свидетельствует о
неподдельном интересе к рассматриваемой и смежной с нею темам. И это
неудивительно на фоне общественного резонанса, вызываемого освещаемыми в
средствах массовой информации действиями медицинских работников, приведшими к причинению
вреда здоровью или смерти.

Условием успешного расследования преступления, придающим ему
целеустремленный характер, выступает организация (планирование) работы
следователя по уголовному делу, заключающаяся в определении промежуточных и
конечных задач расследования и путей их достижения.

Одним из пунктов работы по уголовному делу выступает
изучение законодательства и судебной практики с целью правильной квалификации
содеянного, а также методической и научной литературы. Почерпнутая в ней
информация формирует у следователя представление об интересующем его вопросе,
способствует правильному определению круга обстоятельств, подлежащих
установлению, позволяет очертить круг нормативно-правовых актов, которые должны
быть изучены и отражены в материалах уголовного дела, выбрать правильную
тактику поведения, определить наиболее целесообразную очередность проведения
следственных действий, выбрать правильную организационную форму решения
промежуточных задач расследования, например, тактическую операцию для изучения
личности обвиняемого, потерпевшего, исследования медицинской документации и
т.п.

Методические рекомендации могут оказать существенную помощь
в расследовании уголовных дел рассматриваемой категории. Но вместе с тем могут
и ввести в заблуждение, что связано с дискуссионным характером отдельных
понятийных категорий, без обращения к которым нельзя обойтись при расследовании
уголовных дел о преступлениях, совершенных медицинскими работниками вследствие
ненадлежащего исполнения ими своих профессиональных обязанностей.

Прежде всего, обращает на себя внимание получивший повсеместное
распространение термин «ятрогенные преступления». Несмотря на дискуссионный
характер данного понятия как в медицинской[1] так и юридической[2]
литературе, он прочно входит в научный и практический оборот.

Согласно Международной классификации болезней X пересмотра,
любой патологический процесс, возникающий в результате медицинского
мероприятия, является ятрогенией[3]. Представляется, что к ятрогениям
относятся только те патологические процессы, которые возникли в результате действий
(бездействий) медицинских работников, и являются либо осложнением основного
заболевания, либо вновь развившимся. Вместе с тем, ятрогении как вновь
возникшие патологические процессы не обязательно являются результатом
неправомерных действий медицинского работника. Например, А.И. Авдеев и С.В.
Козлов, рассуждая о понятии ятрогения, приводят следующий пример: развитие
гнойно-септического осложнения в послеоперационный период может явиться
результатом нарушения правил асептики или антисептики, либо после «случайного»
оставления инородного тела в брюшной полости после операции, либо явиться
осложнением сниженного иммунитета больного при технически безукоризненно
проведённой операции, либо из-за обострения сопутствующего заболевания. И в
первом, и во втором случае гнойное воспаление относится к ятрогении. Однако
если в первом случае наблюдается ненадлежащее исполнение профессиональных
обязанностей, то во втором признаков состава преступления не имеется[4]. Е.О. Костикова соглашается с позицией
тех авторов, которые под ятрогенными заболеваниями понимают все заболевания и
патологические процессы, которые возникают под влиянием как правильных, так и
неправильных медицинских воздействий, проведённых с профилактическими, диагностическими,
лечебными целями. Поэтому термин «ятрогенные патологии» не имеет правового
значения[5].

Ятрогении могут возникнуть в результате врачебной ошибки, при
осуществлении медицинских мероприятий в условиях крайней необходимости или
обоснованного риска, могут быть результатом несчастных случаев. Неблагоприятные
исходы медицинский мероприятий могут явиться результатом действий самого
пациента, например, самостоятельного приёма, лекарственных средств или их передозировки,
использование какой-либо медицинской техники. Однако патологические процессы,
возникшие в результате данных действий, ятрогенными не являются. Во всех
перечисленных случаях отсутствуют основания уголовной ответственности
медицинских работников. Поэтому полагаем нецелесообразным использовать термин «ятрогенные
преступления» для определения преступлений, совершённых медицинскими
работниками. На наш взгляд, «ятрогения» – сугубо медицинский термин. Ятрогения
– последствие медицинского вмешательства, правоприменителей же интересует характер
действий, приведших к ятрогении.

Использование термина «ятрогения» в связи с причинением
смерти и вреда здоровью приводит к тому, что он расценивается и медиками, и
юристами как синоним юридической ответственности. Более того, термин «ятрогения»
иногда используется судебно-медицинскими экспертами в своих заключениях, исключительно
на основе которых следователями делаются однозначные выводы о виновности
медицинского работника[6].

Оперирование в методической литературе термином «ятрогенные
преступления» содержит также угрозу того, что такая формулировка может появиться
в обвинительном заключении и приговоре при описании совершенного преступления,
тогда как она не имеет законодательного закрепления.

В публикациях, касающихся вопросов расследования
преступлений, совершенных медицинскими работниками, присутствует также
неоднозначное употребление и других понятий. Одним из них является «врачебная
ошибка». 

Представляется, что врачебная ошибка характеризуются
наступлением неблагоприятных исходов медицинских мероприятий при объективно
неправильных действиях, но при отсутствии психического отношения медицинского
работника к выполненным им действиям в форме умысла или неосторожности.    

Однако, например, из работ А.А. Мохова трудно понять,
отождествляет он или разделяет понятия «врачебная ошибка» и «ятрогения» на фоне
здравых рассуждений об их содержании, что вводит в заблуждение относительно
выводов, к которым он приходит[7]. М.И. Галюкова, анализируя судебную
практику, пишет, что «в ходе судебного разбирательства по делу было установлено,
что причиной тромбоза и в дальнейшем ампутации руки ребёнка стали ошибочная
катеризация и отсутствие инфузионной терапии». Употребление слова «ошибочная»
может натолкнуть на мысль о врачебной ошибке, но автор продолжает, что
«согласно заключению судебно-медицинских экспертов ампутация руки ребенка
потребовалась из-за технически неверной катеризации и длительного отсутствия
интенсивной терапии»[8]. Представляется нецелесообразным и даже
неверным такое использование взаимоисключающих терминов, поскольку оно может
привести к путанице и принятию неверных решений. Так, Ю.Ф. Ибатулина приводит
случай, когда уголовное дело было прекращено по реабилитирующим основаниям из-за
присутствия в заключении судебно-медицинской экспертизы термина «врачебная
ошибка», тогда как из анализа описательной части заключения вытекали
однозначные выводы о ненадлежащем исполнении медицинским работником своих
профессиональных обязанностей[9].

Имеющиеся в настоящее время публикации, касающиеся вопросов
расследования преступлений, совершенных медицинскими работниками, не облегчают
работу следователя, а наоборот – прежде чем их применить, следователь должен
разобраться в теоретических рассуждениях различных авторов. Криминалистика же –
это наука, призванная облегчать следователю процесс расследование преступлений
путем разработки соответствующих рекомендаций.

Таким образом, необходимо четкое уяснение и определение
смысла указных понятий, их места в науке и значения для правоприменительной практики,
точное разграничение причин и последствий неблагоприятных исходов медицинских
мероприятий, правильная классификация этих причин. Разработка данных положений
существенна для повышения качества расследования и судебного разбирательства
преступлений медицинских работников, достижения назначения уголовного судопроизводства.

 

 

 


[1] См.,
напр.: Зайратьянц О., Кактурский Л., Вёрткин А., Вовк Е. Болезни, порожденные
врачом // http://www.mgzt.ru/article/960/;
Рыков В.А. Медицинская и правовая оценка ятрогенных заболеваний // Медицинское
право. 2003. № 4. С.41-47.

[2] См.,
напр.: Сергеев С.Д., Ерофеев С.В., Козырев В.А. Ненадлежащее оказание
медицинской помощи: социально-правовые аспекты проблемы // Адвокат. 1999. № 7; Шепель
Т. Сущность и виды ятрогении: гражданско-правовой аспект // http://www.mgzt.ru/article/1761/

[3] См.:
Каминский Ю.В., Тимошенко В.С. Ятрогении: классификация, категории,
рубрификация // http://lib.vgmu.ru/Files/Journal/pmj_2007_1_12.pdf

[4] См.:
Авдеев А.И., Козлов С.В. Ятрогенная патология (судебно-медицинский взгляд) //
Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики. Новосибирск, 2009.
Вып. 15. // http://journal.forens-lit.ru/node/102/

[5] См.:
Костикова Е.О. О понятии медицинской ошибки. «Законы России: опыт, анализ,
практика». № 10, октябрь 2008
г
. // http://medoshibka.ru

[6] А.И.
Авдеев и С.В. Козлов пишут совершенно верно заметили, что в настоящее время
термин «ятрогения» правоприменителями воспринимается как что-то обязательно
«криминальное» (См.: Авдеев А.И., Козлов С.В. Указ. раб.)    

[7] См.,
напр.: Мохов А.А. Судебно-медицинская экспертиза по гражданскому делу:
«типичные ошибки» при постановке задания эксперту и пути их устранения //
Арбитражный и гражданский процесс. 2003. № 2.

[8]
Галюкова М.И. Особенности доказывания вины по уголовным делам о преступлениях
медработников // Уголовный процесс. 2010. № 2. С. 27.

[9] См.:
Ибатулина Ю.Ф. Ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей
медицинскими работниками и врачебная ошибка: уголовно-правовой аспект //  Российский следователь. 2010. № 1. С.13.