Кузьмина О.В. Эволюция состязательности российского уголовного судопроизводства: исторический опыт и перспективы развития

 

Кузьмина О.В., декан юридического факультета Ивановского государственного
университета,  кандидат юридических наук,
доцент

 

ЭВОЛЮЦИЯ СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ РОССИЙСКОГО  УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА:
ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ
И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

 

Состязательность как способ организации уголовного процесса
всецело зависела от меры признанности и защищенности прав человека в том или
ином обществе, от степени общецивилизованного развития, социально-экономической
организации и степени гуманизации и либерализации. Многообразие форм
разбирательства дел практиковалось и в Древней Руси. Так, в ХI веке формы
правосудия носили как состязательный, так и обвинительный характер. «Русская
Правда» описывает такие формы досудебного установления отношений между
обвинителем, потерпевшим и предполагаемым обвиняемым, как «свод», «гонение
следа».

Господство в России на протяжении многих столетий
деспотичной системы власти, беспорядочное положение подавляющего большинства
населения, отсутствие гарантий прав и свобод личности, утверждение бюрократически
– централизованной системы управления предопределили застойный характер
политической, экономической и правовой жизни страны. Необходимость преодоления
этой отсталости осознавалась передовыми представителями российского общества.
Это обеспечило проведение судебной реформы 1864 года. Страна стала постепенно
входить в романо-германскую правовую систему, заимствуя многое в римском праве
и странах континентальной Европы, придерживающихся романтической системы[1]

Вместе с
тем, возникшая в древности идея всеобщего равенства людей и состязательности,
как способа организации судебного процесса, основанного на разделении функций и
равенстве сторон, не была реализована в средние века, но и не была забыта и
продолжала развиваться с различных позиций, в разных формах и направлениях.
Россия покончила с инквизиционным порядком после судебной реформы 1864 года, в
результате которой в судебное разбирательство был введен смешанный порядок
французского типа с разделением его на предварительное и окончательное. Состязательный
порядок судопроизводства выражался в соответствии с Уставом уголовного
судопроизводства в отделении обвинительной власти от судебной, в допущении
формальной защиты при окончательном производстве; в равноправности сторон на
тех этапах производства, на которых обвиняемому разрешалось иметь защитника
(право каждой стороны представлять доказательства перед судом, представлять
возражения против доказательств противника); в проверке всего
доказательственного материала в порядке состязания сторон. Продолжением
состязательности признавались прения сторон и порядок пересмотра судебного
приговора, который имел место не иначе как по требованию заинтересованных в том
сторон. 

Однако
посредством реформ в России не удалось разрешить те основные проблемы, которые
стояли перед страной. В начале ХХ века в ней сложилась революционная ситуация.
Было отброшено все лишнее, что противоречило интересам трудящихся, в том числе
и процессуально-правовые принципы и формы.

Главным в
советском уголовном процессе являлось не состязание сторон, а активная,
направленная на борьбу с преступностью деятельность органов государства –
предварительного следствия, прокуратуры и суда. Они должны были вести эту
борьбу совместно, единым фронтом. Формально не отрицая состязательности и даже включая
в некоторые свои законодательные акты, власть даже не пыталась влить в нее
соответствующее содержание.

С распадом СССР
и радикальными преобразованиями социально-экономического и политического строя
в современной России начинается постепенное становление в уголовном процессе
принципа состязательности. Одобренная в октябре 1991 года российским
парламентом Концепция судебной реформы в РСФСР предложила пути возрождения судебной
власти в России. Отстаивая идеи судебного контроля за предварительным расследованием,
провозглашая принцип состязательности, видя в лице прокурора прежде всего
представителя обвинительной власти и равноправную сторону процесса, выступая за
создание суда присяжных, Концепция судебной реформы возвратила Россию к
достижениям правовой культуры, которые нашли свое отражение в Судебных уставах
1864 года.

К числу
ключевых решений реформы наряду с другими были отнесены: судебный контроль за
законностью и обоснованностью производства на ранних стадиях уголовного
процесса; развитие принципа состязательности на досудебных стадиях; лишение
правосудия обвинительных черт, расширение прав сторон по собиранию и приобщению
доказательств[2].

Для возрождения начал состязательности определяющее значение
имела Конституция РФ 1993 года, а также постановления и определения
Конституционного Суда РФ.

Закрепление принципа состязательности в Конституции РФ
потребовало изменений отраслевого законодательства. Значительный вклад в ее
реализацию сделан в УПК РФ, вступившем в действие с 1 июля 2002 года. Вместе с
тем конституционная новелла состязательности не получила своего всестороннего
отражения в Кодексе. Очевидно, что реформа уголовно-процессуального
законодательства в части развития указанного конституционного принципа
отличается многочисленными противоречиями. Остановимся лишь на некоторых
проблемах, которые требуют, на наш взгляд, своего разрешения на пути
совершенствования отечественного уголовного судопроизводства.

УПК России мало что изменил по сравнению с УПК РСФСР 1960
года в смысле реализации состязательных начал на стадии предварительного
расследования. Очевидно, что ориентиром в направлении оптимизации действия
конституционного принципа состязательности должно стать положение о расширении
состязательных начал на досудебных стадиях уголовного процесса.

Соединение в одном лице (следователя, дознавателя,
прокурора) функций уголовного преследования, защиты, а иногда и разрешения дела
в стадии предварительного расследования не дает основания считать досудебное
производство состязательным. Как представляется, усиление элементов
состязательности нужно усматривать в расширении сферы действия судебного
контроля[3].
Суд в лице судебного следователя в досудебном производстве должен осуществлять
следующие действия: 1)принятие решений о ходе дела; 2)санкционирование ограничений
конституционных прав, свобод и законных интересов граждан; 3)рассмотрение жалоб
на действия (бездействия) должностных лиц. Исторический опыт существования
института судебных следователей позволит безболезненно данным должностным лицам
войти в существующую систему органов судебной власти. Использование зарубежного
положительного опыта в сфере применения принципа состязательности также
указывает на продуктивность введения в содержание этого принципа «в уголовном
процессе функции судебного следствия»[4].
Однако такое предложение в системе действующего уголовно-процессуального права
требует существенных корректив всех основ регулирования стадий процесса и в
настоящее время может быть предложено в качестве перспективной идеи.

  Если
проанализировать полномочия следователя, закрепленные в УПК, то можно сказать,
что законодатель допустил смешение основных уголовно-процессуальных функций, а
именно: функций обвинения и разрешения дела, поскольку в руках следователя
сосредоточено собирание всех доказательств, как уличающих, так и оправдывающих
обвиняемого; как смягчающих, так и отягчающих его ответственность.
Примечательно и то, что функцию защиты выполняет сам обвиняемый, а также его
защитник. Однако следователь способствует ее реализации, ибо обвиняемый и защитник
без конкретных действий следователя не в состоянии самостоятельно осуществить
полноценную защиту. Пока следователь и прокурор будут принимать решения о
движении дела, ни о какой независимости данных лиц речи быть не может. Ведь
деятельность следователя и прокурора представляет собой всего лишь звенья одной
цепи, в которой данные должностные лица выполняют одну и ту же функцию
присущими каждому из них способами. Полномочия следователя и прокурора,  связанные с движением дела, должны
осуществляться под непосредственным контролем суда, только тогда будет
реализована идея подлинной состязательности досудебного производства. Принятие
подобных решений стороной обвинения в отсутствии судебного следователя будет
свидетельствовать о явно выраженном неравенстве сторон.

 Судебная
реформа требует, чтобы прокуратура сосредоточила свои усилия на уголовном
преследовании, чем она, собственно говоря, во всем мире и занимается.
Сохранение за прокуратурой многофункциональности, на наш взгляд, нарушает
принцип состязательности.

 Состязательное
начало наиболее ярко выражено в судебном разбирательстве суда первой инстанции.
Однако до сих пор не утихают споры о роли суда в состязательном
судопроизводстве. УПК РФ практически освобождает суд от его традиционной
обязанности участия в процессе доказывания и закрепляет лишь обязанность
председательствующего по руководству судебным заседанием и обеспечению
равноправия сторон (ч.1 ст.243). Однако пассивный суд, не ищущий истины,
безразлично относящийся к ее установлению, не может в полной мере защитить
человека, государственные и общественные интересы, вынести законный,
обоснованный и справедливый приговор. Поскольку именно суд, а не
государственный обвинитель и защитник, несет полную ответственность за принятое
решение, то он не может быть связан тем доказательственным материалом, который
ему представляется обвинение и защитой. В том случае, если сторонами
представлено недостаточно доказательств для обоснования решения по делу, суд
может по собственной инициативе истребовать и исследовать доказательственную
информацию. Иное положение не соответствует, на наш взгляд, ст.6 УПК РФ. В то
же время важно сохранить компромисс между обязанностью суда выносить законные и
обоснованные решения, с одной стороны, и необходимостью проводить четкую границу,
отделяющую функцию правосудия от функции обвинения, - с другой. Таким образом,
судебная активность соответствует состязательному типу уголовно-процессуальной
деятельности, но она должна иметь определенные законом пределы. Тем не менее,
ни уголовно-процессуальное законодательство, ни судебная практика не определили
направления этой активности.

 Приведение
российского законодательства в соответствие с конституционными и международными
правовыми нормами – это не только переход от инквизиционного процесса к
состязательному, обеспечивающему равные права спорящих сторон в демократическом
обществе, это в настоящее время и серьезный шаг в международное сообщество. Но
такое изменение российского законодательства должно продолжаться с учетом
множественных российских реалий.

 

 


[1] См.:
Давид Р. Основные правовые системы современности (сравнительное право). М.,
1967. С. 167-169.

[2]
См.:Концепция судебной реформы в Российской Федерации /Сост. С.А. Пашин. М.,
1992. С. 85-86.

[3] См.:
Резепкин А.М. Элементы состязательности в российском досудебном производстве:
Автореферат.

дис. … канд.юрид.наук. Челябинск, 2005. С.17.

[4] Курохтин
Ю.А. Конституционно-правовое регулирование и реализация принципа
состязательности судопроизводства в Россииской Федерации: Автореф. дис. … канд.юрид.наук.М.,
2007. С.11.