Моисеева Т.Ф. Проблемы использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве

 

Моисеева Татьяна Федоровна
Посмотреть на Яндекс.Фотках

Моисеева Татьяна Федоровна,  доктор юридических наук, профессор Российской
академии правосудия

 

Проблемы использования
специальных знаний
в уголовном судопроизводстве

Существует множество  определений понятия «специальные знания», но
по существу все они сводятся к тому, что это знания не общеизвестные,  приобретаемые в ходе профессионального
обучения и профессиональной деятельности. Граница между специальными и
общеизвестными знаниями достаточна подвижна.  
Специальные знания со временем могут стать  общеизвестными. Так, например,  случилось с некоторыми знаниями в области
компьютерных технологий.

Когда речь идет о специальных
знаниях в судопроизводстве, то из этого понятия исключают  профессиональные знания  субъектов, проводящих расследование и
осуществляющих правосудие, т.е. 
юридические знания.  Таким
образом, под специальными знаниями в 
судопроизводстве понимают 
профессиональные знания в науке, технике, искусстве или ремесле,
которыми не обладают  стороны и суд, и
которые востребованы в процессе раскрытия и расследования преступлений  или разрешения гражданских дел.

Принято считать, что любые
юридические  вопросы являются  компетенцией следователей и судей, т.к.
они  имеют специальное юридическое
образование.  Однако юриспруденция, как и
любая наука,  подвержена процессам
интеграции и дифференциации знаний.  Она
объединяет разные отрасли права, каждая из которых постоянно совершенствуется и
развивается. Следователю или судье, 
порой трудно  ориентироваться в
вопросах, связанных, например,  с  действием различных норм в разные периоды
времени, и они вынуждены обращаться к специалистам в узкой области права. Таким
образом, тезис о том,  что юридические
знания не относятся к специальным знаниям, к которым обращаются  субъекты расследования, в настоящее
время  подвергается обоснованному
сомнению. В связи с этим нового рассмотрения с точки зрения современного
законодательства и практики его применения  
требует вопрос о правомерности  производства судебных правовых (юридических)
экспертиз.

В 1971 году Пленум Верховного
Суда СССР в своем постановлении №1 от 16 марта 1971 г. разъяснил, что «суды
не должны допускать постановку перед экспертом правовых вопросов как не
входящих в его компетенцию (например, имело и место хищение либо недостача,
убийство или самоубийство и т.д.)». По существу речь шла о неправомерности
постановки перед экспертом вопросов, ответ на которые заключал бы правовую
оценку деяния. Данное положение безоговорочно 
признается всеми юристами, однако 
широкое толкование данной нормы как невозможность постановки перед
экспертом любых вопросов, требующих юридических знаний, представляется
устаревшим. Современное законодательство достаточно обширно, постоянно
изменяется и развивается, и для юриста необходима дополнительная специализация
в определенной отрасли права для того, чтобы ориентироваться во всех его
тонкостях. Практика рассмотрения дел в Конституционном Суде РФ свидетельствует
о необходимости привлекать в качестве экспертов высококвалифицированных специалистов
и ставить на их разрешение вопросы, касающиеся трактовки и использования
отдельных норм материального и процессуального права. В настоящее время
сведущих лиц в отдельных областях права привлекают для консультаций по
уголовным, гражданским и административным делам. По существу для таких
консультаций часто проводится полноценноя экспертное исследование, на основании
которого делается вывод, имеющий принципиальное значение в рассмотрении дел. В
настоящее время вполне обоснованно, на наш взгляд,  ставиться вопрос о  правомерности проведения судебных экспертиз с
использованием  специальных юридических
знаний, результатом которых является установление «какой закон и подзаконные
акты подлежат применению в данном деле».[1]

Следует отметить, что и
следователи и судьи помимо специальных юридических знаний обладают и
специальными знаниями в области криминалистики, однако они могут их применять
только в непроцессуальной форме.

Субъектами применения
специальных знаний в судопроизводстве являются эксперты и специалисты, выводы
которых, сделанные с использованием специальных знаний, являются
доказательствами. Критерием разграничения полномочий эксперта и специалиста
является  не качество их специальных
познаний, а процессуальная форма их использования.

Эксперт всегда являлся основным
проводником достижений науки и техники, основной процессуальной фигурой
использования специальных знаний в судопроизводстве, настолько значимой, что
рассматривался рядом юристов в качестве научного судьи. Долгое время специалист
в уголовном судопроизводстве рассматривался, главным образом, как технический
помощник следователя в обнаружении, фиксации и изъятии вещественных
доказательств.  В УПК РФ полномочия
специалиста были значительно расширены – это уже процессуальное лицо,
наделенное правами и обязанностями (ст.58 УПК РФ), заключение и показания
которого  являются доказательствами (ч.2
ст.74 УПК РФ). Но недостаточная процессуальная регламентация  деятельности специалиста, вызывает ряд
вопросов и не позволяет  в полной мере
использовать результаты ее в процессе доказывания.

В ч.1 ст.58 УПК РФ  дано определение специалиста как «лица,
обладающего специальными знаниями, привлекаемого к участию в процессуальных
действиях в порядке, установленным настоящим Кодексом, для содействия в
обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении
технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки
вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в
его профессиональную компетенцию», т.е. определены функции специалиста в
уголовном судопроизводстве. Специалист также как и эксперт наделен
определенными в законе правами и обязанностями, однако  нечего не говориться об его ответственности
за дачу заведомо ложного заключения. Основанием для  получения заключения специалиста также как и
для  заключения эксперта является
потребность в специальных знаниях. Поскольку заключение и показания специалиста
являются доказательством, то  к
специалисту должны быть предъявлены 
процессуальные требования, определяющие допустимость данных доказательств.

С какого момента в судопроизводстве
появляется процессуальная фигура специалиста? Эксперт в процессуальном смысле
появляется после возбуждения уголовного дела и принятия  лицом, обладающим специальными знаниями, к
производству судебную экспертизу. Этот момент четко определен в ст. 195 УПК РФ
и включает вынесение уполномоченными на то лицами (следователем, дознавателем,
органом дознания, судом, судьей) постановления (определения) по установленной
форме, разъяснение эксперту его прав и обязанностей и предупреждение об
ответственности за дачу заведомо ложного заключения (иногда и за разглашение
данных, ставших ему известными в процессе производства экспертизы).   Относительно специалиста в УПК РФ не указано,
на каком этапе  раскрытия и расследования
преступлений  дается заключение
специалиста, кто уполномочен и каким образом давать такое поручение специалисту.
Поскольку это не определено, то очевидно, что заключение специалиста может быть
получено и до возбуждения уголовного дела 
и после возбуждения. Кроме того, заключение специалиста может быть дано
по требованию не только  субъектов,
проводящих предварительное расследование, и суда, но и стороны защиты.   

Сложившаяся практика
показывает, что заключение специалиста, как правило, дается до возбуждения
уголовного дела по поручения  следователя
или дознавателя по результатам предварительных исследований, необходимых для
получения оснований для  возбуждения
уголовного дела, а после возбуждения уголовного дела на стадии предварительного
расследования по запросам адвокатов для научной оценки результатов проведенных
экспертных исследований. Таким образом, заключение специалиста  имеет значение для придания статуса
доказательств результатам предварительных исследований, являющихся  основаниями для возбуждения уголовного дела,
и в некоторой степени добавляет состязательности на стадии предварительного
расследования, давая возможность и стороне защиты использовать специальные
знания для собирания доказательств. На стадии судебного разбирательства  потребность суда в специальных знаниях для
получения доказательств может быть удовлетворена, либо путем проведения
судебных экспертиз (если для решения вопроса необходимо проведения
исследований), либо  допроса специалиста.
Представляется, что получение заключения специалиста на данной стадии
судопроизводства не целесообразно.

Отсутствие четких требований к
форме и содержанию, как самого заключения эксперта, так и запроса к его
получению, может вызывать сомнения в допустимости заключения специалиста в
качестве доказательства.

В УПК РФ не определено
содержание заключения специалиста и не ясно, чем оно отличается от заключения
эксперта. Позиция  ряда авторов, считающих
что основное отличие заключается в том, что эксперт дает заключение по
результатам исследования, а специалист исследования не проводит,
представляется  не достаточно обоснованной.
Если заключение специалиста дается только на основании его специальных знаний
без проведения исследования, то чем оно будет отличаться от показаний
специалиста? Представляется, что дача специалистом заключения предполагает  все же проведение исследований. Это простые
классификационно-диагностические (что есть что?) исследования вещественных
доказательств до возбуждения уголовного дела и исследование материалов дела (в
том числе  судебных экспертиз) после
возбуждения уголовного дела. Инициатива получения заключения специалиста после
возбуждения уголовного дела на стадии предварительного расследования
принадлежит, как правило, стороне защиты, неправомочной назначать судебную
экспертизу.  В случае, когда проведения
исследования не требуется достаточно провести допрос эксперта, показания
которого, также как и его заключение, являются доказательством в уголовном
судопроизводстве.

Очевидно, что необходима более
четкая процессуальная регламентация деятельности, связанной с использованием
специальных знаний в уголовном судопроизводстве.

 


[1] Орлов Ю.К. Судебная экспертиза как
средство доказывания в уголовном судопроизводстве. М.: ИПК РФЦСЭ при Минюсте
России, 2005. С.20.