Чурикова А.Ю. Влияние международно-правовых актов на правовое регулирование деятельности прокурора в российском досудебном производстве

Чурикова А.Ю. преподаватель кафедры уголовного
процесса ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права»

 

Влияние международно-правовых актов на
правовое регулирование деятельности прокурора в российском досудебном
производстве

 

Произошедшее в XX столетье бурное
экономическое и технологическое развитие, повлекло за собой расширение
торгово-экономических, политических и правовых связей государств. Экономическая
и политическая глобализация и потребность более тесного сотрудничества
обусловили необходимость образования различных содружеств и объединений,
углубление данных процессов в XX веке повлекло формирование международных
сообществ и международных организаций, призванных решать важные межнациональные
вопросы и проблемы. В их числе оказались и проблемы борьбы с преступностью.

Анализ российской и зарубежной научной
литературы, а также международных правовых актов позволяют сделать выводы, о
том, что необходимость борьбы с преступностью на международном уровне
обусловлена несколькими факторами.

Во-первых, в XX веке произошел существенный
рост числа преступлений во всем мире, что отмечается во многих
международно-правовых актах, касающихся уголовного права и процесса[1], и в научной литературе[2].

Во-вторых, появилась транснациональная и
организованная преступность на межнациональном и международном уровнях, широкое
распространение получили преступления террористической направленности.
Терроризм и организованная международная преступность стали одними из важнейших
проблем современности, что отразилось на международных отношениях и в международно-правовых
актах.

В-третьих, международное сообщество осознало
степень опасности для всего человечества таких преступных деяний как геноцид,
преступления против человечности, военные преступления и преступные агрессии, а
также необходимость уголовного преследования лиц, совершивших подобные
преступления[3].

Эти факторы, на наш взгляд, определили
тенденции развития национальных систем уголовного судопроизводства и обусловили
формирование международно-правовой модели этой деятельности.

Первой тенденцией развития уголовного процесса
является его глобализация – создание международных уголовно-правовых систем и
органов, осуществляющих уголовное судопроизводство на международном уровне, а
также оказывающих международно-правовое содействие и вырабатывающих
единонаправленную правовую политику в сфере уголовного судопроизводства
(например, такие органы как Международный уголовный суд, Международная
организация уголовной полиции (Интерпол), Международная Ассоциация Прокуроров).

Второй тенденцией является унификация и
интеграция норм уголовно-процессуального права, осуществляемая несколькими
способами:

1) путем заимствования в рамках одной системы
национального уголовного процесса норм и институтов другой системы
национального уголовного судопроизводства с адаптацией данных норм и институтов
уголовно-процессуального права, либо без таковой.

2) путем разработки международных стандартов и
принятия модельных законов.

На российское законодательство,
регламентирующее деятельность прокурора в досудебном производстве по уголовным
делам оказывают существенное влияние как тенденции унификации, так и интеграции
норм уголовно-процессуального права. Это выражается в принятии и ратификации
Российской Федерацией международно-правовых документов, затрагивающих уголовное
судопроизводство, и обуславливается участием РФ и органов прокуратуры России в
международных организациях, объединениях и союзах.

Во всех международно-правовых актах
подчеркиваются значение и роль прокурора как субъекта, осуществляющего уголовное
преследование, при этом особое внимание обращается на то, что именно прокурор
является ответственным за надлежащее функционирование органов, отвечающих за
расследование правонарушений и преследование правонарушителей. Как следует из
международно-правовых актов, основной формой прокурорского уголовного
преследования выступает руководство предварительным расследованием и
осуществление надзора с целью надлежащего уголовного преследования. Прокурорам
предписывается повсеместно обеспечивать безопасность и свободу общества путем
охраны верховенства закона, защиты граждан от уголовных посягательств на их
права и свободы, обеспечения соблюдения прав и свобод лиц, подозреваемых или
обвиняемых в совершении уголовных преступлений[4].

При этом главной обязанностью прокуроров
является как можно более оперативное осуществление своей деятельности на основе
принципов справедливости, беспристрастности, объективности и уважения прав
человека (ст. 8 Программы сотрудничества в целях создания правового государства
7-й конференции Генеральных прокуроров государств-членов Совета Европы (СPGE),
Москва, 5-6 июля 2006 г.).

В статьях 1 и 2 Рекомендации № R (2000) 19
КМСЕ «О роли прокуратуры в системе уголовного правосудия» отмечается, что
прокуроры во всех системах уголовного правосудия решают вопрос о возбуждении
или продолжении уголовного преследования; поддерживают обвинение в суде;
обжалуют или дают заключения по жалобам на все или некоторые решения суда.

При анализе российского
уголовно-процессуального законодательства до 2007 года[5]
можно констатировать, что правовая регламентация деятельности прокурора в
досудебном производстве в целом соответствовала приведенным принципам и нормам
международного права, что свидетельствовало об унификации национального
законодательства.

Однако, совершенно иная ситуация складывается
в настоящее время.

Стоит отметить, что спецификой деятельности
прокуроров в России является их активное участие во всех правовых сферах, а не
только в уголовном процессе. В Резолюции 1455 (2005) «О выполнении Российской
Федерацией своих обязательств»[6] Парламентская Ассамблея Совета Европы
призывает российские власти продолжать реформирование органов прокуратуры в
соответствии с действующими европейскими стандартами и Заключением N 340/2005[7], принятым 10 - 11 июня 2005 года, в
частности в том, что касается обширных надзорных полномочий российских
прокуроров (п.п. IX п.13 Резолюции). В Заключении N 340/2005 Венецианская
Комиссия приходит к выводам, что сильная иерархическая структура российской
прокуратуры, сосредоточение власти в руках генерального прокурора, не
соответствует принципам, изложенным в Рекомендации R (2000) 19 (п. 75
Заключения N 340/2005). По представлениям Венецианской Комиссии требуется
дальнейшее реформирование органов прокуратуры, заключающееся в лишении
прокуроров обширных полномочий в сфере общего надзора и ориентации деятельности
российских прокуроров на направление, сформулированное в Рекомендации 1604
(2003) Парламентской Ассамблеи: «Власть и обязанности прокуроров ограничены
обвинением в совершении уголовных преступлений и общей ролью в защите
общественных интересов посредством системы уголовного правосудия» (ст. 76
Заключения N 340/2005).

Однако, в ходе реформирования отечественного
законодательства, произошедшего в 2007 году в Российской Федерации и
существенным образом изменившего процессуальное положение прокурора в
досудебном производстве, приведенные положения международно-правовых актов
восприняты практически не были. Российский прокурор не был ограничен в
общенадзорных полномочиях, но в досудебных стадиях уголовного процесса был
лишен «априори» присущих ему полномочий по решению вопроса о возбуждении
уголовных дел и начале уголовного преследования, что в корне противоречит
международно-правовым нормам, договорам и выработанным направлениям.

Такая ситуация не вписывается в общую
тенденцию унификации и интеграции норм международного и национального права,
что может свидетельствовать о переходном, несформировавшемся состоянии
правового регулирования деятельности прокурора в российском досудебном
производстве.

Учитывая изложенное, необходимы критический
пересмотр существующего положения прокурора в досудебных стадиях уголовного
процесса России и разработка новых перспективных моделей правового
регулирования деятельности прокурора в российском досудебном производстве.

 


[1] См. например: вступительная часть Рекомендации № R
(2000) 19 Комитета Министров Совета Европы государствам-членам «О роли
прокуратуры в системе уголовного правосудия» (Принята Комитетом Министров Совета
Европы 6 октября 2000 г.
на 724-ом заседании Представителей Министров) //
URL: http://www.echr-base.ru/rec2000_19.jsp (дата
последнего посещения 20.08.2010 г.); пункт «
b» статьи 2 Устава Международной организации уголовной
полиции (Интерпол) // правовая система «КонсультантПлюс» по состоянию на
20.08.2010г.

[2] См. например: Шарифуллин
Р.А.
Международное сотрудничество в области предупреждения преступности и
уголовного правосудия // Современные проблемы развития международного и
конституционного права: сб. материалов Междунар. научн.-практ. конф., посвящ.
памяти проф. Д.И. Фельдмана / отв. ред. Г.И. Курдюков, О.М. Смирнова. – Казань:
Центр инновационных технологий, 2008. С. 351; Лунев В. В. Тенденции современной преступности и борьбы в ней в
России // Государство и право, 2004.
№ 1. С. 5.

[3] См.: Преамбула Римского Статута Международного
уголовного суда (Вместе с «Пособием для ратификации и имплементации...»)
(Принят в г. Риме 17.07.1998 Дипломатической конференцией полномочных
представителей под эгидой ООН по учреждению Международного уголовного суда) //
документ в РФ официально опубликован не был, доступен на Официальном сайте
международного уголовного суда
URL:
http://www.icc-cpi.int/ (дата последнего посещения 20.07.2010 г.).

[4] Рекомендация № 1604 (2003) Постоянной комиссии
Парламентской Ассамблеи Совета Европы «О роли прокуратуры в демократическом
обществе, основанном на верховенстве закона» от 27 мая 2003 г. //
URL: http://www.genoroc.gov.ru (дата последнего обращения 28.05.2010г.)

[5] До изменений, внесенных в УПК РФ Федеральными
законами от 5 и 6 июня 2007 г.
См.: Федеральный закон Российской Федерации от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ "О внесении
изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный
закон "О прокуратуре Российской Федерации".// Российская газета –
2007. – 8 июня; Федеральный закон Российской Федерации от 6 июня 2007 г. N 90-ФЗ "О
внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации"
// Российская газета – 2007. – 9 июня

[6] Резолюция N 1455
(2005) Парламентской ассамблеи Совета Европы "О выполнении Российской
Федерацией своих обязательств" (Принята в г. Страсбурге 22.06.2005 на
21-ом заседании Парламентской ассамблеи Совета Европы) // Совет Европы и
Россия. 2005. N 1. С. 23 - 25

[7] CDL-AD(2005)014
Opinion No. 340/2005 European Commission for democracy through law (Venice
Commission) Opinion on the Federal law on the Prokuratura (prosecutor’s office)
of the Russian Federation.
Adopted by the Commission at its 63rd plenary session (Venice, 10-11 June 2005) //
официальный сайт Венецианской Комиссии URL:
http://www.coe.int/ (
дата последнего посещения 25.01.2010 г.)