Абакиров К.К. Значение конституционной реформы 2010 года для развития уголовного процесса Кыргызской Республики

 

Абакиров Кайсын
Кадырович, заведующий кафедрой уголовного процесса и криминалистики Юридического
института Кыргызского национального университета имени Жусупа Баласагына
к.ю.н., доцент

 

Значение конституционной реформы 2010 года 
для развития
уголовного процесса Кыргызской Республики

Актуальность темы обусловлена потребностями общества в
построении справедливой системы правосудия. Правовая система Кыргызской
Республики далека от идеала и отсюда ее базовая проблема – отсутствие в
обществе необходимого уровня доверия к судебной и правоохранительной системе.
Зачастую обоснованны подозрения в коррупции и неэффективности ее работы, а
качество государственных услуг в сфере правосудия еще не в полной мере отвечает
реалиям сегодняшнего дня.

Принятый референдумом
(всенародным голосованием) и вступивший в действие Законом Кыргызской
Республики от 27 июня 2010 года  Конституция
Кыргызской Республики – это   новая Конституция, которой предшествовали редакции
принятые 5 мая 1993 года,  17 октября
1998 года,  18 февраля  2003 
года, 8 ноября 2006 года,  30
декабря 2006 года,  21 октября 2007 года.

Совершенствование положений Конституции – результат прежде
всего произошедших в Кыргызстане глобальных социально-экономических факторов, которые
вкупе с общественными отношениями в сфере защиты прав и свобод личности стали
причиной трагических событий 7 апреля 2010 года.

Поэтому, одним из задач конституционной реформы в Кыргызской
Республике является установление системы сдержек и противовесов в органах
государственной власти, а также реализации норм международного права в области
обеспечения прав личности в уголовном судопроизводстве.

Кыргызская Республика в 1994 году ратифицировала
Международный пакт о гражданских и политических правах. В пункте 3 статьи 6
новой Конституции 2010 года прямо указано, что вступившие    в  
установленном   законом
порядке   в   силу международные  договоры, 
участницей   которых является   Кыргызская Республика,  а 
также  общепризнанные  принципы и нормы международного права  являются  
составной   частью   правовой системы   Кыргызской Республики. Нормы
международных  договоров  по 
правам человека имеют прямое действие и приоритет над нормами других
международных договоров. Из этого очевидно следует, что Кыргызстан принял
однозначное решение состоящее в том, что его законодательство в сфере уголовно-процессуального
права должно соответствовать положениям вышеуказанного Пакта.

В этом контексте очень интересным представляется вопрос о
нормах новой Конституции, которые регулируют общественные отношения в сфере
уголовного судопроизводства. Есть ли отличия от предыдущих Конституций? Если
есть, то какова их юридическая природа и значение для развития уголовного
процесса Кыргызской Республики в целом.

Как нам представляется, в новой Конституции получили
отражение некоторые прогрессивные идеи и положения, содержание которых вытекает
из международно-правовых актов в области защиты прав человека и гражданина. По
нашему мнению, эти основополагающие принципы могут дать новый импульс, новый
толчок для развития уголовно-процессуального права Кыргызской Республики и
соответственно эти нормы далеко вперед опережают нормы Уголовно-процессуального
кодекса Кыргызской Республики или входят в противоречие с ними.

Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики принятый
30 июня 1999 года, несмотря на внесение в него большого количества дополнений и
изменений (около 32), он так и остался внутренне противоречивым и в
значительной степени формализованным.

В новой Конституции нормы в области уголовно-процессуального
права отражены разделе 2, который называется права и свободы человека и
гражданина. Особенностью новых положений состоит в том, что они нашли отражение
в новой Конституции как отдельные статьи, в то время во всех предыдущих
Конституциях они располагались лишь в двух статьях. Рассмотрим наиболее важные
из них. Согласно пунктам 3, 7 и 8 части 5 статьи 20 Конституции  не  
подлежит  никакому  ограничению соответственно право на повторное
рассмотрение дела вышестоящим судом, на возмещение  государством 
вреда, причиненного  незаконными
действиями  органов государственной
власти, местного самоуправления и их должностными лицами при исполнении
служебных обязанностей и на судебную защиту. В новой Конституции нашли также
отражения такие основополагающие положения как:

1. Никто не может быть арестован, содержаться  под 
стражей  или оказаться  лишенным 
свободы  иначе  как  по
решению суда и только на основаниях и в порядке, установленных законом. Согласно
УПК Кыргызской Республики полномочия прокурора давать согласие следователю на
возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде
заключения под стражу (ч. 17 ст. 34 УПК) противоречит вышеуказанному положению
новой Конституции, так как действие Конституции не может быть ограничено
никаким законом и оно распространяется без ограничения на правоотношения
возникающие  в уголовно-процессуальном
праве.

2. Никто  не  может 
быть  подвергнут задержанию на
срок более 48 часов без судебного решения.

3. Каждое задержанное лицо в срочном порядке и  в 
любом  случае  до истечения 48 часов с момента задержания
должно быть доставлено в суд для решения вопроса о законности его задержания.
Однако в УПК не предусмотрен механизм исполнения вышеуказанного требования новой
Конституции. В суд доставляется только обвиняемый и только в случае, если
следователь и прокурор ходатайствуют о заключении обвиняемого под стражу (ст.
110 УПК). Тем самым нарушается конституционное право человека, который
незаконно задержан на 48 часов (иногда более 48 часов), затем освобожден самим следователем
и прокурором.

По нашему мнению, право следователя и прокурора на
освобождение задержанного не освобождает того же следователя и прокурора от
обязанности исполнения требования настоящего положения Конституции, т.е. от
обязанности доставить в суд каждого задержанного и именно в судебном заседании
должен быть решен вопрос о законности задержания.

В то же время в новой Конституции нашли отражения такие
положения как:

1.Законом в отдельных случаях могут быть установлены более
короткие сроки задержания. 

2. Всякое задержанное лицо 
имеет право  на  проверку законности  задержания 
в  порядке и с
периодичностью,  установленными законом.
Если отпадает основание, по которому лицо было задержано, оно должно быть
немедленно освобождено.

3. Каждому задержанному лицу должно быть безотлагательно
сообщено о мотивах задержания, разъяснены и обеспечены его права, включая право
на медицинский осмотр и помощь врача.    
С момента   фактического   лишения 
свободы лицу  обеспечивается
безопасность,  предоставляется  возможность защищать   себя  
лично, пользоваться 
квалифицированной юридической помощью адвоката,  а также иметь защитника. Согласно ст. 44 УПК
защитником могут быть адвокаты, близкие родственники и представители
подсудимого. Однако, по нашему мнению, необходимо расширить круг лиц, которые
могут выступать в качестве защитника, 
любыми лицами, о допуске которого ходатайствует обвиняемый.

В пункте 3 статьи 26 указывается, что доказательства,  добытые 
с нарушением закона,  не могут
использоваться для обоснования обвинения и вынесения судебного акта. Для
реализации данного положения новой  Конституции необходимо установить правила
оценки доказательств в УПК. Право признания доказательств недопустимыми
необходимо предоставить не только суду, но и прокурору, следователю, что устранит
коллизию между нормами УПК и нормами Конституции, указывающие о том, что
доказательства, полученные с нарушением закона, не могут положены в основу
обвинения, и отсутствием у прокурора, следователя  правовых оснований для реализации на практике
этой нормы. В судебной практике нечасто случаи, когда рассматриваются
ходатайства об исключении доказательств добытых с нарушением закона, так как
отсутствует четко регламентированная процедура.

В пункте 5 статьи 26 Конституции записано правило о том, что
никто   не   обязан  
свидетельствовать против 
самого  себя, супруга (и) и
близких родственников, круг которых определяется законом. Законом   могут  
устанавливаться   и   иные случаи 
освобождения  от обязанности
давать показания. В целях реализации этого положения Конституции необходимо
уточнить права подозреваемого при согласии дачи показаний. В этом случае
подозреваемый должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть
использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в
случае его последующего отказа от этих показаний.

Следует подчеркнуть, в связи с тем, что суды присяжных уже
нашли отражение в действующем Уголовно-процессуальном кодексе Кыргызской
Республики в части 6 статьи 26 новой Конституции указано, что каждый  имеет 
право  на  рассмотрение дела  судом с участием присяжных заседателей в
случаях, предусмотренных законом. Закон Кыргызской Республики №215 «О присяжных
заседателях в судах Кыргызской Республики» принят 15 июля 2009 года. В
соответствии со ст. 14 данного закона предусмотрено поэтапное введение этого
института в регионах Кыргызстана:

- с 1 января 2012 года – для города Бишкек и Ошской области
Кыргызской Республики;

- с 1 января 2013 года – для Джалал-Абадской, Чуйской и
Иссык-кульской областей Кыргызской Республики;

- с 1 января 2014 года – для Баткенской, Нарынской,
Таласской областей и Военного суда Кыргызской Республики.

Для приведения законодательства Кыргызской Республики в
соответствие с настоящим законом 17 июля 2009 №234 был принят Жогорку Кенешем Кыргызской
Республики Закон Кыргызской Республики «О внесении дополнений и изменений в
некоторые законодательные акты Кыргызской Республики». Например, пункт 12 часть
1 статьи 42 УПК КР гласит: «обвиняемый имеет право ходатайствовать о
рассмотрении его уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, если
он обвиняется в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в
виде пожизненного лишения свободы».

По нашему мнению, важными новеллами в области уголовного процесса
являются положения новой Конституции касающейся производства следственных
действий затрагивающих конституционные права и свободы человека и гражданина.
Отныне согласно части 2 статьи 30 новой Конституции производство обыска,  выемки, 
осмотра  и осуществление  иных действий,  а также проникновение представителей власти в
жилище и иные объекты,  находящиеся в
собственности или ином праве, допускаются лишь на основании судебного акта. В
то же время в пункте 3 вышеуказанной статьи указывается, что в случаях,  предусмотренных законом, обыск,  выемка, осмотр и осуществление  иных 
действий,  проникновение
представителей власти в жилище и иные объекты, 
находящиеся в собственности 
или  ином  праве, допускаются  без 
судебного  акта.  Законность 
и обоснованность таких действий подлежат рассмотрению судом.
Следует  отметить, что гарантии   и 
ограничения,  установленные
настоящей  статьей, распространяются
также на юридические лица.

Как нам представляется, важным направлением развития
уголовного процесса Кыргызской Республики являются применение внесудебных и
досудебных способов защиты личности и отрадно, что в части 1 статьи 40 новой редакции
Конституции указано положение о том, что государство обеспечивает  развитие внесудебных   и  
досудебных методов, форм и способов защиты прав и свобод человека и
гражданина.

В новой редакции Конституции отражено также, что каждому
гарантируется  судебная  защита его 
прав  и  свобод, предусмотренных   конституцией, законами,  международными договорами,  участницей 
которых   является Кыргызская   Республика, общепризнанными принципами и
нормами международного права и соответственно обязательство Кыргызской
Республики по восстановлению и/или возмещению вреда в случае признания
международными органами по правам человека нарушения прав и свобод человека.

В следственной практике встречаются случаи, когда
следователь или прокурор отменяют или изменяют меру пресечения, избранную
судом, что по нашему мнению, совершенно недопустимо. Только суд вправе изменить
или отменить судебное решение.

В УПК Кыргызской Республики необходимо установить формализованные
критерии, наличие которых давало бы право следователю,  прокурору и суду избирать ту или иную меру
пресечения. В качестве такого критерия следует брать тяжесть совершенного
преступления. Установление подобных критериев позволит значительно
активизировать практически не применяющиеся меры пресечения, повысить
эффективность всех мер пресечения и усилить гарантии законного и обоснованного
использования в уголовном процессе института мер пресечения, а также для
пресечения элементов коррупции со стороны должностных лиц.

Также в части 2 статьи 101 новой редакции Конституции
говорится о том, что если  при  рассмотрении дела в любой судебной инстанции
возник вопрос о конституционности закона 
или  иного нормативного  правового акта,  от 
которого  зависит  решение 
дела,  суд направляет запрос в Конституционную
палату Верховного суда что снимает многие вопросы. Необходимо в УПК расширить
основания возобновления производства по уголовному делу. В качестве новых
обстоятельств могут быть признание Конституционной палатой Верховного суда
Кыргызской Республики закона, примененного судом в данном уголовном деле, не
соответствующим нормам Конституции. Решения Конституционной палаты должны быть
подкреплены механизмом исполнения.

В конце хотелось бы отметить, что для приведения в
соответствие норм УПК Кыргызской Республики нормам Конституции предстоит
кропотливая и трудоемкая работа, задача которой повышения качество услуг правосудия
и обеспечение достижения прозрачности следствия и судебного процесса.

 

Список использованной литературы:

1. Конституция Кыргызской Республики принята референдумом (всенародным
голосованием) 27 июня 2010 года, введена в действие Законом КР от 27 июня 2010
года. Издательство «Академия». Бишкек 2010 г.

2. Конституция
Кыргызской Республики от 5 мая 1993 года изложенная в Законе Кыргызской
Республики от 23 октября 2007 года №157 “О новой редакции Конституции
Кыргызской Республики”. Издательство “Академия”. Бишкек 2007 г. (Утратил силу
Законом КР от 27 июня 2010 года).

3. Уголовный кодекс Кыргызской Республики. Бишкек.
Издательство «Академия». 2010
г
.

4. Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики.
Бишкек. Издательство “Академия”. 2010
г
.

5. Закон Кыргызской Республики №215 «О присяжных заседателях
в судах Кыргызской Республики» принятый 15 июля 2009 года. Опубликован в газете
«Эркинтоо» от 21 июля 2009 года №61.

6. Закон Кыргызской Республики «О внесении дополнений и
изменений в некоторые законодательные акты Кыргызской Республики» от 17 июня
2009 года №234. опубликован в газете «Эркинтоо» от 28 июля 2009 года №65.

7. Научно-практический комментарий к
Уголовно-процессуальному кодексу Кыргызской Республики. Бишкек.  Издательство “Юринфо” Бишкек 2009 г.

8. Гаврилов Б.Я. Проект Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации и вопросы реформирования досудебного производства //Юридический
консультант. 1998. №1. С. 13-18.

9. Абакиров К.К. Конституция Кыргызской Республики и УПК
Кыргызской Республики: проблемы и противоречия. Материалы  международной научно-практической конференции
“Актуальные проблемы применения и совершенствования уголовного,
уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства в условиях
глобализации”. Алматы, 2009 г.

10. Абакиров К.К. Альтернативы к уголовному преследованию в
современном праве. Материалы международной научно-практической конференции:
"Концепция правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020
года - новый этап в правовом строительстве". Алматы, 2010 г.