Козинкин В.А., Тишутина И.В. Об информационном обеспечении преодоления противо-действия расследованию организованной преступной деятельности

В.А. Козинкин, кандидат юридических наук, ст. преподаватель (Россия,
Тула,  Тульский филиал Московского
университета МВД России)

И.В. Тишутина, докторант, (Россия, Москва, Московский
университет МВД России)

 

ОБ ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ ПРЕОДОЛЕНИЯ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ
РАССЛЕДОВАНИЮ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

 

Сегодня бесспорно утверждение о том, что противодействие
сопровождает процесс расследования практически каждого уголовного дела по организованной
преступной деятельности (ОПД), и чем организованнее и сложнее совершенное преступление,
тем более активно, наступательно и изощренно противодействие его расследованию.
Такое противодействие, как правило, тесно граничит и нередко проявляется в
совершении конкретных преступлений. Накапливаемый в рамках изучения этого
явления опыт и теоретические разработки способствуют развитию и внедрению в
деятельность правоохранительных органов практических рекомендаций по
преодолению противодействия.

Бурное развитие электросвязи, постоянные количественные и
качественные изменения средств и услуг мобильных телекоммуникаций привели к
тому, что по данным МВД России, в настоящее время каждое пятое уголовное
преступление, так или иначе, связано с мобильными телефонами.[1]
Закономерным стало повышение обращаемости правоохранительных органов к
использованию информации, обнаруженной в средствах сотовой связи, в процессе
расследования преступлений, в том числе для преодоления противодействия
расследованию. Накопленный в этом отношении положительный опыт однозначно свидетельствует
о необходимости более широкого и разностороннего использования ее в указанных
целях.

На необходимость использования информации средств сотовых систем
подвижной связи (СССПС) практически по каждому уголовному делу неоднократно
обращалось внимание и на коллегии Следственного комитета при Прокуратуре РФ.[2]
Многие методические рекомендации, подготавливаемые в последние годы, стали в
качестве обязательного раздела включать перечень сведений, необходимых к
получению у операторов сотовых систем подвижной связи.

Законодательное регулирование вопроса получения информации
средств сотовых систем подвижной связи у операторов мобильной связи, стало
закономерным решением давно назревшей потребности практиков в этом отношении. Федеральный
закон № 143-ФЗ от 1.07.2010г. внес изменения в УПК РФ, закрепляя норму (ст.
186.1), предусматривающую новое следственное действие – получение информации о
соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, - которое
осуществляется на основании судебного решения, а все представленные оператором
связи документы приобщаются к материалам дела в полном объеме как вещественное
доказательство.

В условиях противодействия расследованию организованной
преступной деятельности, в целях его преодоления, информация, обнаруживаемая в
СССПС, приобретает особую роль. Такое противодействие, совершается с
использованием специально создаваемой или ранее сформированной в рамках
организованной преступной деятельности системы криминализированных связей лиц,
действия которых согласовываются  и
координируются. Использование информации, обнаруживаемой в СССПС, для
преодоления такого противодействия представляет особую актуальность, поскольку
вовлечение в его систему большого количества субъектов сегодня практически гарантирует
установление между ними коммуникационных связей по мобильному телефону. Кроме
того, ценную информацию несут фото-видео-файлы, содержащиеся в памяти телефона
или его флэш-карты.

Члены организованных преступных групп и сообществ широко и повсеместно
используют в процессе общения, преступной деятельности и противодействия
расследованию средства мобильной связи. Так, преступным сообществом под
руководством К. в 2005-2007 г.г. контролировался незаконный рынок наркотических
средств на территории Красносельского и Кировского районов г. Санкт-Петербурга.
У всех членов сообщества были мобильные телефоны. Наиболее активные члены в
целях конспирации регулярно одновременно меняли телефоны и SIМ-карты,
регистрируя их на посторонних лиц, во время общения по мобильному телефону с
рядовыми членами сообщества -  «барыгами»
назывались вымышленными именами.[3]

Позиция противодействия расследованию, как правило, отстаивается
подозреваемым (обвиняемым) в процессе допроса посредством отрицания
причастности к совершению преступления. С целью побуждения к изменению занятой
позиции может использоваться информация, полученная из памяти мобильного
телефона; сведения, возникающие в ходе его эксплуатации.

По результатам осмотра протоколов соединений может быть
установлено:

- время звонков и зона покрытия базовых станций, через
которые они осуществлялись;

- абонентские номера, на которые осуществлялись звонки;

- владельцы абонентских номеров.

Полученная информация может стать основанием для
производства различных следственных действий в отношении подозреваемых.

Нередко по уголовным делам об ОПД складываются ситуации,
когда задерживаются один или несколько участников преступной группы, а остальные
остаются на свободе. При этом задержанные пытаются взять всю вину на себя и
нередко, даже при наличии в распоряжении следствия информации о иных
соучастниках, отрицают факт знакомства.

Например, Л., М., К. и А. совершили хищение чугунных изделий
из грузовых полувагонов.  В результате
проводившихся в тот момент плановых оперативно-розыскных мероприятий были
задержаны М. и К. Двум другим соучастникам удалось скрыться, однако оперативная
информация свидетельствовала об их причастности к совершению преступления. Тем
не менее, М. и К. во время допроса настаивали на том, что преступление было
совершено только ими.

В процессе личного обыска у задержанных М. и К. были изъяты
мобильные телефоны, при последующем осмотре и изучении информационного-коммутационного
содержания которых было установлено, что во время подготовки и совершения
преступления с указанных абонентских номеров осуществлялись как взаимные
звонки, так и связь с еще двумя абонентами. Два других абонентских номера,
согласно данным оператора сотовой связи, были зарегистрированы на Л. и А.
Полученные протоколы детализации соединений со всех четырех абонентских номеров
и их последующий осмотр дали возможность подтвердить:

- факт знакомства соучастников;

- регулярность общения, в том числе, в целях подготовки и
совершения преступлений;

- место и время совершения эпизодов преступной деятельности.

Это позволило выявить обстоятельства совершения
преступления, а также противодействия расследованию и принять меры по его
преодолению.

Весьма важной в аспекте преодоления организованно-группового
противодействия представляется проблема использования подозреваемыми и
обвиняемыми, содержащимися под стражей, СССПС для общения с соучастниками и
выработки общей линии противодействия расследованию, для организации расправ
ОПГ с неугодными лицами и планирования дальнейшей преступной деятельности. Так,
В 2007 году было изъято 26,4 тысячи  мобильных
телефонов у лиц, содержащихся под стражей в УФСИН, что в пять раз больше чем в
2004 году, а в 2008 – уже 31,2 тысячи. В Госдуму внесен законопроект, ужесточающий
ответственность за передачу арестантам мобильных телефонов. В этой связи начальник
СИЗО № 2 г.
Москвы «Бутырка» Д. Комнов заметил, что «мобильная связь – бич всех тюрем
России. В целях выявления случаев проноса мобильных телефонов планируется использование
систем «Биоскан», которые функционируют в аэропортах и позволяют в считанные
секунды определить наличие у человека при себе запрещенных предметов».[4]

Поскольку совершение ОПД предполагает, как правило, высокий
уровень конспирации, это обусловливает дефицит доказательственной информации, поэтому
использование возможностей, предоставляемых СССПС, во многих случаях служит
единственным ключом к раскрытию преступления - основой, благодаря которой
удается установить преступника.

Так, во многом благодаря информации СССПС удалось изобличить
действовавшую на территории г. Москвы преступную группу, специализирующуюся на совершении
преступлений, связанных с незаконным оборотом автотранспортных средств. В
состав группы входили сотрудники СКМ УВД ЮАО Москвы. По оперативной информации,
незаконному автобизнесу покровительствовали высокопоставленные должностные лица
органов внутренних дел, однако привлечь их к ответственности не представилось
возможным. Информация, полученная из СССПС, свидетельствовала о деталях
организации преступного бизнеса, распределении ролей между соучастниками,
стоимости автомобилей и др.[5]

Как свидетельствует практика, в рамках противодействия
довольно распространены такие факты, как 
сокрытие лиц от следствия, выдвижение ложного алиби, при этом, информация
СССПС может быть успешно использована для установления точных данных о местонахождении
лица в интересующий период времени.

Так, С. и  Ш.
причинили тяжкий вред здоровью Б. В процессе расследования С. заявил, что
действительно встречался с Б. для напоминания ему о необходимости вернуть долг,
все оставшееся время провел у своего дяди М. Последний подтвердил алиби С.
Следователем, с целью преодоления оказываемого противодействия расследованию и
разоблачения алиби подозреваемого, было принято решение о получении протоколов
детализации соединений с мобильного телефона С. за обозначенный период с
указанием базовых станций. Последующим осмотром протокола было установлено, что
абонент в интересующий следствие период времени перемещался по городу в рамках
зоны покрытия определенной базовой станции, что полностью подтверждало
показания потерпевшего и опровергало версию подозреваемого. Таким образом,
информация СССПС сыграла неоценимую роль в разоблачении ложного алиби С.,
предоставив в распоряжение следствия данные о его точном местонахождении в
интересующий период.

В последнее время воздействие на свидетелей и потерпевших в
целях противодействия расследованию довольно часто осуществляется посредством
мобильной связи. Так, потерпевшая от вымогательства жительница Республики
Беларусь гр-ка Р., после задержания членов ОПГ, стала получать от неизвестных
лиц звонки с угрозами в адрес ее и ее семьи, а также требования отказаться от
заявления в вымогательстве и больше не приезжать на территорию рынка.

В результате Р. заявила следователю, что отказывается от
своих показаний по указанной причине. С целью установления лица, угрожавшего
Р., она по просьбе следователя взяла в офисе компании МТС детализацию своих
телефонных соединений, поскольку номер, с которого осуществлялись звонки, не
определялся на ее телефоне в момент соединений. Таким образом, был установлен номер,
а затем его владелец, которым оказался житель г. Москвы гр-н Н. Проведенными
следственными действиями и оперативно-розыскными мероприятиями было
установлено, что Н. год назад утерял свой паспорт. Был установлен IMEI-кода
телефона, в котором функционирует SIM-карта, зарегистрированная на имя Н.

Впоследствии с учетом этой информации от операторов связи
ОАО «МТС», ЗАО «СоникДуо», ОАО «Вымпелком» была получена информация, что
телефон с указанным IMEI-кодом прописывался ранее в сети компании ОАО «Вымпелком»
и работал с SIM-картой, зарегистрированной на имя С. Проведенными следственными
действиями и оперативно-розыскными мероприятиями было установлено, что С. ранее
проживала с ранее судимым гр-ном М. Впоследствии была доказана его причастность
к совершению преступления и оказанию воздействия на Р.

Обобщение практики использования информации, обнаруженной в
СССПС, для выявления и преодоления противодействия расследованию организованной
преступной деятельности позволило выявить наиболее типичные направления такого
использования, в числе которых:

- разоблачение ложного алиби – 11%;

- преодоление занятой позиции противодействия в процессе
допроса – 21%;

- нейтрализация воздействия на участников уголовного
процесса, посредством установления лиц, его оказывающих, и пресечения их действий
-34%;

- разоблачение дачи ложных показаний и установление всех
соучастников преступления- 28%;

- установление всех соучастников организации и осуществления
противодействия расследованию – 9%;

- выявление и пресечение связи задержанных подозреваемых
(обвиняемых) с соучастниками и иными лицами в целях оказания противодействия
расследованию – 37%.

Таким образом, практика использования информации,
обнаруженной в СССПС, для преодоления противодействия расследованию ОПД позволяет
констатировать, что  обнаружение и
использование рассматриваемого вида информации предоставляет дополнительные
возможности по укреплению и расширению доказательственной базы по уголовным
делам, что, несомненно, повышает возможности предупреждения и преодоления
противодействия их расследованию.

 

  

 


[1]
Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.mvd.ru

[2]
См.: Леканов Ю.И. Роль подразделений криминалистики в раскрытии и расследовании
преступлений // Вестник Следственного комитета при Прокуратуре Российской Федерации.
№2(4), 2009. – С. 28.

[3]
См.: Шестаков Р.Г. Наркобизнес преступного сообщества: раскрыт и уничтожен //
Предварительное следствие. Вып. 2(4), 2009. – С. 130-138.

[4]
Электронный ресурс: http://www.lepila.tyurem.net

[5]
См.: Щепкин Н.В. Участники незаконного оборота автотранспортных средств – сотрудники
органов внутренних дел // Предварительное следствие. Вып. 1(3), 2009. – С.
215-233.