Крашенинников А.А. Механизм реализации конституционного права граждан Российской Федерации на личную неприкосновенность

 

 

Крашенинников А.А., к.ю.н., доц., заведующий кафедрой уголовного
процесса и криминалистики  Ульяновского
государственного университета

 

Механизм реализации конституционного права граждан
Российской Федерации
на личную неприкосновенность

 

Право на свободу и личную неприкосновенность, согласно
Конституции РФ, неотчуждаемо и принадлежит каждому от рождения (ч. 2 ст. 17, ч.
1 ст. 22). Личная неприкосновенность предполагает недопустимость какого бы то
ни было вмешательства извне в область индивидуальной жизнедеятельности личности
и включает в себя физическую (телесную) неприкосновенность и неприкосновенность
психическую.

Основополагающим при рассмотрении вопроса о реализации
конституционных прав граждан Российской Федерации является определение механизма,
обеспечивающего как собственно реализацию предусмотренных Конституцией
Российской Федерации прав граждан, так и установление ответственности за их
нарушение или создание препятствий к их свободному осуществлению.

Несмотря на подробное исследование указанного механизма как
в научных работах, посвященных общетеоретическим проблемам конституционного
права[1], так и специальных исследованиях[2], можно констатировать, что единство в
описании или даже понимании сущности, структурных элементов такого механизма и
реального его воплощения в целях реализации конституционных прав граждан
Российской Федерации отсутствует.

Обобщая все высказанные в юридической литературе точки
зрения по данной проблеме, можно сформулировать несколько подходов к пониманию
механизма реализации конституционных прав граждан Российской Федерации.

Прежде всего необходимо определить базовые в понимании
рассматриваемой правовой категории понятия – «правовое регулирование» и «механизм
правового регулирования». Под первым, согласно распространенной в общей теории
права позиции, понимают осуществляемое при помощи системы правовых средств
(юридических норм, правоотношений, индивидуальных предписаний и др.)
результативное, нормативно-организационное воздействие на общественные
отношения с целью их упорядочения, охраны, развития в соответствии с
общественными потребностями[3]. Соответственно механизм правового регулирования
может быть определен как взятая в единстве система правовых средств, при помощи
которой обеспечивается результативное правовое воздействие на общественные
отношения.

При этом следует учитывать, что реализация конституционных
прав человека связана с действием определенного механизма, охватывающего совокупность
не только юридических (правовых) средств, но также экономических, политических
и социальных[4].

В основу механизма реализации конституционных прав граждан положены
юридические (правовые) средства.

Обращает на себя внимание следующее обстоятельство: если в
определении понятия «механизм правового регулирования» единство позиций специалистов
усматривается, то в дальнейших рассуждениях обнаруживаются противоречия, порой
в собственных же исследованиях. Так, К.К. Гасанов, отмечает, с одной стороны,
что конституционно-правовой механизм является одной из составляющих механизма
правового регулирования, который в свою очередь состоит из совокупности не
только юридических (правовых) средств, но также экономических, политических и
социальных, а, с другой стороны, выделяет конституционно-правовой механизм,
определяя его как «взятую в единстве систему взаимодействующих конституционно-правовых
средств, при помощи которых государство осуществляет юридическое воздействие на
правоотношения между субъектами права в целях признания, соблюдения и реализации
основных прав человека»[5]. Позволим себе не согласиться с такой позицией.
По нашему мнению, механизм реализации конституционных прав граждан состоит не
столько из собственных конституционно-правовых средств, сколько из правовых
средств других отраслей права, выступающих своего рода обеспечением реализации
конституционных прав граждан Российской Федерации. Сами по себе
конституционно-правовые средства не содержат того арсенала принудительного
воздействия на лиц, нарушающих или создающих препятствия для реализации
конституционных прав граждан, как, например, средства уголовно-правового или
административно-правового воздействия. Полагаем, что механизм правового
регулирования является единым как для реализации конституционных прав граждан,
так и других предусмотренных действующим законодательством Российской Федерации.
При этом средства их реализации могут быть заимствованы из других отраслей
права, различие проявляется лишь в объекте такого регулирования.

Проведя анализ существующих в юридической литературе подходов
в вопросе о структурных элементах механизма реализации конкретного права, можно
их обобщить и свести к следующим: инструментальный, социологический,
психологический[6] и системно-структурный.

Отдельного внимания своей проработанностью и попыткой
соединить в тебе несколько подходов заслуживает разработанная В.М. Горшеневым
концепция рассматриваемого в данной статье механизма. Принимая за базовое понимание
механизма правового регулирования  как
совокупности способов и форм осуществления права, претворения норм права в
жизнь, в структуре механизма он выделяет способы и формы организации воли
субъектов общественных отношений (внешняя сторона) и способы и формы реализации
права в урегулированных общественных отношений (внутренняя сторона). По мнению
ученого, внешняя сторона механизма, состоящая из дозволений и запретов, характеризуется
таким состоянием социальных связей между их участниками, которое является
наиболее выгодным и целесообразным с точки зрения интересов общества и
государства; внутренняя или результативная сторона механизма обеспечивает
претворение внешних способов воздействия в жизнь, поведении участников
общественных отношений[7]. При этом дозволения и запреты реализуются
посредством двух способов – активного (совершение дозволяемых действий) и
пассивного (воздержание от действий, запрещенных правом). В качестве
своеобразных элементов взаимодействия юридических форм осуществления
воздействия и реализации выступают такие правовые категории как правосубъектность,
юридические факты и правоотношение.

По сути механизм правового регулирования обеспечивает
перевод нормативности права (с установленными в нем дозволениями и запретами) в
упорядоченные общественные отношения, объективированные в фактическом поведении
людей.

С учетом позитивного понимания права как регулятора
общественных отношений концепция, предложенная В.М. Горшеневым, может быть
экстраполирована и на механизм реализации конституционного права граждан Российской
Федерации на личную неприкосновенность.

Исходя из этого структура механизма реализации
конституционного права граждан на личную неприкосновенность может быть
представлена схематично следующим образом: наличие нормы права (нормативное
закрепление конституционного права на личную неприкосновенность) → правосубъектность
гражданина → юридические факты → правоотношение → совершение действия по
осуществлению (непосредственной реализации) права или воздержание от действий,
запрещенных законом → реализация конституционного права на личную
неприкосновенность.

Как видно из приведенной схемы, в структуру механизма мы
намеренно не включаем различные виды охраны (защиты, ответственности) рассматриваемого
конституционного права[8], полагая, что данные отношения имеют
свой собственный объект правового регулирования, а именно обеспечение соблюдения
Конституции РФ.

Об этом свидетельствует также и то, что правовые средства
или гарантии реализации конституционного права в основном сосредоточены в таких
отраслях права как уголовное и уголовно-процессуальное, предметами которых выступают
общественные отношения, возникающие в связи с нарушением установленных
государством правил поведения. Исходя из иерархии закрепленных в Конституции РФ
ценностей, в которой права и свободы человека являются высшей ценностью,
приоритетной задачей уголовного законодательства названа охрана прав и свобод
человека и гражданина (ст. 2 Уголовного кодекса РФ), параллельно назначением
уголовного судопроизводства выступают:

1) защита прав и законных интересов лиц и организаций,
потерпевших от преступлений;

2) защита личности от незаконного и необоснованного
обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ст. 6
Уголовно-процессуального кодекса РФ).

При этом содержащиеся в указанных отраслях права положения
как раз и направлены на обеспечение соблюдения положения Конституции РФ о праве
каждого на свободу и личную неприкосновенность, содержат меры ответственности и
наказания лиц, виновных в их нарушении. К таковым, в частности, относятся ст.
119, 126, 127, 127.1, 127.2, 128 Уголовного кодекса РФ, ст. 10, 11
Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Полагаем, что механизм реализации конституционного права граждан
на личную неприкосновенность – это не набор охранительных или в широком смысле
обеспечительных способов и средств непосредственного осуществления гражданином
закрепленного в Конституции РФ права, а совокупность способов и форм реального
воплощения нормативно закрепленного права на личную неприкосновенность в
фактическом поведении граждан.

 

 


[3] См.: Алексеев
С.С.
Теория права. - М., 1994. - С. 145.

[4] См.: Мордовец
А.С.
Механизм социально-юридического обеспечения прав человека / Общая
теория государства и права: Академический курс в 2-х т. / Отв. ред. М.Н. Марченко.
Т. 1. Теория государства. - М., 1998. - С. 277-287.

[5] Гасанов К.К. Основные права человека: свойства и
конституционный механизм защиты: Дис. ... докт. юрид. наук. – М., 2004. – С.
212-213.

[6]
Первые три из четырех перечисленных были выделены профессором С.С. Алексеевым еще
в 1982 году, системно-структурный сформировался чуть позже. – См. об этом
подробнее: Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т. – М.: Юрид. лит., 1982. –
Т. 2. – С. 24; Корецкий А.Д. Договор в механизме правового регулирования: Дис.
… канд. юрид. наук. – Ростов н/Д., 1999. – С. 78-104.

[7] См.: Горшенев В.М. Способы
и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе. –
М.: Юрид. лит., 1972. – С. 43-55 и др.

[8] Между
тем большинство авторов придерживается точки зрения, что в структуре механизма
реализации конституционных прав обязательно наличие охранительных отношений,
служащих средством его непосредственной реализации гражданином. – См.,
например: Мордовец А.С. Проблема эффективности социально-юридического механизма
обеспечения прав человека и гражданина // Правоведение. – 1996. – №4; Опалева
А.А. Институт личной неприкосновенности (теоретико-правовые проблемы). – М.:
Академия управления МВД России, 2008. – С. 223-242.