Сторчак и Преюдиция

 Многие прокуроры и следователи еще не дошли до того, какое разящее орудие может быть в их руках в виде вступившего в законную силу приговора по делу, выделенному в отношении обвиняемого (обвиняемых), с которым заключено и реализовано соглашение о досудебном сотрудничестве.

 

Сторчак и Преюдиция

Мышь белая: батюшка, наш Архиназаврус. Где-то вас черти носят?!
Все глазоньки проглядела, дожидаючись Вас.
Архиназаврус (с усталой улыбкой): дела-с.
Иди, милая, затопи-ка мне баньку. Приготовь там чего надо. И сама готовься.
А я пока с пацанами перетру кой-чего.
(счастливая мышь убегает)
Крабби: У нас тут куча вопросов накопилась для обсуждений.
Без Вас у нас неуправка.
Архиназаврус: Ну, давай, чего там.
Крабби: Тут дело, во какое. О преюдиции спор зашел – в разрезе животрепещущего дела Сторчака.
Архиназаврус: Знаю, знаю.
Ну, и что же?
Червь (неожиданно вылезая из своей норы): Что такое преюдиция?
Преюдиция, это, товарищи, такая хрень, что куда ее не засунешь, она ото всюду торчит и мешает нам (будущим операм и следователям) преследовать жуликов и наказывать их по всей строгости нашего родного уголовного закона.
Очень, очень вредная вещь. Зачем ее изобрели – не понимаю.
Если по научному, то преюдиция – это частное следствие из презумпции истинности решения суда, вступившего в законную силу. Факты установленные одним судом, должны приниматься другим судом без доказывания, если их затрагивают.
По советскому Кодексу преюдиция существовала в таком, широком виде. Но российском УПК первоначально ее действие ограничили, а в новой редакции статьи 90 УПК преюдиция опять засияла во всей красе.
Теперь, согласно статьи 90 УПК межотраслевая преюдиция носит императивный характер, то есть предусматривает обязанность субъекта уголовного расследования принимать факты, установленные в другом процессе, как юридическую реальность. Единственное требование для преюдициально установленного факта состоит в том, чтобы судебное решение уже вступило в законную силу.
С учетом сказанного можно говорить о следующих ситуациях которые могут быть в уголовном процессе:
- на момент начала осуществления уголовного преследования уже имеется вступившее в законную силу решение суда и следователю придется исходить из преюдициально установленных фактов, т.е. и доказывать ему собственно может быть будет нечего;
- в период производства по уголовному делу заинтересованное лицо подает иск в гражданский или арбитражный суд (как в деле Сторчака) и требует приостановления преследования до того, как спор разрешится в порядке гражданского (арбитражного) судопроизводства;
- параллельно ведется процесс по уголовному делу и в ином суде и может так статься, что после вынесения решения по уголовному делу иной суд выносит решение, противоречащее выводам суда уголовного.
Крабби: Все сказал? Успокоился.
Дай теперь мне.
Мессир, в целом выползень правильно изложил вопрос.
Мы это все вместе обмозговывали, просто он вылез вперед. И облажался как всегда.
Значит, суть проблемы в свете дела Сторчака вырисовывается такая: предпринимателя берут за ж… доблестные борцы с преступностью, а он бросается с иском в суд (или бросается к тому, кто против него подаст исковое заявление) и если суд такое исковое заявление принимает, то предприниматель получает как бы иммунитет от уголовного преследования. Некоторые адвокаты считают, что вначале они как настоящие юристы должны в рамках гражданского судопроизводства рассмотреть правовой спор между джентльменами и лишь как исключительный случай (не договорились) дело может быть придан уголовный характер.
Вообще, обнаглели, блин!
Правда, Мессир?
Червь: Вот ты говоришь, что я отморозок.
А отморозок ты сам и есть.
Позвольте мне в деталях расписать картину. Ты все упростил, как всегда.
Итак, какие могут быть ситуации.
1) На момент начала осуществления уголовного преследования (возбуждения уголовного дела) в уже имеется ступившее в законную силу решение суда. Данная ситуация достаточно четко вписывается в контекст статьи 90 УПК. Хотя иной суд не может предрешать виновность лица, зачастую, обстоятельства, установленные в ином процессе относятся к элементам состава преступления, а следовательно, имеют уголовно-правовое значение. Если есть решение суда, вступившее в законную силу, противоречащее выводам органов дознания, следствия или суда - значит, нет уголовного преследования. По моему мнению, единственный законный путь для стороны обвинения в этом случае – добиваться отмены данного судебного решения в рамках того или иного судопроизводства (Определение КС от 15.01.08 г. № № 193-О-П).
Хотя в данном определении речь идет только об арбитражном судопроизводстве, сама конструкция диспозиции статьи 90 УПК РФ в ее современной редакции указывает именно на этот вариант, и никакой другой. Однако здесь возможны несколько коллизионных ситуаций. Следует учитывать, что процедуры обжалования в иных процессах являются сложными и громоздкими и имеют много ограничений, особенно в арбитражном процессе.
Например, в порядке надзора в арбитражном судопроизводстве можно обжаловать судебный акт, если со дня вступления в законную силу последнего оспариваемого судебного акта, принятого по делу, прошел срок, не превышающий трех месяцев (ст. 292 АПК РФ). Но как быть, если уголовное дело возбуждено позже этого срока?
2) Возьмем теперь случай, когда в период производства по уголовному делу заинтересованное лицо подает иск в суд.
Означает ли это, что заинтересованное лицо может обратиться в любой суд, и в случае успешного для него решения «сломать» осуществляющееся в отношении него уголовное преследование? Иначе говоря, возможно ли «параллельные» производства по одному и тому же спору? С точки зрения частно-процессуального законодательства ситуация двоякая. В законе закреплен приоритет уголовного судопроизводства перед гражданским и арбитражным судопроизводством. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 143 АПК арбитражный суд обязан приостановить производство по делу в случае невозможности рассмотрения до его разрешения судом общей юрисдикции. Аналогичная обязанность возложена на суд и ГПК РФ (ст. 215 ГПК РФ). Единственное условие для применения этих норм – признание судом невозможности рассмотрения иска до разрешения данного спора в другом суде.
Если же арбитражный или гражданский суд проявит «строптивость», и признает возможность рассмотрения иска в период производства по УД (параллельное производство), то для субъекта расследования остается два пути – противодействовать процессуальному противнику в ходе гражданского судопроизводства или «форсировать» расследование по УД с целью скорейшего направления его в суд и его разрешения до того, как будет вынесено и вступит в силу решение в рамках иного процесса.
В первом случае процессуальное возможности органов следствия ограничены, так как ни ГПК РФ, ни АПК РФ не допускают возможности вступления прокурора в дело по данным основаниям.
Червь (тут он делает многозначительную пазу и продолжает): Необходимы изменения законодательства.
На мой взгляд, надо предусмотреть возможность вступления органов следствия в гражданский или арбитражный процесс в качестве самостоятельной процессуальной фигуры, а именно: «третьих лиц, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора». (Тем более, что позиция органов следствия может не совпадать с позицией прокуратуры).
Крабби: Что городит, что городит!!
Червь (не обращая внимания на Крабби, продолжает): В ч. 1 статьи 43 ГПК РФ указано, что «третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судом первой инстанции судебного постановления по делу, если оно может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон». В части 1 статьи 215 АПК РФ содержится аналогичная формулировка.
Во втором случае, субъекту расследования ничего не останется делать, кроме как с одной стороны активизировать работу по скорейшему направлению дела в суд (хотя бы для того, чтобы переложить с себя ответственность за дальнейшей судьбу дела на суд), а с другой предпринять усилия в рамках иного судопроизводства по затягиванию процесса. Учитывая определенную громоздкость и формалистичность гражданских и арбитражных процессуальных процедур, имеющий место быть обвинительный уклон (за исключением системы арбитражных судов) последнее более чем возможно, однако все опять «упирается» в наличие процессуальных возможностей у органов следствия по отстаиванию своей позиции и представления доказательств в рамках иного судопроизводства.
3) И наконец, последний случай. После вынесения решения по уголовному делу иной суд выносит решение, противоречащее выводам суда уголовного. Теоретически данная ситуация не должна иметь место, поскольку согласно АПК и ГПК РФ, вступивший в силу приговор суда имеет преюдициальное значение по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом (ч. 4 ст. 69 АПК РФ и ч. 4 ст. 61 ГПК РФ)…
В этот момент Крабби бьет Червя по лицу, тот отключается.
После этого джентльмены садятся закусить и отдохнуть.
Спустя некоторое время, когда пиво уже выпито, свинина съедена.

Червь (очнувшийся от нокаута): Слово и Дело!!! Слово и Дело!!!
Архиназаврус (рыгая): Экий ты неугомонный.
Ну что с тобой делать? Говори.
Червь (надрывно кричит): Предлагаю ЕЩЕ изменения в законодательство!!!
- в статью 52 АПК РФ (Участие прокурора).
Прокурор вправе обратиться в арбитражный суд:
- с иском к органам государственной власти, органам власти субъектов РФ, органам местного самоуправления, коммерческим и некоммерческим организациям в интересах Российской Федерации (аналогичное право прокурора предусмотрено статьей 45 ГПК РФ);
– внести изменения в ГПК РФ, предусматривающие возможность участия органов следствия и дознания в гражданском и арбитражных судопроизводствах (учитывая разделение прокурорской и следственной власти), причем как право на подачу иска, так и право на возможность вступления в уже начатое производство:
– в статью 46 ГПК РФ: в случаях, предусмотренных федеральным законом, органы предварительного следствия и дознания вправе подать иск в суд или обратиться с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц, интересов общества и государства.
– в статью 47 ГПК РФ: в случаях, предусмотренных федеральным законом, органы предварительного следствия и дознания вправе вступить в дело по своей инициативе в целях выполнения возложенных на них обязанностей.
В АПК РФ имеется норма, позволяющая обратиться органу государственной власти обратиться в суд в защиту публичных интересов (ст. 53 АПК РФ). Согласно данной норме, «в случаях, предусмотренных федеральным законом, государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы вправе обратиться в арбитражный суд в защиту публичных интересов».
– в статью 143 АПК РФ (215 ГПК РФ): расширить основания приостановления арбитражного (гражданского) дела «до окончания предварительного расследования».
– внести дополнения в статью 90 УПК РФ: В случае несогласия с выводами суда, установленными в рамках гражданского, арбитражного и административного судопроизводств, суд, следователь, дознаватель вправе обратиться в соответствующие вышестоящие судебные инстанции.
Крабби (завывая как от зубной боли): Ой, дурак. Ну, дурак.
Червь: Сам дурак.
Крабби опять бьет в бубен Червя, и тот опять отключается.
Архиназаврус (с улыбкой): Но ведь есть и плюсы в преюдиции.
Многие прокуроры и следователи еще не доперли до того, какое разящее орудие может быть в их руках в виде вступившего в законную силу приговора по делу, выделенному в отношении обвиняемого (обвиняемых), с которым заключено и реализовано соглашение о досудебном сотрудничестве.
Такие честные, право слово! Честность, граничащая с кретинизмом.
Все бьются над проблемой выделения в отдельное производство уголовного дела в отношении обвиняемых, заключивших досудебное соглашение о сотрудничестве, при неукоснительном соблюдении требования о полноте и всесторонности расследования. Плевали бы они на это требование.
Выделение уголовного дела в отношении обвиняемого, заключившего соглашение о сотрудничестве, не препятствует его участие по «основному» делу в качестве свидетеля (обвинения). Сторона обвинения и в ходе досудебного производства, и в суде только выигрывает от такого выделения, а не потеряет. Иные доказательства, полученные в ходе расследования выделенного дела, также могут быть в виде копий документов и протоколов следственных действий приобщены к материалам «основного» дела. Само по себе выделение уголовного дела в отношении части обвиняемых не создает особых препятствий для расследования обоих дел, если оно координируется из одного центра: обмен информацией технически легко осуществим, тоже касается и процессуального оформления. И наконец, иметь на руках обвинительный приговор (да еще вступивший в законную силу) в отношении части соучастников преступления прокурору весьма выгодно, поскольку в суде установленные этим приговором факты будут иметь преюдициальное значение.
Так, что следствию и прокуратуре выгоднее выделять дело в отношении обвиняемых, с которыми заключено досудебное соглашение как можно скорее, чтобы к моменту направления уголовного дела в суд в отношении других соучастников, уже состоялось судебное решение и прежние обвиняемые выступали бы в суде в качестве свидетелей.
Так, что roll on, господа обвинители. Используйте преюдицию.
И пусть неудачник плачет (это я об Афанасьеве).
Крабби (между двумя гигантскими глотками пива): У нас тут пару лет тому назад тоже случилась преюдиция (еще в старой редакции ст. 90 УПК).
Привлекали двоих за разбой. Дело шло как по маслу и судья уже был готов удалиться в совещательную комнату для вынесения приговора.
Как вдруг защитник одного из подсудимых заявляет ходатайство о приобщении к делу документа. Этим документом оказалось решение мирового судьи по гражданскому делу о возмещении вреда, причиненного в результате ДТП, вступившее в законную силу. Согласно этому документу в момент совершения инкриминируемого одному из подсудимых разбоя, он совершил ДТП, в результате которого и причинил имущественный вред другому автолюбителю. Алиби значит есть у него.
Судья объявил перерыв. Кинулись проверять.
Точно вынес мировой судья такое решение. В деле имелась и схема ДТП, составленная ГИБДД. По документам выходило, что гражданин все время находился в другом месте.
Что характерно, прокуратура даже не могла влезть в это дело, чтобы поломать решение мирового судьи, так как стороны были вполне довольны этим решением.
Очнувшийся Червь: ну и что?
Крабби: В общем судья вызвал к себе адвоката и сказал ему, а засуньте-ка, сударь, это постановление мирового судьи себе поглубже в …
Червь: Адвокатское досье!
Крабби: Точно.
Архиназаврус (ковыряя в зубах зубочисткой): Осудили разбойничков-то?
Крабби: А то. Пяток лет по рогам.
Архиназаврус: А с тем мировым судьей что сталось?
Крабби: Да, говорят, он сделал сэппуку.
Червь: Цуйфуку здесь лучше подошло бы.
Архиназаврус (задумчиво): Дзюнси – тоже вариант.
Мышь (распаренная и лоснящейся мордой): Все готово, батюшка.
Архиназаврус: Ну, я, значит, пошел.
  Кстати, не только антисемиты, но и семиты оказались не чужды конспирологии. Это я по поводу своего продолжительного отсутствия.  
Некоторые мелкобуржуазные СМИ утверждают, что какой-то центр создан, из которого управляют делом Ходорковского, Лебедева (с ним Лахтин все время на связи находился). И именно в этом центре решаются все вопросы государства.
Это ведь я был все время на связи с Лахтиным.
Пришлось попотеть. Устал…
Но дело сделано. Теперь добрый судья Данилкин накинет им пяток лет.
А там – посмотрим.
Крабби: Мессир, и напоследок. Ваш прогноз по делу Сторчака.
Архиназаврус: «Аннушка уже разлила масло».

Червь: А по конкретнее.
Архиназаврус: ГП не утвердит обвинительное заключение по Сторчаку.
Направит дело взад – СК. Там оно и стухнет.
Смычка между ГП и СК, конечно, окрепла за годы упорной борьбы единым фронтом против Ходорковского и Лебедева. Я – тому свидетель.
Но тут другое дело. Здесь власть не так едина, совсем даже наоборот. За Собчаком, тьфу – за Сторчаком – тоже стоят неслабые питерские пацаны (Кудрин, скажем).
На месте ГП (если они там настоящие мужики) я не упустил бы случая понизить СК и лично АИБа, который лично капитально вляпался в это дело. После всего публично сказанного им о Сторчаке, как преступнике, чья вина доказана (РГ.17.09.2010 г. № 210 (5289), после этой суеты с засылкой материалов уголовного дела в арбитражный суд, самое время показать, кто решает у нас такие вопросы.
Червь: Кто?
Архиназаврус: Кто-кто. Конь (животное такое) в кожаном пальто.  
Червь (явно не понимая): А, понятно...
Так сразу бы и сказали.
Архиназаврус: я и говорю: Аннушка разлила подсолнечное масло, и трамвай уже дребезжит по рельсам.

 


Классно.А как бы узнать,

Классно.
А как бы узнать, обрашался ли кто-нибудь в КС по поводу этой нехорошей статьи?
А то сама обращусь и все испорчу.

об авторстве

Хочу подтвердить авторское право на данный сюжет преподавателя кафедры уголовного процесса Нижегородской академии Макса Лапатникова. Он выведен здесь в качестве одного из персонажей.

В основу сюжета, кстати, легли реальные события.

Так что Лапатников будет эту тему развивать, это его добыча.

проф. Александров