Спирин С.В. Теория и практика формирования состава коллегии присяжных заседателей по уголовному делу. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Самара, 2010.

 

 

На правах рукописи

 

 

Спирин Семен Васильевич

 

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ФОРМИРОВАНИЯ СОСТАВА КОЛЛЕГИИ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ
ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ

 

 

12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика; оперативно-розыскная деятельность 

 

 

 

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

 

 

 

Самара – 2010

 



 

Работа выполнена в Нижегородской правовой академии (институте).

Научный руководитель:      доктор
юридических наук, профессор Александров
Александр Сергеевич 

Официальные оппоненты:              

доктор юридических наук, профессор Тарасов
Александр Алексеевич

доктор юридических наук, доцент Белоносов Владимир Олегович

 

Ведущая организация:         Воронежский
государственный университет

 

Защита состоится 22 декабря 2010 года в 11 часов на
заседании диссертационного совета ДМ 212.218.09 при Самарском государственном
университете по адресу: 443011,
г
. Самара, ул. Академика Павлова, 1, зал заседаний.

 

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Самарского
государственного университета.

 

Автореферат разослан « ___ » 
____________ 20_ г.

 

 

 

 

 

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                  Напреенко
А.А.



 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

 

Актуальность. Рассмотрение уголовных дел судом с участием
присяжных заседателей стало уже привычным явлением сегодняшнего дня. Однако
споры относительно данного института ведутся и в теории, и в практике.
По-прежнему среди руководителей правоохранительных органов есть много
противников данной процедуры. Их давление заставляет законодателя идти на
поправки УПК РФ, допускающих изменение территориальной подсудности, а также
сокративших предметную подсудность. Высказываются предложения по введению
моратория на функционирование суда присяжных в отдельных регионах России.
Однако более плодотворным было бы не ограничение данного демократического
института, одного из бесспорных достижений первого этапа судебной реформы, а
изучение практики его применения и совершенствование средств и методов работы
участников уголовного судопроизводства с присяжными заседателями.

Именно на данный аспект – на умение работать в суде
присяжных, который является «правовым искусством», обратил внимание Президент
России Д. А. Медведев. По словам Президента, «доказательственная база должна
быть необходимой и достаточной для вынесения обвинительного приговора, но при
этом все прокурорские работники должны учиться работать, и вообще все работники
правоохранительных органов, которые занимаются предварительным расследованием,
должны учиться работать в условиях существования суда присяжных»[1].

Актуальным является не только разработка конкретных
рекомендаций практикующим юристам по работе в суде с участием присяжных, но и
изучение сути данного института, в том числе культурологического,
ценностно-этического контекстов. На существование данных контекстов указывает
практика отечественного суда с участием присяжных заседателей по нуллифицикации
норм права, когда  присяжные оправдывают
подсудимых при неоспоримых доказательствах их вины (по мнению обвинения) или
даже при их признании факта преступления. Нуллифицикация не означает
неэффективность данной формы судопроизводства по уголовным делам и не должна
служить поводом к ее критике. Напротив, практика суда присяжных способствует
проявлению соответствия установленной публичной властью нормативности,
нормативности, присущей культуре нашего общества, т.е. выявлению сущности
права. Именно в культурологическом и ценностно-этическом контекстах протекает
доказывание судебной истины.

Еще более злободневной является проблематика обновления
теории доказательств в свете обсуждения вопросов формирования коллегии
присяжных заседателей. Феномен доказательственного права и самого
доказательства увязывается нами с правовой психологией, культурой присяжных, с
их коллективным мнением, закономерностями его формирования. Внутреннее
убеждение присяжного есть величина, формирующаяся под влиянием различных
личностных переменных, таких как возраст, пол, национальность, уровень дохода,
образования, род занятий и увлечений, опыт участия в различных сторонах жизни.
Их учет и использование входят в искусство судебного доказывания, являются
одной из форм управления состязательным правосудием, инструментом влияния на
мотивы принимаемых судьями (присяжными) решений.

Степень научной разработанности рассматриваемой проблемы.

Проблеме подготовки сторон к формированию коллегии присяжных
заседателей и участия в нем было посвящено незначительное количество работ. В
период судебной реформы XIX века отдельные аспекты данной проблемы
затрагивались в работах А.М. Бобрищева-Пушкина, Л.Е. Владимирова, Г.А.
Джаншиева, И. Закревского, Н.В. Муравьева, Н.Н. Розина, П. Сергеича, В.К.
Случевского, В.Д. Спасовича, И.Я. Фойницкого и др. Среди авторов советского
периода и современников, касавшихся ее, можно назвать А.С. Александрова, О.Я.
Баева, В.М. Быкова, С.П. Гришина, Л.М. Карнозову, Н.Н. Ковтуна, В.А. Лазареву,
П.А. Лупинскую, В.В. Мельника, И.Б. Михайловскую, С.А. Пашина, А.А. Тарасова, С.А.
Шейфера, А.П. Шурыгина и др. Работы этих и других авторов создали весомую
теоретическую базу для диссертационного исследования по настоящей теме. В то же
время надо сказать, что в отечественной науке закономерности формирования и
работы коллегии присяжных заседателей специально не изучались, практические
рекомендации в этом плане не предлагались. Напротив, в странах, где суд
присяжных давно существует, проблеме отбора сторонами кандидатов в жюри
уделяется огромное внимание, на что указывают научные труды таких авторов, как:
Марк Финлей (Mark Finlay) и Питер Даф (Peter Duff), Вальтер Ф. Эбботт (Walter
F. Abbott), В. Хейл Стар (V. Hale Starr), Марк Маккормик (Mark McCormick),
Роберт А. Венке (Robert A. Wenke), Кети Е. Беннетт (Cathy E. Bennett), Роберт
Б. Хирсчхорн (Robert B. Hirschhorn), Лиза Блю (Lisa Blue), Уильям Дж. Брайан
мл. (William J. Bryan, Jr.), Эн Феган Джинджер (Ann Fagan Ginger), Гордон
Бермант (Gordon Bermant), Джон М. Ван Дейк (Jon M. Van Dyke).

Взгляды зарубежных авторов, отмечавших связь вердиктов
присяжных с композицией коллегии присяжных, несомненно, интересны и для нас, но
их необходимо адаптировать к специфике нашей страны, нашего уголовного
процесса, менталитету современных россиян.

Среди диссертационных исследований, посвященных сходной
проблематике, можно упомянуть диссертацию на соискание ученой степени кандидата
юридических наук О.Н. Тисен «Формирование коллегии присяжных заседателей
(теоретические и практические проблемы)». Концепция, положенная в основание
настоящей диссертации, в корне отлична от концепции данного автора. Во-первых,
в теоретическом плане мы основывались как на советской трактовке доказательств
и доказывания, так и на современных данных психологии, лингвистики. Во-вторых,
коренное различие между нашими исследованиями заключается в целях, которые мы
ставили перед собой: нашей целью не было догматическое толкование норм УПК и
предложение мер экстенсивного развития данного института. Настоящая диссертация
вносит вклад в развитие теории доказательств через освещение проблематики
формирования коллегии присяжных заседателей как элемента процесса доказывания и
дает практикующим юристам рекомендации по подготовке к участию в этой процедуре
и проведению ее, тем самым восполняется имеющийся пробел в научном знании о
теоретических и прикладных аспектах формирования состава коллегии присяжных
заседателей по уголовному делу и судебного доказывания.

Объектом исследования являются действия сторон по подготовке
и участию в формировании коллегии присяжных заседателей, взаимосвязь между
составом коллегии присяжных заседателей, представлением и исследованием
судебных доказательств, вердиктом присяжных.

Предметом исследования являются уголовно-процессуальные
нормы, регулирующие производство по уголовному делу в суде с участием присяжных
заседателей; практика реализации этих уголовно-процессуальных норм; социальные,
теоретические, идеологические предпосылки для разрешения существующих проблем
по совершенствованию отечественного доказательственного права.

Целью диссертационного исследования является обобщение
отечественного опыта формирования коллегии присяжных, исследование пределов
адаптации и применения в российских условиях зарубежного опыта по отбору сторонами
присяжных, выработка практических предложений по подготовке сторон к
формированию коллегии присяжных и участию в нем, позиционирование формирования
жюри в качестве самостоятельного важного этапа производства в суде присяжных
для последующего накопления и развития отечественных знаний в данной области.

Достижение названной цели потребовало разрешения следующих задач:

- осуществить сравнительный анализ существующих методов
подготовки сторон к формированию коллегии присяжных и участия в нем;

- изучить практику рассмотрения дел судом с участием
присяжных заседателей;

- провести исследование мнений судей, принимавших участие в
рассмотрении дел судом с участием присяжных заседателей, на предмет
желательности разработанных автором рекомендаций;

- изучить влияние культурологического и ценностно-этического
контекстов на процесс познания истины в суде присяжных;

- выявить концептуальное влияние разделения процессуальных
функций на действия сторон во время формирования коллегии присяжных
заседателей;

- исследовать закономерности между формированием жюри и
судебным доказыванием, вердиктом коллегии присяжных заседателей;

- выработать рекомендации по применению средств и методов
подготовки сторон к формированию коллегии присяжных и его проведению;

- сформулировать конкретные предложения по изменению
уголовно-процессуального законодательства, направленные на усовершенствование
регулирования формирования коллегии присяжных заседателей.

Методологическая основа диссертационного исследования
представлена общенаучным методом диалектического материализма и частными
методами научного познания: индуктивным, дедуктивным, анализа, синтеза,
историческим, социологическим, структурно-функциональным, статистическим, сравнительным
и другими. В диссертации использовались достижения современной философии.

В качестве теоретической базы исследования выступают фундаментальные
разработки общей теории права, науки уголовно-процессуального права, науки социологии,
работы по философии и психологии, а также разработки зарубежных ученых по
проблеме отбора присяжных.

Нормативную базу исследования составили: Конституция РФ,
федеральные конституционные законы, нормы уголовно-процессуального и иного
федерального законодательства, а также нормативные акты органов законодательной
и исполнительной власти, постановления и определения Конституционного суда РФ,
постановления Верховного Суда РФ и иные правовые документы, имеющие отношение к
проблемам формирования коллегии присяжных заседателей по уголовным делам.

Эмпирическая и иная информационная база исследования. В
качестве источников информации о практической стороне проблемы формирования
коллегии присяжных заседателей по уголовным делам автор использовал:
опубликованную судебную практику; материалы 60 уголовных дел, рассмотренных в
2003-2008 годах с участием присяжных заседателей Московским окружным военным
судом, Санкт-Петербургским городским судом и Нижегородским областным судом; научные
исследования, проведенные отечественными и зарубежными специалистами;
публикации в средствах массовой информации, в том числе в электронных СМИ;
ресурсы сети Internet.

В целях исследования проводился опрос 47 судей
Нижегородского областного суда, Санкт-Петербургского городского суда,
Московского военного окружного суда, Московского городского суда,
Краснодарского краевого суда, посещались судебные заседания по уголовным делам,
рассматриваемым с участием присяжных заседателей.

Научная новизна исследования заключается в использовании
достижений современных гуманитарных наук при анализе личности кандидата в
присяжные заседатели как носителя в своем сознании культурологического и
ценностно-этического структур, определяющих познание судебной истины. Вводится
категория «личностные переменные» для объяснения процесса формирования коллегии
присяжных. Определяется соотношение понятий «отбор присяжных сторонами», «отбор
кандидатов в присяжные заседатели аппаратом суда и судом» и «формирование
коллегии присяжных заседателей». Действия сторон по отбору присяжных во время
формирования коллегии присяжных заседателей определяются с точки зрения
концепции разделения процессуальных функций и преследования сторонами различных
целей доказывания. Прослеживается органическая связь формирования коллегии
присяжных заседателей с предшествующими ей подготовительными действиями сторон,
а также последующими действиями по представлению и исследованию доказательств
на судебном следствии и при аргументации. В конечном итоге проблематика
формирования коллегии присяжных выводится на уровень понимания природы
доказательств, как средств воздействия на внутреннее убеждение, а равно –
психику, сознание присяжных, на коллективное сознание коллегии, а также
закономерностей доказывания, аргументирования перед аудиторией присяжных.

Научная новизна исследования также определяется основными
положениями, выносимыми на защиту:

1. Феномен убедительности судебного доказательства находится
в зависимости от органической связи между «сведением» и аудиторией, которой оно
адресовано, т.е. сознанием судей, присяжных. Субъект доказывания должен
обязательно учитывать психологический, этносоциальный профиль данного состава
коллегии присяжных при представлении своих доказательств и исследовании
доказательств противника, в ходе выступлений в прениях сторон. Коллегия присяжных
включает в себя людей, являющихся носителями культурологических,
ценностно-этических факторов, которые влияют на оценку ими доказательств,
ответы на вопросы, содержащиеся в вопросном листе.

2. Критерий судебной истины, выражающийся в категории «отсутствие
разумных сомнений», заставляет учитывать личностные характеристики присяжного и
стремиться к тому, чтобы в состав коллегии вошли люди, которые объективно, без
предубеждения и даже с определенной степенью готовности воспримут как отдельные
доказательства, так и предполагаемую систему аргументации в целом.
Убедительность «процессуальных доказательств», доводов сторон для присяжного определяется
наличным жизненным опытом по нахождению связи речи аргументатора с ее предметом,
как практическим, так и теоретическим, с учетом любых нюансов, любых фактов,
заслуживающих внимание.

3. В суде с участием присяжных заседателей доказательства не
имеют формализованного характера, что проявляется в невозможности установления
критерия оспаривания вердикта присяжных, в связи с его необоснованностью. Кроме
того, судебное доказательство определяется содержанием напутственного слова
председательствующего, и потому напутственное слово председательствующего
является источником доказательственного права. Модель подобного наставления,
практикующуюся в данном суде, юрист должен использовать в подготовительной
работе по отбору присяжных, в частности, при проведении тренировочного процесса
перед «mock-jury».

4. В судебное доказывание входит участие сторон в
формировании коллегии присяжных, прежде всего, отбор ими присяжных. Где и когда
стороны специально осуществляют действия, направленные на достижение цели
доказывания (в конечном счете, это обоснование своей позиции перед данной
коллегией присяжных, но могут ставиться и промежуточные цели, скажем,
опровержение, ослабление конкретного довода противника, причем предпочтительнее
в глазах старшины присяжных), там и тогда имеет место и доказывание.

5. Следует различать понятия «отбор присяжных с участием
сторон», «формирование коллегии присяжных заседателей» и «отбор кандидатов в
присяжные аппаратом суда, судом (без сторон)». «Отбор кандидатов в присяжные
аппаратом суда, судом (без сторон)» – это деятельность аппарата суда и
председательствующего судьи, урегулированная норами 325-327 УПК. «Формирование
коллегии присяжных заседателей» – это процессуальная деятельность суда и
сторон, урегулированная статьями 328-330 УПК.

«Отбор присяжных» (jury selection) сторонами – это
совокупность специальных методов по подготовке юриста к формированию жюри и
участие в нем. В содержательном плане подготовка к отбору и отбор присяжных
сторонами вкраплена и в досудебную и судебную процедуру; отчасти входит в
урегулированную нормами УПК деятельность по формированию жюри и при этом носит
состязательный характер и наполнен энергией борьбы, органически входит в
стратегию доказывания, выработанную стороной, является частью «большой игры».

6. При подготовке к формированию коллегии присяжных
заседателей юрист не должен ограничиваться общими предположениями о том, какие
люди не должны попасть в коллегию присяжных заседателей в виду ожидаемого с их
стороны предубеждения, а какие скорее могут согласиться с его позицией. Им
должно быть получено экспериментальным путем по возможности определенное
представление об «оптимальном присяжном», с учетом стоящих целей доказывания,
имеющихся средств их достижения, общего социально-психологического контекста
грядущего судебного разбирательства. Это достигается применением различных
социологических инструментов (фокус-групп, судебного моделирования, опросов,
разработки анкет для кандидатов в присяжные и других), позволяющих получить
представление о наилучшей судебной стратегии, тактике представления своих
доказательств и критического исследования доказательств противника, повышения
актуальности и значимости своей позиции. Необходимо поставить на научную основу
подготовку к формированию коллегии присяжных заседателей, использовать
рекомендации специалистов при отборе кандидатов в присяжные, это позволит
уменьшить опасность вынесения необъективных вердиктов.

7. Разработка сторонами методики отбора кандидатов в
присяжные заседатели необходима для создания условий, при которых они могли бы
успешно реализовать свои права в ходе судебного производства, в частности:
задать каждому из оставшихся кандидатов в присяжные заседатели вопросы,
которые, по их мнению, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих
участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении данного уголовного
дела (ч. 8 ст. 328 УПК РФ); заявить немотивированные отводы (ч. 12 ст. 328 УПК
РФ); заявить о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее
состава (ст. 330 УПК РФ); изложить существо предъявленного обвинения и
предложить порядок исследования представленных доказательств, высказать позицию
по предъявленному обвинению и мнение о порядке исследования представленных
доказательств (ч.ч. 2 и 3 ст. 335 УПК РФ); представлять и исследовать
доказательства (ст. 244 УПК РФ); выступать в прениях (ст.ст. 244 и 336 УПК РФ).
Применение методики отбора кандидатов в присяжные заседатели способствует
расширению использования принципов состязательности и диспозитивности,
посредством их распространения на процедуру формирования жюри, имеющую значение
для исхода всего судебного производства.

8. Сторонам процесса следует привлекать в состав лиц,
работающих в ее интересах, – психологов, судебных консультантов (социологов,
технических специалистов и др.), помощников для записи ответов кандидатов и
отслеживания поведения (невербальных сигналов) кандидатов во время их опроса.
Фактически речь идет о создании «группы поддержки» юриста, работающей совместно
с ним по данному конкретному уголовному делу.

9. Для получения от кандидатов в присяжные более правдивых
ответов на интимные вопросы целесообразно ввести в УПК РФ процедуру письменного
опроса кандидатов в присяжные заседатели, а именно: дополнить статью 328 УПК РФ
частью 8.1. следующего содержания:

«8.1. Стороны вправе задать каждому из оставшихся кандидатов
в присяжные заседатели вопросы, которые, по их мнению, связаны с выяснением
обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в
рассмотрении данного уголовного дела, в письменной форме. Сторонам
предоставляется возможность ознакомления с ответами, в том числе на вопросы
друг друга. Экземпляр поставленных вопросов и ответов на них приобщается к
материалам уголовного дела.».

Подобные вопросники должны составляться именно сторонами, но
не судом.

10. В ходе отбора присяжных должны специально исследоваться
обстоятельства, препятствующие участию кандидата в качестве присяжного
заседателя по данному уголовному делу. Поэтому необходимо ч. 10 ст. 328 УПК РФ
изложить в новой редакции: «10. Стороны передают председательствующему
мотивированные письменные ходатайства об отводах, не оглашая их. Эти ходатайства
разрешаются судьей без удаления в совещательную комнату, в отсутствие
кандидатов в присяжные заседатели, с заслушиванием мнений сторон. Отведенные
кандидаты в присяжные заседатели исключаются из предварительного списка».

11. На основе эмпирических изысканий и теоретических
установок были сформулированы предложения по подготовке к участию в отборе
присяжных и участию в процедуре формировании коллегии присяжных, а также по
разработке тактики судебного доказывания.

11.1. Сформулированные рекомендации нивелируют необходимость
различных инициатив, в том числе исходящих от научных предшественников, как не
имеющих прикладного значения, а именно:

– предусматривающих создание специальных учреждений,
полномочных осуществлять работу по составлению списков кандидатов в присяжные и
проверять сведения об их личности, формируемых для конкретного суда;

– влекущих установление для кандидатов в присяжные
заседатели цензов социально-экономического характера;

– связанных с сокращением предметной и изменением
территориальной подсудности уголовных дел, рассматриваемых судом с участием
присяжных заседателей;

– влекущих увеличение полномочий председательствующих судей
в целях перераспределения на них функций по формированию коллегии присяжных
заседателей;

– предусматривающих увеличение минимального количества
вызываемых для формирования коллегии кандидатов, поскольку количество
кандидатов, явка которых необходима, определяется судом по итогам
предварительных слушаний и на практике проблем не вызывает;

– предусматривающих изменение количества кандидатов,
достаточного для перехода к немотивированным отводам, поскольку с учетом
характера и сложности дела по решению председательствующего может быть избрано
большее количество запасных присяжных (ч. 18 ст. 238 УПК РФ);

– влекущих изменение количества мотивированных и
немотивированных отводов.

Делается вывод о необходимости перевода в практическую
плоскость рассуждений общего характера о том, как повысить эффективность
доказывания в суде присяжных и не допускать вынесения ими ошибочных вердиктов.

Теоретическое значение исследования заключается в обогащении
теоретических знаний по проблемам формирования коллегии присяжных заседателей в
современном судопроизводстве. Достижением можно считать систематизацию
накопленного опыта и инициации начала последовательного развития методики
отбора присяжных. Кроме того, было развито в новом направлении представление о
судебном доказывании, т.к. предложено включать в него деятельность сторон во
время формирования коллегии присяжных заседателей.

Материалы исследования могут быть использованы при
проведении лекционных и практических занятий по уголовному процессу, в
дальнейших научных исследованиях, а также в совершенствовании законодательства.

Практическая значимость исследования определяется его
направленностью на расширение возможности сторон по подготовке к формированию
коллегии присяжных заседателей, предложением ряда средств и методов такой
подготовки. Предложенная методика предполагает привлечение для нужд судебных
юристов специалистов из области психологии и социологии, для использования
достигнутых в соответствующих науках знаний в целях правосудия.

Апробация результатов исследования. Основные положения
диссертации изложены автором в восьми научных статьях. Основные положения
диссертационного исследования обсуждались на научных конференциях «Актуальные
проблемы юридической науки» (Н. Новгород, 2006, 2007, 2008), «Судебное
следствие в уголовном процессе: проблемы и пути их решения» (Н. Новгород,
2007), «Актуальные проблемы экономики и права в современный период развития
российской государственности» (Дзержинск, 2007), «Актуальные проблемы
современного судопроизводства» (Пенза, 2008).

Результаты исследования нашли применение в учебном процессе
при проведении лекционных и практических занятий по уголовному процессу в НОУ
ВПО «Нижегородская правовая академия» (институт), а также внедрены в
правоприменительную деятельность прокуратуры Володарского района Нижегородской
области и Нижегородского филиала НО НКА № 3 «Консультация адвокатов № 6» г.
Дзержинска.

Структура диссертации обусловлена целью и задачами
исследования и состоит из введения, трех глав, включающих шесть параграфов,
заключения, списка использованных источников и литературы, а также приложения.

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

 

Во введении обосновывается актуальность, степень
разработанности избранной темы, определяются объект, предмет, цель и основные
задачи исследования, его методологическая основа, характеризуется научная
новизна работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту, обосновывается
теоретическое и практическое значение результатов исследования, приводятся
сведения об апробации научных результатов.

Первая глава «Значение уголовно-процессуальной регламентации
формирования коллегии присяжных заседателей» состоит из двух параграфов и
посвящена анализу исторического развития суда присяжных и практики его
формирования в Англии и США, а также появлению его в России.

В первом параграфе «Исторический опыт определения правил
формирования скамьи присяжных» говорится о генезисе института присяжных
заседателей в целом и процедуре формирования коллегии присяжных заседателей, в
частности.

Приводятся взгляды как на англо-саксонское происхождение
жюри, так и на нормандское происхождение. Анализируется влияние
общественно-политических институтов древних греков, германцев, нормандцев,
скандинавов (шведов, норвежцев, датчан и исландцев). Подчеркивается значение
присущей англо-саксонской культуре частно-обвинительной формы уголовного
процесса, после нормандского завоевания послужившей основой для придания
фриборгу функций органа публичного обвинения и образования обвинительного
(большого) жюри, а также формирования на основе фриборга судящего (малого)
жюри. Отмечаются предпосылки разделения процессуальной компетенции большого и
малого жюри. Подчеркиваются исторически присущие присяжной форме
судопроизводства идеи: характер вердикта судящих присяжных имеет значение
свидетельства общества; развитие открытого представления доказательств; вердикт
присяжных служит средством защиты против обвинения, что определило появление в
английском праве института под названием law of evidence, под которым
понималось средство подготовки и получения вердикта присяжных.

В параграфе есть краткий очерк об истории возникновения суда
присяжных в России. В частности, упоминается ряд правил, закрепленных в «Русской
Правде», договоре Смоленска с немецкими городами от 1229 г. и в Псковской судной
грамоте от 1467 г.
До судебной реформы 1864 года институт суда присяжных не получил должного
внимания, практика отбора присяжных не развивалась.

В качестве итога судебной реформы автор выделяет смену
парадигм, когда инквизиционные традиции в уголовном процессе были ослаблены
введением состязательного элемента. В основу Судебных Уставов были положены
устность, гласность, судебная независимость, непосредственность, внутреннее
убеждение при оценке доказательств.

Подчеркивается прогрессивная динамика исследования проблем,
побуждающих присяжных к принятию тех или иных решений. Исследователи (А.М.
Бобрищев-Пушкин, Г.А. Джаншиев, И. Закревский, Н.В. Муравьев, Н.Н. Розин и др.)
приходили к выводу о зависимости от личности присяжных их вердиктов.

Затрагивается проблема генерации мысли об установлении тех
или иных правил поведения вообще, правил рассмотрения споров, в частности,
поднимается вопрос о «правопроизводящих» причинах, затронутый в своем
исследовании Бобрищевым-Пушкиным, а также Иерингом, Миллем и другими
исследователями. Для анализа данного вопроса приводится теория права Л.
Пертажицкого, раскрывшего причины переживаемых человеком этических и
эстетических суждений и убеждений. Приводятся взгляды К.Г. Юнга о существовании
коллективного бессознательного, врожденного более глубокого, чем поверхностный
слой личностного бессознательного, а также рассуждения Э. Фромма об этике,
касавшиеся критерия оценки правильности норм поведения, с выводом о том, что
итог оценки будет зависеть от принадлежности критерия к типу этической системы:
авторитарной или гуманистической.

Отмечается, что разнообразие эстетических эмоций,
обуславливающее протекание динамических процессов в обществе, имеющих тенденцию
как к саморазрушению, так и к порядку, порождает необходимость в такой форме
уголовного процесса, которая служила бы фактором социального управления,
обеспечивающим предсказуемость этих динамических процессов.

В заключение параграфа обобщаются предпосылки для нового
понимания механизма принятия решений присяжных заседателей, значении
формирования коллегии присяжных заседателей. Вместе с тем, отмечается
отсутствие для исследуемого института уголовного процесса признанных всеми
научных достижений, которые в течение определенного времени дают научному
сообществу модель постановки проблем и их решений. Относительного того, что
касается исследования личностных переменных кандидатов в целях эффективной
реализации сторонами их прав при формировании коллегии присяжных заседателей,
представлении и исследовании судебных доказательств, в части исследования
«правопроизводящих» факторов, делается вывод, что проводившиеся до последнего
времени исследования к выработке какой-либо методики отбора присяжных,
учитывающей данную зависимость, не приводят.

Во втором параграфе «Особенности участия сторон в
формировании «жюри» в США и возможность адаптации таких особенностей к
российскому уголовному процессу» речь идет о жюри присяжных Соединенных Штатов
Америки, поскольку, как и в России, этот институт возник и развивался в
условиях сложной этносоциальной структуры общества, сохраняя свою классическую
форму. Отмечается накопление обширного научно-практического материала,
позволяющего анализировать историю возникновения жюри, формирование теории и
практики отбора присяжных, сложившихся в самостоятельную методику.

Исторически в США присяжная форма судопроизводства, как и в
Англии, это форма защиты от обвинения.

Говорится о большом жюри (grand jury) и малом жюри (petty jury),
о компетенции каждого из них, порядке формирования. Отмечается, что состав жюри
из двенадцати человек судебной практикой США понимается как не более, чем
«историческая случайность».

Особое внимание уделено изучению существующей в США практике
использования адвокатами научных средств исследования кандидатов (их
индивидуальных склонностей, предрасположенности к характеру вердикта по
конкретному делу).

Отмечается, что научное исследование жюри применяется для
трех общих целей: 1) оценить существующую выборку (venue) жюри (структуру
общества, члены которого имеют право быть присяжными) или пул (jury pool)
потенциальных присяжных, из которых отбирается конкретное жюри (имеет значение
для дел, получивших публичную огласку или связанных с расовым вопросом); 2)
помочь в выборе жюри; 3) определить судебную стратегию работы с образованным
жюри.

Рассказывается о досудебных средствах оценки дела, помогающих
адвокату определиться с композицией кандидатов в присяжные и приступить к разработке
«профилей» желательных и нежелательных присяжных.

После разработки профилей присяжных они тестируются в
ракурсе представления конкретного дела гражданам, имеющим право участвовать в
жюри. Профилирующие вопросы в целях анализа кореллируются с важными
ассоциациями, вызванными в качестве реакции на факты дела, стороны и
свидетелей. Обычно применяются два общих метода: исследование общественного
мнения и судебное моделирование (или фиктивное жюри).

Приводятся концептуальные моменты существующей в США методики
по идентификации и отводу нежелательного присяжного и удержанию желательного
присяжного, которая была названа стратегией «DIPP» для опроса присяжных.
Стратегия имеет отношение к четырем основным реализуемым функциям опроса
кандидатов: 1) диагностика желательного присяжного; 2) расположение жюри к
адвокату и клиенту; 3) убеждение (создание благоприятного расположения по
отношению к вашей стороне дела, определение схемы и структуры судебного
рассказа для дальнейшей наилучшей отработки аргументов и доказательств и т.п.);
4) приобретение желательных присяжных (то есть эффективно отводя и защищая
благоприятных присяжных от отвода противника).

Данная стратегия реализуется следующими этапами: 1)
досудебное диагностирование; 2) применение стандартных и дополнительных
вопросников присяжных; 3) диагностирование во время устного опроса кандидатов,
а именно: разработка диагностических вопросов для опроса; планирование опроса;
постановка вопросов списку; постановка вопросов для конкретных присяжных;
наблюдение невербальных ответов; 4) убеждение в течение опроса; 5) отвод
нежелательных и сохранение желательных присяжных.

Вторая глава «Отбор сторонами присяжных заседателей как
подготовка к представлению и исследованию судебных доказательств» состоит из
двух параграфов и содержит концептуальные положения исследования, направленные
на разработку методики подготовки сторон к формированию коллегии присяжных
заседателей и участию в нем.

В первом параграфе «Подготовка сторон к участию в
формировании коллегии присяжных заседателей» автор говорит об этапах реализации
данной подготовки.

Дается определение употребляемому в работе выражению «отбор
присяжных», под которым понимается совокупность специальных методов по
подготовке судебного юриста к формированию коллегии присяжных заседателей и
участие в нем. Отмечаются нормативные предпосылки по оказанию сторонами
воздействия на композицию присяжных заседателей (ч.ч. 8, 10, 13 ст. 238, ч. 1
ст. 330 УПК РФ). Это определение сопоставляется с определением понятия
«формирование коллегии присяжных заседателей», предложенным О.Н. Тисен.

Рекомендуется алгоритм подготовки к участию в формировании
коллегии присяжных заседателей: выдвижение гипотезы о профиле желаемого
присяжного, разработка профиля желаемого присяжного (анализ выборки общего
списка кандидатов в присяжные), поиск этого профиля.

Даются рекомендации по разработке с учетом известных
обстоятельств уголовного дела профиля желаемого присяжного, основанного на
анализе личностных переменных возможных кандидатов в присяжные заседатели, с
использованием социологических методов и имеющейся судебной практики.

Оценка профиля присяжного объясняется желанием сторон
выявить и сохранить «своих присяжных», отвести «присяжных противника». В
профиль включаются различные личностные переменные, такие как возраст, пол,
национальность, уровень дохода, образования, род занятий, увлечений, опыт
участия в различных сторонах жизни и отношение к конкретным явлениям в ней,
которые в целом призваны выявить отношение потенциального присяжного к делу
либо к его аспектам, от чего и определяется его желательность. При этом общее
количество переменных ограничивается репрезентативностью выборки общего списка
кандидатов в присяжные заседатели конкретного суда субъекта Российской
Федерации (военного суда). Она подлежит тщательному анализу с помощью таких
социологических методов как опрос, фокус-группа, судебное моделирование, а
также с помощью судебной практики. Профили проявляются. Их значение
определяется связью, корреляцией переменных с желательными и нежелательными
реакциями на обстоятельства конкретного уголовного дела.

По результатам изучения уголовных дел, рассмотренных с
участием присяжных Нижегородского областного, Санкт-Петербургского городского и
Московского окружного военного судов, представляются статистические наблюдения
за изменением соотношения числа мужчин и женщин, представителей различных
возрастных групп в списке кандидатов и сформированной коллегии, отмечается
склонность «женской» коллегии к оправданию лиц мужского пола, обвиняемых в
совершении преступлений против жизни и здоровья.

На основании эмпирических исследований рекомендуется
сторонам прибегать к  использованию
фактора психологической совместимости людей, благодаря оказанию влияния на
возрастной и половой состав коллегии присяжных заседателей при ее формировании.
Кроме того, сторонам рекомендуется добиваться желаемой репрезентативности
коллегии присяжных заседателей.

Анализируется понятие здравого смысла, при этом диссертант
не соглашается с его определением, данным В.В. Мельником, как присущего только
«социально, нравственно и интеллектуально зрелой личности, для которой
характерен ответственный, осторожный, взвешенный, всесторонне продуманный,
системный подход к принятию важных практических решений с учетом разнообразных
знаний об окружающей действительности»[2], ввиду 
исключения тех людей, у которых указанные качества не проявлены.

Дается определение «репрезентации» как элемента техники
отбора присяжных. Для наиболее эффективного проведения исследования профилей,
имеющего целью определение наиболее важных, с учетом обстоятельств дела
переменных, среди тех людей, которые могут стать кандидатами в присяжные
заседатели, важной будет являться репрезентативность выборки.

Для наиболее глубокого анализа качественной связи переменных
с реакциями на обстоятельства дела, а также оптимизации отбора присяжных, автор
рекомендует сторонам включать в судебную группу психолога, который мог бы
оценить полученную информацию с точки зрения соответствующей науки, накопившей
опыт в виде взглядов У. Джеймса, А. Адлера, Э. Фромма, А. Маслоу, К.
Гольдштейна, З. Фрейда, Вертхаймера, Хорни, Райха, Юнга и других.

В целях подготовки к формированию коллегии присяжных
заседателей по конкретному судебному производству рекомендуется проводить
работу с фокус-группами, результаты которой также помогут выработать и судебную
стратегию. Дается определение указанному исследовательскому методу,
рассказывается об истории его развития. Делается вывод о том, что фокус-группы
обеспечивают адвокатов и других юристов информацией, о том, как люди думают,
говорят и воспринимают конкретные темы.

Приводится ряд положительных сторон от использования
фокус-групп: 1) позволяет определить особенности взаимоотношений людей; 2)
повышает уверенность при отборе присяжных; 3) позволяет разработать объединяющую
тему; 4) позволяет разрабатывать вступительную речь и прения на идеях,
сгенерированных в фокус-группах, которые являются источником запоминающихся
выражений; 5) позволяет юристу адаптировать юридическую формулу своей позиции к
языку, используемому обычными людьми, какими бывают присяжные; 6) фокус-группы
помогут определить, как различные социально-экономические или культурные группы
рассматривают дело; 7) дискуссии фокус-группы показывают имеющиеся у людей
предубеждения; 8) работа с фокус-группой позволяет найти слабые места, о
которых вы не знали или не могли узнать; 9) есть возможность увидеть сильные
стороны вашего дела, на которые вы, возможно, не обратили внимания; 10) можно
узнать, какие вопросы будут возникать у присяжных; 11) наблюдение за взаимодействием
участников фокус-группы при оценке фактов дает представление о совещательном
процессе, который будет иметь место между присяжными; 12) можно заранее
обнаружить, имеются ли в деле аспекты, которые побуждают присяжных игнорировать
законы; 13) фокус-группа дает возможность узнать, как преподнести сложную
информацию, представление о сложном процессе, событии присяжным так, чтобы им
было легко это понять; 14) использование фокус-группы может иметь целью
подготовку своего специалиста к даче показаний, представлению заключения; 15)
использование фокус-группы может также помочь подготовить ваших свидетелей к
даче показаний; 16) данные фокус-группы помогут в планировании судебной тактики
и стратеги; 17) работа с фокус-группой позволяет отработать представление и
исследование вещественных доказательств, а также фотографий, видеозаписей и
т.п., что является приложениями к протоколам или иными документами; 18) можно
использовать фокус-группу для собственной подготовки к выступлению в суде; 19)
позволяет улучшить восприятие присяжными речь судебного адвоката; 20) при
возможности стоит использовать формат фокус-группы для опроса фактических
присяжных.

Рекомендуемое судебное моделирование (фиктивные
разбирательства) применяется для более сложных дел и представляет собой еще
более структурированное исследование. Восполняет недостаток информации,
неполученной во время работы с фокус-группой.

Как частный случай традиционных социологических исследований,
предлагается применять такие известные методы, как анкетирование, интервью,
проективные техники (техника свободных ассоциаций, техника самоидентификации,
психологический рисунок и т.п.). В том регионе, где слушается дело,
рекомендуется проводить исследования общественного мнения, в том числе с
привлечением специализированных организаций, для проведения анализа взглядов
потенциальных присяжных на темы, затронутые в деле.

Делается вывод о том, что как и метод фокус-групп, так и
другие техники маркетинговых исследований могут быть успешно адаптированы к
поставленным сторонами целям при отборе присяжных.

Во втором параграфе «Участие сторон в формировании коллегии
присяжных заседателей» речь идет о действиях сторон в подготовительной части
судебного заседания, направленных на реализацию стратегии по формированию
коллегии присяжных заседателей и подготовки благоприятной почвы для реализации
в дальнейшем стратегии судебного доказывания. Автор анализирует понятие
«отношение», как элемент техники отбора присяжных.

При анализе процедуры опроса кандидатов в присяжные
заседатели отмечается важность постанавливаемых кандидатам сторонами вопросов,
которые, по мнению сторон, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих
участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении данного уголовного
дела, для поиска кандидата с нужным им профилем. Формулируется предложение об
использовании сторонами анкет для письменного опроса кандидатов. Основная идея
использования – в анкете можно ставить открытые вопросы, позволяющие извлечь
более откровенную информацию о кандидате, которую ему было бы затруднительно
предоставить на устном опросе из-за психологического неудобства. К тому же в
каждой конкретной ситуации предварительное анкетирование поможет ставить на
устном опросе более конкретные вопросы.

Приводятся данные опроса судей Нижегородского областного
суда, Санкт-Петербургского городского суда, Московского военного окружного
суда, Московского городского суда, Краснодарского краевого суда, согласно
которым 71 % опрошенных считают, что использование стороной письменного опроса
позволяет подготовиться к отбору присяжных и оптимизировать его проведение, а
57% считают, что он может служить хорошей подготовкой к представлению и
исследованию сторонами доказательств, позволит оптимизировать аргументацию.

В целях установления однозначной практики применения
письменного опроса предлагается дополнить статью 328 УПК РФ частью 8.1.
следующего содержания: «8.1. Стороны вправе задать каждому из оставшихся
кандидатов в присяжные заседатели вопросы, которые, по их мнению, связаны с
выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного
заседателя в рассмотрении данного уголовного дела, в письменной форме. Сторонам
предоставляется возможность ознакомления с ответами, в том числе на вопросы
друг друга. Экземпляр поставленных вопросов и ответов на них приобщается к
материалам уголовного дела».

Вопросы кандидатам в присяжные рекомендуется подготавливать
с учетом обстоятельств дела и профиля кандидата. Отмечаются предпосылки для
разработки вопросов для устного опроса, в основе которых лежит контекст (уклон)
тем дела.

На основе изученных в судах дел приводятся примеры редких,
не шаблонных вопросов сторон кандидатам. Рекомендуется юристам нацеливать
вопросы на извлечение сведений, которые сообщат, какие предполагаемые присяжные
будут благосклонно расположены к делу и кого следует отвести из списка. Даются
рекомендации сторонам относительно формулировок вопросов, способа и
последовательности их постановки, наблюдения за ответами кандидатов.

Во время опроса присяжных сторонам предлагается прибегать к
поддержке со стороны специального помощника, записывающего их ответы и
наблюдающего за их поведением, за их жестами. Демонстрировать присяжным
заинтересованность в выслушивании их ответов, избегать проявления безразличия к
их ответам. Смещать акцент вопросов с общего характера, когда вопрос адресован
всем кандидатам, к частному, когда вопрос адресован конкретному кандидату и
сформулирован в доступной для него форме, исходя из известных о нем данных.
Отмечается целесообразность создания сторонами судебных групп, состоящих из
специалистов различных областей знаний, для оптимизации формирования коллегии
присяжных заседателей.

На основе ряда изученных дел, рассмотренных с участием
присяжных, анализируется проблема последовательности решений председательствующих
по недопущению вопросов «конфиденциального» характера (о месте работы,
служебной функции, сфере занятости и т.п.).

По результатам изучения уголовных дел отмечается пассивность
сторон в разработке и применении тем для опроса кандидатов, приводящая к
пассивности во время их опроса.

Особо подчеркивается необходимость постоянного преследования
стороной основной цели – подобрать такой состав коллегии присяжных, которые
будут как можно более отвечать целям стратегии доказывания, разработанной по
конкретному уголовному делу.

Отвод исследуется как единственное средство сторон по
оказанию влияния на композицию жюри. Анализируются обстоятельства,
препятствующие участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении
уголовного дела. Приводятся причины, препятствующие исполнению присяжными их
обязанностей и служащих для самоотвода. Показывается соотношение упомянутых
обстоятельств и причин. Приводятся данные опроса судей Нижегородского
областного суда, Санкт-Петербургского городского суда, Московского военного
окружного суда, Московского городского суда, Краснодарского краевого суда,
согласно которым 71% опрошенных судей считают, что, кроме имеющихся в
законодательстве обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве
присяжного заседателя в рассмотрении конкретного уголовного дела, в качестве
оснований для отвода, сторонам бывает полезно руководствоваться иными
обстоятельствами.

В целях включения в судебный дискурс речевой практики,
направленной на исследование вопроса о необходимости участия конкретного
кандидата в рассмотрении конкретного уголовного дела, а также вопроса о
действительном наличии обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве
присяжного заседателя в рассмотрении уголовного дела, автор предлагает
регламентировать в УПК РФ механизм обсуждения мотивированных отводов, изложив
ч. 10 ст. 328 УПК РФ в следующей редакции: «10. Стороны передают
председательствующему мотивированные письменные ходатайства об отводах, не
оглашая их. Эти ходатайства разрешаются судьей без удаления в совещательную
комнату, в отсутствие кандидатов в присяжные заседатели, с заслушиванием мнений
сторон. Отведенные кандидаты в присяжные заседатели исключаются из
предварительного списка».

Приводятся примеры из конкретных уголовных дел, когда
стороны  не мотивировали свои
мотивированные отводы. Между тем 60 % опрошенных нами судей Нижегородского
областного суда, Санкт-Петербургского городского суда, Московского военного
окружного суда, Московского городского суда, Краснодарского краевого суда
считают целесообразным введение правила, позволяющего сторонам обсуждать
мотивированные отводы (как, например, вопросы о допустимости доказательств).
Делается ряд рекомендаций по оптимизации тактики заявления немотивированных
отводов. В целях повышения их эффективности юристу необходимо обращать внимание
на количество оставшихся в предварительном списке кандидатов и количество
возможных отводов с тем, чтобы не вычеркивать из списка кандидатов,
расположенных в нижней его части, попадание которых в число отобранных менее
вероятно, по сравнению с кандидатами из верхней части списка.

Самоотводы кандидатов анализируются с точки зрения
перспективы экономии сторонами как мотивированных, так и немотивированных
отводов. В частности, анализируются основания для изменения состава коллегии
путем замены одного присяжного заседателя на запасного. В этом контексте
исследуется проблема тенденциозности состава образованной коллегии присяжных
заседателей.

С учетом концепции разделения процессуальных полномочий,
наличием у суда дискреционных полномочий, призванных способствовать сторонам в
реализации их процессуальных функций, автором критически исследуются предложения
О.Н. Тисен обязать стороны обсуждать у судейского стола смысл вопросов
кандидатам, а также сообщать суду ставшие известными сведения о личности
кандидатов в присяжные заседатели, характер которых препятствует им исполнять
обязанности присяжного заседателя. Проводить внепроцессуальное анкетирование
кандидатов аппаратом суда. Предложения об увеличении количества заявляемых
сторонами немотивированных отводов до шести, об увеличении с восемнадцати до
двадцати восьми числа оставшихся кандидатов, достаточного для перехода к
немотивированным отводам, об увеличении количества запасных присяжных
заседателей до четырех.

Третья глава «Проявление значения отбора сторонами присяжных
заседателей на различных этапах производства по уголовному делу в суде
присяжных заседателей» включает два параграфа, раскрывающих значение
формирования коллегии присяжных заседателей для последующего судебного
доказывания и вердикта присяжных.

В первом параграфе «Связь отбора сторонами присяжных
заседателей с представлением и исследованием судебных доказательств» говорится
о деконструктивной и конструктивной стратегии доказывания, о возможности
использования данных, полученных во время подготовки к формированию коллегии
присяжных заседателей для разработки стратегии представления и исследования
судебных доказательств.

Анализируется категория разумных сомнений (reasonable
doubt), позиционируя ее в качестве стандарта доказанности, которая допускает
идею универсальной познавательной компетенции (universal cognitive competence)
как средство постижения истины по уголовному делу в условиях принципа свободы
оценки присяжными заседателями доказательств по своему внутреннему убеждению,
основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств. Данные
обстоятельства предопределили связь личностных переменных присяжных заседателей
со стратегией представления и исследования судебных доказательств перед ними.
Под доказательством вне разумных сомнений автор понимает доказательство такого
убедительного свойства, чтобы разумный человек не смог колебаться относительно
доверия к нему и руководства им.

Говорится о контексте открытия и контексте оправдания,
которые являют собой два общих механизма восприятия (отношения к реальности). В
суде присяжных с их помощью факты, изначально имеющие онтологическое значение,
приобретают гносеологическое значение, присяжные приписывают им то или иное
информативное значение, доказательственное значение. Их объединяет эмпирическая
традиция познания. Разняться же они своей эпистемологией.

Отмечается, что в качестве метода разрешения возникших у
присяжных сомнений в напутственном слове председательствующий предлагает анализ
представленных доказательств, на основе здравого смысла, жизненного опыта и
совести, их оценка с учетом любых нюансов, любых факторов, заслуживающих
внимание. Это выражает стремление к рационализации прошлого опыта. Так
проявляется контекст оправдания, противостоящий контексту открытия. В первом
случае происходит восприятие, подчиняющее реальности, находящееся в зависимом
от нее состоянии. Распознавание реакции, рубрифицирование. Возникает гипотеза
(версия), обуславливающая контексты объяснения сведений. Контекст открытия
предполагает самобытное восприятие и менее зависимое от реальности отношение.
Познание и открытие могут быть иррациональными и не следовать методу, возможен
ход мысли, обусловленный любыми факторами – универсальная познавательная
способность.

Во втором параграфе «Связь отбора сторонами присяжных
заседателей с выносимым вердиктом» идет речь о значении личностных
характеристик присяжных заседателей для их незаинтересованности в исходе дела,
объективности, независимости от оценок и волеизъявления других лиц.

Исследуются возможности судебного следствия по раскрытию
присяжному картины, по поводу которой у него возникнет согласие или несогласие,
принятие или отторжение, репульсивная или апульсивная эмоция. Эмоция, служащая
мотивом поступков и решений присяжного, определяющая его волю. Далее говорится
об использовании техник, применяемых во время 
подготовки к формированию коллегии присяжных заседателей, в целях
исследования отношения потенциальных присяжных к главным обстоятельствам уголовного
дела в целом, как параллельно, так и самостоятельно.

В свете теоретических воззрений автора критически
исследуются результаты диссертационного исследования Тисен О.Н. «Формирование
коллегии присяжных заседателей (теоретические и практические проблемы)». Продолжая
отмечать концептуальные различия, мы затрагиваем одно из них –  необходимость подготовки сторон к формированию
коллегии. Предложенные нами средства и методы позволили ответить на ряд
вопросов, поднятых О.Н. Тисен, но не нашедших ответа. В частности на проблему
откровенности кандидатов в присяжные во время их опроса, недостатка информации
об их личности, природы тенденциозности коллегии,  выявления предвзятого отношения присяжного
заседателя. Разошлись взгляды относительно проблемы ожидания от жюри следованию
беспристрастности и объективности при восприятии доказательств и вынесении
вердикта в условиях преследования каждой стороной своих собственных целей
доказывания.

Предлагаемые в качестве исключительного средства выявления
предубежденности кандидатов в присяжные заседатели прямые вопросы кандидатам,
не основанные на применении научных методов, не учитывающие преследуемые
стороной цели доказывания, представляются не эффективными.

Критически исследованы предложения о введении запрета на
участие в отборе присяжных заседателей лиц, освободившихся в связи с роспуском
коллегии, о введении для кандидатов в присяжные образовательного ценза, по
созданию специальных учреждений, полномочных осуществлять работу по составлению
списков кандидатов в присяжные, формируемых для конкретного суда, и о проверке
сведений об их личности.

В заключение приводятся итоги исследования и выделяются
концептуально важные моменты диссертации.

 

Основные положения диссертационного исследования отражены в
следующих опубликованных работах автора:

 

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки
России для публикации результатов диссертационных исследований:

1. Спирин С.В. Использование адвокатами фокус-групп при
подготовке к участию в отборе присяжных заседателей и в последующих судебных
действиях / А.С. Александров, С.В. Спирин // Адвокатская практика. – 2008. – №
6. – С. 31-35. – 0,44 / 0,22 п. л.

2. Спирин С.В. Предмет опроса сторонами кандидатов в
присяжные заседатели // Закон и право. – 2009. – № 7. – С. 83-84. – 0,13 п. л.

 

Иные публикации:

3. Спирин С.В. Процедура формирования коллегии присяжных
заседателей по УПК РФ и проявление в ней принципов «нового» уголовного
судопроизводства // Актуальные проблемы юридической науки: итоги научных
исследований аспирантов и соискателей: Сборник научных трудов. – Н. Новгород:
НПА, 2006. – С. 124-128. – 0,2 п. л.

4. Спирин С.В. Формирование коллегии присяжных заседателей в
подготовительной части судебного заседания как составная часть
уголовно-процессуального доказывания / С.В. Спирин, Т.Г. Зимина // Судебное следствие
в уголовном процессе: проблемы и пути их решения: Сборник трудов межвузовской
научной конференции. – Н. Новгород: НПА, 2007. – С. 109-119. – 0,56 / 0,4 п. л.

5. Спирин С.В. Подготовка к «voir dire» в связи с народной
эстетикой // Актуальные проблемы юридической науки: итоги научных исследований
аспирантов и соискателей: Сборник научных трудов. – Н. Новгород: НПА, 2007. –
С. 103-107. – 0,19 п. л.

6. Спирин С.В. Роль народной эстетики в развитии института
присяжных и формирование жюри в современной России // Актуальные проблемы
экономики и права в современный период развития российской государственности. –
Дзержинск: Филиал Санкт-Петербургского института внешнеэкономических связей
экономики и права, 2007. – С. 91-97. – 0,54 п. л.

7. Спирин С.В. Преодоление критики суда присяжных //
Актуальные проблемы современного судопроизводства: сборник статей V
Международной научно-практической конференции. – Пенза: Приволжский Дом Знаний,
2008. – С. 284-287. – 0,17 п. л.

8. Спирин С.В. К недосказанному о формировании коллегии
присяжных заседателей // Актуальные проблемы юридической науки: итоги научных
исследований аспирантов и соискателей: Сборник научных трудов. – Н. Новгород:
НПА, 2008. – С. 156-162. – 0,27 п. л.


 

Подписано в печать 18 октября 2010 г.

Формат 60×84/16. Бумага офсетная. Печать оперативная.

Объем 1 п.л. Тираж 100 экз. Заказ № _______

443011 г.
Самара, ул. Академика Павлова, 1

Отпечатано УОП СамГУ

 


[1] Медведев
Д.А. Заключительное слово на расширенном заседании коллегии Генеральной
прокуратуры.
25 февраля 2009 года. URL:
http://www.kremlin.ru/appears/2009/02/25/1831_type63378_213317.shtml (дата
обращения: 01.03.2009).

[2] Поддержание
государственного обвинения в суде с участием присяжных заседателей.
Научно-практическое пособие. Коллектив авторов. – М.: НИИ проблем укрепления
законности и правопорядка, 2002. – С. 19.

 

 


Монография по итогам кандидатской

См.: монографию: Спирин С.В. Теория и практика формирования состава коллегии присяжных заседателей по уголовному делу. М.: «Юрлитинформ», 2011. 184 с. http://www.iuaj.net/node/781 

Данная работа не соответствует предъявляемым требованиям

Такое мнение в своем отзыве высказала доцент О.Н. Тисен, опубликованном на сайте МАСП по адресу: http://www.iuaj.net/node/609