Тетерюк А.Г. Прокурорский надзор за производством дознания: уголовно-процессуальный и организационный аспекты. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2011.

  • warning: call_user_func_array() [function.call-user-func-array]: First argument is expected to be a valid callback, '_book_outline_access' was given in /home/virtwww/w_iuaj_2b99e076/http/includes/menu.inc on line 452.
  • warning: call_user_func_array() [function.call-user-func-array]: First argument is expected to be a valid callback, '_poll_menu_access' was given in /home/virtwww/w_iuaj_2b99e076/http/includes/menu.inc on line 452.
  • warning: call_user_func_array() [function.call-user-func-array]: First argument is expected to be a valid callback, '_poll_menu_access' was given in /home/virtwww/w_iuaj_2b99e076/http/includes/menu.inc on line 452.

 16 ноября 2017 года диссовет Д 203.009.01 при Нижегородской академии МВД России рекомендовал лишить г-на Тетерюка ученой степени.

 

 

На правах рукописи

 

 

ТЕТЕРЮК Александр Григорьевич

 

ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР ЗА ПРОИЗВОДСТВОМ ДОЗНАНИЯ: УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ АСПЕКТЫ

 

 

Специальность: 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика;

                                            оперативно-розыскная деятельность

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

Нижний Новгород – 2011

 

Работа выполнена на кафедре уголовного процесса Нижегородской академии МВД России.

 

Научный руководитель:       доктор юридических наук, профессор

                                                                       Александров Александр Сергеевич

 

Официальные оппоненты:  доктор юридических наук, доцент

                                                                       Агутин Александр Васильевич;

                                                                       кандидат юридических наук, доцент

                                                                       Обидина Людмила Борисовна

 

Ведущая организация:                      Омская академия МВД России

 

 

Защита состоится «____» июня 2011 года в 9 часов на заседании диссертационного совета Д-203.009.01 при Нижегородской академии МВД России по адресу: 603144, Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, 3. Зал ученого совета.

 

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородской академии МВД России.

 

 

Автореферат разослан «___» мая 2011 года.

 

 

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                            Миловидова М.А.

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

 

Актуальность темы исследования. Несмотря на произошедшие в последнее время серьезные структурные и системные изменения правоохранительных органов, осуществляющих уголовное преследование, (особенно сильно затронувшие органы дознания органов внутренних дел в связи с вступлением в действие Федерального закона «О полиции»[1]) роль и значение прокурорского надзора как основного средства обеспечения законности в сфере борьбы с преступностью, безусловно, сохранилась. Принимая во внимание осуществленную законодателем в 2007 году дифференциацию властных полномочий прокуратуры по надзору за предварительным следствием и дознанием и автономизацию «прокурорского следствия», завершившуюся созданием Следственного комитета РФ, можно утверждать, что именно надзор за дознанием стал доминирующим направлением надзорной деятельности прокуратуры в сфере борьбы с преступностью. Влияние прокурорского надзора на деятельность органов дознания столь очевидно и значительно, что позволяет говорить о существовании фактически «прокурорского дознания». А надзорная деятельность прокуратуры зачастую выглядит как опосредованное уголовное преследование. В данном контексте процессуальная и иная деятельность органов дознания по противодействию преступности во многом определяется характером и содержанием прокурорско-надзорной деятельности. Следовательно, оценивать качество работы органов дознания и вести поиск разрешения существующих проблем в их деятельности необходимо во взаимосвязи с оценкой работы и проблематикой прокурорско-надзорной деятельности за дознанием.

О существующем неудовлетворительном состоянии дознания и прокурорского надзора за ним говорят не только представители общественности и средств массовой информации, но и высшие должностные лица страны. Президент РФ Д.А. Медведев причислил к числу самых важных задач, стоящих перед прокурорским надзором, усиление надзора за соблюдением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, до-знание и следствие[2]. При этом основной задачей органов внутренних дел остается наступательная, бескомпромиссная борьба с преступностью, качественное улучшение оперативно-розыскной и профилактической деятельности. Особо он акцентировал внимание на несоблюдении органами дознания норм законов, касающихся приема и регистрации сообщений о преступлениях, сроков расследования уголовных дел. Факты отказа в принятии заявления, сокрытия преступления от учета должны получать, по мнению Президента РФ, уголовно-правовую оценку[3]. Генеральный прокурор РФ в своем докладе «Об итогах работы органов прокуратуры и задачах по повышению эффективности прокурорского надзора и обеспечению законности»[4] сообщил, что из-за низкой результативности оперативно-розыскной деятельности, ошибок, которые допускаются в ходе расследования, а порой откровенного бездействия органов дознания только в 2009 году было необоснованно приостановлено около 1,5 млн. уголовных дел – почти половина от всех принятых к производству, выявлено свыше 350 тыс. нарушений законности при проведении расследования. В 2010 году почти половина преступлений (45,4%) осталась нераскрытой[5]. По мнению Президента РФ, это свидетельствует о системных нарушениях как в организации работы самого Министерства внутренних дел, так и в осуществлении надзора со стороны органов прокуратуры[6]. По нашим данным, около 40,5% ходатайств, заявляемых в досудебном производстве стороной защиты, обжалуют законность процессуальных (следственных) действий дознавателей и органов дознания, юридическую силу собранных ими доказательств. Из этого числа более половины (51,2%) ходатайств содержат требования о признании незаконными процессуальных и иных проверочных действий должностных лиц органов и подразделений дознания, произведенных в стадии возбуждения уголовного дела. Приблизительно такое же в процентном соотношении количество ходатайств содержит требование о признании недопустимыми доказательств, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности органов дознания[7]. Прокурорский надзор выполняет роль «регулятора» уголовного преследования в форме дознания. Его влияние на формирование массива дел, по которым осуществляется дознание, бесспорно.

В 2010–2011 годах по инициативе Д.А. Медведева в уголовно-про-цессуальное и уголовное законодательство были внесены многочисленные поправки, призванные скорректировать характер и направление уголовного преследования. Фактический отказ государства от применения наиболее строгой меры пресечения в ходе досудебного производства в отношении субъектов экономической, предпринимательской деятельности, существенное смягчение санкций за целый ряд преступлений экономической направленности, расширение процессуальных возможностей к прекращению уголовного преследования лиц, возместивших ущерб бюджетной системе РФ, и иные законодательные новеллы в своей совокупности позволяют утверждать о состоявшейся либерализации уголовно-правовой политики государства. Произойдут ли в результате состоявшейся модернизации правоохранительной системы и законодательства оздоровление общественных отношений (в частности уменьшение коррупционной составляющей), активизация экономической, предпринимательской деятельности зависит от эффективности работы в новых условиях правоприменителей. Очевидно, что основная нагрузка в достижении поставленных целей возлагается на органы прокуратуры и органы дознания. Задачей органов прокурорского надзора за дознанием в контексте обновленного уголовного и уголовно-процессуального законодательства является не только обеспечение выполнения требований уголовно-процессуального закона при выявлении, раскрытии и расследовании преступлений, активизация деятельности по ведению уголовного преследования, но и защита граждан от необоснованного привлечения к уголовной ответственности, применения к ним мер процессуального принуждения, а также обеспечение иных прав и законных интересов физических и юридических лиц в досудебном производстве по уголовным делам, создание устойчивого режима законности в экономической, социальной сферах жизнедеятельности общества и государства.

Большинство научных, диссертационных исследований[8] уголовного преследования в форме дознания и прокурорского надзора за ним, проведенных в последние годы, по большей части уже существенно устарели ввиду высокой динамики обновления норм позитивного права. Среди самых последних, «свежих» работ такого уровня, вызывающих интерес в контексте обновленного законодательства и значимости для теории и практики судопроизводства результатов проведенного научного поиска, следует отметить диссертационное исследование Б.Б. Булатова[9]. Его выводы относительно акцента деятельности органов, осуществляющих уголовное преследование, в стадии возбуждения уголовного дела и приоритетного значения фактического положения лица в уголовном процессе, относительно его формального процессуального статуса (или отсутствия такового), безусловно, справедливы. В данном контексте роль и значение прокурорского надзора за деятельностью органов и подразделений дознания приобретают особо ответственный характер.

В сложившихся условиях полагаем весьма актуальным научный анализ организационного и уголовно-процессуального аспектов прокурорского надзора за дознанием, поиск путей оптимизации прокурорского надзора за уголовным преследованием в форме дознания в целях обеспечения прав участников судопроизводства на уровне международных стандартов и решений Европейского суда по правам человека[10].

В настоящее время органы дознания, дознаватели, прокуроры оказались в новой правовой ситуации, обусловленной вступлением в действие Федерального закона «О полиции», в котором однозначно провозглашается приоритет прав и свобод человека и гражданина, законных интересов организаций. Идея самоограничения публичного интереса должностными лицами органов дознания, заложенная в нормах названного закона, несомненно, окажет влияние и на деятельность этих должностных лиц в сфере уголовного судопроизводства. Важнейшую роль в закреплении «новой философии» полицейско-дознавательской деятельности, безусловно, призваны сыграть органы прокурорского надзора, для которых руководящей идеей становится поддержание баланса между признаваемыми законом интересами участников досудебного производства и публичными интересами. При этом в стадии возбуждения уголовного дела акцент прокурорско-надзорной деятельности направлен на активизацию деятельности органов и подразделений дознания по выявлению, документированию преступной деятельности, проверку поводов возбуждения уголовного дела, а в стадии предварительного расследования – на ограничение доминирующего положения этих органов.

Степень разработанности проблемы. Проблемам производства до-знания и прокурорского надзора за ним посвящено немало трудов. Заметный вклад в развитие теории и практики этого правового явления внесли такие ученые, как А.С. Александров, А.В. Азаров, С.В. Бажанов, Р.С. Белкин, Б.Т. Безлепкин, Ю.Н. Белозеров, Д.И. Бедняков, А.В. Белоусов, В.М. Быков, В.П. Божьев, Н.А. Власова, В.Н. Григорьев, Н.А. Громов, К.Ф. Гуценко, А.А. Давлетов, Ю.В. Деришев, А.М. Донцов, Н.В. Жогин, В.И. Зажицкий, А.В. Земскова, З.З. Зинатуллин, В.В. Кальницкий, Г.Н. Королев, З.Ф. Коврига, А.М. Ларин, Л.Н. Масленникова, В.В. Николюк, Н.Р. Оленюк, А.П. Попов, М.П. Поляков, М.С. Строгович, В.Т. Томин, Т.В. Трубникова, Г.П. Химичева, А.А. Чувилев, С.А. Шейфер, Ю.К. Якимович и многие другие.

Настоящая диссертация представляет собой системное осмысление проблем прокурорского надзора за дознанием и самого дознания сквозь призму Федерального закона «О полиции», обновленного уголовного и уголовно-процессуального законодательства, правовых позиций Генеральной прокуратуры, Верховного Суда РФ и Конституционного Суда РФ, международных общепризнанных правовых норм, правоприменительной практики и доктринальных воззрений процессуалистов. Мы полагаем, что проведенное диссертационное исследование вносит свой вклад в науку уголовного процесса, способствует сближению права действующего с правом желаемым.

Объектом диссертационного исследования являются: совокупность правоотношений, возникающих в ходе досудебного производства по уголовным делам в форме дознания, реализации иных процессуальных полномочий субъектов дознания, осуществления надзора за дознанием должностными лицами органов прокуратуры; положения уголовно-процессуального и иного законодательства, регламентирующие порядок деятельности указанных субъектов и иных участников судопроизводства; соответствующие положения теории доказательств; материалы следственной и судебной практики.

Предметом исследования стали нормативные (уголовно-процессу-альные и организационные) полномочия прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания, предусмотренные уголовно-про-цессуальным законом, формы и способы осуществления уголовного преследования в форме дознания; практика применения соответствующих правовых норм, а также детерминированные ими положения теории доказательств.

Цель диссертационного исследования – разработка на основе комплексного подхода к исследованию эмпирических данных и теоретических выводов оптимальных организационных и процессуальных форм и способов реализации прокурорского надзора за производством дознания. Выработка предложений, направленных на совершенствование существующего уголовно-процессуального и иного законодательства, проектов законов, правоприменительной практики в современных условиях. Повышение эффективности деятельности должностных лиц подразделений прокуратуры и дознания в борьбе с преступностью.

Достижение поставленной цели возможно при разрешении следующих основных задач:

– рассмотреть правовую природу дознания как формы досудебного уголовного преследования, а также сущность и содержание прокурорско-надзорной деятельности в досудебном производстве;

– исследовать процессуальный статус субъектов уголовного преследования в форме дознания, а также процессуальный статус должностных лиц, осуществляющих прокурорский надзор за дознанием;

– проанализировать сущность и содержание прокурорского надзора за процессуальной деятельностью субъектов уголовного преследования в форме дознания;

– на основании материалов правоприменительной практики выявить причины нарушений требований уголовно-процессуального закона и иных нормативно-правовых актов субъектами дознания;

– методологически обосновать функцию взаимодействия между прокурорами и должностными лицами органов дознания при досудебном уголовном преследовании;

– разработать рекомендации по оптимизации дознания и прокурорского надзора за ним в досудебных стадиях на конкретно-нормативном уровне;

– определить перспективные направления развития организационных и процессуальных форм прокурорского надзора за деятельностью дознавателей, органов дознания, иных субъектов и участников досудебного производства в форме дознания;

– обосновать наличие «прокурорско-полицейской» формы дознания в современном отечественном уголовном процессе.

– разработать особый порядок рассмотрения жалоб, поступающих на действия либо бездействие сотрудников органов дознания (полиции)[11].

Методологической базой диссертационного исследования является диалектический метод научного познания, общенаучные методы (анализ, синтез, дедукция, индукция). В работе использовались также в качестве част-ных методов сравнительно-правовой, структурно-функциональный, исторический и др. Активно применялись социологические приемы: изучение, анализ и обобщение судебной практики, опросы практических работников правоохранительных органов.

Теоретической основой исследования послужили фундаментальные разработки в области общей теории права, науки уголовно-процессуального, уголовного, административного права, прокурорского надзора (за дознанием и предварительным следствием), теории оперативно-розыскной деятельности, криминалистики, логики. Источниками теоретической информации явились: монографии, учебные пособия, лекции, научные статьи, доклады, тезисы, диссертации и другие опубликованные материалы, Internet-ресурсы. При работе над диссертацией использовались труды в области философии права, юридической психологии, логики.

Нормативную базу исследования составили: Конституция РФ, федеральные конституционные законы, нормы действующего и перспективного уголовно-процессуального, оперативно-розыскного, уголовного, административного и иного федерального законодательства, а также нормативные акты Президента РФ, органов законодательной и исполнительной власти (в том числе и ведомственный нормативный материал), постановления и определения Конституционного Суда РФ, постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, Европейского суда по правам человека, имеющие отношение к проблемам досудебного производства в форме дознания и прокурорского надзора за ним, ведомственные акты Генеральной прокуратуры РФ, МВД России, правоприменительная практика. В качестве источников нормативной информации были также использованы законодательные памятники и проекты законов, несущие в себе информацию о прокурорском надзоре за дознанием.

Эмпирическая и иная информационная база исследования. Источниками информации о практических проявлениях проблем прокурорского надзора за дознанием послужили: официальные материалы и публикации в средствах массовой информации, содержащие статистическую и фактическую информацию о проблемах обеспечения законности при производстве дознания; данные мониторинга применения УПК РФ; материалы эмпирических исследований, проведенных в 2006–2010 годах на территории Приволжского и Уральского федеральных округов: данные анкетирования и интервьюирования 97 прокуроров, должностных лиц органов дознания и до-знавателей (211 практических работников). Эмпирическая база исследования включает в себя также результаты изучения 114 уголовных дел, досудебное производство по которым осуществлялось в форме дознания.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые (после вступления в действие 7 сентября 2007 г. и более поздних поправок в УПК РФ и УК РФ, Федерального закона «О полиции») предпринимается попытка комплексного исследования на теоретическом и предметно-практическом уровне уголовно-процессуальных и организационных проблем реализации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью субъектов дознания в современном отечественном уголовном процессе с учетом правовых позиций Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ, Европейского суда по правам человека; в получении нового теоретического знания, в интеграции имеющегося и вновь произведенного знания в современную теоретико-правовую модель прокурорского надзора за дознанием, позволяющую наметить стратегические пути совершенствования дознания, а также внести оперативные изменения, позволяющие улучшить действующее законодательство. В своей совокупности предлагаемые изменения образуют модель взаимодействия прокуроров и субъектов дознания, претендующую на научную новизну.

О новизне полученных научных результатов свидетельствуют и основные положения, выносимые на защиту:

Содержание и объем прокурорско-надзорных полномочий за дозна-нием как формой досудебного уголовного преследования включает в себя:

            1) надзор за законностью проверки сообщений о совершенных, гото-вящихся преступлениях с использованием следующих проверочных дей-ствий, в том числе: а) реализацию органами дознания гласных ОРМ с со-ставлением протоколов, соответствующих требованиям УПК РФ, отра-жающих процесс реализации и результаты ОРМ; б) уголовно-про-цессуальные проверочные действия; в) реализацию органами дознания иных непроцессуальных полномочий, в том числе предусмотренных Фе-деральным законом «О полиции», в целях осуществления уголовного пре-следования;

2) проведение неотложных следственных действий по делам, по кото-рым предусмотрено проведение предварительного следствия;

3) проведение расследования в форме дознания по делам, по которым предварительное следствие необязательно.

Реализуемая в указанном объеме прокурорско-надзорная деятельность и имеющиеся у должностных лиц органов прокуратуры властные полномо-чия позволяют сделать вывод о фактическом наличии в досудебном произ-водстве «прокурорского дознания» (в органах внутренних дел – «проку-рорско-полицейского дознания»).

Системный анализ надзорных полномочий прокурора и существу-ющих отношений между прокурорами и должностными лицами органов и подразделений дознания, органов внутренних дел позволяет сделать вывод о том, что сущностью прокурорско-полицейского дознания является функция «взаимодействия», являющаяся симбиозом надзорной функции и функции уголовного преследования. В данном контексте указанный в пункте 4 части 1 статьи 140 УПК РФ повод к возбуждению уголовного дела «постановление прокурора о направлении материалов в орган предварительного рассле-дования для решения вопроса об уголовном преследовании» фактически является обязательным для дознавателей и органов дознания в части принятия решения о возбуждении уголовного дела.

Основное назначение прокурорского надзора за производством дознания в условиях действующего уголовно-процессуального и иного законодательства – обеспечение баланса между публичным интересом и признаваемыми Конституцией РФ, Федеральным законом «О полиции» и иным законодательством в качестве приоритетных интересами граждан и организаций.

Вступивший в действие Федеральный закон «О полиции» детерми-нирует идею ограничения публичного интереса органами и подразделениями дознания ОВД при выявлении, документировании уголовно наказуемых деяний, проверке сообщений о преступлениях, проведении иных процессу-альных действий в стадии возбуждения уголовного дела. В данном контексте актуальной задачей прокурорского надзора становится активизация функции уголовного преследования, реализуемой органами и подразделениями дозна-ния в начальной стадии судопроизводства.

Уголовное преследование в форме дознания в досудебном произ-водстве состоит в объективном и всестороннем установлении субъектами доказывания обстоятельств, достаточных для предъявления лицу обвинения в инкриминируемом деянии, и иных обстоятельств предмета доказывания. Начальным моментом уголовного преследования лица в форме дознания следует считать начало проведения в его отношении любых процессуальных, проверочных действий, фактически ограничивающих какие-либо его права или делающих возможным такое ограничение и направленных на уста-новление оснований возбуждения уголовного дела.

В условиях функционирования «следственного» досудебного про-изводства принцип законности, реализуемый в прокурорско-надзорной деятельности за уголовным преследованием в форме дознания, направлен на обеспечение баланса публичных и личных интересов участников уго-ловного процесса, имеющих в деле признаваемый законом интерес. Кон-кретизируется данный подход в обеспечении средствами прокурорского надзора требования обоснованности и мотивированности любых про-цессуальных действий и решений должностных лиц органов и подраз-делений дознания.

«Обоснованность и мотивированность» – это свойство процессуаль-ных действий и решений, наличие или отсутствие которого предопределяет соблюдение или несоблюдение принципа законности субъектами уголовного судопроизводства в доказывании.

Нормативное установление законодателем в части 4 статьи 7 УПК РФ зависимости законности процессуальных действий и решений субъектов уголовного преследования от их обоснованности и мотивированности поз-воляет обосновать вывод о том, что законность может рассматриваться в ка-честве средства самоограничения публичного интереса в дознании. Уго-ловно-процессуальное доказывание как познавательная и удостоверительная деятельность включает в себя собирание, проверку, оценку доказательств, а также «обоснование и мотивирование» процессуальных действий и решений, в связи с этим предлагается дополнить статью 5 УПК РФ «Основные поня-тия, используемые в настоящем Кодексе» пунктом 221: «обоснованность и мотивированность процессуального решения – подтвержденная имеющи-мися в уголовном деле доказательствами его необходимость или целесооб-разность в интересах всесторонности и полноты расследования».

Предлагается дополнить статью 85 УПК РФ указанием на «обо-снование и мотивирование процессуальных действий и решений» как эле-мент доказывания. Сущность объективной истины как цели доказывания заключается в диалектическом единстве требования необходимости полу-чения достоверного знания об обстоятельствах, образующих предмет дока-зывания, и требования безусловного соблюдения прав и законных интересов участников судопроизводства. Данная категория является методологической основой взаимодействия прокуроров и должностных лиц органов и под-разделений дознания в досудебном производстве.

Авторская концепция позволяет предложить меры по модерни-зации дознания и прокурорского надзора за ним. Полагаем обоснованным отказ от традиционного деления досудебного производства на стадию воз-буждения уголовного дела и предварительного расследования и от процессу-ального акта – вынесения постановления о возбуждении уголовного дела и принятия его к производству. Дознание – обязательный этап уголовного пре-следования по каждому уголовному делу. Начинается с регистрации сообще-ния о совершенном или готовящемся преступлении, оканчивается уголовное преследование в форме дознания составлением обвинительного акта при очевидности совершенного преступления небольшой или средней тяжести и направлением материалов дела прокурору и в суд. Дознание должно быть проведено в разумный срок, определяемый дознавателем, по согласованию с надзирающим прокурором. При необходимости осуществления доказыва-ния в полном объеме переходит в форму следствия. Предварительное следствие – факультативный этап досудебного уголовного преследования по делам небольшой и средней тяжести, следующий за дознанием, включает в себя весь комплекс необходимых досудебных процессуальных мероприятий, в том числе предъявление обвинения, избрание меры пресечения, состав-ление обвинительного заключения.

Целесообразно расширить дискреционные полномочия прокуроров в части предоставления права возбуждения уголовных дел, по которым производство предварительного следствия необязательно, в связи с чем изменить редакцию пункта 4 части 1 статьи 140 УПК РФ с «постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предва-рительного расследования для решения вопроса об уголовном пресле-довании» на «постановление прокурора о направлении материалов в орган предварительного следствия для решения вопроса об уголовном пресле-довании и в орган дознания – для возбуждения уголовного дела».

Предложения:

Дополнить часть 1 статьи 401 УПК РФ «Начальник подразделения до-знания» пунктом 5: «Принимать решение о создании группы дознавателей для производства дознания по уголовному делу».

Внести в часть 2 статьи 74 УПК РФ дополнительный пункт 7: «Протоколы документирования результатов гласных оперативно-розыскных мероприятий, если они соответствуют требованиям настоящего Кодекса».

Ввести в УПК РФ «личный досмотр» в качестве процессуального проверочного действия стадии возбуждения уголовного дела и изложить содержание последнего предложения части 1 статьи 144 УПК РФ в следующей редакции: «При проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган до-знания, следователь, руководитель следственного органа вправе произвести личный досмотр лица, в отношении которого имеются обоснованные подо-зрения о причастности к совершенному преступлению, потребовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов и привлекать к участию в проведении личных досмотров, проверок в ревизиях, исследованиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий».

Изменить редакцию части 1 статьи 179 УПК РФ, изложить последнее предложение этой части в виде: «В случаях, не терпящих отлагательства, до возбуждения уголовного дела может быть произведено освидетельствование лица, задержанного на месте совершения преступления; либо, по сообщению очевидцев, причастного к его совершению; а также пострадавшего, очевидца, если это необходимо для проверки достоверности сообщенных ими сведений».

Теоретическая значимость исследования заключается в формулировании сущности и содержания прокурорского надзора за дознанием как формы досудебного производства, выработке определения дознания, его оптимальных форм и способов реализации, теоретическом и методологическом обосновании авторской позиции. Результаты исследования могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях, в совершенствовании нормотворческой работы федеральных законодательных органов.

Практическая значимость предполагает, что содержащиеся в диссертации рекомендации, выводы могут быть восприняты практическими работниками органов прокурорского надзора, органов и подразделений дознания, законодателем и в дальнейшем будут достаточно активно использоваться в правоприменительной и правотворческой деятельности. Кроме того, результаты исследования целесообразно использовать в преподавании дисциплин: прокурорский надзор, уголовный процесс, дознание в ОВД, предварительное следствие в ОВД, при подготовке методических материалов по данной тематике и т. п.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре уголовного процесса Нижегородской академии МВД России, где осуществлено ее рецензирование и обсуждение. Основные теоретические положения и выводы диссертации регулярно докладывались на научно-практических конференциях и семинарах, проводившихся в вузах в период с 2007 по 2010 год. Ключевые выводы, сделанные в диссертации, внедрены в учебный процесс Нижегородской академии МВД России и Нижегородской правовой академии (института). Положения проведенного исследования внедрены в практическую деятельность Приволжской транспортной прокуратуры.

По теме исследования автором опубликованы одиннадцать статей общим объемом 3,35 п. л.

Структура диссертации обусловлена объектом, предметом, целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, библиографии и приложения.

 

 

 

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

 

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются степень ее разработанности, а также цель и задачи, объект и предмет диссертационного исследования; раскрываются его методика и методология, научная новизна, теоретическая и практическая значимость; приводится характеристика эмпирической базы работы; формулируются основные положения, выносимые на защиту; излагаются данные по апробации полученных результатов.

Глава первая «Методологическая основа реализации прокурорского надзора за дознанием» состоит из трех параграфов. Она посвящена вопросам сущности и методологии прокурорского надзора за дознанием.

В первом параграфе «Сущность и содержание прокурорского надзора в досудебных стадиях уголовного процесса» анализируются, уточняются и формулируются методологические основы прокурорского надзора за дознанием. Общая цель надзорной деятельности прокурора за дознанием, заключающаяся в обеспечении законности действий и решений должностных лиц органов и подразделений дознания, совпадает с целью доказывания в досудебном производстве и состоит в установлении объективной истины. Объективная истина как категория цели доказывания в досудебном уголовном процессе заключается в диалектически неразрывном единстве установления достоверного знания (истины) и обеспечения защиты прав человека и гражданина, законности в самом широком смысле. Понятия объективности и законности детерминируют друг друга в деятельности органов прокурорского надзора за дознанием. Идее законности как средству ограничения одностороннего доминирования публичного интереса в досу-дебном производстве имманентно присущи составляющие ее элементы: обоснование и мотивирование. Отсутствие любого из них при принятии, проведении любого следственного, процессуального действия или решения будет означать отсутствие законности, а значит и объективности. Основным содержанием прокурорского надзора за дознанием в досудебном произ-водстве является обеспечение баланса между публичными интересами и ин-тересами пострадавших от преступных действий, признанных потерпевшими по уголовному делу, подозреваемых и обвиняемых, иных лиц и организаций, которые имеют в досудебном производстве признаваемый законом интерес. Основным средством обеспечения искомого баланса интересов является надзор прокуратуры за обоснованностью и мотивированностью любых про-цессуальных действий и решений должностных лиц органов и подразде-лений дознания.

Второй параграф «Сущность и содержание дознания, его генезис» начинается с анализа семантики термина, сущности и содержания понятия дознания; в нем прослеживается развитие (генезис) данной формы уголовного преследования на продолжительном историческом этапе, вплоть до настоящего времени во взаимосвязи с прокурорско-надзорной деятельностью. Максимально четкое, конкретное понятие дознания, детальное знание его содержания совершенно необходимы в процессе исследования для установления предмета и пределов прокурорского надзора за дознанием, определения требуемых средств и оптимальных методик их применения.

В результате  исследования установлено, что термин «дознание» в его процессуальном значении укрепился в отечественном уголовном процессе благодаря Судебным уставам уголовного судопроизводства 1864 года и обозначал он первоначальные изыскания, производимые полицией для обнаружения справедливости или несправедливости дошедших до них слухов и сведений о преступлении. Пройдя извилистый путь от начального, предследственного, непроцессуального вида деятельности, предназначенного для выявления и раскрытия преступления, до весьма близкой предварительному следствия разновидности уголовного преследования, дознание обусловливало и соответствующую трансформацию прокурорско-надзорной деятельности. Процесс трансформации был обусловлен изменением методологических основ уголовного судопроизводства, менявшихся под влиянием развития общества и государства в целом. Сегодня под дознанием понимается не только проведение предварительного расследования в форме дознания по делам, по которым предварительное следствие необязательно, но и реализация органами дознания гласных ОРМ с составлением протоколов, соответствующих требованиям УПК РФ, отражающих процесс реализации и результаты ОРМ; проведение неотложных следственных действий по делам, по которым предусмотрено проведение предварительного следствия, а также комплекс процессуальных поверочных действий, реализуемых субъектами дознания.

Третий параграф «Процессуальные отношения между прокурором и субъектами дознания».

«Процессуальный статус дознавателя – совокупность его прав и обязанностей, установленных нормами уголовно-процессуального права и отвечающих выполняемой им процессуальной функции»[12]. Сущность и содержание процессуального статуса дознавателя определяется кругом его процессуальных прав и обязанностей. Уголовное преследование осуществляется в рамках позитивных правовых норм и порождаемых их применением правоотношений. Смешанный характер отечественного судопроизводства позволяет говорить о наличии на методологическом уровне противоречия между состязательной сущностью уголовного процесса и «инквизиционным» досудебным производством. Неизбежному стремлению органов дознания превратить лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, в объект обвинения является характерным признаком инквизиционной деятельности. Поэтому следует иметь в виду, что под субъектами в данном смысле понимаются участники правоотношений, обладающие соответствующими субъективными правами и юридическими обязанностями[13].

Несмотря на многочисленные изменения уголовно-процессуального законодательства, производство дознания осталось фактически полностью под прокурорским надзором. Прокурор в соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 37 УПК РФ вправе давать дознавателю письменные указания о направлении расследования, о получении и надлежащей фиксации доказательств, о производстве необходимых процессуальных действий, в том числе неотложных следственных действий по установлению и закреплению следов преступления. Прокурор разрешает отводы, заявленные дознавателю, начальнику подразделения дознания, а также их самоотводы (п. 9 ч. 2 ст. 37 УПК РФ). Сроки дознания также продлеваются прокурором в порядке, установленном статьей 223 УПК РФ. Прокурор дает согласие дознавателю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения (п. 5 ч. 2 ст. 37 УПК РФ), устраняет допущенные органом дознания, дознавателем, начальником подразделения дознания нарушения посредством отмены их незаконных постановлений (п. 6 ч. 2 ст. 37 УПК РФ), вправе отстранить дознавателя от производства дознания. Анализ этих и иных правовых и неправовых средств воздействия органов прокурорского надзора на процессуальную деятельность органов и подразделений дознания позволяет сделать вывод о фактическом наличии «прокурорского дознания» в уголовном процессе. Основным содержанием прокурорского дознания является функция «взаимодействия прокуратуры и дознания», возникшая в результате (и на основе легальных процессуально-правовых полномочий) фактически полного подчинения прокуратурой органов и подразделений дознания.

Глава вторая «Нарушения законности при производстве дознания и прокурорский надзор (уголовно-процессуальный и организационный аспекты) содержит три параграфа, в которых рассматриваются проблемы нарушений законности в практике досудебного уголовного преследования в форме дознания, уголовно-процессуальный и организационный аспекты прокурорского надзора за дознанием.

В первом параграфе «Нарушения законности в стадии возбуждения уголовного дела. Роль прокурорского надзора в их выявлении и устранении» рассматриваются типичные нарушения законности субъектами дознания при приеме, регистрации, проверке сообщений о преступлениях. Анализ нормативных подзаконных материалов Генеральной прокуратуры, Нижегородской областной прокуратуры и других позволяет констатировать излишнюю декларативность, неконкретность ряда ведомственных актов, а также условную реализуемость значительной части методик проведения прокурорских проверок.

В процессе изучения материалов уголовных дел, оконченных производством в форме дознания, установлены типичные нарушения законности должностными лицами органов и подразделений дознания при проведении поверок сообщений о совершенных или готовящихся преступлениях. Большая часть нарушений обусловлена самим характером стадии и совершается в процессе проведения субъектами дознания проверочных действий, предусмотренных КоАП РФ, Законом РФ «О милиции» ввиду несогласованности отдельных его норм с нормами подзаконных нормативно-правовых актов, а также следственных действий, проведение которых законодатель разрешает до возбуждения уголовного дела. Анализ заявляемых в судебном заседании стороной защиты ходатайств о признании незаконными процессуальных действий и решений, недопустимыми доказательств, полученных из этих источников, позволяет сделать вывод, что значительная часть этих нарушений остается вне поля зрения надзирающих прокуроров.

Проведенное исследование позволило обосновать целесообразность закрепления в УПК РФ «личного досмотра» в качестве процессуального действия стадии возбуждения уголовного дела, а также обосновать дополнение статьи 179 УПК РФ частью 6-й, которую изложить в следующей редакции: «В случаях, не терпящих отлагательства, освидетельствование лица, задержанного на месте совершения преступления, либо, по сообщению очевидцев, причастного к его совершению, а также пострадавшего и очевидца (для проверки достоверности сообщенных ими сведений).

Второй параграф «Прокурорский надзор как средство обеспечения юридической силы доказательств, получаемых из результатов непро-цессуальной деятельности органов дознания». Под непроцессуальной (относительно уголовно-процессуальной) деятельностью органов дознания, направленной на осуществление уголовного преследования лица, пони-мается, прежде всего, оперативно-розыскная деятельность и деятельность, реализуемая в рамках полномочий, предоставленных Федеральным законом «О полиции», Кодексом об административных правонарушениях, ведом-ственными нормативными актами. В параграфе содержится анализ проку-рорско-надзорной деятельности по выявлению нарушений законности субъектами дознания в ходе оперативно-розыскной деятельности, иной не-процессуальной деятельности. Кроме того, исследуется проблематика согласования, координации процессуальных действий и решений долж-ностных лиц органов и подразделений дознания с действиями и решениями должностных лиц иных подразделений органов внутренних дел, реали-зующих свои полномочия в системе различных источников позитивных норм. В процессе исследования диссертант приходит к выводу о целеесооб-разности модернизации, расширения использования ОРД в доказывании. Методологически эта возможность основывается на Законе «Об опера-тивно-розыскной деятельности»: норма, содержащая требование законо-дателя составлять при проведении гласных оперативно-розыскных меро-приятий протоколы изъятия предметов, документов, материалов в соот-ветствии с требованиями УПК РФ, корреспондируется с нормой статьи 89 УПК РФ, приказом МВД России от 30 марта 2010 года № 249 «Об утверж-дении инструкции о порядке проведения сотрудниками органов внутренних дел гласного оперативно-розыскного мероприятия "обследование помеще-ний, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств"». Значит ли это, что такие протоколы тождественны уголовно-процессу-альным протоколам – доказательствам? Вероятно, да. В случае безупречного выполнения требований уголовно-процессуального законодательства долж-ностным лицом органа дознания в ходе проведения гласного ОРМ и при составлении протокола уровень соблюдения прав и законных интересов участников будет соответствовать уголовно-процессуальному. Возможно предположить слияние в стадии возбуждения уголовного дела и даже в ста-дии предварительного расследования в форме дознания гласной оперативно-розыскной деятельности, административной (проверочных действий, подоб-ных личному досмотру, осмотру транспортного средства, проводимых в це-лях проверки сообщений о правонарушениях или преступлениях) и досудеб-ной уголовно-процессуальной процедуры доказывания. Стадия возбуждения уголовного дела в таком случае теряет свое значение, а ОРД становится исключительно негласной деятельностью.

Решающее значение в обеспечении юридической силы результатов оперативно-розыскной, процессуальной проверочной, иной непроцессу-альной деятельности органов дознания, направленной на осуществление уголовного преследования, принадлежит прокурорскому надзору. В данном контексте основной задачей прокурорского надзора является своевременное выявление нарушений норм, регулирующих непроцессуальную деятельность должностных лиц органов дознания, и организация методами прокурорского надзора работы по «компенсированию» допущенных нарушений, восста-новлению нарушенных прав и законных интересов лиц и организаций. Предоставление прокурору вместе с постановлением о возбуждении уголов-ного дела материалов проверки полностью, если в них содержатся резуль-таты оперативно-розыскной, административной, иной непроцессуальной деятельности, является необходимым условием своевременности проку-рорско-надзорной деятельности в части обеспечения законности возбуж-дения уголовного дела и проведения уголовного преследования.

Третий параграф «Проблемы реализации прокурорского надзора за уголовным преследованием в форме дознания в стадии предварительного расследования» посвящен проблемам обеспечения мерами прокурорского надзора законности проведения процессуальных, следственных действий субъектами дознания в стадии предварительного расследования. О широком спектре нарушений законности убедительно свидетельствуют статистические и иные данные прокурорского надзора за дознанием, а также материалы судебной практики обжалования процессуальных действий и решений субъектов дознания. При выделении из уголовных дел в отдельное производство материалов, содержащих сведения о новом преступлении, в нарушение части 4 статьи 154 УПК РФ в постановлениях не указывается, какие именно выделяются документы. В нарушение требований статей 453, 454 УПК РФ по уголовным делам в отношении иностранных граждан запросы об оказании правовой помощи в зарубежные правоохранительные органы направляются без соблюдения установленного порядка, что впоследствии может повлечь за собой признание полученных доказательств недопустимыми. В ряде случаев следственные действия, в том числе назначение экспертиз, незаконно проводятся после приостановления дознания по уголовному делу. Зачастую до приостановления дознания дознаватели не принимают решения о признании потерпевшими лиц, которым преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред. Большинство таких фактов выявлено, когда вред причинен юридическому лицу. В нарушение части 1 статьи 198 УПК РФ до-знаватели не знакомили подозреваемых, потерпевших с постановлениями о назначении судебных экспертиз, лишая их законных прав, в частности по постановке дополнительных вопросов эксперту, вопреки части 2 статьи 216 УПК РФ с материалами уголовного дела потерпевших знакомили до окончания расследования.

Анализ процессуальной деятельности субъектов дознания в контексте надзора за ними прокуратуры позволяет обосновать ряд необходимых мер модернизации прокурорского надзора и самого дознания, в том числе предоставить прокурорам право заключать досудебное соглашение о сотрудничестве с подозреваемыми по уголовным делам, подследственным дознавателям. Уполномочить принимать решение о производстве дознания группой дознавателей, об изменении ее состава – начальника подразделения дознания. В постановлении должны быть перечислены все дознаватели, которым поручено производство дознания, в том числе указывается, какой дознаватель назначается руководителем группы. Состав группы объявляется подо-зреваемому, обвиняемому. Процессуальные решения по делу принимает руководитель группы дознавателей, в случаях, предусмотренных УПК РФ, эти решения согласовываются с начальником подразделения дознания или с прокурором. Кроме того, в параграфе исследуется возможность упрощения процессуальной формы дознания, рассматривается ряд актуальных проблем правоприменительной деятельности с позиции прокурорского надзора за законностью их проведения.

В заключении диссертации кратко обобщаются результаты проведенного исследования, излагаются основные выводы и предложения по оптимизации дознания и прокурорского надзора за процессуальной деятельностью субъектов дознания.

 

Основные положения диссертации нашли свое отражение в следующих работах:

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России для публикации результатов диссертационных исследований:

1. Тетерюк А.Г. Проблемы выявления хищений, предусмотренных статьей 159 УК РФ, совершаемых в ходе реализации приоритетного национального проекта «Развитие агропромышленного комплекса», и возбуждения уголовных дел // Экономическая безопасность России: политические ориентиры, законодательные приоритеты, практика обеспечения: Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2009. – № 1 (10). – С. 244–247.

 

Иные публикации:

2. Тетерюк А.Г. Прекращение уголовного дела в порядке, предусмотренном статьей 427 УПК РФ // Проблемы юридической науки в исследованиях докторантов, адъюнктов и соискателей: Сборник научных трудов: В 2 ч. / Под ред. В.М. Баранова и М.А. Пшеничнова. – Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2007. – Вып. 13. – Ч. 2. – С. 145–150.

3. Тетерюк А.Г. Некоторые дискуссионные стороны процедуры возбуждения уголовного дела // Актуальные вопросы права и правоприменительной практики: Материалы круглого стола, проведенного в Нижнекамском филиале Московского гуманитарно-экономического института 25 октября 2007 года / Под ред. А.А. Юнусова. – Нижнекамск: Нижнекамский филиал МГЭИ, 2007. – Вып. 2. – С. 85–89.

4. Тетерюк А. Прокурорский надзор за исполнением законов при проведении дознания // Актуальные проблемы раскрытия и расследования преступлений: Межвузовский сборник научных трудов / Отв. ред. С.Д. Назаров. – Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2007. – Вып. 9. – С. 93–95.

5. Тетерюк А.Г. О реформе предварительного расследования и ее возможных последствиях / А.Г. Тетерюк, В.В. Терехин // Актуальные вопросы правоведения и правоприменительной практики: Сборник научных трудов / Под ред. А.А. Юнусова. – Нижнекамск: Издательство НМИ, 2008. – Вып. 3. – Ч. 1. – С. 53–58.

6. Тетерюк А.Г. Стадия возбуждения уголовного дела нуждается в дополнительной нормативной регламентации // Актуальные проблемы права и правоприменения: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (22 мая 2008 г., г. Кемерово). – Кемерово: Издательство ГОУ «КРИПО», 2008. –  С. 166–168.

7. Тетерюк А.Г. Об эффективном использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в производстве по уголовным делам // Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе: Материалы межвузовской научно-практической конференции / Отв. ред. А.Г. Калугин. – Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2008. – С. 75–80.

8. Тетерюк А.Г. Дифференциация форм досудебного производства по уголовному делу // Актуальные проблемы юридической науки: итоги научных исследований аспирантов и соискателей: Сборник научных трудов. – Н. Новгород: Нижегородская правовая академия, 2008. – С. 170–179.

9. Тетерюк А.Г. Органы дознания дают повод к обжалованию юридической силы доказательств, полученных из результатов оперативно-розыск-ной деятельности // Современные проблемы российского частного и публичного права: Сборник научных трудов межвузовской научной конференции / Под ред. С.М. Хужина, А.М. Архипова, А.М. Хужина. – Н. Новгород: Нижегородская правовая академия, 2009. – С. 171–176.

10. Тетерюк А.Г. Некоторые проблемы участия в доказывании органов дознания // Проблемы реформирования российского законодательства: история и современность: Сборник материалов Всероссийской заочной научно-практической конференции (март 2009 г.). – Тамбов: Издательство Першина Р.В., 2009. – С. 233–237.

11. Тетерюк А.Г. Некоторые проблемы проведения доказывания органами дознания на досудебном производстве // Проблемы юридической науки в исследованиях докторантов, адъюнктов и соискателей: Сборник научных трудов / Под ред В.М. Баранова и М.А. Пшеничнова. – Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2009. – Вып. 15. – С. 192–197.

Общий объем опубликованных работ – 3,35 п. л.

 

 

 

 

 

 

  


 

Корректор Т.Р. Краснолобова

Компьютерная верстка Т.В. Булкиной

 

 

 

 

Тираж 100 экз. Заказ № ___

 

Отпечатано в отделении оперативной полиграфии

Нижегородской академии МВД России.

603144, Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, 3.



[1] Собрание законодательства РФ. – 2011. – № 7. – Ст. 900.

[2] См.: Вступительное слово Президента России Д.А. Медведева на расширенном заседании коллегии Генеральной прокуратуры России // Следователь. – 2009. – № 3 (131). – С. 5.

[4] genproc.gov.ru/genprokuror/appearances/document-32/

[6] Фрагменты текста выступления опубликованы на сайте rg.ru 4 марта 2010 гjlf.

[7] Весьма близкие («в процентах») результаты эмпирических исследований были получены и некоторыми другими исследователями проблем доказывания в досудебных стадиях, что также свидетельствует о хроническом характере проблемы. См.: Брагин Е.А. Процессуальный порядок и правовые последствия признания доказательств недопустимыми в российском уголовном процессе: Дис... канд. юрид. наук. – Челябинск, 2003. – С. 103–104.

[8] См: Антонова Е.Е. Функциональная характеристика досудебного производства в российском уголовном процессе: Автореф. дис… канд. юрид. наук. – Омск, 2006; Басай Н.М. Уголовно-процессуальная деятельность милиции общественной безопасности: Автореф. дис… канд. юрид. наук. – СПб., 2001; Кузембаева М.М. Функциональная характеристика деятельности дознавателя и органа дознания в уголовном процессе России: Дис… канд. юрид. наук. – Омск, 2006; Мичурина О.В. Концепция дознания в уголовном процессе Российской Федерации и проблемы ее реализации в органах внутренних дел: Автореф. дис… д-ра юрид. наук. – М., 2008; Николаева Т.Г. Прокурорский надзор за дознанием: Дис… канд. юрид. наук. – СПб., 2000; Николаева Т.Г. Правовое регулирование деятельности органов дознания (теоретические основы и правоприменительная практика): Автореф. дис… д-ра юрид. наук. – СПб., 2006; Оспанов С.Д. Проблемы досудебного производства (организационные, уголовно-процессуальные, криминалистические): Дис… д-ра юрид. наук. – Алматы, 2003; Черепанова Л.В. Окончание дознания с обвинительным актом в современном уголовном процессе России. Теоретические и практические аспекты: Автореф. дис… канд. юрид. наук. – Барнаул, 2005; Эркенов М.Б. Процессуальный статус дознавателя: Автореф. дис… канд. юрид. наук. – Н. Новгород, 2007; и др.

[10] Верховный Суд прямо указал: «Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов». Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 года № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» // СПС «Гарант».

[11] О необходимости разработки такого механизма в связи с вступлением в действие Федерального закона «О полиции» было сказано Президентом РФ Д.А. Медведевым в выступлении на расширенном заседании Коллегии МВД России 22 марта 2011 года // www.kremlin.ru/news/10715

[12] Эркенов М.Б. Процессуальный статус дознавателя: Дис… канд. юрид. наук. – Н. Нов-город, 2007. – С. 13–14.

[13] См.: Комаров С.А.Теория государства и права. – М., 1999. – С. 183.