Чисников В.Н. Рецензия на книгу А.И. Бастрыкина "Знаки руки. Дактилоскопия"

 

 

  

 

Чисников В.Н. Рецензия на книгу А.И. Бастрыкин "Знаки руки. Дактилоскопия" – СПб.: Ореол, 2004 – 307 с. // Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского Серия «Юридические науки». Том 20 (59), № 2. 2007 г. С. 322-326.

 

 

Рецензируемую книгу известного ученого – криминалиста, доктора юридических наук, профессора, государственного советника юстиции, Почетного работника юстиции России, действительного члена Петровской академии наук и искусств, Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка, Балтийской педагогической академии, автора более 100 научных трудов по актуальным проблемам государства и права, уголовного процесса и криминалистики А.И. Бастрыкина я приобрел в прошлом году в одном из киевских магазинов и, честно говоря, писать рецензию на нее не собирался. Книга привлекла мое внимание тем, что была написана живым, неакадемическим языком, имела солидную библиографию на русском и иностранных языках, напечатана большим шрифтом (можно читать без очков) и, самое главное, содержала многочисленные уникальные фотографии по истории отечественной и зарубежной криминалистики.
Прочитав работу уважаемого профессора, я тогда обратил внимание на некоторые неточности, встречающиеся в тексте.
Во-первых, в очерке «Аттракцион из Лондона» автор рассказывает о том, как в 1882 году (?) известный американский писатель Марк Твен написал книгу «Жизнь на Миссисипи», где излагалась история человека по имени Карл Риттер, который по оставленному окровавленному отпечатку большого пальца нашел убийцу своей семьи. В конце рассказа А.И. Бастрыкин цитирует слова героя повести : «…есть одно у человека, что никогда не меняется от колыбели до могилы, - это линии подушечки большого пальца…Нет двух людей с точно похожими линиями…Отпечаток пальца – вот единственная достоверная примета…его уже не замаскируешь». Далее автор пишет : « Осталось тайной, как Марк Твен открыл это. Было ли это случайностью, вдохновением, интуицией писателя ?» ( с. 260).
Ответить на поставленный профессором вопрос не так уже и сложно. Ко времени выхода 2-го издания повести (1883 г. !), в которой появилась новая глава «Отпечаток большого пальца», Марк Твен мог ознакомиться со статьей шотландского врача - физиолога Генри Фолдса «О бороздках кожи на пальцах», опубликованной в английском научном журнале «Природа» в октябре 1880 года, а также исследованиями английского чиновника Вильяма Гершеля, опубликованными чуть позже в этом же журнале. Именно эту версию литературоведы и криминалисты считают наиболее вероятной. Не случайно в ХХ1 главе повести писатель «описал и самого Гершеля, который растолковывает читателю огромное значение для поимки преступников следов из пальцев» [1]. Детская энциклопедия по этому поводу утверждает, что «дактилоскопию открыл не Марк Твен, но он был первым писателем, кто понял безграничные возможности нового метода и рассказал о нем своим читателям» [2].
Во-вторых, автор, излагая историю развития антропометрии в России, приводит цитату, приписывая ее начальнику Петербургской сыскной полиции Козлову (с.73). В действительности, Н.А. Козлов никогда начальником столичной сыскной полиции не был! Он возглавлял первое в России антропометрическое бюро при сыскном отделении Петербургской городской полиции и которого по праву следует считать «отцом» российской антропометрии.
В-третьих, А.И. Бастрыкин, приводя китайскую пословицу о значении завитковых и петлевых папилярных узоров на пальцах человека, пишет : «…восемь – ищи солому, десять и одна петля – тебе не надо работать, у тебя хватит еды до самой смерти» ( с.19). В последнем случае, если верить автору, у человека должно быть 11-ть пальцев ! В действительности, китайцы говорят : « восемь – жри солому, а девять завитков и одна петля…» [3] (выделено рец.)
Обнаружилась описка и в списке литературы. Источником статьи «Кое-что о дактилоскопии» указан журнал «Вестник полиции» № 44 за 1903 год (с. 347), хотя, как известно, первый номер этого журнала увидел свет в декабре 1907 года. В действительности, указанная статья вышла в 1908 году.
Отметив про себя эти, в общем - то не столь существенные огрехи автора, я поставил книгу на полку…
Взяться за рецензию меня побудили следующие обстоятельства. Готовя статью в «Міжнародну поліцейську енциклопедію» (т. 5) об Эжене Франсуа Видоке, я решил заглянуть в книгу Ю. Торвальда «Сто лет криминалистики» (М., 1975), чтобы немного освежить в памяти сведения о знаменитом французском сыщике. Прочитав нужные страницы, решил поискать информацию и в других источниках. И вот тут-то на глаза мне попалась недавно купленная книга А.И. Бастрыкина.
Читая очерк „ Сюрте – криминальная полиция Франции” ( с.40 - 45), вдруг стал ловить себя на мысли, что этот текст я уже читал у Ю. Торвальда. При сличении текстов оказалось, что некоторые страницы указанных книг являются однояйцевыми близнецами, а другие – близнецами. Посуди, читатель, сам.
У А.И. Бастрыкина: „ ... Но и позже, во второй половине наполеоновской эры, шеф Первого отделения парижской полицейской префектуры, созданной для броьбы с преступностью, Генри имел в своем подчинении всего 28 мировых судей и несколько инспекторов. Глухие улицы Парижа были настоящим раем для многочисленных разбойников и воров. И лишь в 1810 году, когда волна преступлений готова была затопить Парпиж, пробил час рождения Сюрте. В этот же год решилась и судьба ее основателя Эжена Франсуа Видока ” ( с.40).
У Ю. Торвальда : „.Но и позже, во второй половине наполеоновской эры, шеф Первого отделения парижской полицейской префектуры, созданного для броьбы с преступностью, Генри имел в своем подчинении всего 28 мировых судей и несколько инспекторов. Глухие улицы Парижа были настоящим раем для многочисленных разбойников и воров. И лишь в 1810 году, когда волна преступлений готова была затопить Парпиж, пробил час рождения Сюрте, а также решилась судьба ее основателя Эжена Франсуа Видока ”( с.17).
Как видим, различий в тексте немного. В первом предложении автор «Знаков руки» слово «созданного» поменял на «созданное», а в последнем - « а также» заменил на «в этот же год».
Читаем далее. У А.И. Бастрыкина:
«…Десять лет он жил в Париже, занимаясь торговлей. Но все эти годы бывшие соседи по тюрьме шантажировали его и угрожали выдачей властям.
Возненавидев их, Видок сделал решительный шаг в своей жизни. Он отправился в полицейскую префектуру Парижа и предложил использовать его знания уголовного мира для борьбы с преступностью. За это Видок просил, чтобы ему простили его уловное прошлое» ( с.40 – 41).
У Ю. Торвальда : « Десять лет он жил в Париже, занимаясь торговлей одежды. Но все эти годы бывшие соседи по тюрьмам шантажировали его и угрожали выдачей властям.
Возненавидев их, Видок сделал решительный шаг в своей жизни. Он отправился в полицейскую префектуру Парижа и предложил использовать его знания уголовного мира для борьбы с преступностью. За это Видок просил, чтобы ему простили его уловное прошлое» (с.18).
В этом отрывке А.И. Бастрыкин также немного «поправляет» Ю. Торвальда : убрал непонравившееся ему слово «одежды» и «тюрьму» заменил «тюрьмами». Такие авторские «корректировки» уважаемый профессор делает до конца не только этого очерка ( с.41-45), но и других.
В очерке «Убийство в Дептфорде» он пишет :
«В октябре 1905 года улицы Дептфорда, мрачного района восточной части Лондона, были еще безлюдны, когда в начале восьмого утра продавец молока увидел на Хай – стрит двух парней. Они выбежали из маленькой лавочки дома № 34, где торговали красками, и скрылись в одном из переулков. Неизвестные так торопились, что даже не закрыли за собой дверь магазина.
Продавец молока не обратил внимание ни на парней, ни на распахнутую дверь: в Дептфорде все старались как можно меньше вмешиваться в чужие дела.
Спустя 10 минут по Хай – стрит прошла маленькая девочка. Ребенок видел, как из лавки с красками показалась окровавленная голова человека, который тотчас снова скрылся за дверью и запер ее изнутри. Но подобное зрелище не вызвало удивления у ребенка. На бойнях Дептфорда кровь лилась рекою, окровавленные лица и одежды были повседневным явлением...» ( с.161 - 162).
Этот отрывок также полностью совпадает с торвальдовским текстом, за исключением двух моментов: после «распахнутой двери» у Ю. Торвальда стоит точка, и у него «кровь лилась реками» (с.78). Подобные «заимствования» продолжаются у А.И. Бастрыкина до конца очерка ( с. 162 – 170).
Не отличаются оригинальностью и остальные очерки автора. В некоторых из них отдельные куски текста перекочевывают в «Знаки руки» из «Сто лет криминалистики» без всякой «корректировки». Например, в очерке «Скотланд –Ярд : начало пути» (с.108) уважаемый профессор полностью заимствует у Ю. Торвальда из главы «История Скотланд – ярда» следующий текст :
«…Видока у Англии не было. Неизбежный конфликт с преступностью породил еще более нежелательные фигуры: доносчиков и тайных сыщиков – добровольных детективов ради наживы, мести или из любви к приключениям. При поимке вора и его осуждении они получали вознаграждение из суммы денежного штрафа, а в делах об убийствах или грабежах – вознаграждение в виде премии…» (с.43).
Заимствует текст А.И. Бастрыкин не только у зарубежного коллеги, но и у своего учителя – профессора И.Ф. Крылова. Так, в очерке «Блестящий успех дактилоскопии», автор, говоря об официальном решении введения в России дактилоскопической регистрации в 1906 году, пишет :
«…Правительство, объясняя данный шаг, ссылалось на необходимость усиления борьбы с бродяжничеством, подчеркивая, что «такая борьба возможна путем применения предупредительных мер».
Официальные мотивы нововведения подробно излагались в циркуляре Министерства юстиции от 30 декабря 1906 года, адресованном губернаторам. В нем говорилось: « Блестящий успех дактилоскопии, доказавшей со всей очевидностью ея преимущества, побуждает Министерство юстиции, озабоченное отысканием действительных средств для борьбы с бродяжничеством, ввести эту систему в России. В сих видах при Главном тюремном управлении учреждено центральное дактилоскопическое бюро, в котором должны сосредотачиваться все дактилоскопические данные, необходимые для обнаружения личности бродяг».
Приложенные к циркуляру «Правила о производстве и регистрации дактилоскопических снимков», утвержденные министром юстиции 16 декабря 1906 года, предусматривали весьма широкий круг лиц, подлежащих регистрации. Они вводились для всех обвиняемых в преступлениях, влекущих за собой наказания, соединенные с лишением всех прав состояния, а также для всех лиц, осужденных к ссылке в каторжные работы или на поселение.
Одновременно с Главным тюремным управлением Министерства юстиции дактилоскопическая регистрация была введена в департаменте полиции Министерства внутренних дел » ( с. 176)
В книге И.Ф. Крылова « Криминалистическое учение о следах» читаю:
«…Правительство, объясняя введение дактилоскопии, ссылалось на необходимость усиления борьбы с бродяжничеством, а «такая борьба возможна путем применения предупредительных мер».
Официальные мотивы подробно излагались в циркуляре Министерства юстиции от 30 декабря 1906 года, адресованном губернаторам. В нем говорилось: « Блестящий успех дактилоскопии, доказывающий со всей очевидностью ея преимущества, побуждает Министерство юстиции, озабоченное отысканием действительных средств для борьбы с бродяжничеством, ввести эту систему в России. В сих видах при Главном тюремном управлении учреждено центральное дактилоскопическое бюро, в котором должны сосредотачиваться все дактилоскопические данные, необходимые для обнаружения личности бродяг».
Приложенные к циркуляру «Правила о производстве и регистрации дактилоскопических снимков», утвержденные министром юстиции 16 декабря 1906 года, предусматривали весьма широкий круг лиц, подлежащих регистрации. Она вводилась для всех обвиняемых в преступлениях, влекущих за собой наказания, соединенное с лишением всех прав состояния, а также для всех лиц, осужденных к ссылке в каторжные работы или на поселение.
Одновременно с Главным тюремным управлением Министерства юстиции дактилоскопическая регистрация была введена в департаменте полиции Министерства внутренних дел » [4].
При желании тексты - близнецы в книге А.И. Бастрыкина можно было бы еще наводить, но объем рецензии заставляет поставить точку.
После такого сравнительного анализа, я не удержался, чтобы не взяться за перо. Слишком часто за последнее время встречаются в литературе подобные «клонирования» некоторыми авторами чужих текстов. И пусть простит меня уважаемый профессор, что его книга попала мне в руки первой.

Список использованных источников и литература:

1. Финн Э.А. Немые свидетели изобличают. – М., 1965. – С. 16.
2. Я познаю мир: Детская энциклопедия: Криминалистика (авт.- сост. М.М. Малашкина). – М.,2000. – С. 84.
3. Гейндль Р. Дактилоскопия и другие методы уголовной техники в деле расследования преступлений. – М., 1927. – С. 13.
4. Крылов И.Ф. Избранные труды по криминалистике.- СПб., 2006. – С. 257.

Поступила в редакцию 19.10.2007 г. http://library.nlu.edu.ua/POLN_TEXT/SBORNIKI_2009/uch_20_2.pdf

 

 


Чисников не прав!

Уважаемые читатели!
Еще в 2007 году преподаватель Таврического национального университета ( тогда он находился в Симферополе, то есть на территории Украины) В.Н. Чисников публично обвинил меня в том, что в моей книге "Дактилоскопия. Знаки руки" содержатся заимствования из книги немецкого писателя Юргена Торвальда без указания в списке использованной литературы в конце книги авторства Торвальда. Все мои попытки опровергнуть это ложное утверждение через через Википедию и редакцию журнала, где была опубликована рецензия В.Н Чисникова оказались безуспешными. Ложность заявления Чисникова никто признавать не хотел. В этой связи я был вынужден обратиться к ведущим российским специалистом в области криминалистики и порталу Проза.ру. Для пущей убедительности прилагаю фотофрагмент из злополучного списка использованной литературы в моей книге "Дактилосопия. Знаки руки."

Особо интересующиеся могут познакомиться с этой винной через электронный каталог Российской Государственной библиотеке в Москве. Там содержится электронный вариант всей книги.

А.Б.

- комментарий из приложения Вконакте -

https://vk.com/wall419239771_90

 

 

 Указанный рецензент никогда

 Указанный рецензент никогда не был преподавателем Юридического факультета ТНУ имени В.И.Вернадского - http://www.oper-ord.ru/redsovet/chisnikov

Биография Чисникова

 Нашел в интернете биографию В.Н. Чисникова http://www.oper-ord.ru/redsovet/chisnikov/

Чисников прав, но не в России...

Очень забавляет приведенная pdf-сноска на список использованной литературы (который, как мы помним,если кто и просмативает, то лишь в нескромной надежде найти там себя-любимого...).

По тексту и "к месту" - если верить автору (Чисникову) сносок и кавычек - ноль; как следствие, текст, суждения, примеры и выводы цитируемого "исследователя" надо воспринимать как авторские (в муках выстраданные!!!).

Между тем, напомню коллегам, на загнивающем Западе - в чьи рейтинги и индексы цитирований мы так страстно желаем "попасть" - ученое собщество безоговорочно признает плагиатом не только подобные тексты, но и (даже косвенное) воровство оригинальных научных идей, которые потом и за свои  "не грех" выдать; благо и наличный админрессурс, и правосудие "бассманно-карманное" потом однозначно разберется: кто здесь посмел сказать "мяу" в адрес управленческой вертикали - когда мы только поднялись с колен...  

нарушение научной этики не всегда правонарушение

Да, но все-таки это публицистическая работа. Одно дело нарушение научной этики (неправильное цитирование), другое - плагиат вообще без указания источника заимствования. 

 

о защите чести и достоинства

 Странным образом некоторые лица вспоминают о своей чести и достоинстве только при стечении удобных обстоятельств. Скажем, после воссоединения Крыма, изобличения украинской военщины в преступлениях против человечности и пр. Раньше публикация Чисникова реакции автора не находила.

И по чему меня все это не

И по чему меня все это не удивляет?

Слишком много стало "апельсиновых" докторов и кандидатов. При чтении "научных трудов" многих высокопоставленных "ученых" часто возникает чувство "ностальжи", а также ощущение их тотальной безграмотности. Скорее всего "труды" пишут не они сами, а их "научные рабы".

Ну да, каждому воздастся за труды его.

 

Про "апельсиновых" докторов и кандидатов

Надо согласиться, что уж больно много в последнее время стало "апельсиновых" докторов и кандидатов. Но, нет предела совершенсту, а значит их будет еще больше. Рынок, господа. Есть желающие остепениться - соответсвенно есть желающие им в этом помочь за деньги. А наука - уже вторична, она не интересна. Сейчас, чтобы защитить кандидатскую, надо иметь в кармане не менее 400 000 рублей. Вот и защищаются чиновники всех мастей, а также судьи и менты, заработавшие деньги на защиту на взятках да на крышевании бизнеса. Если нет денег - будь ты хоть гений, хоть имей семь пядей во лбу, никого твои идеи не интересуют. Научный руководитель конечно руководит тобой, но как-то без энтузиазма, ведь аспирант безденежный, а значит бесперспективный в плане защиты. А это уже все, крест. На тебе, на твоей будующей научной работе, на твоей мечте защититься, и на многом другом. Мне почему то кажется, что если бы наших корифеев науки, которых перечисляют в каждом автореферате поставить в современные условия, сегодня они бы не смогли защититься по одной простой причине - у них небыло денег.
Правда можно взять в банке кредит, как активно намекает научный руководитель, но его же потом отдавать нужно, а банк на нужную сумму требует поручителей. Вот и лежит работа уже третий год, и устаревает, устаревает.
И от этой всей безнадеги хочется взять все самое необходимое, и валить подальше отсюда.

Тем не менее есть советы и

Тем не менее есть советы и защиты, где защищаются без денег (кроме текущих и небольших расходов). 

Бастрыкин

"...известного ученого – ...действительного члена Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка".

Эта липовая контора у нас  ликвидирована по судебному решению. Забавно было наблюдать лже-генерала, возгавлявшего ее оренбургское отделение. Пузатый такой дядя - вся грудь в орденах и штаны с лампасАми :-) Показательно, что г-н Бастрыкин и туда затесался.