Решняк М.Г. Понятие и сущность презумпции невиновности

В статье приводятся результаты исследования понятия и сущности презумпции невиновности, истоков и последующего развития соответствующего понятия и принципа уголовного судопроизводства с учетом отражения данного института в уголовно-процессуальном законодательстве и теоретических разработках российских и зарубежных ученых. При этом автором делаются критические замечания относительно законодательного определения принципа презумпции невиновности с предложением по совершен-ствованию последнего. 

 

 

 

Решняк М.Г. Понятие и сущность презумпции невиновности // Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата. 2010. № 2. С.54-61.


Решняк Мария Генриховна, профессор кафедры уголовно-правовых дис-циплин Международного юридического института, кандидат юридических наук (sovouchka@yandex.ru)



 

Презумпция (praesumptio) имеет несколько значений. Чаще всего в праве используется такое значение как предположение, т.е. презумпция – это предположение, которое считается истинным до тех пор, пока не доказана его ложность [1].
С точки зрения толкового словаря С.И.Ушакова, презумпция – это предположение, которое считается истинным, пока правильность его не отвергнута [2].
Большой юридический словарь определяет презумпцию как предпо-ложение, признаваемое достоверным, пока не будет доказано обратное [3].
Толковый словарь русского языка С.И.Ожегова определяет презумп-цию как «предположение, признаваемое истинным, пока не доказано иное» [4].
Как мы видим, практически во всех словарях презумпция определяет-ся через понятие «предположение». Предположение как «догадка, пред-варительная мысль»[5] характерна для всякого познания. Проанализировав имеющееся толкования данного слова, можно сделать вывод о том, что правовая презумпция – это убеждение в добросовестности, добропорядоч-ности, законопослушности (другими словами, в невиновности в нарушении установленного порядка, закона) до того момента, когда об-ратное не будет установлено и подтверждено.
Традиционно принято считать, что прототипом презумпции неви-новности (praesumptio innocentiae) выступает установленное древне-римскими юристами правило "praesumptio boni viri» (участник судебной тяжбы считается действующим добросовестно, пока иное не доказано)[6]. Развивая это правило, в III в.н.э. был сформулирован принцип «ei incumbit probatio, qui dicit, non qui negat; cum per rerum naturam factum, negantis probation nulla sint» (доказывать обязан тот, кто утверждает, а не тот, кто отрицает, ибо по природе вещей не может быть доказательств отрицательного)[7]. Это правило используется и в настоящее время, со-гласно ему в гражданском процессе доказывать свое утверждение о на-рушении права должен истец, а не ответчик. Аналогично применяется это правило и в уголовном процессе – бремя доказывания лежит на той сто-роне, которая обвиняет (стороне обвинения), а обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.
Некоторые советские исследователи, в частности, А.М.Ларин, выска-зывали сомнения в древнеримском происхождении презумпции невинов-ности, мотивируя тем, что указанные положения применялись только в разбирательстве имущественных споров и не распространялись на уголов-ные дела [8]. Однако такой подход вызывает несогласие, так как в древне-римском праве презумпция невиновности была закреплена именно как универсальный принцип, но в классический период действие этого прин-ципа распространялось только на имущественные споры. Данную точку зрения подтверждает и анализ текстов Законов XII Таблиц, в которых име-лись нормы, закрепляющие отдельные положения презумпции невиновно-сти (в тот период – презумпции добропорядочности) [9], а также тот факт, что именно в рассматриваемый период времени происходят изменения в институте ответственности, наступающей за причинение вреда. Ряд дейст-вий (воровство, грабеж, причинение телесных повреждений, оскорбления) переходит из области имущественных отношений в область уголовного права [10].
Кроме того, из указанных выше определений презумпции можно сде-лать вывод, что презумпция невиновности – это предположение о неви-новности. Но какое содержание вкладывается в слово «невиновность»? В подавляющем большинстве, в словарях определяется невиновность через уголовно-правовой смысл. В толковом словаре Владимира Даля неви-новный – невинный, невиноватый, не сделавший ничего преступного, про-тивного совести или закону [11]. В словаре Ушакова это – «не имеющий за собой вины», «непричастный к преступлению»[12]. Однако, в латинско-русском словаре можно увидеть, что одним из значений является «безупречность, честность, бескорыстие» [13]. В словаре синонимов рус-ского языка одним из синонимов слова «невиновный» указывается «правый» [14].
Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что это не обяза-тельно невиновность в уголовно-правовом смысле. Как представляется, под невиновностью можно понимать и правоту любого лица в любом деле, в том числе, гражданском. То есть можно констатировать, что презумпция невиновности действовала в древнеримском праве именно как принцип, устанавливающий правило, согласно которому каждый участник судебной тяжбы считался действующим добросовестно (т.е. являлся честным, неви-новным – прим. авт.), пока иное не было доказано во время судебного раз-бирательства (другими словами, пока он не проигрывал тяжбу и не стано-вился недобросовестным, нечестным, т.е. виновным). Таким образом, пре-зумпция невиновности, как принцип права, хоть и не была закреплена за-конодательно, но использовалась в судебных процессах как обязательное правило.
Отдельные ученые [15] считают, что первоначальное авторство пол-ной формулировки презумпции невиновности принадлежит древнегре-ческому оратору Демосфену, который в своей речи «Против Аристократа» утверждал, что закон называет убийцей только того, кто изобличен в совершении этого преступления на основании судебного приговора. «Никто не должен именоваться убийцей до того, как будет изобличен в совершении подобного преступления и осужден за него»[16]. Однако данное высказывание Демосфена не нашло своего закрепления в законах, а так и осталось частным мнением одного из многочисленных ораторов того периода. Хотя, как мы видим, в современных определениях презумпции невиновности содержание этого высказывания присутствует.
Впервые определение понятия презумпции невиновности обвиняе-мого, как юридическая конструкция, было сформулировано в XYIII веке итальянским исследователем проблем уголовного права и уголовного про-цесса Чезаре Беккария, который выступал против применения пыток как средстве получения признания при разбирательстве уголовных дел. В 1764 году он опубликовал свой труд «О преступлениях и наказаниях», в кото-ром дал конкретное определение понятия презумпции невиновности обви-няемого: «Никто не может быть назван преступником, пока не вынесен обвинительный приговор, и общество не может лишить обвиняемого своего покровительства до того, как будет решено, что он нарушил условия, при соблюдении которых ему и обеспечивалось это покрови-тельство» [17].
Не смотря на это, в большинстве стран Европы в уголовном судопро-изводстве по-прежнему применялся принцип презумпции виновности. Наиболее ярким его проявление было в Германии XVI-XVIII веков, после издания Уголовно-судебного уложения Священной Римской империи германской нации, так называемой Каролины (Constitutio Criminalis Carolina). Согласно Уложению, обвиняемый сам должен был доказывать свою невиновность. Такой подход в германском уголовном процессе про-должался до конца XVIII века.
Определенные изменения произошли после Великой французской буржуазной революции 1789-1793гг. 26 августа 1789г. во Франции была принята Декларация прав человека и гражданина (Déclaration des Droits de l'Homme et du Citoyen), в которой принцип презумпции невиновности «ка-ждый считается невиновным, пока его вина не установлена» был закреплен в качестве одного из основополагающих [18]. По мнению большинства ученых, это было первое законодательное закрепление презумпции невиновности.
Однако, как нам представляется, такой подход не вполне верен. Пер-вые упоминания о презумпции невиновности обвиняемых все-таки следует отнести к XIII веку, так как уже в 1215 г. в Великой Хартии Вольностей (лат. Magna Charta Libertatum, англ. The Great Charter) в ст.39 указывалось, что ни один свободный человек не будет арестован или заключен в тюрь-му, или лишен владения, или объявлен стоящим вне закона, или изгнан «иначе, как по законному приговору равных его (его пэров) и по закону страны» [19]. В дальнейшем это положение было продублировано в XVII веке, когда появилась Петиция о правах («Petition of Rights») 1628г. В ст.3 Петиции королю Карлу I напоминалось о том, что, согласно Великой Хар-тии Вольностей (The Great Charter) 1215 г. ни один свободный человек не может быть схвачен, заключен в тюрьму, лишен своей земли или вольно-стей, поставлен вне закона, изгнан или утеснен каким-либо иным образом, иначе, как по законному приговору равных ему или по закону страны. А в ст.4 утверждалось, что статутом короля Эдуарда III от 1355 г. ранее закре-пленное в Хартии положение получило свое законодательное закрепление и согласно ему ни один человек, какого бы звания и состояния он ни был, не может быть лишен земли, принадлежащей ему на правах собственности или пользования, схвачен, заключен в тюрьму, или лишен наследства, или предан смерти, не будучи привлечен к ответственности в законном поряд-ке судопроизводства [20].
Таким образом, можно сделать вывод о том, что, хотя презумпция невиновности и не была нормативно закреплена в качестве конкретного принципа, она уже существовала и применялась в английском праве. Другими словами, правовая конструкция в Европе появилась в XYIII веке, но само правовое явление презумпции невиновности просматривается начиная с XIII века. Анализ развития института презумпции невиновности позволяет отметить некоторые особенности этого развития. Во-первых, с древних времен и до XYIII века, презумпция невиновности носила сослов-ный характер. Во-вторых, реституция презумпции невиновности в буржуазный период связана с провозглашением юридического принципа равенства. В-третьих, до законодательного закрепления принцип презумпции невиновности являлся общеправовым по своей природе.
В истории российского уголовного судопроизводства отдельные положения презумпции невиновности применялись еще в XYI веке. В частности, в Соборном Уложении 1649г. в ст.8 гл.21 указывалось, что если кто-то приведет убийцу или разбойника, а те станут обвинять приведших их в совершении таких же преступлений, то этим обвинениям не верить [21]. То есть, это можно расценить таким образом, что в отношении того, кто приведет убийцу или разбойника, действует презумпция невиновности, если приведенные им разбойники начнут обвинять его в совершении преступлений.
Некоторые положения воинского Устава Петра I 1716г. также можно расценить как применение презумпции невиновности, например, ст.4 гл.42, в которой предусматривается наказание для неправедно обвинивше-го кого-либо в совершении преступления фискала: «Буде же, какой ради страсти, или злобы затеял, и что перед судом подлинно о том обличен бу-дет, то оному яко преступнику тож учинить, чего был достоин тот, на кого он доносил, ежели бы он виноват был» [22]. То есть, совершенное фиска-лом преступление (заведомо ложный донос) может быть наказано только после установления этого факта в судебном порядке.
Впервые в истории России законодательно ввести принцип презумп-ции невиновности попыталась императрица Екатерина II в 1767г. в своем «Наказе комиссии о составлении проекта нового уложения». Она вы-ступала против пыток, как средстве добывания доказательств виновности и считала, что лучше оправдать 10 виноватых, чем обвинить одного не-виновного [23]. «Человека, - говорила Екатерина II в своем Наказе, по-вторяя слова Беккариа, - не можно почитать виновным прежде приговора судейского, и законы не
могут его лишить защиты своей прежде, нежели доказано будет, что он нарушил оные. Чего ради какое право может кому дати власть налагати на-казание на гражданина в то время, когда еще сомнительно, прав он или виноват» [24]. Но общество оказалось не готовым к подобным либе-ральным взглядам, и это предложение не было воспринято.
После Екатерины II попытки закрепить законодательно принцип презумпции невиновности предпринимались еще несколько раз, но ни одна из них не была удачной. Некоторые изменения произошли в XIX веке, когда в Уложении о наказаниях 1845 года в главе 3 «Об определении наказаний по преступлениям» было установлено, что наказание за пре-ступление может быть определено судом только тогда, когда совершение преступления «несомненно доказаны», а обвинение в совершении преступления «должно быть вменено подсудимому или подсудимым в ви-ну» [25].
В XIX веке была предпринята очередная попытка закрепить в Уставе Уголовного судопроизводства 1864 г. норму о презумпции невиновности, которая привлекла к этой проблеме внимание многих известных юристов.
В «Общих положениях» Устава Уголовного судопроизводства было закре-плено, что никто не может быть наказан за преступление, не будучи осуж-денным к наказанию приговором, вступившим в законную силу [26].
В разное время о презумпции невиновности писали такие ученые как Л.В.Владимиров, С.И.Викторский, М.В.Духовской, А.Ф.Кони, Н.Н.Розин, В.К.Случевский, Г.С.Фельдштейн, И.Я.Фойницкий. В частности, один из блестящих дореволюционных правоведов Л.Е.Владимиров писал: «Praesumptio juris идет в пользу подсудимого, он предполагается невинов-ным, доколь не доказано противное»[27]. Аналогичного мнения придерживался известнейший юрист И.Я.Фойницкий: «современный процесс исходит из предположения невиновности (praesumptio boni viri)»[28]. Однако, не смотря на мнения видных ученых, эти положения не были закреплены нормативно.
В советский период к презумпции невиновности относились неод-нозначно. С одной стороны, презумпция невиновности по-прежнему действовала, так как Декретом «О суде» 1917г. было установлено, что в судопроизводстве применяются ранее действовавшие законы, если они не отменены. Отмененными признавались противоречащие декретам ЦИК Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и Рабочего и Крестьянского правительства, а также программам-минимум Рос-сийской социал-демократической рабочей партии и партии социа-листов-революционеров [29] В Декрете «О суде» 1918 г. (ст.8) прямо указывалось, что судопроизводство по гражданским и уголовным делам происходит по правилам Судебных уставов 1864 года [30].
С другой стороны, в начале существования советского государства принцип презумпции невиновности воспринимался как принцип буржу-азного права, поэтому многие советские юристы отвергали его [31] Но к середине XX века отношение изменилось. Этому способствовали и су-дебные процессы 30-40 годов.
Различные аспекты презумпции невиновности в разные годы рас-сматривали Н.С.Алексеев, С.А. Альперт, Б.Т.Безлепкин, Н.В. Жогин, 3.3. Зинатуллин, Я.О.Мотовиловкер, И.Л.Петрухин, Н.Н.Полянский, М.С.Строгович, Ф.Н.Фаткуллин, М.А.Чельцов, М.Л.Якуб и многие другие. Одним из основоположников детальной разработки принципа презумпции невиновности в науке советского уголовного процесса является профессор М.С. Строгович, который ранее его не признавал. Именно он в 1946 г. сформулировал наиболее оптимальное с нашей точки зрения определение презумпции невиновности: "...всякий гражданин считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в устанавливаемом законом поряд-ке"[32]. За признание презумпции невиновности в качестве принципа со-вет¬ского уголовного процесса выступали Н.С. Алексеев, Л.Д. Кокорев, Н.Н. Полянский.
В 40-50-е годы ХХ века были подписаны основополагающие меж-дународные документы, в которых презумпция невиновности обвиняемого была определена в качестве признаваемого всеми международного принципа. Всеобщая Декларация прав человека 1948г. закрепила норму, согласно которой каждый человек, обвиняемый в совершении пре-ступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его ви-новность не будет установлена законным порядком путем гласного су-дебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возмож-ности для защиты (ч.1 ст.11) [33]. Европейская Конвенция о защите прав человека 1950 г. установила, что каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным до тех пор, пока его ви-новность не будет установлена законным порядком (ч.2 ст.6) [34]. Ме-ждународный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. закрепил положение, согласно которому каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону (ч.2 ст.14) [35] и др.[36]
После установления презумпции невиновности в качестве общепри-знанного международного принципа, в российском уголовно-процессуальном законодательстве принцип презумпции невиновности был закреплен в ст.7 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союз-ных республик 1958г.: "… Никто не может быть признан виновным в со-вершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда". Аналогичным образом презумпция невиновности была закреплена в ст.13 УПК РСФСР 1960г. [37] Впоследствии этот принцип нашел свое отражение и в Конституции СССР 1977г., в которой появилась норма: "Никто не может быть признан виновным в совершении преступ-ления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом» (ст.160). [38]
В первой российской Конституции также не забыли о презумпции невиновности. В соответствии с ч.1 ст.49 Конституции, «каждый обви-няемый в совершении преступления считается невиновным, пока его ви-новность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором су-да».[39]
Вытекающие из принципа презумпции невиновности положения нашли свое отражение во многих статьях действующего УПК РФ (далее по тексту – УПК), в котором впервые презумпция была закреплена в качестве конкретного принципа уголовного судопроизводства. В частности, статья 14 УПК, которая имеет название «презумпция невиновности», устанавливает, что обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в преду-смотренном Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Ч.2 ст.77 УПК устанавливает правило, согласно ко-торому признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющих-ся доказательств по делу.
Как нам представляется, формулировка статьи 14 УПК не вполне кор-ректна. Ведь с точки зрения действующего законодательства, обвиняемый – это лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого, либо вынесен обвинительный акт (ст.47 УПК РФ). Постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого выносит-ся при наличии достаточных доказательств, дающих основание для обви-нения лица в совершении преступления (ст.171 УПК РФ). Таким образом, невиновным считается человек, в отношении которого уже собраны доста-точные доказательства совершения им преступления. С другой стороны, он считается невиновным до тех пор, пока его виновность не установлена приговором суда. Получается некое противоречие, которое бы не возника-ло, если бы в норма в УПК была сформулирована также, как в Конститу-ции, с небольшим дополнением: «обвиняемый, подозреваемый в совер-шении преступления считается невиновным, пока его виновность в со-вершении преступления не будет доказана в предусмотренном Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда». При таком дополнении презумпция невиновности будет распространяться и на лицо, подозреваемое в совершении преступления.
Конституция закрепляет два основных положения, вытекающих из презумпции невиновности. Первое – обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность (ч.2 ст.49 Конституции). Ему соответствует требо-вание, закрепленное в ч.2 ст.14 УПК – подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания и опро-вержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняе-мого, лежит на стороне обвинения». Второе – неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (ч.3 ст.49 Конституции). Ему соответствует требование ч.3 ст.14 УПК о том, что все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, ус-тановленном Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.
Вытекающее из принципа презумпции невиновности требование зако-на о том, что обвинительный приговор не может быть основан на предпо-ложениях, выступает важной гарантией против необоснованного осужде-ния гражданина и нарушения его законных прав и свобод.
Таким образом, анализ эволюции института презумпции невиновности показывает, с одной стороны, прослеживание четкой закономерности в применении принципа «никто не может быть объявлен преступником ина-че, чем по приговору суда». С другой стороны, показывает наличие устой-чивой тенденции развития презумпции как научной категории в уголовно-процессуальном праве, развития института презумпции в законодательст-ве, развитие возможностей реализации этого принципа.

 

 


[1] См.: Краткий словарь иностранных языков. /Под ред.С.М.Локшина. – М., 1978. С.218;
Словарь иностранных слов / под ред.В.В.Пчелкиной. – М., 1989. С.406.
[2] См.: Толковый словарь русского языка. В 4-х т. / Под ред.Д.Н.Ушакова.Т.3 – М., 1994. С.735.
[3] Додонов В.Н., Ермаков В.Д., Крылова М.А. и др. Большой юридиче-ский словарь.- М.: Инфра-М, 2001. С.427.
[4] Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка.- М., 1992. С.600.
[5] См.: Малый толковый словарь. – М., 1990. С.427; Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под.ред.Н.Ю.Шведовой. – М., 1983. С.516.
[6] Цит. по: Ларин А.М. Презумпция невиновности. – М.: «Наука», 1982. С.12
[7] Цит. по: Ларин А.М. Указ.соч. С.47; Латинские юридические изрече-ния / сост. Е.И.Темнов. – М.:Юрист, 1966. С.144.
[8] См. например: Касумов Ч.С. Презумпция невиновности в советском праве. – Баку, 1984. С.6.; Ларин A.M. Презумпция невиновности. – М., 1982. С.10; Черниловский З.М. Римское частное право. – М., 1997. С.17.
[9] Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран (Древ-ность и Средние века) / сост. д.ю.н., проф.В.А.Томсинов – М.: Зерцало, 1999. С.136.
[10] Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. - http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Pravo/Chernil/1_3c.php
[11] Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т.2 – Моск-ва: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1955. С.505.
[12] Толковый словарь русского языка: в 4 т. /Под ред.Д.Н.Ушакова. – М.: Гос. ин-т "Сов. энцикл."; ОГИЗ; Гос. изд-во иностр. и нац. слов. 1935-1940 - http://slovari.yandex.ru/dict/ushakov/article/ushakov/14-1/us248503.htm
[13] Дворецкий И.Х. Латинско-русский словарь.- М.: «Русский язык-Медиа», 2005. -
http://lingvo.yandex.ru/la?text=innocentiae&lang=la&search_type=lingvo&s...
[14] Словарь синонимов русского языка. /Под ред.Л.А.Чешко. Изд.3-е, сте-реотип. – М.: «Советская энциклопедия», 1971. С.255.
[15] Морквин В.А. Правовые презумпции в уголовном судопроизводстве России. Дисс…канд.юрид.наук – Тюмень, 2008. С.63.
[16] Антология мировой правовой мысли. Т.1. Античный мир и Восточные цивилизации / Рук.научн.проекта Г.Ю.Семигин. – М.: Мысль, 1999. С.202-203.
[17] Беккариа Ч. «О преступлениях и наказаниях». – М.: Инфра-М, 2009. С.108.
[18] http://www.concourt.am/hr/rus/un/6_5.htm
[19] Д.М. Петрушевский. Великая Хартия вольностей и конституционная борьба в английском обществе во второй половине XIII века. – М., Изд. М. и С. Сабашниковых, 1915 г.
[20] Петиция о правах (1628г.) // Конституции и законодательные акты буржуазных государств XVII-XIX.- М.: Государственное издательство юридической литературы. 1957.
[21] http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Engl/XVII/1620-1640/ Petition_ rechte_1628/text1.phtml?id=4843
[22] Тихомиров М.Н., Епифанов П.П. Соборное уложение 1649 года. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1961. С.266.
[23] Законодательство Петра I./ Отв.редакторы А.А.Преображенский и Т.Е.Новицкая. – М.: Юридическая литература, 1997. С.187.
[24] http://historydoc.edu.ru/catalog.asp?ob_no=12793
[25] Цит. по: Рогов В.А. Телесные наказания в русском праве периода ста-новления и развития сословного представительства // Сословно-представительные монархии: государственность-право-идеология. Сбор-ник научных трудов. – М., 1987. С.95.
[26] Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года // Отечественное законодательство ХI-ХХ веков: пособие для семинаров. Ч 1. / Под ред. О. И. Чистякова. – М.: ЮРИСТЪ, 1999.
[27] Судебные уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны. Часть вторая. - http://civil.consultant.ru/reprint/books/118/16.html#img17
[28] Владимиров Л. Е. Учение об уголовных доказательствах (общая часть). – Харьков, 1988 г. С.161.
[29] Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. изд. 4. – Петроград, 1915. С.215.
[30] Декреты Советской власти. Т.I. – М.: Гос.изд-во полит.литературы, 1957. С.124.
[31] Декреты Советской власти. Т.I. – М.: Гос.изд-во полит.литературы, 1957. С.469.
[32] См.: Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. – М., 1962. С.43-67; Голунский С.А. Вопросы доказательственного права в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР // Вопросы судоустройства и судопроизвод-ства в новом законодательстве Союза ССР. – М., 1959. С.133 - 136.
[33] Строгович М.С. Уголовный процесс. – М., 1946. С.158-160.
[34] http://www.un.org/russian/documen/declarat/declhr.htm
[35] http://www.echr.ru/documents/doc/2440800/2440800-002.htm
[36] http://www.un.org/russian/documen/convents/pactpol.htm
[37] Конвенция против пыток и других жестоких бесчеловечных или уни-жающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984г.
[38] СПС «Консультант+».
[39] Конституция СССР – СПС «Консультант+».
[40] Конституция Российской Федерации – СПС «Консультант +»


 

Reshnyak M.G.
Presumption of innocence. The concept, essence, social and juridical nature of origin.
 

Summary. The article considers resarch based knowledge of concept and essence of presumption of innocence, sources and the following development of the aforementioned concept and principle of adversary criminal proceedings considering the impact of this institute on procedural criminal law and theoreti-cal developments of russian and foreign scientists. The author gives critical comments considering statutory exposition of presumption of innocence and suggests notes about it’s improvements.
Key words: presumption, innocence, principle, legal procedure, condem-nation, assurance.
Maria Genrichovna. The professor of Department of Crimanal Law
Of Moscow Legal Institute, Ph. D. in Law, (sovouchka@yandex.ru)