:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !


объявления: ПОСТСОВЕТСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ: ПРОБЛЕМЫ ИНТЕГРАЦИИ И ДЕЗИНТЕГРАЦИИ

Информация о конференциях

Приглашаем ученых принять участие в формировании сборника статей "ПОСТСОВЕТСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ: ПРОБЛЕМЫ ИНТЕГРАЦИИ И ДЕЗИНТЕГРАЦИИ". Статьи принимаются до конца 2006 г. без уплаты организационного взноса.





Уважаемые коллеги!


15 апреля 2006 г. кафедра теории права и государства
Санкт-Петербургского университета МВД России провела международную научно-теоретическую конференцию


«ПОСТСОВЕТСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ:
ПРОБЛЕМЫ ИНТЕГРАЦИИ И ДЕЗИНТЕГРАЦИИ».


Программа конференции предусматривала презентацию авторских концепций профессора Р. А. Ромашова «Постсоветская юриспруденция: концепция конвейера» и «Конфликт и компромисс как средство восприятия и инструменты трансформации постсоветской социально-юридической реальности» (см. приложение 3), а также проведение «круглого стола», в ходе работы которого были обсуждены следующие вопросы:

– постсоветская государственность как политико-правовой феномен: формальный и структурно-содержательный анализ;

– генезис и трансформация системы постсоветской государственности;

– интеграционные и дезинтеграционные процессы в сфере межгосударственных отношений стран – членов СНГ;

– предпосылки, промежуточные результаты и перспективы реформации политико-правовых систем стран – членов СНГ;

– преемственность и повторяемость процессов реформации постсоветской государственности в исторической ретроспективе.


Планируется опубликование материалов конференции до конца 2006 г.

ПРИГЛАШАЕМ УЧЕНЫХ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ОБСУЖДЕНИИ НАЗВАННЫХ ВОПРОСОВ.

Тезисы объемом до 5-х страниц направлять по электронной почте n.nishnik@bk.ru (требования к оформлению тезисов см. приложение 2) до 20 октября 2006 г.

Отбор тезисов будет проводиться на конкурсной основе. Оргкомитет оставляет за собой право отклонения материалов в случае несоблюдения требований к оформлению тезисов, а также при нарушении сроков предоставления материалов.


Телефон для справок:

(812) 744-70-53 – кафедра теории права и государства Санкт-Петербургского университета МВД России

e-mail n.nishnik@bk.ru

Координатор оргкомитета конференции – доктор юридических наук, профессор Надежда Степановна Нижник.


ЗАЯВКА И ТЕКСТ ТЕЗИСОВ ОТПРАВЛЯЮТСЯ В ОДНОМ ФАЙЛЕ.

НАЗВАНИЕ ФАЙЛА – ФАМИЛИЯ АВТОРА.



Приложение 1

Заявка на участие в заочной конференции

1. Фамилия, имя, отчество_________________________________

2. Должность (без сокращений)_____________________

3. Место работы (без сокращений) _________________________

4. Ученая степень _______________________________________

5. Ученое звание ___________________________________________

6. Домашний адрес _______________________________________

7. Домашний телефон _____________________________________

8. Адрес электронной почты (ОБЯЗАТЕЛЬНО!), по которой будет осуществляться контакт _______________________________________________

9. Служебный адрес _______________________________________

10. Служебный телефон____________________________________


Приложение 2

Тезисы выступления должны быть набраны в текстовом редакторе Word for Windows.

Тезисы должны быть оформлены с учетом следующего:

Поля: верхнее, нижнее – 2; левое – 3; правое –1,5;

Интервал – 1,5;

Шрифт – Times New Roman

Кегль – 12;

В правом верхнем углу – имя, отчество, фамилия автора, ученая степень, ученое звание, должность (без сокращений)

Далее по центру – НАЗВАНИЕ ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ

Сноски автоматические, концевые.

Знак препинания после знака сноски.

Оформление источников и литературы в соответствии с требованиями ГОСТа.



Приложение 3


Р. А. Ромашов


ПОСТСОВЕТСКАЯ ЮРИСПРУДЕНЦИЯ:

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ КОНЦЕПЦИИ


ВВЕДЕНИЕ

1. Распад СССР следует рассматривать в качестве кульминационного этапа социально-политического развития, знаменующего, с одной стороны, кризис и нежизнеспособность социалистической правовой семьи, а с другой – начало качественно нового периода – постсоветской государственности. Данный период является переходным и сочетает в себе три достаточно противоречивых направления:

– социалистическую традицию в сфере политической власти и хозяйственного управления;

– капиталистические отношения в сфере производства и накопления материальных благ;

– возврат к «золотому веку» отечественной дореволюционной юриспруденции, а также обращение к иностранному (и прежде всего западному) опыту в сфере политико-правовых учений.

2. Противоречивый характер постсоветской государственности обусловливает две равновозможных перспективных тенденции развития:

– постепенную демократизацию политико-правовой системы и, как результат, формирование в государствах, возникших на постсоветском пространстве, политических систем, соответствующих критериям западной демократии;

– отказ от демократических преобразований в политической и экономической сферах и построение системы государственно-монополистического капитализма.

3. Соотносимость принципов целесообразности и законности предполагает наличие достаточно четких целевых установок, определяющих стратегию и тактику развития и обусловливающих принятие соответствующих законодательных актов, формирующих инструментальную базу развития.

Однако для постсоветской государственности характерна ситуация неопределенности целевых приоритетов и, как следствие, противоречивость, а зачастую и взаимоисключаемость решений, принимаемых от имени государства политическим руководством страны. Отмеченная противоречивость объясняется сочетанием как в общественном, так и в индивидуальном сознании двух взаимоисключающих и, вместе с тем, сосуществующих позиций:

– правового нигилизма, предполагающего равнодушное либо отрицательное отношение к позитивному праву, отраженному в действующем законодательстве как со стороны подвластных (правомерное поведение которых в подобных условиях приобретает маргинальный характер), так и со стороны самой власти, воспринимающей себя в качестве «надправовой» структуры;

– правового идеализма, предполагающего формирование психологической установки на то, что принятие правильных и справедливых законов способно само по себе изменить общественные отношения, на упорядочение и защиту которых данные законы должны быть направлены. Кроме того, правовой идеализм предполагает восприятие опыта развитых стран в качестве инструмента модернизации собственной политико-правой системы. Считается, что прогрессивный опыт может быть скопирован и механически перенесен на российскую почву, обеспечивая тем самым готовые матрицы политико-правовой модернизации.

На практике сочетание названных установок привело к тому, что существовавшая в условиях советской государственности фикция «СССР – развитое социалистическое государство» в условиях постсоветской государственности сменилась фикцией «Россия – социальное, правовое государство».

4. В подобных условиях возникает необходимость формирования парадигмы постсоветской государственности, адаптированной к современным социально-политическим реалиям. Подобная парадигма должна включать в себя комплекс взаимосвязанных концептуальных направлений: концепцию постсоветской экономики; концепцию постсоветской идеологии; концепцию соотношения и взаимодействия государства, общества, личности; концепцию постсоветской юриспруденции.


При этом в основу парадигмы должны быть положены две программы:

– «минимум»: сохранение России в качестве единого государства и обеспечение условий для самоидентификации российского социума;

– «максимум»: создание условий для прогрессивного развития отечественной политико-правовой системы.

5. Выносимые на обсуждение авторские концепции «Постсоветская юриспруденция: от обособленных сегментов к системе-конвейеру» и «Конфликт и компромисс как основания восприятия и средства изменения социально-правовой реальности» связаны с попыткой осмысления ситуации, сложившейся в области постсоветской юриспруденции, выделения наиболее значимых проблемных вопросов и выработки практических предложений, направленных на оптимизацию соответствующих отношений.



Концепция 1


ПОСТСОВЕТСКАЯ ЮРИСПРУДЕНЦИЯ:
ОТ ОБОСОБЛЕННЫХ СЕГМЕНТОВ
К СИСТЕМЕ-КОНВЕЙЕРУ



1. В современном мире соуживаются три относительно самостоятельных сферы осознанной человеческой деятельности: образовательной, научной и производственной.

Осуществление образовательной деятельности предполагает профилированный процесс социализации, посредством которого образуемый субъект, по идее, должен получать знания, умения и навыки, необходимые для быстрой адаптации в той или иной социальной среде (профессиональной, образовательной, национальной, религиозной и т. п.). Образовательный процесс по сути своей традиционен и консервативен. Субъекты (образователи) учат тому, что знают и умеют сами.

Научная деятельность направлена на систематизацию и обобщение имеющихся представлений о предмете научного исследования, синтезирование на этой основе нового знания, проверку его истинности, а также на построение гипотез предполагаемого перспективного развития предметной сферы познания.

Производственная деятельность предполагает сочетание результатов образовательной и научной деятельности. Подготовленные в сфере образования специалисты используя модели и технологии, разработанные учеными, производят материальные блага и осуществляют услуги, в комплексе составляющие основу социальной жизнедеятельности и являющиеся показателем социокультурного развития той или иной общественной группы.

С точки зрения формальной логики названные сегменты должны быть тесно взаимосвязаны, поскольку их замкнутость «на себя» и «в себе», делает сам факт их существования абсурдным. К сожалению, история дает немало примеров подобной абсурдности, когда истинной задачей образования становится получение оценок, дипломов и медалей и связанного с их обладанием статуса образованного человека; научная деятельность сводится к защите кандидатских и докторских диссертаций и, соответственно, обретению вожделенного звания ученого; производственная деятельность направлена на «защиту интересов отечественного производителя» при игнорировании интересов потребителя производимой продукции.

Конечно, показанная ситуация является гротеском, однако, как говорится, в любой шутке есть только доля шутки. Та же самая история дает примеры, когда, казалось бы, стабильные и благополучные государственные режимы буквально рассыпались, демонстрируя фактическую незащищенность от деструктивных воздействий (Октябрьская революция 1917 г., начальный период Великой отечественной войны, распад СССР в 1991 г., «цветочные и цветные» революции в Грузии и в Украине и т. п.). Причина подобных катаклизмов достаточно очевидна – внешние формы, не наполненные реальным функциональным содержанием, функционировать, естественно, не могут. Поэтому возникновение реальной проблемной ситуации, к решению которой данные формальные образования фактически не готовы, оборачивается для них трагическими, а зачастую гибельными последствиями.

2. Модель, позволяющая связать воедино перечисленные сегменты с тем, чтобы обеспечить их системную функциональность, может быть условно названа конвейером.

В качестве конвейера мы предлагаем рассматривать технологическую, циклическую систему, организация и функционирование отдельных сегментов которой подчинены единой общей цели – получению конечного продукта.

Конвейер представляет собой совокупность обособленных циклов. Структуру цикла образуют взаимосвязанные составляющие: работник – операция – продукт. Таким образом, каждый цикл связан с получением конечного (для цикла) и, вместе с тем, промежуточного (для конвейера в целом) продукта. Продукт, полученный в результате предшествующего цикла, трансформируется в каждом последующем цикле и приобретает законченный вид при прохождении заключительного цикла.

В качестве основных принципов организации конвейера следует выделить:

– непрерывность функционирования технологической цепочки;

– узкую профильную функциональность работников и операционных систем;

– полицикличность;

– причинно-следственную детерминированность циклов;

– результативность.

3. Современная юриспруденция может быть представлена в качестве трех сегментов: юридического образования, юридической практики и юридической науки. В настоящий момент в России данные сегменты носят обособленный характер и в основном замкнуты «на себя», что приводит к возникновению ситуации описанной, в рамках первого тезиса.

Реализация концепции конвейера обеспечивает включение юридического образования, науки и практики в единую функциональную систему, целью организации и деятельности которой является осуществление правового сервиса публичных и частных интересов субъектов юридически значимых общественных отношений.

Юриспруденция как конвейер предполагает рассмотрение в качестве первичного цикла системы юридического образования. Данная система обеспечивает подготовку юристов двух категорий: юриста-практика (специалиста, обладающего знаниями и навыками в области юридического ремесла) и юриста-исследователя (научного сотрудника – потенциального ученого). Соответственно, образование дает начало двум производным циклам – производственному и научному.

Производственный цикл связан с осуществлением практической юридической деятельности. К таковой следует отнести правовое нормотворчество, правовое обеспечение законных интересов субъектов, разрешение споров о праве, осуществление уголовного правосудия.

Научный цикл предполагает осуществление системных исследований, связанных с выявлением наиболее важных проблем в сфере юриспруденции, моделированием механизмов их решения, а также построением вероятностных гипотез развития правовой реальности.

4. В условиях конвейера вышеназванные циклы являются взаимообусловливающими. От эффективности юридического образования зависит эффективность как производственной деятельности, так и научных исследований в юридической сфере. В свою очередь практикующие юристы и юристы-исследователи пополняют контингент образователей и передают свои теоретические знания и практический опыт образуемым. Таким образом, юриспруденция-конвейер представляет собой замкнутую систему, функционирующую по принципу круговорота.

Важнейшим фактором, определяющим содержание юриспруденции как конвейера, является сущность правового регулирования. Правовое регулирование следует рассматривать в двух сущностных контекстах: управленческом и упорядочивающем. Управленческое воздействие права на общественные отношения предполагает восприятие права в качестве инструмента, при помощи которого аппарат власти управляет обществом. При этом сам аппарат выступает в качестве «надправовой структуры», использующей право по своему усмотрению и, в свою очередь, находящейся вне сферы правового контроля и юридической ответственности.

Упорядочивающее воздействие права связано с восприятием права в качестве общего для всех субъектов порядка отношений. Аппарат управления формируется по принципу наемных и подотчетных обществу работников. В подобном понимании право приобретает двухсторонний представительно-обязывающий характер и рассматривается в качестве системы норм и отношений, объединяющих общество по принципу компромисса публичных и частных интересов.

5. В качестве фактора, обусловливающего глобальный правовой нигилизм современного постсоветского общества (являющегося социальным основанием юриспруденции-конвейера), следует рассматривать несоответствие формально-юридической догмы и социально-правовой реальности. Большинством граждан вне зависимости от их социального и профессионального статуса юридическая догма воспринимается как лишенная реальной юридической значимости декларация. При этом в качестве общезначимой регулятивно-охранительной системы воспринимается конструкция, в рамках которой разрешение правовой проблемы осуществляется не в соответствии с юридической догмой, выражающейся в материальных и процессуальных нормах, закрепленных в соответствующих формальных источниках, а в соответствии с субъективным пониманием права (квазиправовым понятием).

6. Основной проблемой современного юридического образования следует считать его переориентирование на подготовку мыслящих юристов, воспринимающих право не как возведенную в закон волю стоящего над правом и использующего право по собственному усмотрению центра публичности (государства, государя, государственного аппарата), а как общезначимый (в том числе и для представителей государственных структур) нормативный порядок отношений. Иными словами, в качестве основной задачи юридического образования на современном этапе социально-политического развития следует рассматривать задачу, связанную с подготовкой юриста-гражданина, действующего в соответствии с догмой права и подчиняющегося исключительно правовым положениям и принципам. Подобный тип юриста должен постепенно вытеснить из системы юриспруденции-конвейера юриста-подданного, выполняющего роль разумного придатка аппарата публичной власти и исполняющего сервисную (обслуживающую) функцию в отношении наделенного властными полномочиями «заказчика».





Концепция 2


КОНФЛИКТ И КОМПРОМИСС
КАК ОСНОВАНИЯ ВОСПРИЯТИЯ И СРЕДСТВА ИЗМЕНЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВОЙ РЕАЛЬНОСТИ


1. Интерес в праве

Интерес – нужда, потребность (Толковый словарь Ожегова). Исходя из данного понятия интерес в праве означает потребность субъекта в получении определенной выгоды, связанной с правомерным, либо, напротив, противоправным поведением. Интерес может носить как объективный характер (потребность человека в еде и жилье; потребность государства в определенном числе граждан и т. п.), так субъективный характер (нужда в богатстве, образовании, обеспечении соответствующего геополитического положения и т. п.). Наличие и направленность интереса предопределяют побуждающий мотив юридически значимого поведения.

Интерес и право – понятия нетождественные. Интерес предшествует праву, стремление к упорядочению разнообразных и разнонаправленных интересов обусловливает появление права как регулятивно-охранительной системы общезначимого и общеобязательного характера. Интерес выступает в качестве побудительного фактора, обусловливающего как правомерное, так и противоправное поведение субъектов. Характер интереса предопределяет направление правового воздействия.

2. Разнонаправленность интересов в правовой сфере

Стремление к удовлетворению юридически значимого интереса обусловливает возникновение юридически значимых отношений между заинтересованными субъектами. При этом в рамках единого отношения сочетаются разнонаправленные интересы.

Направленность интереса определяется посредством установления объекта и предмета интереса.

Объект интереса – это социальная сфера взаимодействия заинтересованных субъектов. В качестве объекта могут выступать общественные отношения в сфере политики, экономики, юриспруденции.

Предмет интереса – это явление материальной (не материальной) реальности, определяющее «точку пересечения» интересов взаимодействующих субъектов и задающее «вектор направленности» их взаимодействия.

Пример: объектом интересов участников отношений в сфере торговли является отношение купли-продажи. При этом в качестве предмета субъективного интереса будет выступать конкретная вещь, по отношению к которой один субъект стремится реализовать свой интерес покупателя, а другой – продавца.

Разнонаправленность интересов может выражаться как в корреспондирующей (удовлетворение интересов предполагает взаимную выгоду и основывается на исполнении субъектами взаимных обязательств в отношении друг друга), так и во взаимоисключающей форме (удовлетворение интересов одного из субъектов предполагает ущемление и причинение вреда интересам другого субъекта).

3. Взаимодействие субъектов – носителей разнонаправленных интересов

Представляется возможным выделение двух вариантов взаимодействия субъектов публичного, корпоративного, личного интересов:

– конфликт как средство разрешения объективного противоречия между государственной бюрократией, институтами гражданского общества (негосударственными корпорациями), а также отдельно взятыми гражданами;

– компромисс как результат достижения компромисса, обусловленного взаимным стремлением участников общественных отношений к установлению взаимовыгодных либо, что зачастую не менее важно, взаимоприемлемых условий для взаимодействия.

4. Правовая культура как критерий определения формы взаимодействия субъектов разнонаправленных интересов

Правовая культура отражает субъективное отношение к позитивному праву со стороны индивидуальных и коллективных субъектов, регламентированное нормами правоотношений. Правовая культура складывается из объективной (совокупности формальных источников, юридической техники, правотворческой и правореализационной деятельности) и субъективной (знания права, оценки права, правового поведения) составляющих.

Формирование правовой культуры осуществляется под воздействием факторов, определяемых условиями, сложившимися в данном социуме в данный исторический период.

В качестве факторов, оказывающих существенное влияние на уровень правовой культуры общества, следует выделить: уровень правовой образованности населения, духовность, отношение к социальным ценностям морально-этического характера.

Представляется целесообразным выделение двух типов правовых культур: культуры отрицания и культуры эволюции.

Правовая культура отрицания в основе своей содержит утверждение о необходимости разрушения сложившейся системы социально-правовых отношений (либо ее игнорирования) и построения на «обломках старого мира» идеальной модели. Правовая культура отрицания обусловливает углубление в обществе нигилистических тенденций и, как следствие, порождает локальные и глобальные конфликты между субъектами – носителями разнонаправленных интересов. Именно правовая культура отрицания обусловила разрушение Российской Империи в 1917 г. и распад СССР в 1991 г.

Правовая культура эволюции предполагает восприятие истории с точки зрения ее многогранности и неоднозначности. Не имеет смысла отрицать то, что имело место фактически. Историю можно переписать, но нельзя изменить. Право в контексте правовой культуры эволюционного типа видоизменяет социальную реальность и таким образом уничтожает старую и создает новую реальность. Однако не следует смешивать уничтожение системы путем ее конструктивного изменения с уничтожением системы как структурно-функционального образования. Иными словами, право следует воспринимать как инструмент социальной эволюции в противовес антиправовым средствам деволюционной (радикальной) трансформации общественных отношений.

Передача правовой культуры от предшествующего поколения («культуры отцов») к последующему («культуре детей») в контексте правовой культуры эволюции осуществляется посредством накопления и передачи правового опыта, а также за счет восприятия и продолжения сложившейся в данном социуме правовой традиции. При этом в основу восприятия правовой «культуры отцов» «культурой детей» должен быть положен взаимный компромисс интересов предшествующего и последующего поколений. Подобный компромисс в правовом сознании и правовом поведении возможен только при взаимном стремлении поколения отцов и поколения детей понять и принять друг друга.



: adm [11/11/2006]

 
·  Информация о конференциях
·  adm


: Информация о конференциях:
Свобода личности - конференция


: 0
: 0

, :









 



.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта