:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Книги и брошюры

СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ В ЗЕРКАЛЕ РЕФОРМ


2006, Белгород, , , Е.Н. Киминчижи, 

ББК 67.404.44

К40


Киминчижи Е.Н. Судебная власть в зеркале реформ. – Белгород: Везелица, 2006. – 42 с. − ISBN 5-86295-115-6 (Белгородская областная типография)



СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ В ЗЕРКАЛЕ РЕФОРМ

Введение


Важный элемент правового государства помимо господства права – разделение властей. Теория разделения властей лежит в основе большинства западных концепций государственности. Еще античные мыслители – Платон, Аристотель и др. высказывали в своих работах подобные идеи. Идею разделения властей на исполнительную, законодательную и судебную с целью гарантии законности и предупреждения возможных злоупотреблений в государстве одним из первых выдвинул Д. Мильберн (1614-1657 гг.). Традиционно основоположниками «классического» варианта теории разделения властей в юридической литературе называют Дж. Локка и Ш. Монтескье. Однако Локк, не выделяя отдельно судебную власть и разделяя власти лишь на законодательную, исполнительную и федеративную (регулирующую отношения с другими государствами), подчинил все власти законодательным органам, поскольку, «тот выше, кто может подписывать законы». Судебную власть Локк считал элементом исполнительной власти.

Свое дальнейшее развитие теория разделения властей получила в работах Монтескье, назвавшего три «рода власти»: законодательную, исполнительную и судебную. Последняя, по его мнению, может быть доверена не какому-либо специальному органу, а выборным лицам из народа, привлекаемым к отправлению правосудия на определенное время. «Таким образом, судебная власть, столь страшная для людей, не будет связана ни с известной профессией, ни с известным положением, она станет ... невидимой и как бы несуществующей». Отсюда Монтескье делал вывод: « … судебная власть в известном смысле как бы совсем не власть; из трех властей власть судебная есть некоторым образом нечто. Остаются только две …».

Для России в современных условиях построение самостоятельной  и независимой судебной власти крайне важно. Ценность ее – не только в существовании, а в действительности и применимости ее властных возможностей в реальной жизни общества.

К сожалению, судебная власть в России все еще остается традиционно слабым местом государственного устройства. Прокламированные Конституцией принципы судоустройства и судопроизводства на практике реализуются с трудом. Ощущается противодействие и давление со стороны других ветвей власти. Несмотря на провозглашенные правовые и социальные гарантии судей, как-то: несменяемость, неприкосновенность, независимость и др., они очень часто не могут полностью быть обеспеченными из-за отсутствия должной технической и материальной базы.

Тем интереснее и познавательнее постигать уроки истории становления и развития института судебной власти в России. Современная судебно-правовая реформа имеет много общего с судебной реформой 1864 г., которая, как и все реформы 60-70х годов XIX века была следствием определенного кризиса российского общества, осознанием необходимости государственных изменений.

Актуальность темы в наши дни заключается в том, что последнее десятилетие, как и почти 140 лет назад, Россия находится в переходном периоде своего развития. Строится правовое демократическое государство, а подобное строительство не возможно без изменения законодательной базы и в первую очередь − о судебной системе.

В 1991 году в России была утверждена концепция судебной реформы, которая продолжается и в настоящее время. Причем необходимо отметить, что разработчики Концепции в основу своих идей положили преобразования, порожденные именно судебной реформой 1864 года. Именно эти преобразования позволили российскому законодательству о судоустройстве и судопроизводстве стать одним из лучших образцов в Европе.

В рамках данной работы перед нами стоят скромные задачи приоткрыть завесу создания проектов судебной реформы 1864 года, проследить механизм проведения в жизнь новых преобразований в судебной системе и попытаться провести параллель между великой реформой 1864 года и современной реформой российского суда. Не обойдем мы вниманием советский период, прервавший демократическую эволюцию, но ставший тем мостиком, который объединяет историю и современность. Выяснение нашего мнения к данному вопросу и послужит содержанием настоящего очерка.


1.  Подготовка и реализация судебной реформы 1864 года

Проблема рационального устройства судебной системы и ее органов существует столько же времени, сколько существует государство, как форма организации общества. Концентрация власти в одних руках – имеющих власть лиц, и в основном защищавших их интересы – всегда вела к произволу и злоупотреблению. Изначально, вся власть, в том числе и судебная, находилась в одних руках. В последствии, с развитием государства и общественной жизни, а также под влиянием западных государственных реформ (на примере Англии, а затем и Пруссии, где обособившиеся от других органов суды существовали с XVIII века), начали возникать предпосылки разделения государственной власти и в России, которое должно было преобразовать Россию в правовое государство. Процесс этот был очень долгим и шел несколько столетий. Так появилась судебная власть и все отсюда вытекающие проблемы ее несовершенства. Основным пороком были такие социальные препятствия, как: отражение и защита интересов правящего класса; взяточничество; произвол и невежество чиновников; бюрократизм; в дореформенном суде господствовала инквизиционная (розыскная) форма судопроизводства; тайный процесс судопроизводства. Сила доказательств, полученных в ходе следствия, определялась заранее законом, который твердо устанавливал, что может, а что не может быть доказательством. Закон же устанавливал и степень достоверности допускаемых доказательств, разделяя их на несовершенные и совершенные, то есть, такие, которые давали основание для окончательного приговора и не могли быть опровергнуты подсудимым. Добавим к этом еще и никчемность отечественной юстиции на фоне образцового состояния правосудия стран Запада; раздробленность системы судов по сословию, роду деятельности с множеством инстанций (коммерческие суды, морские, военные, временные специальные Суды и др.); сильная зависимость судов от административной власти, внесудебное применение репрессий по отношению к крестьянам со стороны помещика и др.

Под влиянием идей, высказывавшихся передовыми мыслителями, а также, видя пороки организации и деятельности судов, властями предпринимались попытки реформирования судебной системы. Однако Россия к этим переменам долго не была готова.

Первые реальные шаги в этом направлении предпринял Петр I, возвратившись из поездки по странам Европы и издав известный Имперский Указ от 22 декабря 1718 г., которым закрепил обособленность судебных органов. Однако и он сам нарушил этот Указ неоднократно, а в 1722 году разрешил своим воеводам и губернаторам вмешательство в судебное разбирательство. В последствии и другие государи издавали подобные указы, но все это оставалось на бумаге. Суды в Действительности были подконтрольны государственной власти и полиции вплоть до 1864 года.

Дореформенный суд до этого момента основывался на законодательстве Петра I и Екатерины II, в отдельных случаях использовались даже нормы Соборного уложения 1649 года. Как писал А.Ф. Кони по поводу книги второй тома XV «Свода законов Российской империи», подготовленного М.М. Сперанским, получилось «бессвязное собрание самых разновременных постановлений».

При множественности судебных органов, с запутанностью процессуальных требований, низкой грамотности судей, при повальном взяточничестве необходимость судебной реформы осознавали абсолютно все слои общества. Неслучайно разработчики проектов судебной реформы в качестве основополагающего довода убрали для себя фразу – «Правда и милость да царствует в судах». Различные рычаги государственной машины самодержавия стали явственно обнаруживать свою негодность к середине XIX века, но, пожалуй, не один из органов государственного аппарата не находился в столь скверном состоянии как судебные органы.

При господстве инквизиционной розыскной системе судопроизводства, процесс проходил в глубокой тайне. Суд решал дело не на основе живого, непосредственного восприятия доказательств, личного ознакомления со всеми материалами дела, непосредственного устного допроса подсудимого и свидетелей, а опираясь на письменные материалы, полученные во время следствия. Да и доказательства оценивались по формальной системе. Их сила определялась законом, который твердо устанавливал, что может, а что не может быть признано доказательством. Закон же устанавливал и степень их достоверности допускаемых доказательств, деля их на несовершенные и совершенные, то есть такие, которые давали основания для окончательного приговора и не могли быть опровергнуты подсудимым. Но и среди них выделялась признание, «лучшее свидетельство всего света»[1].  Для получения его широко применялась пытка, формально запрещенная в 1801 году, но на практике просуществовавшая, на протяжении всей первой половины XIX века.

История подготовки судебной реформы уходит своими корнями в первую половину XIX века, когда еще в 1803 году М.М Сперанский предложил программу усовершенствования судебной системы России.

Немаловажное влияние на решение судебной реформы повлияла и Крымская война 1853-1856 г.г., закончившаяся поражением России, результаты которой обнажили экономическую, политическую и военную несостоятельность царизма, обнаружив пороки и язвы социально-экономической системы.

Отправным моментом для подготовки судебной реформы считается 15 ноября 1857 года – день, когда в Государственный совет был внесен проект реорганизации гражданского судопроизводство[2].

В октябре 1858 года комиссия, созданная для реформы, представила императору Александру II доклад, предлагавший отделить исполнительную власть от судебно-следственной и создать мировые суды, которые рассматривались как перспективный орган судебной власти,  разрешавший маловажные споры вообще. «Нет сомнения, что мировые судьи … как учреждение, условливающее быстрое и сокращенное на самом месте производство дел, получат со временем в нашем судопроизводстве и судоустройстве дальнейшее развитие»[3].

Итогом работы комиссии под руководством явились «Основные положения о преобразовании судебной части в России», которые 29 сентября 1862 года были утверждены императором. Данный документ по форме и содержанию представлял собой обширнейшую концепцию реформирования судебной системы.

В судоустройстве провозглашалось отделение власти судебной от властей исполнительной и законодательной. Основным звеном судебной системы закреплялся мировой суд, который учреждался в составе одного судьи по уездам и городам для разрешения гражданских и уголовных дел «меньшей важности». Судом первой инстанции для дел уголовных и гражданских являлся окружной суд. Вышестоящей инстанцией считались судебные палаты, состоящие из департаментов. Кассационной инстанцией был сенат, члены которого назначались монархом. При окружном суде и судебной палате состояли прокуроры, а при кассационном департаменте сената и при общем их собрании – обер-прокурор.

Судебные решения исполнялись судебными приставами, назначаемыми председателем суда и состоящими при судах. Одно из центральных мест отводилось присяжным поверенным. Усложненные условия для адвокатской деятельности преследовали цель воспрепятствовать проникновению в присяжные поверенные случайных лиц, компрометирующих этот институт.

Таким образом создавалась оригинальная и эффективная система правосудия. Она имела две ветви, две подсистемы, которые объединял высший судебный орган – Сенат: общие суды и мировые суды. Кроме того, существовали суды особой подсудности: военные, волостные, коммерческие и другие, создание которых предусматривалось иными законодательными актами.

Вторая часть «Основных начал…» регламентировала отношения связанные с уголовным судопроизводством.

Закреплялось исключительное право суда назначать наказания за преступления и принцип вынесения приговора на основе внутреннего убеждения судьи в публичном заседании. Отменялась формальная система доказательств. Дело разрешалось не более чем в двух инстанциях. По делам о правонарушениях, предусматривающих наказания, сопряженные с лишением прав состояния или с потерею особенных прав и преимуществ определение вины подсудимого вверялось присяжным заседателям.

Третья часть «Основных начал…» посвящена гражданскому судоустройству и судопроизводству. Определялась компетенция мирового суда. Он разрешал в устном и публичном судопроизводстве иски до 500 рублей. Из них до 30 рублей окончательно. Мировой судья предварительно мирил спорящие стороны и только «в случае неуспеха» принимал иск. Дела за пределами полномочий мирового суда разрешались судом окружным[4]. Всякое дело рассматривалось не более чем в двух инстанциях. Сенат отменял решение, если нарушался смысл закона, или существенные формы судопроизводства.

Провозглашался состязательный процесс. Исковое производство начиналось только по инициативе одной стороны. Суд считался арбитром спорящих без права самостоятельного изыскания доказательств.

Основными принципами судебной реформы стали:

1. Отделение судебной власти от исполнительной (административной) и законодательной, а в гражданском судопроизводстве – отделение власти судебной от обвинительной.

2. Провозглашение начала гласности в гражданском судопроизводстве и уголовном процессе.

3. Провозглашение принципа несменяемости судейских должностей.

4. Устройство самостоятельной ветви мировой юстиции для маловажных дел отдельно от общих судов.

5. Введение присяжных поверенных (адвокатов) и их советов.

6. Учреждение института присяжных заседателей, который являлся не самостоятельным учреждением, а особым присутствием окружного суда[5].

7. Отмена теории формальных доказательств в уголовном процессе.

8. Учреждение кассационного суда.

Большое значение для независимости суда и упрочения принципа законности в уголовном и гражданском процессах дореволюционной России имело создание адвокатуры и реорганизация прокуратуры. В адвокатуру потянулись видные юристы-профессора, прокуроры, обер-прокуроры Сената и лучшие юристы, состоявшие при коммерческих судах.

На страницах газет и журналов все чаще стали встречаться имена адвокатов: В.Д. Спасовича, Н.П. Карабчевского, А.И. Урусова, С.А. Андреевского и др.

Большое значение для утверждения новых демократических принципов судопроизводства имела и реорганизация прокуратуры. После судебной реформы прокуратура освободилась от функции общего надзора, ее деятельность ограничивалась только судебной сферой. Главной задачей прокурора становился надзор за дознанием и следствием, поддержание государственного обвинения в суде. Новая прокуратура создавалась при судах.

В соответствии с судебными уставами учреждались должности прокурора судебной палаты и его товарищей. Организация прокуратуры строилась на принципах строгой иерархичности, единоначалия и взаимозаменяемости в процессе. Прокурорский надзор осуществлялся под высшим руководством министра юстиции как генерал-прокурор. Обер-прокуроры Сената и прокуроры судебных палат непосредственно подчинялись генерал-прокурору, прокуроры окружных судов действовали под руководством прокуроров судебных палат. Число товарищей прокурора и распределение их обязанностей зависели от размеров судебного округа.

Безусловно, прокуроры находились в гораздо большей зависимости от правительства и в силу их прямого подчинения министру юстиции, и потому, что на них не распространялся принцип несменяемости.

Первое поколение работников прокуратуры немногим уступало своим коллегам-противникам – адвокатам и в соблюдении норм судебной этики, и в стремлении установить в деле истину, а не доказывать вину подсудимого, во что бы то ни стало. Прокуратура ни в первые годы своего существования, ни в последствии не была подвержена коррупции.

Между обвинением и защитой происходили публичные состязания в правильном понимании и применении закона, в остроумии, в блеске фраз и в постижении тончайших зигзагов человеческой души. Прокуратура щеголяла "беспристрастием", защита брала изворотливостью и патетикой.

Таким образом, судебная реформа создала не только новый суд, но и новую систему правоохранительных органов, более того, новое понимание и представление о законности и правосудии.

Подготовленные проекты рассматривались в государственном совете в мае – июле 1864 года и были утверждены императором 20 ноября 1864 года.

Документы судебной реформы включали в себя четыре закона. Один из них посвящен судоустройству, два процессу – гражданскому и уголовному, и один кодекс материального права, содержавший нормы о небольших уголовных и административных правонарушениях – Устав о показаниях, налагаемых мировыми судьями. 19 октября 1865 года император Александр II утвердил Положение о введении в действие судебных приставов.

«Судебная реформа, – считал Кони, – призвана была нанести удар худшему из видов произвола, произволу судебному, прикрывающемуся маской формальной справедливости. Она имела своим последствием оживление в обществе умственных интересов и научных трудов. Со старой судебной практикой науке было нечего делать»[6].

Однако не обошлось и без контрреформы. «Революционеры-демократы такие, как Радищев А.Н., декабристы, Герцен А.И., Огарев Н.П., революционеры-разночинцы, отъявленные реакционеры подвергали резкой критике российскую судебную систему и не могли не признать необходимость ее реформы»[7]. Основная причина противодействия и недовольства проводимых реформ заключалась в том, что новый суд вошел в вопиющее противоречие с самодержавно чиновничьим строем России, крепостническими порядками, только в самом общем виде поколебленными другими реформами, в частности отменой крепостного права. Программа контрреформы сводилась к ограничению и ликвидации гласности; ограничению состязательности и права на защиту; сужению сферы деятельности суда присяжных и соответственно расширению суда с сословными представителями; к ликвидации мировой юстиции  и сосредоточению дел, подсудных мировым судам,  в рамках местных административных органов – земских начальников.

Еще одно направление судебной контрреформы – пересмотр основных демократических принципов судебных уставов: независимость судебной власти, несменяемость судей, гласность судопроизводства, рассмотрение уголовных дел с участием присяжных заседателей. Сильнейший удар по принципу независимости суда нанесло Положение от 14 августа 1881 года. В местностях объявленных на положении усиленной или чрезвычайной охраны, судебные органы всецело были подчинены администрации, а судебная ответственность заменяется административной.  Положение осуществляло широкое вторжение административной власти в деятельность судов, предоставило администрации рассматривать дела,  которые в соответствии с судебными уставами подлежали исключительной компетенции судов.

Другой нормативный акт, направленный против независимости суда, – Закон о земских начальниках от 12 июля 1889 года. Он  упразднил мировую юстицию, ввел судебно-административные установления, соединившие в одном  лице судебную и административную власть. Введение института земских начальников означало отказ от одного из краеугольных камней судебной реформы – принципа отделения судебных органов от органов административных.

Наряду с независимостью судебной власти ожесточенным нападкам со стороны реакционной печати и высших должностных лиц подвергся принцип несменяемости судей.

Резюмируя изложенное, неизбежен вывод о том, что судебная реформа 1864 года – либерально-буржуазное преобразование царским правительством всей судебной системы и порядка гражданского и уголовного процессов в России. Реформа внесла значительные изменения в судоустройство крепостнической России, но все-таки, отразила классовые интересы русской буржуазии, которая в целях упрочения своих позиций нуждалась в объявлении формального равенства всех перед судом, в утверждении начал буржуазной законности. Это проявилось во введении суда присяжных, адвокатуры, реорганизации прокуратуры, в новой организации судебного процесса и судебных учреждений.

В. И. Ленин подчеркнул, что «это изменение (судебная реформа − прим. Е.К.) было шагом по пути превращения феодальной монархии в буржуазную монархию»[8]. Это верно не только с экономической, но и с политической точки зрения. Достаточно вспомнить характер реформы в области суда, управления, местного самоуправления и т. п. реформ, последовавших за крестьянской реформой 1861 года иотменой крепостного права, – чтобы убедиться в правильности этого положения.

В то же время, при характеристике судебной власти, выделяли и ее самостоятельность по отношению к другим ветвям власти, которая состояла в следующем:

– судебные приговоры не нуждаются в утверждении их другими властями;

– другие власти не должны обладать правом разбора судебных по своему характеру дел;

– судебная власть должна отличаться полнотой, т.е. распространяться на всех граждан без исключения, все граждане должны быть равны перед судом. А суд имеет право и возможность рассчитывать на поддержку со стороны всех учреждений и лиц, помощь которых может оказаться необходимой и полезной для осуществления правосудия.

– судебная власть должна быть независима от прочих властей и в вопросах управления судебными установлениями;

– судебная власть должна быть наделена широкими правами по ограждению свободы личности от произвольных арестов[9].

При проведении судебной реформы составители Судебных Уставов исходили, прежде всего, из теории разделения властей, которая, по их мнению, могла наиболее обеспечить самостоятельность и независимость судебной власти, ее подчинение при отправлении правосудия только закону.


2. Судебная система советского периода

Слом судебной системы, сложившейся после судебной реформы 1864 года в принципе произошел после февральских событий 1917 года, а не в октябре 1917 года, как обычно принято считать. Формирование новых типов судов началось с издания 22 марта 1917 года Инструкции для временных судов, в состав которой входили избранные к тому времени мировые или городские судьи, с одной стороны, и два представителя от народа – рабочий и солдат, с другой стороны. В этот же год стали появляться и военно-революционные суды, деятельность которых была направлена на защиту нового порядка.

Становление и развитие советских судов можно разбить на несколько периодов, которые были обусловлены временем, общественно-политическими, социальными и экономическими преобразованиями советского государства.
Первые послереволюционные годы стали годами не только годами преобразования советской страны, но очередной реформы в структуре правоохранительных органов, в том числе судов. Декретом о суде № 1 от 24 ноября 1917 года были упразднены существовавшие до того времени законодательство, система правоохранительных органов  и судебная система.
Деятельность и организация стихийно возникающих советских судов сильно отличалась от деятельность существовавших судов. Во-первых, правосудие осуществлялось революционными трибуналами (уголовные дела о контрреволюционных посягательствах, мародерстве, саботаже и др.) и местными судами (гражданские иски до трех тысяч рублей и уголовные дела до двух лет лишения свободы). Во-вторых, существенный фактор, выборность всех судей, коллегиальность рассмотрения дел (народные заседатели), возможность обращения каждого гражданина в суд для защиты своих прав и интересов, а также его право выступать в суде в качестве защитника или обвинителя.
Декретом о суде № 2 от 7 марта 1918 года было продолжено изменение судебной системы. Общие суды стали включать в себя суды трех уровней: местные народные суды, окружные народные суды и Кассационный суд. Но уже Положением о народном суде предусматривалось в первой инстанции образование единого народного суда. Второй инстанцией были советы народных судей. Продолжали существовать революционные  и революционно-военные трибуналы. Однако наличие высшего суда для проверки законности принимаемых судами решений не предусматривалось.
Очередным этапом эволюции судебной власти стал 1922 год. Осуществление очередной реформы было обусловлено новой социально-экономической политикой, наличием большого массива несистематизированного нормативного материала и в то же время существенных пробелов в законодательстве. Был взят курс на укрепление так называемой «революционной законности».

В процессе формирования советской страны, перехода от послереволюционного и военного периодов к мирному существованию, наряду с социально-политическими и  экономическими преобразованиями, шла реорганизация и судебной системы в целом. Положением о судоустройстве РСФСР от 1922 года были упразднены революционные трибуналы, установлена единая система общегражданских судов с наличием народных, губернских и Верховного судов. По сути своей, эта система стала прототипом судебной системы настоящего времени. Опыт, накопленный за эти годы, стал основой и для правовой реформы по вопросам судоустройства и судопроизводства.
По Положению о судоустройстве РСФСР от 31 октября 1922 г. судебная система состояла из народных судов, губернских судов и Верховного Суда РСФСР, который начал функционировать с 1 января 1923 г. Верховный трибунал и губернские революционные трибуналы были ликвидированы. Для рассмотрения специальных категорий дел создавались военные и военно-транспортные суды, земельные комиссии, особые сессии народных судов (по трудовым делам), позднее – арбитражные комиссии.

В компетенцию действовавшего в составе Верховного Суда РСФСР Пленума наряду с рассмотрением дел в порядке надзора входило толкование законов по вопросам судебной практики.

Судебная реформа 1922 года закрепила следующие основные принципы организации советской судебной системы: ее единство, построение с учетом государственного устройства, соответствие новому административно-территориальному делению.

Однако при кадровом подборе на должность судей во главу угла ставился – опыт революционной борьбы, наличие революционного правосознания, а не юридическое образование и знание законов. Отсюда и социальный состав судей: при избрании предпочтение отдавалось рабочим и крестьянам.

Бедствие сложившейся ситуации, ее потенциальную опасность осознали достаточно скоро. Нарком юстиции РСФСР Д. Курский, высказался на этот счет так: «Если мы будем говорить только о революционной законности, а законов не будет, то это будет весьма эффектное слово, но не больше. Необходимо иметь твердую и в достаточной степени разработанную систему норм, чтобы не только говорить о революционной законности, но и проводить ее в жизнь»[10].

Переход в условиях НЭПа к рыночной экономике, оживление товарного оборота привело к созданию арбитражных комиссий, которые стали прообразом будущих арбитражных судов. Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 21 сентября 1922 г. было утверждено Положение о порядке разрешения имущественных споров между государственными учреждениями и предприятиями. Устанавливалось, что имущественные споры между государственными учреждениями и предприятиями разрешаются арбитражными комиссиями. Однако арбитражные комиссии не стали долговечными. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 3 января 1931 г. «Об упразднении арбитражных комиссий» они были ликвидированы, а в мае 1931 г. учрежден специальный административный орган – Государственный арбитраж.

Важную роль в трехзвенной системе судебных органов, созданной в 1922 году, играл губернский суд. Он действовал в качестве суда первой инстанции по наиболее важным уголовным и гражданским делам, кассационной инстанции для дел, решенных народными судами, а также органа судебного управления в отношении народных судов губернии. Губернский суд состоял из председателя, двух его заместителей, постоянных членов и народных заседателей, привлекавшихся к участию в судебных заседаниях по первой инстанции. В составе губернского суда имелись уголовный и гражданский отделы, возглавляемые заместителями председателя суда. Как орган судебного управления губернский суд имел пленум, а с 1924 года и президиум, а также дисциплинарную коллегию для рассмотрения дел о служебных проступках судебных работников.

Судебная реформа 1922 года явилась, безусловно, позитивным событием в истории страны. Жизненность варианта трехзвенной системы судебных органов подтверждена многолетней практикой деятельности судов, а некоторые идеи и принципы этой судебной реформы сохраняют актуальность и в наши дни.

Следующим этапом становления современной системы можно считать период постепенного перехода от демократических веяний к образованию командно-административной системы, централизации.
Начавшееся формирование системы независимых судов натолкнулось на сопротивление органов юстиции и верховного руководства молодой страны, не хотевших выпускать из-под руководства деятельность судов. Была произведена попытка включения Верховного суда РСФСР в структуру Наркомюста РСФСР. Начался этап постепенного подчинения судов через подчинение сначала республиканских органов прокуратуры Прокуратуре при Верховном суде СССР, затем в ведение Прокуратуры перешел, ранее подчинявшийся судам, следственный аппарат, и, в конце концов, образованная в 1933 году единая система прокуратуры во главе с Прокуратурой СССР подчинила себе суды.
В период репрессий и произвола с 1929 года начали действовать внесудебные органы – «тройки», наделенные полномочием рассматривать крупные хозяйственные и политические дела (постепенно в значительной мере вытеснившие суды), которые в последствие перешли в подчинение НКВД СССР.
В 30-е годы, в период расцвета произвола и беззакония со стороны руководящих органов, активную деятельность развернули не только НКВД и МГБ, но и «тройки» совместно с судами среднего и высшего звеньев. Производство было негласным, подсудимые лишены были права защищаться, обжаловать решения суда и иметь своего адвоката. Наказания исполнялись немедленно. Приговоры по сфальсифицированным делам в отношении «врагов народа» нанесли огромный урон советскому государству, не только в нравственном, материальном и физическом отношениях, но и были уничтожены лучшие слои оставшейся интеллигенции, ученых, врачей, педагогов, мыслителей, писателей, художников, специалистов и т.п. В эти же годы состоялась легальная деформация судопроизводства – исчезли демократические принципы, служившие гарантиями прав и свобод граждан. Прокуратура СССР, Наркомюст СССР и НКВД СССР, наконец-то, подчинили себе все соответствующие системы. Принятая в 1936 году Конституция СССР лишила союзные республики права издавать свое законодательством. Закон о судоустройстве от 16 августа 1938 года подчинил Центру все суды без исключения, причем Верховный суд СССР мог беспрепятственно вмешиваться в их деятельность, не считаясь с высшими судебными инстанциями союзных республик.
В обозначенный, страшный для всех, период произошла окончательная централизация всех органов государственной власти и разрушение всех демократических основ советского государства. В отношении судебной системы того периода даже сложился особый термин – «репрессивное правосудие».
В связи с произошедшей в стране сменой высшего руководства в начале 1953 года, упразднением внесудебных органов репрессий, наделением Верховного суда СССР правом пересматривать по протестам Генерального прокурора СССР постановлений вышеупомянутых судов и последовавшей за этим реабилитацией жертв произвола и беззакония, изменились основные функции деятельности советских судебных органов.
В первую очередь, были отменены все незаконные решения «тройки» и прекращение дел, постепенное освобождение репрессированных из мест заключения, а в последствии и восстановление их в правах. Продолжилась работа по выявлению лиц, злоупотреблявших своим положением в гонении «врагов народа» и виновных в актах произвола.  Работа судебных органов в этом направлении из-за ряда сложившихся причин: отсутствие соответствующих документов, свидетелей, списков и т.д., то есть нарушение положений судопроизводства, – была долгой и кропотливой.
Новые изменения в общественно-политической, социальной и экономической сферах жизнедеятельности общества и государства повлекли за собой, в частности, и существенные демократические обновления в судебной системе, которые выразились в провозглашении принципа совершения правосудия только судом, в расширении прав обвиняемого на юридическую защиту, в повышении роли адвокатуры, в привлечении общественности к деятельности судебных органов.
Очередная реформа ознаменовалась принятием в 1957 году закона, внесшего значительные изменения в существующую Конституцию СССР и восстановившего права союзных республик издавать законодательство о судопроизводстве.  25 декабря 1958 года Верховный Совет СССР принял основы законодательства о судопроизводстве Союза ССР, союзных и автономных республик, которые послужили юридической базой для выработки и принятия соответствующих законов во всех союзных республиках, в том числе РСФСР. В тот же день состоялось принятие Положения о военных трибуналах[11]. В результате вышеуказанных изменений в 60-х годах существенно обновились и уголовно-процессуальное, и гражданское процессуальное законодательства.
В последствии, на основании принятия новых Конституций СССР и РСФР в 1977 и 1978 годах соответственно, было подписано много законодательных актов, регулирующих организацию и деятельность судов.
К сожалению, надо отметить, что позитивные изменения в законодательстве рассматриваемого периода, не дали ощутимых результатов, опять-таки, вследствие правовой, социальной и моральной незрелости граждан общества и государства в целом. Нарушались принципы правоохранительной деятельности, судопроизводства, равенства всех граждан перед законом и судом, на совершение правосудия нередко открыто или нелегально ощущалось давление со стороны руководящих работников органов власти.

3. Проблемы и перспективы суда в современной России

Следующие подходы к проблемам законности, правопорядка, охраны прав и свобод ознаменовались новыми, как и прежде, глубокими общественно-политическими, социальными и экономическими преобразованиями в СССР с середины 80-х годов[12].
Здесь уже в первую очередь внимание уделялось повышению авторитета суда и обеспечению его независимости. Дополнения и изменения, вносимые в существующее законодательство, были направлены на усовершенствование организации судов и их системы,  был увеличен срок полномочий судей и порядок их избрани

: 04/10/2006
: 5896
:
Гипноз и преступления: Лекция для специальности 021100 (Юриспруденция).
Судебно-медицинская экспертиза по делам о врачебных преступлениях
Китаев Н.Н. «КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЙ ЭКСТРАСЕНС» ВОЛЬФ МЕССИНГ: ПРАВДА И ВЫМЫСЕЛ
К вопросу о самостоятельности судебного права как науки и отрасли законодательства
Проблемы правового регулирования уголовно-процессуальной деятельности

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта