:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Отдельные статьи

Судебная власть: новые подходы
Евгений Киминчижи
Судебная власть: новые подходы (статья)



2007, http://iuaj.net, , , Евгений Киминчижи, Существующие проблемы позитивного регулирования отношений в сфере организации и функционирования судебной власти предполагают, в том числе и научное исследование самой категории «судебная власть», а также выработку его определения, приспособленного для целей правоприменения[1]. Между тем смысл интуитивно ясного понятия «судебная власть» удовлетворительно определить не удается до сих пор[2].
Одна из причин тому – многоаспектность проблемы. Судебная власть − одно из тех научных изысканий, которым в настоящее время уделяют пристальное внимание правоведы, а также представители других отраслей знаний (политологи, социологи, историки). Это объясняется социальной ценностью судебной власти как сферы практической реализации субъективных прав граждан. В то же время, по существу имеющиеся исследования посвящены государствоведческим аспектам судебной власти, прежде всего, проблеме ее самостоятельности и независимости в системе разделения властей. Подлинное юридическое значение судебной власти в таких работах не рассматривается. Одним из способов восполнения этого пробела может послужить построение общей теории судебного права как юридической формы бытия и проявления судебной власти[3].
С позиций сказанного судебное право есть средство правового измерения судебной власти. Однако в связи с этим возникает вопрос: допустимо ли и каким образом возможно измерить судебную власть правом? Считаю, что допустимо, если представить себе судебную власть как совокупность фактических общественных отношений, организуемых и охраняемых авторитетом правовых норм. Такая совокупность правовых отношений и норм, их опосредующих, как раз и именуется судебным правом. При этом средствами такого измерения с неизбежностью станут институциональное, структурное, функциональное, системное и другие виды измерения, в совокупности составляющие методологический прием системного анализа и моделирования объекта исследования – судебной власти, выявление его сущности.
Традиционно «власть» понимается как право, сила либо воля над чем-либо, кем-либо, свобода действий и распоряжений[4]. Но в то же время, власть представляет собой общественное отношение особого рода, природа которого заключается в «способности принимать решения и добиваться их обязательного исполнения»[5]. Принятие обязательных к исполнению решений составляет главнейшую функцию судебной власти, реализуемую посредством отправления правосудия. Таким образом, имеются все предпосылки, чтобы рассматривать судебную власть с точки зрения совокупности общественных отношений. Попробуем определить, что это за отношения.
Судебные отношения возникают, развиваются и прекращаются в сфере осуществления судеб­ной власти в многочисленных ее проявлениях, чем опосредуют и осуществляют в регулируемой сфере закрепленную в Кон­ституции РФ государственную правовую политику, направленную на соблюде­ние и защиту прав и свобод человека и гражданина, созда­ние условий, обеспечи­вающих становление в России правового госу­дарства и гражданского общества. В этом состоит действительное и разнообразное содержание правосудия – особого вида го­сударственной деятельности, направленного на практическую реа­лизацию су­дебной власти как одной из ветвей единой государственной власти.
Случайна ли двойственность определения власти: как права, и как отношения? Думается – вовсе нет. Традиционный позитивизм рассматривает право как совокупность норм, санкционированных государством. При этом функционально нормы права направлены на моделирование формы и содержания общественного отношения – правоотношения. Системное выделение в праве двух взаимообусловленных структурных компонентов – нормы и отношения, позволяет утверждать, что нормы права являются лишь отражением правового же отношения[6]. Сделанное отступление позволяет сформулировать следующее.
Судебная власть в юридическом смысле представляет собой определенную однородную группу общественных отношений, прежде всего, в связи с ее организацией и функционированием, адекватно соответствующих правовому закону. Получается, что с точки зрения права, судебная власть представляет собой содержание некоторого правового режима и проявляется  в нем в синтезе реального состояния (ситуации), отраженного через соответствующие законы. Таким правовым режимом, содержанием которого является судебная власть, по нашему убеждению, является судебное право.
Судебное право, таким образом, представляет собой режим правового регулирования, частями которого являются действительная нормативная система (позитивное право), то есть возможная правовая ситуация, и сложившаяся адекватно ей действительная правовая ситуация как сущее бытие правоотношений (фактическое право)[7]. Средством выражения судебного права является правовая норма, а содержанием – судебная власть как совокупность фактических отношений.
Примененные подходы к пониманию сущности судебной власти, а наряду с ней и судебного права, являются только первым шагом на пути к пониманию истинной юридической природы судебной власти. И хочется верить, что этот шаг будет уверенным. Задача правоведения сегодня – на основании предложенного методологического приема выявить действительные отношений, составляющие в совокупности феномен судебной власти, изучить соотношение фактического и нормативного аспекта судебной власти, представляемого как соотношение категорий судопроизводство и процесс, понятие которых явно не совпадает[8]. Положительное решение этих задач направлено на совершенствование правового регулирования отношений в сфере организации и функционирования судебной власти, что будет способствовать эффективности механизмов реализации судебной функции.

[1] На необходимость выработки адаптированного для целей правоприменительной практики определения категории «судебная власть» мы уже указывали ранее. См.: Киминчижи Е.Н. 1) К вопросу о самостоятельности судебного права как науки и отрасли законодательства. – Белгород, 2006. − С. 24 − 25. 2) Судебное право: основные направления и тенденции развития // Актуальные проблемы эффективного правосудия: статьи, комментарии, практика. Сборник научных работ. – Белгород, 2006. – С. 27. Настоящая работа по существу предлагает некоторые подходы к формулированию такого определения и развивает ранее предложенные автором.

[2] В этой связи отметим широко цитируемое высказывание о том, что «выработка общего понятия «судебная власть» еще ждет своего решения». См.: Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности. – М., 1999. – С. 38.

[3] «Знания о судебной власти… остро нуждаются в обобщенном изложении в рамках единой фундаментальной науки, тем не менее до сих пор они разбросаны по целой группе гуманитарных наук». См.: Колоколов Н.А. Судебная власть: о сущем феномена в логосе: Монография. – М., 2005. − С. 6.

[4] Даль Вл. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. – Т. 1. – М., 1994. – С. 213.

[5] Смелзер Н. Социология. – М., 1992. – С. 525.

[6] См., например: Лукич Р. Методология права / Под ред. и с вступительной статьей Д.А. Керимова. – М., 1981. – С. 5, 18. Явич Л.С. О философии права на XXI век // Правоведение. – 2000. – № 4.

[7] О проблеме методологического использования категорий «возможное и действительное» см.: Матузов Н.И. Возможность и действительность в правовой сфере // Правоведение. – 2000. – № 3.

[8] Следует отметить, что в отечественной юриспруденции категории судебного процесса и судопроизводства не разделяются, в том числе и сторонниками судебного права, в связи с чем они и сталкиваются с проблемой определения предмета судебного права. Единственной известной нам работой, автор которой разделяет указанные категории является: Рожкова М.А. Основные понятия арбитражного процессуального права. – М., 2003. – С. 9 сл.


: 07/04/2007
: 1822
:
Преступность как объект научных исследований: проблемы и перспективы.
Вещественные доказательства: дары волхвов.
Основания для производства повторных и дополнительных следственных действий в российском уголовном судопроизводстве
Гилинский Я.И. «Все действительное разумно»
Отдельные вопросы предварительного расследования по делам частного обвинения
РЕЗНИК Г. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И ДОСТОИНСТВО ЛИЧНОСТИ – ОСНОВА МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Основные этапы законодательного регулирования дознания в Республике Узбекистан
Калиновский К.Б. Меры по защите участников уголовного процесса как общее условие предварительного расследования в российском уголовном процессе
Пирамида судебной власти
Особенности прекращения полномочий судьи по законодательству Республики Казахстан

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта