:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Отдельные статьи

К ВОПРОСУ О ПРИЗНАНИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НЕДОПУСТИМЫМИ
А.А. Струкова
кандидат юридических наук,

судья Калининградского областного суда

В.В. Конин

кандидат юридических наук, адвокат

К ВОПРОСУ О ПРИЗНАНИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НЕДОПУСТИМЫМИ

          Вопрос о признании недопустимыми тех или иных доказательств, собранных стороной обвинения в ходе предварительного следствия, а также собранных защитником, поскольку закон включил защитника в число субъектов доказывания, неоднократно поднимался в научной литературе. Вместе с тем, как нам представляется, указанная проблема не разрешена до сих пор. Многие вопросы, возникающие на практике, до сих пор не имеют ответа.  



2007, , , , А.А. Струкова, В.В. Конин, 
          В отличии от ранее действовавшего УПК РСФСР, который в качестве одной из главных задач уголовного судопроизводства определял установление истины по делу, при этом не раскрывая, что необходимо понимать под понятием «истина», назначением уголовного судопроизводства по УПК РФ является как защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, так и защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

           Одной из важных гарантий защиты прав человека в уголовном процессе является признание доказательств, полученных с нарушением закона, недопустимыми. Изучение российских норм об оценке доказательств свидетельствует о том, что принцип свободной оценки доказательств неоднократно подвергался существенной корректировке.

            Так, согласно ст. 57 УПК РСФСР 1923 г. суд не ограничен никакими формальными доказательствами и от него зависит, по обстоятельствам дела, допустить те или иные доказательства. Несмотря на то, что при такой конструкции свободная оценка доказательств могла превратиться по сути в произвольную, с другой стороны закон прямо отвергал принцип формальной оценки. В 1993 г. российское законодательство обратилось к уголовному процессу США, фактически скопировав модель «правила исключения». В соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. На основании данной конституционной нормы часть 69 УПК РСФСР была дополнена частью 3, согласно которой доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст. 68 УПК РСФСР. Проект УПК РФ, устанавливал, что доказательство должно быть признано недопустимым, если оно получено с нарушением конституционных прав и свобод человека и гражданина или иными нарушениями требований настоящего Кодекса, которые путем лишения либо стеснения гарантированных законом прав участников процесса или нарушением иных правил уголовного процесса при расследовании либо судебном разбирательстве дела повлияли или могли повлиять на достоверность полученного доказательства1. Однако, в окончательном варианте, в ч. 1 ст. 75 УПК РФ законодатель установил, что недопустимыми являются доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса. При этом законодатель не указал, должны ли эти нарушения относиться к существенным, которые путем лишения либо стеснения гарантированных законом прав участников процесса или нарушением иных правил уголовного процесса при расследовании либо судебном разбирательстве дела повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного приговора. Кроме того, законом установлена обязанность по исключению недопустимых доказательств при рассмотрении дел, в том числе, без участия присяжных заседателей, а также возможность исключения доказательств на стадии предварительного слушания. В отличие от американской доктрины «плодов отравленного дерева», согласно которой, утрату доказательствами юридической силы влечет только виновное нарушение полицейскими конституционных прав граждан, имеющее отношение к процессу обнаружения, изъятия и фиксации доказательств, в российском уголовном праве установлено правило о недопустимости доказательств в связи с любым нарушением требований УПК РФ при получении доказательства. В то же время, признание доказательств недопустимыми лишь по одним формальным основаниям, не принимая во внимание существенность либо несущественность этих нарушений для защиты прав как обвиняемого, так и прав и интересов потерпевшего, вряд ли является достаточно обоснованным и не соответствует достижению целей уголовного судопроизводства. Кроме того, на наш взгляд,  в действующей редакции статья 75 УПК РФ является противоречивой и должна быть изменена. Так, в соответствии ч. 2 ст. 75 УПК к недопустимым доказательствам относятся: показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде; показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности; иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса. Исходя из конструкции части 2 ст. 75 УПК, случаи, описанные в пунктах п.1 и 2 не относятся к фактам получения доказательств с нарушением закона, что свидетельствует об отсутствии логической связи с пунктом 3 ч. 2 ст. 75 УПК. Кроме того, нельзя не отметить и то обстоятельство, что в действующем УПК введена процедура исключения доказательств при рассмотрении дел судьей единолично в то время, как судья может дать оценку допустимости доказательств и на стадии вынесения приговора с учетом всей совокупности доказательств. Совершенно справедливым представляется мнение С.В. Некрасова о том, что «особый смысл исключения доказательств присутствует только в суде присяжных. Присяжные, отбор которых как раз происходит не по признаку профессиональной подготовленности, ограждаются посредством исключения из разбирательства с их участием доказательств, не обладающих свойством допустимости, от влияния на них сведений, полученных с нарушением процессуального закона. Исключение доказательств здесь способствует формированию того решения (вердикта), которое не строится на фактах нарушения закона»2. Следует учитывать и то, что вопрос об исключении доказательств может быть рассмотрен не только в стадии судебного разбирательства, но и в ходе предварительного слушания, что затягивает рассмотрение дела по существу. В соответствии с ч. 7 ст. 235 УПК РФ при рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым. Нельзя не согласиться с мнением Шейфера С.А., что «оценка допустимости и достоверности доказательств – это процесс длящийся, не ограниченный лишь этапом собирания доказательств, вследствие чего первоначальная оценка может измениться»3. Из приведенной нормы закона со всей очевидностью следует, что решение вопроса о признании ранее исключенного доказательства допустимым является правом, а не обязанностью суда, что свидетельствует об отсутствии правовых гарантий для исправления возможных ошибок при исключении доказательств. Приведенные обстоятельства, с нашей точки зрения, свидетельствуют о необходимости дополнительного исследования вопроса правовой регламентации  процедуры исключения доказательств и совершенствования уголовно-процессуального закона в этой части.      



1 Проект УПК РФ // Юридический вестник. 1995. № 31.
2 Некрасов С.В. Юридическая сила доказательств в уголовном судопроизводстве. Москва. 2004. С.29-30.
3 Шейфер С.А. Нуждается ли в пересмотре традиционное представление о доказывании? // правовые формы и эффективность доказывания по уголовным делам: Межвузовский сборник научных статей. Издательство «Самарский университет». 1996. С. 41.

: 16/06/2007
: 2015
:
Преступность как объект научных исследований: проблемы и перспективы.
Вещественные доказательства: дары волхвов.
Основания для производства повторных и дополнительных следственных действий в российском уголовном судопроизводстве
Гилинский Я.И. «Все действительное разумно»
Отдельные вопросы предварительного расследования по делам частного обвинения
РЕЗНИК Г. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И ДОСТОИНСТВО ЛИЧНОСТИ – ОСНОВА МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Основные этапы законодательного регулирования дознания в Республике Узбекистан
Калиновский К.Б. Меры по защите участников уголовного процесса как общее условие предварительного расследования в российском уголовном процессе
Пирамида судебной власти
Особенности прекращения полномочий судьи по законодательству Республики Казахстан

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта