:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Стратегии уголовного судопроизводства
Материалы международной конференции, посвященной посвященной  160-летней годовщине со дня рождения проф. И.Я. Фойницкого 11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)

Жигулич В.С. Сокращенная форма судебного разбирательства в уголовном процессе республики Беларусь
Материалы международной научной конференции
посвященной  160-летней годовщине со дня рождения
проф. И.Я. Фойницкого
«СТРАТЕГИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА»
11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)



2007, , , , Жигулич В.С, 
Жигулич В.С., аспирант Белорусского государственного университета


СОКРАЩЕННАЯ ФОРМА СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ


Применение сокращенных форм судебного разбирательства уголовных дел в отдельные периоды истории Беларуси рассматривалось в качестве обычного явления, вызванного потребностями практики. При этом показания обвиняемого нередко расценивались в качестве условия, определяющего весь ход уголовного процесса. При признании обвиняемым своей вины рассмотрение уголовного дела могло происходить в упрощенной форме без соблюдения ряда процессуальных формальностей. Так, на ранних этапах существования уголовного судопроизводства потерпевший сам возбуждал уголовное дело, проводил расследования, а дело за примирением с обвиняемым прекращалось ввиду отсутствия уголовно-правового конфликта[i]. С образованием Великого Княжества Литовского (XIII – XVI в.в), доминирующее положение приобретает розыскной процесс, в котором интересы государства ставились выше частных интересов. Любое преступление, даже если оно непосредственно и не касалось государственной власти, а было, например, направлено против прав и свобод личности, рассматривалось как посягательство на общество в целом. Государство в лице суда само решало, кого можно карать, а кого миловать, основываясь на доказательствах, которые были представлены к моменту судебного разбирательства уполномоченными на то органами. Согласно теории формальных доказательств, характерной для феодального процессуального права, все доказательства делились на совершенные и несовершенные. Лучшим доказательством считалось признание своей вины, которого можно и нужно было добиваться любыми способами, даже с помощью пыток[ii]. Наличие такого доказательства не требовало дальнейшего расследования преступления, поскольку преступник уже сознался в содеянном. Эти правила сохранялись и после вхождения Беларуси в состав Российской империи вплоть до принятия Устава уголовного судопроизводства 1864 г. В нем признанию обвиняемым своей вины также отводилась важная роль, но оно уже не влекло автоматически постановление обвинительного приговора, а вместе с другими доказательствами подвергалось свободной оценке на основании внутреннего убеждения судьи[iii]. Лишь при соблюдении ряда указанных в законе условий такое признание могло влечь за собой устранение судебного следствия как основной части судебного разбирательства (ст.ст. 680-682 Устава уголовного судопроизводства)[iv].

После 1917 г. некоторые нормы дореволюционного уголовно-процессуального права, хотя и в несколько измененном виде, но все же были закреплены в советском законодательстве. Так, ст. 282 УПК БССР 1923 г. при определенных условиях позволяла не проводить судебное следствие в полном объеме[v]. Однако массовые репрессии, которые охватили СССР в 30-е годы ХХ в., оставили негативный след в истории упрощения уголовного процесса[vi]. До сих пор сокращенные формы судебного разбирательства  нередко оцениваются лишь с отрицательных позиций. Как недопустимые варианты упрощенчества были расценены попытки введения сокращенных форм в новое уголовно-процессуальное законодательство в конце 50-х годов[vii]. Поэтому и УПК БССР 1960 г., который действовал почти сорок лет, не предусматривал сокращенных вариантов судебного разбирательства.

Принятие Республикой Беларусь в 1999 г. нового УПК ознаменовало собой важный этап в развитии национального права. Следуя советским правовым традициям, белорусский законодатель также воспринял ряд международно-правовых норм, а также учел опыт зарубежных государств в применении отдельных процессуальных институтов. Ввиду того, что в памяти еще был жив негативный советский опыт по применению разнообразных неправовых форм упрощения производства по уголовным делам, вводить точные аналоги западных сокращенных процедур в Беларуси не стали. Вместе с тем, создание сокращенного порядка судебного следствия привело к тому, что белорусский уголовный процесс пополнился институтом, который позволил сделать рассмотрение дел в судах более простым, быстрым и дешевым. Осторожность в правовой регламентации данного института позволила избежать многих проблем, которые существуют в ряде государств. Однако неоднозначность решения некоторых вопросов сокращенного судебного следствия на практике породило различные толкования норм рассматриваемого института, которые не всегда соответствуют общим принципам и условиям, закрепленным в УПК.  

В настоящее время рассмотрение уголовных дел в сокращенном порядке является достаточно распространенным явлением. Так, если в 2001 г. по данным судебной статистики районные (городские) суды республики рассмотрели 24,7% уголовных дел с применением сокращенного порядка судебного следствия от общего количества уголовных дел[viii], рассмотренных данными судами, то в 2004 г. этот показатель был равен 46,9%, а в 2006 г. – 33%[ix]

Характерными чертами сокращенного порядка судебного следствия являются:

Основание применения – признание обвиняемым своей вины в совершении преступления, которое полностью подтверждается собранными по делу доказательствами. Если в производстве по уголовному делу участвует несколько обвиняемых, то сокращенный порядок судебного следствия неприменим в случае, если хотя бы один из обвиняемых не признает своей вины и дело в отношении его невозможно выделить в отдельное производство (ч. 2 ст. 326 УПК);

Обязательные условия, которые должны быть представлены в совокупности:

а) процессуальные:

сделанное признание не оспаривается какой-либо из сторон;

сделанное признание не вызывает сомнений у суда;

сделанное признание не является вынужденным, что установлено судом;

стороны согласны на применение сокращенного порядка судебного следствия. При этом суд должен разъяснить сторонам, что отказ от исследования доказательств влечет недопустимость обжалования или опротестования приговора по этому основанию (ч.1 ст. 326 УПК).

б) материальные:

обвиняемый является совершеннолетним;

лицо, обвиняется в совершении преступлений, за которые по закону не могут быть назначены лишение свободы на срок свыше 10 лет  или смертная казнь;

Порядок проведения центральной части судебного разбирательства, который вообще исключает исследование доказательств (кроме допроса обвиняемого) либо ограничивается исследованием только тех доказательств, на которые укажут стороны.

Правоотношения по применению сокращенного порядка судебного следствия регламентируются также рядом постановлений Пленума Верховного Суда Республики Беларусь[x]. Однако изучение обобщений судебной практики, а также ряда уголовных дел позволяет сделать вывод о том, что не все проблемы сокращенного судебного следствия данными актами решены, а некоторые их предписания даже игнорируются.

Остается открытым вопрос о том, по чьей инициативе может проводиться сокращенный порядок судебного следствия. Следуя принципу состязательности, ходатайствовать о применении данного порядка могут стороны судебного разбирательства. В-первую очередь, это обвиняемый, его защитник и государственный обвинитель. Однако в протоколах судебного заседания либо вообще отсутствует запись о том, по чьей инициативе применялся данный порядок («Судом разрешается вопрос о возможности рассмотрения уголовного дела в сокращенном порядке»), либо инициатива исходит от государственного обвинителя или суда. Такая же активная роль суда свойственная итальянскому «ускоренному производству»[xi]. Вместе с тем, представляется более верной позиция, занимаемая судом в таких сокращенных формах судебного разбирательства, как американская «сделка о признании вины», немецкое «уголовно-правовое соглашение», российский особый порядок судебного разбирательства. Суд в них предстает в качестве независимого участника процесса, который сам не вправе предлагать упрощенную процедуру, но должен решить главный вопрос – согласиться или нет с ее применением[xii]. Случаи заявления ходатайств обвиняемым и его защитником о проведении сокращенного судебного следствия в некоторых регионах Беларуси вообще не встречаются[xiii]

Признание обвиняемым своей вины не может служить основанием для сокращения судебного следствия, если законность и обоснованность предъявленного лицу обвинения вызывает сомнение как у сторон, так и у суда. Причем именно сомнения суда должны играть ключевую роль в принятии решения о применении данного порядка. С этой целью в судебном заседании необходимо тщательно допросить обвиняемого, чтобы выяснить, понимает ли он фактическую и правовую сущность преступления, в котором сознается, а также не является ли такое признание вынужденным. Вместе с тем, судьи зачастую ограничиваются лишь общими фразами, касающимися добровольности признания и краткими вопросами, направленными на выяснение личности обвиняемого[xiv]. Изучение же некоторых уголовных дел показало, что в ряде случаев суду все же следовало усомниться в признательных показаниях обвиняемого ввиду наличия в деле противоречивых доказательств.

Согласно процедуре сокращенного порядка судебного следствия прежде чем получить согласие сторон на его применение, суд должен выяснить их отношение к признанию обвиняемым своей вины, а также их мнение по поводу имеющихся в деле доказательств. Тем не менее, суды нередко игнорируют данное предписание закона[xv].

Положительной следует признать практику судов по обязательному исследованию в судебном заседании материалов дела, характеризующих личность обвиняемого (характеристики с места работы, от участкового инспектора милиции, справки о судимости, состоянии здоровья и др.), как это рекомендует Пленум Верховного Суда Республики Беларусь. В тоже время исследование определенных доказательств, предложенных сторонами, на практике не применяется. Таким образом, кроме допроса обвиняемого другие следственные действия, как правило, не проводятся. Это, в свою очередь, облегчает деятельность суда по постановлению приговора, в котором закон позволяет приводить доказательства виновности обвиняемого, полученные не в судебном заседании, а при производстве предварительного расследования не раскрывая их содержания (ч. 4 ст. 360 УПК, п.12 постановления Пленума Верховного Суда от 28 сентября 2001 г. № 9 «О приговоре суда»)[xvi].

Вызывает критику также сложившаяся практика, когда потерпевшие нередко просто не являются в суд и дело слушается в их отсутствии при неясности причин их неявки. Имеют место также случаи, когда явившийся по вызову потерпевший по неизвестным причинам не допрашивается в судебном заседании. При этом ведь Пленум Верховного Суда не случайно настоятельно рекомендует выяснять не только согласие потерпевшего с сокращенным порядком судебного следствия, но и круг доказательств, которые, по его мнению, необходимо исследовать (п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 30 июня 2005 г. № 6 «О практике применения норм Уголовно-процессуального кодекса, регулирующего участие потерпевшего в уголовном процессе»)[xvii].

Таким образом, представленный краткий обзор сущности и практики применения сокращенного порядка судебного следствия свидетельствует о том, что данный институт несмотря на достаточно широкое распространение в судебной практике Республики Беларусь нуждается в совершенствовании правовой регламентации с целью устранения недостатков в применении и надлежащего обеспечения прав участников процесса.




[i] Юхо, Я.А. Гiсторыя дзяржавы i права Беларусi: вучэб. дапам.: у 2 ч.  / Я.А. Юхо. – Мiнск.: РIВШ БДУ, 2000. – Ч. 1. - С.90-91.

[ii] Там же. С.259-260.

[iii] См., напр., Новиков, С.А. Показания обвиняемого в современном уголовном процессе России / С.А. Новиков. – СПб: СПбГУ, 2004. – С.35-37; Чельцов-Бебутов, М.А. Очерки из истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах / М.А. Чельцов-Бебутов. – М.: Юридическая литература, 1957. – С. 751.

[iv] Устав уголовного судопроизводства. Систематический комментарий: в 6 т. / под общ. ред. М. Н. Гернета. – М.: Т-во Типографии А. И. Мамонтова, 1915. – Вып. 4: ст. ст. 595-764. – 1915. – С.1099-1102. 

[v] Уголовно-процессуальный кодекс Белорусской ССР 1923 г.: с изм. и доп.: текст по состаянию на 15 июня 1938 г. – Минск: Гизбел; Соц. - эконом. литература, 1938. – С. 51

[vi] Новиков, С.А. Указ. соч. С.45-58; Рустамов, Х.У. Уголовный процесс: Формы: учеб .пособие для юрид. вузов / Х.У. Рустамов. – М.: Закон и право: ЮНИТИ, 1998. – С. 70-72, 162-169.

[vii]См., напр., Строгович, М.С. О единой форме уголовного судопроизводства и пределах ее дифференциации / М.С. Строгович // Социалистическая законность. – 1974. - № 9. – С. 50-53; Каз, Ц. О единстве и дифференциации уголовного судопроизводства / Ц. Каз // Социалистическая законность. – 1975. - № 1. – С. 65.

[viii] Обзор практики применения судами Уголовно-процессуального кодекса при производстве в суде I инстанции от 18 июня 2002 г. // Обзоры Верховного Суда Республики Беларусь об изучении и обобщении судебной практики по уголовным делам за 2002 г. / Управление обобщения судебной практики № 07-2. Мн., 2002.

[ix] Сводные отчеты Министерства юстиции Республики Беларусь о рассмотрении уголовных дел в первой, кассационной, надзорных инстанциях за 2004 г. (наряд 03-11) – Мн., 2004; Сводные отчеты Министерства юстиции Республики Беларусь о рассмотрении уголовных дел в первой, кассационной, надзорных инстанциях за 2006 г. (наряд 03-11) – Мн., 2006.

[x] О некоторых вопросах применения уголовно-процессуального закона в суде первой инстанции: Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 26 сентября 2002 г. № 6: с изм. и доп.:текст по состоянию на 22 декабря 2005 г. // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. - 2002. - № 115. - 6/341; 2006. - № 6. - 6/466; О практике применения судами гражданского иска в уголовном процессе: Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 24 июня 2004 г. № 8 // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. - 2004. - № 106. - 6/411; О практике применения норм Уголовно-процессуального кодекса, регулирующего участие потерпевшего в уголовном процессе: Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 30 июня 2005 г. № 6 // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. - 2005. - № 109. - 6/452; О приговоре суда: Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28 сентября 2001 г. № 9: с изм. и доп.:текст по состоянию на 22 декабря 2005 г. // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. - 2001. - № 96. - 6/301; 2006. - № 6. - 6/466.

[xi] William T. Pizzi & L. Marafioti The new Italian Code of Criminal procedure: the difficulties of building an adversarial trial system on a civil law foundation // Yale Journal of International. – 1992. - № 17. - С. 19-26.
[xii] См., напр., Махов В. Н., Пешков М. А. Уголовный процесс США (досудебные стадии): Учебное пособие. – М. Бизнес-школа «Интел-Синтез». 1998. – С.167-186; Головко, Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве / Л.В. Головко. – М.: Юридический центр Пресс, 2002. – С.178-185,195-199; Herrmann, J. Bargaining justice – a bargain for German criminal justice? // University of Pittsburgh Law review. – 1992. - № 53. – С.765.   Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: принят Государственной Думой 22 ноября 2001 г.: одобрен Советом Федерации 5 декабря 2001 г.: текст Кодекса по состоянию на 10 октября 2005 г. – М.: Юрайт, 2005. – 267 с.

[xiii] Обобщение судебной практики применения по уголовным делам сокращенного порядка судебного следствия судом Дзержинского района в 2005 году // Документы (обобщения, представления) по результатам изучения судебной практики по уголовным делам Минского областного суда. – Мн., 2006.

[xiv] Станкевич, И. Рассмотрение уголовных дел с применением сокращенного порядка судебного следствия / И. Станкевич // Судовы веснiк. – 2005. – №1. – С.24.

[xv] Обзор судебной практики по рассмотрению уголовных дел в сокращенном порядке //  документы, обобщения, представления по результатам изувечения судебной практики по уголовным делам минского областного суда. – Мн., 2004.

[xvi] О приговоре суда: Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28 сентября 2001 г. № 9: с изм. и доп.:текст по состоянию на 22 декабря 2005 г. // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. - 2001. - № 96. - 6/301; 2006. - № 6. - 6/466.

[xvii] О практике применения норм Уголовно-процессуального кодекса, регулирующего участие потерпевшего в уголовном процессе: Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 30 июня 2005 г. № 6 // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. - 2005. - № 109. - 6/452.




: 15/09/2007
: 3510
:
Барабаш А.С. Вклад Ивана Яковлевича Фойницкого в определение места состязательности в российском уголовном процессе
Зайцева Л.В. Реформирование уголовно-процессуального законодательства республики Беларусь: проблемы и перспективы
Мартышкин В.Н. Пределы судебного усмотрения и механизмы его ограничения в уголовном судопроизводстве
Панькина И.Ю. Основные элементы внесудебного способа разрешения уголовно-процессуального конфликта
Цыганенко С.С. Дифференциация как модель уголовного процесса (уголовно-процессуальная стратегия)
Калинкина Л.Д. Совершенствование норм УПК РФ о нарушениях уголовно-процессуального закона – необходимое условие обеспечения должной процедуры производства по уголовным делам
ТУЛАГАНОВА Г.З., ФАЙЗИЕВ Ш. Классификация мер процессуального принуждения по характеру воздействия
Алексеев С.Г. , Лукичев Б.А. Взгляды И.Я. Фойницкого на институт судебной экспертизы и их отражение в зеркале современности
Галюкова М.И. Реализация функции защиты в состязательном уголовном процессе
Гамбарян А.С. Реформа досудебной стадии уголовного процесса в Республике Армения

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта