:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Стратегии уголовного судопроизводства
Материалы международной конференции, посвященной посвященной  160-летней годовщине со дня рождения проф. И.Я. Фойницкого 11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)

Пучковская М.Е. Стратегия управления качеством уголовного судопроизводства: реалии и перспективы
Материалы международной научной конференции
посвященной  160-летней годовщине со дня рождения
проф. И.Я. Фойницкого
«СТРАТЕГИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА»
11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)



2007, СПб, , , Пучковская Мария Евгеньевна, 

Пучковская  Мария Евгеньевна, доцент кафедры уголовного права и процесса КрасГАУ, к.ю.н.


СТРАТЕГИЯ УПРАВЛЕНИЯ КАЧЕСТВОМ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА: РЕАЛИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ


Когда мы говорим о качестве уголовного судопроизводства, мы понимаем по этим эффективную, безошибочную  деятельность следственных органов и суда в соответствии с нормами материального и процессуального права. Исследуя причины следственных и судебных ошибок, ученые подразделяли их на две группы – субъективные и объективные. Чтобы повысить качество работы сотрудников, необходимо устранение субъективных причин. Это лежит в плоскости квалификации, мотивации персонала, возможностям для обучения, коммуникационной сфере и т.д Устранение объективных  причин связано с реформированием организации (а уголовное судопроизводство в целом может и должно рассматриваться как организация труда), что означает обращение к ее структуре, процедурам, информационным потокам, потенциалам и стоящим перед ней задачам. С точки зрения автора настоящей статьи, организация может быть эффективной, даже если у нее посредственный персонал. Однако даже самый лучший штат сотрудников может работать неэффективно, если неэффективна организация в целом. Поэтому реформа должна начинается с организации.

УПК РФ, принятый несколько лет назад, воспринял концепцию  судебной реформы, проводимой в России. Так как уголовное судопроизводство выступает частью государственной деятельности, его реформирование должно быть  увязано с происходящими  изменениями в государственном секторе в целом. Как известно, в начале 2000-х гг. российские власти, стремясь добиться новой эффективности, приступили к реформе системы управления, технологической базой для которой выступил «новый менеджмент». Было признано, что в стране необходимо провести административную реформу.  В государственную практику был осуществлен масштабный импорт управленческих технологий и институтов. Государственный сектор воспринял принципы универсальных концепций менеджмента качества (TQM, UQM, TOQ и др.). Иными словами, предполагается, что государство должно занять аналогичную обычной компании позицию – с вполне понятным продуктом производства (публичные услуги), с вполне конкретными клиентами (потребители услуг, бенефициары) и обязательствами поставщика перед клиентами (качество публичных услуг). Таким образом, должен быть совершен переход к клиентоориентированному управлению, при этом, предоставляемые властью публичные услуги должны соответствовать требованиям граждан (клиентов) и осуществляться при более низких затратах. 

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что реформа уголовного судопроизводства, как своеобразной организации труда,  ответственной за предоставление определенного рода публичных услуг, должна  идти в русле реформ системы государственного управления в целом.  Это означает, что стандарты качества уголовного судопроизводства должны быть определены с учетом ориентации на потенциального «потребителя» этого рода услуг и качеством услуг можно управлять, добиваясь его повышения. Как следует из  ст.6 УПК РФ о назначении уголовного судопроизводства потребителем услуг государства является общество, в лице конкретного потерпевшего. Однако, как показывают многочисленные исследования в данной области, российский потерпевший во многом остается не удовлетворен качеством  услуг по расследованию и разрешению дел. Следовательно, назрела насущная потребность повышать качество уголовного процесса. Анализ действующего УПК РФ позволяет сделать вывод, что в нем закреплены определенные механизмы, позволяющие управлять качеством уголовного процесса. Но можно ли говорить о наличии полноценной стратегии качества? именно с реформированием государственного сектора.еми процессами, которые происходят в государстве. венных органов и суда

Понятие стратегии в последнее время приобретает все большую популярность и употребляется в самых разнообразных контекстах. В теории стратегического управления есть множество определений термина «стратегия». А. Ансоофф определяет стратегию как набор правил для принятия решений, которыми руководствуется организация. Г.Минцбер говорил о стратегии как о перспективе, ориентире, направлении деятельности.  По общему мнению, категория стратегия включает в себя не только цель, но и действия по ее достижению. Кроме того, стратегия подразумевает постановку долгосрочных целей, которые не ориентированы на быстрый результат. Стратегическое планирование, как универсальный инструмент, присущ любой сфере деятельности.

 Представляется, что в УПК РФ сформулирована общая стратегия уголовного процесса - стратегия должной правовой процедуры.  Наличие общей стратегии, которая описывает общее направление деятельности правоохранительной системы, не исключает наличие более частных стратегий, которые выводятся из системного толкования законодательства. Одной из таких стратегий, на наш взгляд, является стратегия управления качеством уголовного судопроизводства.

Для того, что бы более наглядно объяснить, что представляет из себя стратегия управления качеством в уголовном процессе, считаю необходимым обратиться к азам теории управления качества. Так, американские ученые предложили все действия по управлению качеством  рассматривать как некий цикл, состоящий из определенных элементов:

установление плана или стандарта для достижения поставленных целей;

реализация плана или выполнение стандарта (функция осуществления)

проверка (измерение и анализ результатов) (функция контроля);

введение необходимых реформ, если результаты не отвечают запланированным стандартам (управляющее воздействие)[1].

При ближайшем рассмотрении можно увидеть, что подобная цикличность процесса характерна и для деятельности в сфере уголовного судопроизводства. При этом каждый цикл по управлению качеством судопроизводства обеспечивается определенными субъектами.

 Планирование и управляющее воздействие (в части деятельности по корректировке норм, путем внесения изменений, дополнений в законодательство) выведены за пределы непосредственно уголовного процесса и осуществляются законодателем.

Функция выполнения отраслевых стандартов (норм Кодекса) следственными органами, прокуратурой, судом имеет не менее важное значение в обеспечении качества.  Качество предоставляемых услуг должно обеспечиваться правоприменителем  непосредственно в ходе производственного процесса, отклонения корректируются с помощью судебного, прокурорского и ведомственного контроля и надзора.

Таким образом, применительно к уголовному судопроизводству стратегию управления качеством можно рассматривать как совокупность следующих элементов:

установление стандартов качества законодателем в уголовно-процессуальном законодательстве и их корректировка;

реализация стандартов правоприменителем (следователем, дознавателем, прокурором, судом и другими участниками);

контроль за реализацией стандартов со стороны контролирующих и надзирающих органов.

Другими словами, качеством уголовного процесса должны заниматься все должностные лица, кто имеет отношение к четырем циклам по управлению качеством. При этом необходимо четкое распределение трех элементов системного управления:

-  полномочия;

- ответственность;

-  взаимодействие.

Как показывает правоприменительная действительность проблемы, негативно сказывающиеся на качестве судопроизводства, возникают при формулировании и реализации каждого из указанных элементов. 

Начнем с взаимодействия субъектов. Так как за качество процесса отвечает и законодатель и правоприменитель, то необходимо выделять два уровня взаимодействия: не процессуальный и  процессуальный. С одной стороны концептуально продуманный, логически выверенный, оснащенный  предельно точными юридическими формулировками УПК РФ  это те стандарты качества, которым необходимо следовать. К сожалению, первая редакция УПК РФ была далека от совершенства и как отмечают причина тому -  разобщенная деятельность законодателя и правоприменителя при разработке норм нового Кодекса.  С другой стороны есть проблемы во взаимодействии различных правоприменительных органов, в особенности это касается контролирующих (надзорных) органов с объектами контроля и надзора. Немало исследований посвящено  проблемам теории  и практики судебного контроля, прокурорского надзора, ведомственного контроля. Здесь нет возможности и надобности останавливаться на этих проблемах. Единственное, что хотелось бы обозначить, это насущная потребность современного процесса в более активном участии контролирующих и надзирающих органов в формировании практики и выработке универсальных подходов. Не лишен логики подход к данному вопросу некоторых процессуалистов:  если контролирующий орган может принять решение по существу вопроса, он не должен направлять материалы для исправления ситуации на нижестоящий уровень[2]. Принятие решения по существу вопроса контролирующим органом  обладает большим  стабилизирующим эффектом и обеспечивает быстроту процесса.  При этом, дабы не стать инструментов в руках безответственных работников, должен получить дальнейшее развитие институт представлений о нарушении законности.

Что касается ответственности, то это достаточно существенный элемент в поддержании качества уголовного процесса. Гарантиями обеспечения качества,  на наш взгляд, в первую очередь выступают меры уголовно-процессуальной ответственности. Иные формы ответственности (уголовная, гражданская, дисциплинарная) выступают своего рода «общей превенцией»[3]. Как известно, специфика уголовно-процессуальной ответственности предполагает не столько какие-либо лишения для субъекта, сколько восстановление законности, нарушенной действиями субъектов процессуальных прав и обязанностей. К числу санкции процессуальной ответственности относятся: обязанность прокурора вернуть дело на дополнительное расследование, обязанность суда вернуть дело прокурору по основаниям, предусмотренным ст.237 УПК РФ, содержащиеся в законе перечни оснований для отмены или изменения приговоров и решений в вышестоящих инстанциях. Теперь посмотрим действующее законодательство: глава 31 УПК РФ  вообще не содержит нормы об основаниях возвращения дела на дополнительное расследование; содержание  многострадальной ст.237 УПК РФ уже несколько раз подвергалось корректировке, в итоге ее содержание оказалось настолько размытым, что дало повод интерпретировать ее как завуалированный институт дополнительного расследования, официальное упразднение судебного института дополнительного расследования привело  к невозможности исправления ошибки в объеме обвинения и квалификации. Очевидно, что несовершенство данных норм не позволяет контролирующим органам оптимально управлять качеством уголовного процесса.

Наконец, остановимся на полномочиях участников, как элементе, непосредственно связанным с  качеством уголовного процесса. Ведь, действительно, если субъект добросовестно реализует свои права и обязанности, количество ошибок в его деятельности минимизируется. Следует сказать, что по действующему УПК РФ полномочия субъекта обусловлены отношением его к той или иной стороне.  Сторона в процессе это команда, которую объединяет общий интерес. Примечательно, что основной принцип всемирно известной системы тотального управления качеством (Total Quality Control - TQO), применяющаяся в различных отраслях хозяйствования,  это командная работа, где каждый член команды управляет качеством процесса. Получается, что принцип состязательности  это тот системообразующий принцип, который лежит в основе концепции комплексного управления качеством в уголовном процессе.

Из вышесказанного можно сделать следующий вывод. Стратегия управления качеством заложена в действующем УПК РФ, однако механизм ее реализации не всегда совершенен и нуждается в корректировке. Эта стратегия помогает реализовать те цели, которые поставлены перед общей стратегией  уголовного судопроизводства  в ст.6 Кодекса. Завоевать доверие общества и потерпевшего в частности можно только путем качественного уголовного процесса. Многие процессуалисты отвергают общую концепцию действующего кодекса, продолжают настаивать на возвращении к ранее действующим стандартам. Полагаю, что более разумно осмыслить те фундаментальные изменения, которые произошли в современном судопроизводстве. В целом в действующем законодательстве предусмотрены механизмы эффективного управления качеством уголовного процесса. Это и принцип состязательности, и судебный контроль и новая процедура предварительного слушания и совершенствование производств по пересмотру решений суда. Необходимо попытаться  развить, укоренить и направить на благо отечественного уголовного процесса эти позитивные моменты действующего законодательства. Более того, все изменения должны происходить с ориентацией на реформу  государственного управления, о тенденциях которой мы сказали в начале нашей статьи. Управленческие технологии можно и нужно внедрять и на таком уровне, как правоохранительная система государства. К примеру, в Бельгии «система сбалансированных показателей» (направлена на повышение качества и эффективности деятельности персонала) была внедрена в одном из полицейских подразделений, которое после этого получило награду качества[4].






[1] Нив Г.Р. Пространство доктора Деминга: Пер с англ. – Томск: Городской общественный фонд «Развитие через качество», 1998. с.46.

[2] Поздняков М.Л. Принятие решения по существу в суде кассационной инстанции // Уголовный процесс, №3, 2007.
[3] Несмотря на то, что возможность  применения различных форм ответственности к должностным лицам органов следствия, прокуратуры и суда  предусмотрена  в законодательстве,  процент реализации их ничтожно мал.

[4] Башмаков Д. «Успешное внедрение системы показателей невозможно без учета человеческого фактора»// Деловой квартал. 2007. № 16. с.22.


: 15/09/2007
: 2245
:
Барабаш А.С. Вклад Ивана Яковлевича Фойницкого в определение места состязательности в российском уголовном процессе
Зайцева Л.В. Реформирование уголовно-процессуального законодательства республики Беларусь: проблемы и перспективы
Мартышкин В.Н. Пределы судебного усмотрения и механизмы его ограничения в уголовном судопроизводстве
Панькина И.Ю. Основные элементы внесудебного способа разрешения уголовно-процессуального конфликта
Цыганенко С.С. Дифференциация как модель уголовного процесса (уголовно-процессуальная стратегия)
Калинкина Л.Д. Совершенствование норм УПК РФ о нарушениях уголовно-процессуального закона – необходимое условие обеспечения должной процедуры производства по уголовным делам
ТУЛАГАНОВА Г.З., ФАЙЗИЕВ Ш. Классификация мер процессуального принуждения по характеру воздействия
Алексеев С.Г. , Лукичев Б.А. Взгляды И.Я. Фойницкого на институт судебной экспертизы и их отражение в зеркале современности
Галюкова М.И. Реализация функции защиты в состязательном уголовном процессе
Гамбарян А.С. Реформа досудебной стадии уголовного процесса в Республике Армения

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта